Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Расхождения между США и странами Западной Европы по военно-политическим вопросам




Эволюция внешнеполитического и стратегического мышления ведущих членов американской администрации и самого президента Дж.Кеннеди сказалась на изменении подходов США к отношениям с союзниками в военно-политической области. «Гибкое реагирование», направленное на предупреждение «непреднамеренного столкновения» с Советским Союзом, означало необходимость централизации процесса принятия решений о том, как реагировать на конкретные столкновения интересов Запада с устремлениями Советского Союза. Дж. Кеннеди полагал, что поскольку Соединенные Штаты как главная ядерная держава Запада принимают на себя основную тяжесть риска в случае вооруженного столкновения с СССР, то США должны играть определяющую роль при решении главного вопроса – «воевать или не воевать» против СССР. Политика «ядерного участия» или «ядерного распределения» (nuclear sharing), которой придерживался Д.Эйзенхауэр, привела к такой децентрализации контроля над американским ядерным оружием в Европе, что фактически западноевропейские страны могли применять его по собственному усмотрению. Заботой администрации демократов была централизация контроля и приведение его в соответствие с принципом «двойного ключа»: ни европейские страны не могут применять американское ядерное оружие со своей территории без согласия США ни Соединенные Штаты не могут его применять без согласия принимающих стран.

Вторым тезисом новой администрации было создание «многосторонних ядерных сил» западноевропейских стран, что должно было, по мнению Дж.Кеннеди, заменить формирование их национальных ядерных потенциалов. В принципе, даже администрация Д.Эйзенхауэра предпочитала не помогать странам НАТО создавать собственное атомное оружие, а содействовать формированию общего «ядерного пула» западноевропейских стран под командованием НАТО. Но в действительности она закрывала глаза на то, что западноевропейские страны работали над независимыми ядерными программами. Дж. Кеннеди жестко ориентировался на централизацию контроля. Президент США и его сотрудники были уверены, что приобщение Западной Германии к «ядерному клубу» будет рассматриваться Советским Союзом как casus belli (повод к войне) и не желали его провоцировать.

Третьей новацией администрации демократов был отказ от дальнейшего размещения в Европе ракет среднего радиуса действия, которые начали поступать в Британию, Италию и Турцию с конца 50-х годов. Вместо ракет наземного базирования американская администрация начала обсуждать с союзниками, в основном с Великобританией, вопрос о размещение на подводных лодках стран НАТО ракет класса «Поларис» – нового американского оружия. Это изменение тоже было связано с концепцией «гибкого реагирования». Ракеты «Тор» и «Юпитер» успели устареть морально. Они размещались на поверхности земли и были заметны с воздуха. Подготовка их к запуску занимала несколько часов. Такие ракеты могли эффективно использоваться только для внезапного нападения, как оружие первого удара. Но концепция «гибкого реагирования» призвана ограничить применимость стратегии первого удара. Американское руководство считало эти ракеты провоцирующим оружием. «Поларисы», которые базировались на подводных лодках, напротив, казались идеально приспособленными для нанесения ответного удара и в этом смысле соответствовали смыслу «гибкого реагирования». Причем, эти ракеты США собирались поставить под контроль НАТО. Оставалось убедить в европейских союзников в преимуществах новой концепции.

Три эти идеи были положены в основу доклада, подготовленного по указанию Дж. Кеннеди бывшим государственным секретарем Д.Ачесоном, который на полтора – два года снова приобрел влияние на американскую внешнюю политику, хотя пост государственного секретаря в то время занимал Дин Раек. Доклад был одобрен президентом, и в апреле 1961 г. с его содержанием были ознакомлены правительства западноевропейских стран. Ряд авторов считает этот доклад первым письменным документом с изложением концепции «гибкого реагирования».

В апреле 1962 г. основные направления американской политики в НАТО были официально в более развернутом виде изложены в секретной речи Р.Макнамары на сессии совета НАТО в Афинах. Он изложил новую американскую стратегию общей ядерной войны. В июне того же года содержание этой речи было официально опубликовано в печати. Суть выступления Р.Макнамары сводилась к четырем тезисам. Во-первых, ядерная война провозглашалась «управляемой». Во-вторых, США подтверждали свою готовность при любых чрезвычайных обстоятельствах прийти на помощь западноевропейским союзникам. В-третьих, основной задачей вооруженных сил США в случае войны с СССР называлось разрушение потенциала ответного удара со стороны Советского Союза. В-четвертых, американская сторона заявляла, что не будет наносить ударов по гражданским объектам СССР – городам и убежищам для мирного населения (это положение было вскоре развито в «стратегию контрсилы», по-английски «"counterforce-no-cities" strategy»). В-пятых, уточнялось, что главным объектом американских ударов будут советские военные объекты, прежде всего ядерные силы СССР. Это было развернутое и полное изложение постулатов «гибкого реагирования».

Новый подход США весной 1961 г. вызвал противоречивую реакцию европейских союзников. Он особенно раздражал Францию и ФРГ. Франция в феврале 1960 г. провела испытание собственного ядерного оружия в пустыне Сахара на юге Алжира и усматривала в политике США стремление ограничить ее национальный ядерный потенциал. Западная Германия стремилась следовать примеру Франции и тоже была против ограничений, накладываемых американской политикой. Вместе с тем, она не решалась открыто отвергать ее, так как создать независимые ядерные силы в тот период Западная Германия всерьез не рассчитывала, а участие в ядерной программе НАТО могло дать Бонну шанс в какой-то форме получить доступ к ядерной кнопке.

Великобритания во многом была солидарна с Францией и ФРГ. Но в развитии атомного оружия она далеко обогнала их обеих. Британцы рассчитывали, используя «особые» отношения с США, выторговать себе льготное положение в системе ядерного сотрудничества в рамках НАТО.

Разногласия в НАТО и новые веяния в американской внешней политике были замечены в Москве. Смена администрации в Вашингтоне могла быть предпосылкой для улучшения советско-американских отношений. В апреле 1961 г. в СССР был успешно осуществлен первый в мире успешный полет человека – Ю.А.Гагарина – в космос. Советское руководство было уверено в правильности избранных ориентиров развития и «преимуществах социализма».

Советско-американская встреча в Вене
и «второй берлинский кризис»

Советский Союз предложил новому руководству США вернуться к обсуждению германского вопроса. Местом советско-американской встречи была избрана нейтральная территория – столица Австрии г. Вена. Советский Союз волновали два вопроса – признание восточных границ Германии и недопущение создания ядерного оружия в ФРГ. 3 июня 1961 г. встреча началась.

В отечественной и западной литературе принято считать, что на переговорах в Вене Н.С.Хрущев, превосходивший Дж.Кеннеди по возрасту и опыту, недооценил американского партнера, сочтя его «мягким» и «слабым». Советский лидер проявил ненужную полемичность и упустил шанс приблизиться к компромиссу. Н.С.Хрущев снова, сходно с тем, как он это сделал в 1958 г., жестко поставил вопрос о подписании мирного договора с Германией с включением в него статей, запрещающих создание в обеих частях страны ядерного оружия. Американской стороне было заявлено, что СССР считает весь Берлин территорией ГДР и не видит оснований для сохранения за западной частью города особого статуса.

Дж. Кеннеди согласился с необходимостью ограничить военную мощь Германии. Но он полагал, что лучшим средством для этого будет сохранение в Германии военного присутствия США на неопределенно долгий срок. В свою очередь это означало, по логике Дж.Кеннеди, сохранение статус-кво в Западном Берлине.

В принципе, позиции Москвы во всем, что не касалось статуса Западного Берлина, скорее, соответствовали новым настроениям в Вашингтоне, чем противоречили им. Но вопрос о статусе Западного Берлина был принципиальным. Кроме того, тон Н.С.Хрущева показался американской стороне вызывающим, советский лидер угрожал отказаться гарантировать права западных держав в Западном Берлине в случае промедления с принятием его предложений. Дж. Кеннеди тоже решил проявить твердость и заявил, что при необходимости Соединенные Штаты будут воевать из-за Западного Берлина. Подобного прямого обмена скрытыми угрозами и столь резкого разговора между лидерами двух стран прежде не происходило. Встреча положительных результатов не принесла. После переговоров у американской стороны осталось ощущение, что СССР готов пойти на эскалацию напряженности в германском вопросе.

Между тем, ситуация вокруг Западного Берлина была сложной. В западную часть города ежедневно устремлялись потоки перебежчиков из числа граждан ГДР. Сдержать их было невозможно. Западные дипломаты полагали, что вся Восточная Германия находится накануне общего восстания против коммунистов. 25 июля 1961 г. после возвращения из Вены в телеобращении к нации президент Дж.Кеннеди твердо повторил свою позицию, изложенную Н.С.Хрущеву: США будут воевать из-за Западного Берлина, если возникнет такая необходимость и СССР попытается силой изменить статус города.

Но Советский Союз воевать не собирался. 13 августа 1961 г. за одну ночь вдоль границ Западного Берлина, но со стороны и по территории Восточного, была возведена кирпичная стена. Доступ в западную часть города был разрешен только через контрольно-пропускные пункты, и свободное сообщение между частями города было прекращено. Попыток блокады или других мер, затрудняющих доступ западных представителей в Западный Берлин, не предпринималось.

Эти действия были предприняты Советским Союзом в рамках собственной «зоны влияния». Их нельзя было представить как агрессию. Кроме того, не было факта блокады Западного Берлина, хотя контроль Москвы над границами города стал почти полным. Сооружение «берлинской стены» вызвало моральное осуждение на Западе. Однако политическая реакция западных стран была сдержанной – ни Британия, ни Франция не предприняли энергичных мер в связи с действиями Москвы. Фактически действия СССР способствовали укреплению статус-кво в берлинском вопросе. Но германская проблема оставалась неурегулированной. Не был подписан мирный договор с Германией, а ГДР оставалась не признанной западными странами.

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 73; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты