Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Биологическое и социальное в психике человека




Читайте также:
  1. A) загрязнение атмосферного воздуха от воздействий человека
  2. Gt;ава человека
  3. II блок 19. Социальное воспитание в воспитательной организации. Личностный, возрастной, гендерный, дифференцированный, индивидуальный подходы в социальном воспитании
  4. II.отношение объединения “Свидетели Иеговы” к правам и свободам человека и гражданина.
  5. III. СОЦИАЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ
  6. III. Социальное отношение
  7. O ориентация на человека
  8. P.S. Охрана природы — дело каждого человека.
  9. Quot; Права человека
  10. Quot;Поколения" прав человека

 

Концепции, сложившиеся в философии, являлись изначально дуалистическими. В них сфера культуры, социальных отношений возводилась в бытие особого рода, внеположное остальной действительности. В результате человеческая психика расщеплялась на сущности, причастные двум изолированным мирам - природному и культурному. Детерминации естественной противополагалась детерминация духовная. По одну сторону пропасти оказывался (ставший объектом экспериментального изучения) «организменный» человек, свойства которого ограничивались его способностью воспринимать и запечатлевать физические стимулы, отвечать на них мышечными реакциями и т.д. По другую — особое бестелесное существо, психические акты которого объяснялись имматериальными социокультурными силами.

Эта ситуация отразилась в концептуальных схемах Вундта. Предусматривалось, что следует различать не одну, а две психологии - «естественнонаучную» (naturwissenschaftliche) и «культурно-научную» (geistes-wissenschaftliche). Сходные идеи развивал немецкий философ-идеалист В. Дильтей, выражавший уверенность, что над психологией «объяснительной», для которой образцом служат законы механики (их аналогом считался принцип ассоциации), возьмет верх психология «описательная» и «понимающая», занятая изображением в особых понятиях форм общения между личностью и культурой.

Идея двух психологии - «биотропной» (ориентированной на биологию) и «социотропной» (ориентированной на социологию) - надолго укоренилась в исследованиях человеческого поведения. Уже в начале XX столетия эта идея не только декларируется, но и приобретает рабочий смысл, поскольку стимулирует эмпирическое изучение психических проявлений. Начинает выходить десятитомная «Психология народов» Вундта, где рассматривались применительно к психологическим проблемам такие культурно-этнические феномены, как язык, миф, обычай. Предпринимается попытка реализовать и дильтеевский проект «понимающей» психологии . Она принадлежала Э. Шпрангеру, выделившему в книге «Формы жизни» (1913) шесть типов людей соответственно их ориентации на различные области культуры (науку, эстетику, экономику, религию, политику, общение с другими).

В этот же период во Франции под воздействием учения Э. Дюркгейма нарастает стремление объяснить интеллектуальные процессы с точки зрения их социальной обусловленности. Л. Леви-Брюль в книге «Умственные функции в низших обществах», анализируя по памятникам культуры строй мышления людей, принадлежащих к отсталым в культурно-экономическом отношении обществам, вычленил особые познавательные структуры - «коллективные представления», которые, по мнению автора, детерминируют поведение индивидов в этих обществах.



В Англии в 1898 году снаряжается Кембриджская антропологическая экспедиция для изучения с помощью новых экспериментально-психологических методов характера «диких» народов. В составе экспедиции был психолог Макдугалл, опубликовавший впоследствии книгу «Введение в социальную психологию» (1908), которая стала на два десятилетия главным учебным пособием по этому предмету в американских колледжах. Макдугалл считал, что движущими силами поведения людей являются социальные инстинкты (стадности, страха, самоутверждения), которые он понимал как изначально заложенные в организме побуждения, направляющие к определенным целям[31].

Психология зарождалась как наука о душевных проявлениях отдельного индивида, и это определило исходный уровень разработки ее категориального аппарата. На рубеже XX века возникла тенденция к тому, чтобы перейти к изучению психологического аспекта социальных объединений, связей и структур. Новый «культурологический» подход к психике складывался под влиянием крупных социально-экономических сдвигов, происходивших в мире.



Общей для всех складывавшихся в этот период концепций являлась идея об особой сверхиндивидуальной психике, первичной и определяющей по отношению к умственным и волевым процессам отдельного индивида. Эта идея проводилась в различных формах в Германии, Франции, Англии соответственно особенностям и традициям развития философско-научной мысли в этих странах.

Англичанин Макдугалл, например, опирался в своей социально-психологической концепции на дарвиновский вывод о том, что сложившиеся в ходе естественного отбора инстинкты обеспечивают выживание вида.

Немецкие авторы в разработке понятия о сверхиндивидуальной психике отправлялись не от Дарвина, а от Канта, Фихте, Гегеля, Гумбольдта. Учение о надындивидуальном разуме, воплощающемся в национальной культуре, языке и государственности, привело в Германии к представлению о «душе», или «духе», народа как особой сущности, которая определяет впечатления и переживания индивида.

Во Франции исследования зависимости индивидуального сознания от общественного вдохновлялись идеями Огюста Конта, призвавшего создать особую науку о социальных фактах - социологию.

Призыв Конта первоначально получил отзвук в работах Г. Спенсера, который попытался объяснить эти факты в терминах эволюционной биологии. В противовес ему Дюркгейм настаивал на том, что социология должна быть не биологической, а именно социологической. С этих позиций Дюркгейм критиковал популярное тогда во Франции учение Тарда о том, что ключом к социальным тайнам служит психологический механизм подражания (имитаций). Тард, в свою очередь, выступал против так называемой итальянской школы (Ломброзо и другие), объяснявшей общественные явления биологическими факторами (наследственностью).



Согласно Дюркгейму, человеческий мир отличается от природного, но его законы не могут базироваться на психологических принципах, которые (как полагал Дюркгейм, не представлявший иной психологии, кроме ассоциативной) одни и те же для людей всех времен и народов. В реальности же существует множество обществ и культур, развивающихся на собственных основаниях. Социальное, по Дюркгейму, так же невозможно сводить к психическому, как само психическое - к физиологическому. Подобно тому, писал Дюркгейм, как вы не можете определить вклад каждой нервной клетки в образ, вы не можете определить вклад индивида в коллективное представление.

Социальные факты при этом рассматривались не только как независимые от индивидуального сознания, но и как внешние по отношению к нему. На роль ключевой категории новой дисциплины Дюркгейм выдвинул «коллективные представления». Речь шла именно о представлениях, т. е. интеллектуальных образованиях. Им, однако, в отличие от традиционного взгляда на психическое, придавался надындивидуальный статус. Тем самым предполагалась их доступность для объективного наблюдения и анализа, и это, согласно Дюркгейму, обещало поставить социологию в один ряд с науками о внешнем мире.

Новые единицы анализа — «коллективные представления» — напоминали о категории образа, успешная разработка которой определялась достижениями физиологии органов чувств и экспериментальной психологии. Но Дюркгейм резко выступил против принятых в психологии воззрений на компоненты и структуру сознания. «Коллективные представления», согласно Дюркгейму, являют собой независимые по отношению к индивиду сущности, извне входящие в субъективный мир человека и принуждающие его действовать в заданном социумом направлении.

Как же в таком случае соотносится в голове отдельного человека индивидуальное и социальное? К решению этого вопроса было привлечено внимание исследователей человеческого поведения в его отличии от животного. Их усилия сосредоточиваются на объяснении социализации как процесса подчинения индивидуальной психики общественным нормам и императивам. В частности, работы Пиаже и его школы имели первоначально своей предпосылкой дюркгеймовский, дуалистический подход к структуре человеческого сознания.

Дуализм и интеллектуализм Дюркгейма отвергли такие французские психологи, как Пьер Жане, Шарль Блондель, Анри Валлон и другие. Социальное, с их точки зрения, - не внешняя сила, под давлением которой трансформируется внутренняя жизнь личности, имеющая якобы независимую от социального природу, но первичная детерминанта психических актов этой личности (причем не только интеллектуальных, выраженных в представлениях, но и двигательных, аффективных и т.д.). Общество творит индивида уже на уровне простейших форм поведения, когда, вступая в мир человеческих отношений, ребенок воспроизводит этот мир - посредством вначале практических, затем умственных действий. Это направление исследований намечало новые способы объяснения человеческой психики, соотносимой теперь не с абстрактно-физической или биологической, а с культурно-исторической средой.

Индивидуальное сознание включалось в социальный контекст. Поиски в новом направлении свидетельствовали, что назревают важные сдвиги в структуре научно-психологического познания. Уже сложившиеся компоненты этой структуры не удовлетворяли исследователей социально-психологических аспектов человеческого поведения. Возникает потребность преодолеть антагонизм индивидуального и социального, который был характерен для картины человека у Дюркгейма, Фрейда и других.

Критикуя Дюркгейма и Фрейда, Жане развивал мысль о том, что первичным является реальное действие, производимое в условиях сотрудничества между людьми. В дальнейшем, по Жане, это действие из реального становится вербальным, сокращается, переходит во внутренний план - план беззвучной (внутренней) речи и наконец превращается в кажущийся бесплотным умственный акт. Все внутренние операции суть преобразованные внешние, притом - подчеркнем еще раз - совершаемые, согласно Жане, не изолированными персонажами, а индивидами в ситуации сотрудничества.

Введение фактора сотрудничества в характеристику действия предвещало сдвиг в системе психологических категорий, которая до того оттачивалась на исследовании процессов поведения и сознания у отдельных индивидов.

В групповом акте сотрудничества имелся особый аспект, приводивший к выводу о том, что во взаимодействии индивидов присутствует не только социологическая основа (на которую указывали дюркгеймовские «коллективные представления»), но также психологическая, не сводимая к уже известным психологическим понятиям. Ведь «коллективные представления» и другие социологические новшества касались общественного сознания, а не индивидуального. Характеризовались социальные нормы, но не отношение к ним отдельного лица. Между тем это отношение, проявляющееся в поведении (внешнем и внутреннем) конкретной личности, представляет такую же реалию человеческого существования, как и сами общественные связи и институты.

Долгое время психические процессы экспериментально изучались на изолированном индивиде. Но уже в конце прошлого века были предприняты первые попытки проверить в лабораторных условиях влияние воздействий других людей (помимо экспериментатора) на реакции индивида. Сравнивалась, в частности, быстрота выполнения простейших заданий подростками в двух ситуациях: когда они работают порознь и когда соревнуются. Экспериментатор предполагал, что само по себе восприятие других детей, занятых той же работой, служит стимулирующим («динамогенным») фактором. И действительно, половина испытуемых в условиях группы показала лучшие результаты; однако у части (25 %) детей показатели ухудшились. И этот факт не могла объяснить популярная в то время концепция идеомоторного акта, которой руководствовался в описанных опытах экспериментатор, предполагавший, что «идея» (восприятие каждым из испытуемых движений своих сверстников) непременно оказывает «динамогенное» влияние.

Почему же у части подростков соревнование с другими детьми снизило результаты? Здесь на поведение повлиял психосоциальный фактор. Подростки заняли определенную позицию по отношению к группе. Они стремились к лидерству, что отрицательно сказалось на эффективности их действий. Стало быть, не образ («идея»), а отношение выступало в качестве детерминанты двигательного эффекта.

 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 2; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.017 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты