Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Правосознание и право




Читайте также:
  1. Communio. Право на долю вещи и доля права на вещь (реальная и идеальная доли). Правовой режим res communes.
  2. IUS HONORARIUM - ПРЕТОРСКОЕ ПРАВО
  3. А) охватывается правомочием пользования
  4. А) устанавливать ответственность за неисполнение муниципальных правовых актов (ч. 3 ст. 7);
  5. Автозаправочные станции.
  6. Авторское право. Личные неимущ. и имущ. Авторские права
  7. Агентирование в коммерческой деятельности. Особенности оформления договорных отношений и правового регулирования.
  8. Админ правонарушения: понятие и юр состав.
  9. Админ. правовое регулирование в сфере образования и науки.
  10. Админ. правонарушения: понятие и юридический состав.


Сам термин "правосознание" состоит, как видим, из двух слов - "право" и "сознание". Уже из этого словообразования вытекает тесная взаимосвязь указанных слагаемых. Понятие правосознания прямо отвечает на вопрос: как право воспринимается, осознается, оценивается, интерпретируется субъектом, как он к нему относится. Сказанное касается, конечно, и коллективных субъектов, общества в целом. Не будь права, не было бы и правосознания. И напротив, коль есть правосознание, значит, есть и объект его отражения - право. Онтологически они неразрывны.
В практическом плане право и правосознание оказывают мощное воздействие друг на друга. С одной стороны, право служит основной базой и источником формирования правосознания, постоянно питает его; с другой - правосознание оказывает существенное влияние на право, его развитие, совершенствование, повышение эффективности. Данные категории глубоко коррелятивны (взаимозависимы).
Правосознание активно "вторгается" в законотворчество, правореализацию, юридическую практику, деятельность правовых учреждений, госаппарата и его должностных лиц, упрочение законности и правопорядка. В научной литературе приводится формула: правосознание существует "до", "после" и "параллельно" с правом (Н.С. Малеин, Н.Л. Гранат и др.). В целом этот образ верный, однако он требует, на наш взгляд, некоторых оговорок, ибо правосознание нельзя оторвать от права и поставить где-то рядом с ним; оно органически вплетается в него. И развиваются они не "параллельными курсами", а вместе, взаимно поддерживая и дополняя друг друга.
В заключение отметим, что правосознание в современном российском обществе крайне неоднородно, противоречиво, во многом деформировано. Процветает правовой нигилизм, неуважительное отношение к праву, законам. Растет преступность, другие противоправные деяния. Главная причина - кризисное состояние общества, низкая политическая, правовая и нравственная культура граждан, неэффективная работа правоохранительных органов.
Когда-то Ф. Энгельс писал, что есть два способа разложить нацию: наказывать невиновных и не наказывать виновных. У нас, к сожалению, встречается и то и другое. Когда люди видят, что есть преступление, но нет наказания или, наоборот, есть наказание, но нет преступления, то их правосознание серьезно деформируется, они перестают верить в закон, власть, правосудие, справедливость.



39. Субъекты правосознания и виды правосознания


Виды правосознания. По степени общности правосознание подразделяется на массовое, групповое и индивидуальное.
Массовое - это когда определенные правовые взгляды, идеи, представления получают достаточно широкое распространение и становятся как бы господствующими (преобладающими) в обществе. Например, свыше 80% российских граждан, как уже отмечалось, выступают за сохранение смертной казни; или мнение о том, что наши законы неэффективны, плохо работают, что борьба с преступностью оставляет желать лучшего.
Групповое отражает правосознание определенных социальных слоев населения (например, студенчества, школьной или рабочей молодежи, военнослужащих, должностных лиц, вузовских работников и т.д.).
Индивидуальное правосознание представляет собой суждения о праве, отношение к праву отдельной личности. У конкретного человека представления о праве могут быть и неверными, отсталыми или деформированными. Впрочем, и групповое правосознание, как правило, не идеальное.
По уровню (глубине) отражения правосознание делится на научное, или теоретическое, профессиональное и обыденное
Научное (доктринальное) правосознание наиболее адекватно отражает фактическое положение дел в правовой сфере, ибо о праве и всей правовой системе квалифицированно судят ученые, приводя соответствующие аргументы, обоснования, статистические данные. При этом делаются необходимые выводы, вносятся практические рекомендации и предложения, направленные на улучшение правовой ситуации в стране.
Профессиональное правосознание близко к научному. Это суждения о праве и других правовых явлениях юристов-профессионалов (судей, прокуроров, следователей, адвокатов, вообще лиц с высшим юридическим образованием). Ценность их мнений - в доказательности, компетентности, убедительности.
Обыденное правосознание - это первичный его уровень, когда знания субъекта о праве формируются под влиянием повседневной жизни и деятельности, общения с окружающими, получаемой по различным каналам информации. Обыденное правосознание чаще всего бывает еще незрелым, недостаточно развитым. Это то, что К. Маркс назвал "ходячими формами мышления". На этом же уровне нередко встречается индифферентное (безразличное) отношение к праву в силу крайне слабой осведомленности о нем. В то же время вырабатываются так называемые правовые привычки, когда субъект почитает и соблюдает законы потому, что так воспитан, приучен, таковы семейные и иные традиции.



 

40. Правовой нигилизм


Правовой нигилизм представляет собой непризнание права как социальной ценности и проявляется в негативно-отрицательном отношении к праву, законам, правопорядку, в неверии в необходимость права, его возможности, общественную полезность.
формы правового нигилизма:
а) умышленное нарушение законов и иных нормативно-правовых актов;
б) массовое несоблюдение и неисполнение юридических предписаний;
в) издание противоречивых правовых актов;
г) подмена законности целесообразностью;
д) конфронтация представительных и исполнительных структур;
е) нарушение прав человека;
Правовой нигилизм - это патология правового сознания, обусловленная определенным состоянием общества. Поэтому пути борьбы с ним должны быть разнообразны.



 

 

41. Юридическое мировоззрение


Юридическое мировоззрение, идеалистическая система взглядов, в соответствии с которыми право и государство рассматриваются как основа и главный движущий фактор общественного развития. Юридическое мировоззрение складывалось в ходе борьбы буржуазии против феодальных отношений и абсолютизма. Ф. Энгельс называл Юридическое мировоззрение «классическим мировоззрением буржуазии» которое приходит на смену теологическому мировоззрению средних веков. Гносеологически представления о праве как первооснове общества связаны с тем, что правовые формы простого товарного производства, выраженные ещё римским правом, оказались необходимыми и для отношений капиталистического товарного хозяйства. Поскольку эти правовые формы пережили смену общественных формаций и разных политических систем, возникла иллюзия, будто они и есть наиболее прочная и совершенная основа общества. В период становления капитализма существенно возросла роль права как в экономике, так и в политике, что также способствовало упрочению Юридическое мировоззрение Хотя Юридическое мировоззрение подчёркивало важность правовых начал и законности в жизни общества, выступало с антифеодальным требованием «заменить правление людей правлением закона», оно в смещенном виде изображало действительные закономерности общественного развития. Юридическое мировоззрение абсолютизировало правовую форму общественных отношений, маскируя их реальное социальное содержание: на деле буржуазный закон скрывал за юридическим равноправием фактическое неравенство, за формулой свободы договора — экономическое принуждение и т. д. На Юридическое мировоззрение был основан и т. н. юридический социализм А. Менгера и др. — реформистская теория о возможности перерастания капитализма в социализм исключительно путём совершенствования законов.

В процессе превращения промышленного капитализма в монополистический, потребовавшего значительных правовых модификаций, в условиях обострившихся классовых антагонизмов Юридическое мировоззрение теряет своё доминирующее положение. Вместе с тем юридическо-мировоззренческие тенденции проявляются в современной буржуазной юридической науке, в попытках считать буржуазное право одним из средств коренной трансформации капитализма.

 

 

42. Право и культура


Предварительным условием надежных выводов и рекомендаций науки является общетеоретическая разработка вопроса о возможностях закона и пределах его регулирующей функции. Сегодня уже недостаточно ограничиваться констатацией возрастающей роли правового регулирования, необходим предметный анализ вопроса применительно к разным областям и характеру общественных отношений. Особый акцент должен быть сделан на границах законодательного регулирования, так как развитие общественных отношений юридическими средствами возможно лишь в одном случае: если эти отношения подвластны правовому воздействию.
При этом нельзя отбрасывать уже достигнутое нашими исследованиями:
а) юридический закон - сильное, но не всесильное средство;
б) кроме права существуют иные социальные регуляторы поведения людей;
в) пока имеются противоречия, обусловленные принципами социального развития, пока остается государство, законодательство не потеряет своего значения в установлении порядка, обеспечении стабильности и согласованного развития общественных отношений, в предупреждении социальных отклонений и борьбе с наиболее вредными из них.
Вместе с тем область культуры, человеческие отношения в этой сфере столь специфичны, что их регулирование с помощью законов является делом не менее тонким, чем регулирование экономических отношений. Есть большая доля истины в том, что право не может быть выше, чем культурное развитие общества. Поэтому издаваемые государством законы если и должны в качестве определенной модели вести за собой (формировать) соответствующие отношения, то не настолько, чтобы отрываться от них и превращаться в законы неправовые. Можно также утверждать, что для большого числа людей нормативом поведения служит не закон, а сама культура (общая и юридическая), поскольку они не знают конкретных нормативно-правовых предписаний, никогда не знакомились с правовыми актами. Однако здесь легко впасть и в другую крайность (в ошибку), а именно - недооценить роль законодательства в формировании культуры. Причем не обязательно напрямую. Чаще всего косвенно - через правоприменительную практику (решение юридических дел в судах и управленческих учреждениях), через общение с друзьями и коллегами и т.д. Следует всегда иметь в виду двустороннюю связь закона и культуры, не упуская из вида «производительную» роль культуры в процессе законодательной деятельности. В ходе правоприменения общая и правовая культура выполняет роль дополнительного (наряду с законом и вместе с ним) фактора оценки фактических обстоятельств и решения юридического дела. Но при реализации права гражданами их культуре доверяют меньше, поскольку велика опасность отклонения от нормы закона в силу личной заинтересованности, неразвитости юридической культуры, пробельности ее или отсталости, сориентированности на асоциальные ценности.
Роль законодательства в сфере культуры, взаимодействие и взаимопроникновение этих феноменов социального бытия можно выяснять не только на уровне конкретных актов реализации права (микроуровень) или на уровне законодательной деятельности (средний уровень), но и на самом высоком (макроуровень) срезе - государство и общество. Высокий уровень культуры неизбежно открывает путь правовому развитию общества, правовому закону и правовому государству. Неразвитость культуры, напротив, обусловливает правовой нигилизм, деспотические формы и методы властвования. Таким образом, эффективность регулирующей роли законодательства в области культуры прямо пропорциональна уровню развития культуры, т.е. объекту регулирования.
Взаимодействие законодательства и культуры в практическом плане мыслится только в рамках определенной страны (государства) и ее общей, политической, религиозной, нравственной, правовой культуры. В этом отношении заслуживает пристального анализа пример России. В общем, следует, видимо, согласиться с академиком Д.С. Лихачевым, который решительно возражает против тезиса об отсталости тысячелетней культуры России. И в таком случае тот правовой нигилизм, который свойствен как рядовому, так и чиновному российскому люду, одновременное стремление к свободе и власти будут объясняться особенностями поляризованного русского характера, евразийским началом вселенских стремлений восточнославянских народов.

 

 

43. Правовая культура: понятие, структура, типы


Правовая культура - часть общей культуры общества или отдельной личности. Культура как собирательное понятие имеет множество различных форм проявлений, сторон, видов, "срезов", "измерений". В данном случае речь идет о такой ее разновидности, как правовая культура, которая, кратко говоря, выражает этику взаимоотношений субъектов общественной жизни с правом, законами, другими юридическими феноменами. Это - особая интеллектуальная сфера, имеющая свою специфику и выступающая предметом изучения юридической науки.
Правовая культура тесно связана с политической, нравственной, духовной и другими видами культуры. И прежде всего, конечно, с обычной, поведенческой, связанной с воспитанностью человека, его адаптированностью к порядку, дисциплине, организованности, уважению к законам страны. Не подготовленного в правовом отношении человека вряд ли можно назвать культурным. Юридическая культура - важнейший элемент правовой системы общества, непременное условие нормального функционирования государства.
Под правовой культурой предлагается понимать "систему овеществленных и идеальных культурных элементов, относящихся к сфере действия права, и их отражение в сознании и поведении людей" (А.Р. Ратинов). В широком плане правовая культура охватывает все правовые ценности, существующие в данное время в данной стране. При этом не игнорируется и мировой опыт.
Правовая культура отражает не только деятельность человека непосредственно в правовой сфере, но и за ее пределами, связанную так или иначе с применением правовых знаний. Последние сегодня востребованы многими науками, дисциплинами и специальностями как гуманитарного, так и негуманитарного профиля. Эти знания необходимы практически во всех областях, где действуют законы, юридические нормы. Не случайно почти во всех вузах страны общеобразовательная подготовка студентов включает в себя и правовую, ибо в этом нуждается любая профессия, любой вид деятельности. Правовая культура неизбежно содержит в себе и мировоззренческий момент.
Важнейшую роль правовая культура играет в реализации известного либерально-демократического правового принципа "не запрещенное законом дозволено". Человек, не обладающий необходимым уровнем правовой и нравственной культуры, легко может встать на путь злоупотреблений этим принципом. Или он просто не будет знать, что конкретно разрешено, а что запрещено. В России действие указанной аксиомы в силу правовой отсталости подавляющей части граждан уже породило и продолжает порождать серьезные негативные последствия, хотя в условиях рыночных отношений, предполагающих личную инициативу и предприимчивость субъектов, она совершенно необходима.
Поэтому усиление культурного и морального фактора является первоочередной задачей проводимых в России реформ. Этот фактор может сыграть решающую роль в наведении порядка в стране, повышении сознательности и ответственности каждого гражданина, в утверждении идей законности и дисциплины, преодолении юридического, политического и нравственного нигилизма. Культура - это духовная база всех преобразований. В этой связи огромное значение приобретает правовое воспитание населения, своего рода "правовой всеобуч". Без знания права, без привычки соблюдать закон нельзя решить ни одной серьезной проблемы.
Структуру правовой культуры составляют те компоненты, которые в нее входят. Кроме того, правовая культура - многоуровневое понятие. Различают правовую культуру всего общества и правовую культуру отдельного индивида, культуру различных слоев и групп населения, должностных лиц, работников госаппарата, профессиональную культуру, внутреннюю и внешнюю. Гегель указывал на несовпадение "теоретической и практической культуры".
Что касается правовой культуры общества, то она включает в себя такие "показатели", как достигнутый уровень правового сознания, полноценное законодательство, развитую правовую систему, эффективное независимое правосудие, широкий спектр прав и свобод гражданина и их гарантии, состояние законности и правопорядка, прочные правовые традиции, юридическую грамотность основной массы населения, четкую работу правоохранительных органов, уважение законов и многое другое, что определяет правовую жизнь и правовое развитие государства.
Наиболее характерными чертами (слагаемыми) правовой культуры личности являются: 1) достаточно высокий (приемлемый) уровень правосознания; 2) знание действующих законов страны (незнание законов не освобождает человека от ответственности за их нарушение); 3) соблюдение, исполнение или использование этих законов, ибо одно только знание юридических предписаний не может дать желаемого эффекта; 4) убеждение в необходимости, полезности, целесообразности законов и иных правовых актов, внутреннее согласие с ними; 5) правильное понимание (осознание) своих прав и обязанностей, свободы и ответственности, своего положения (статуса) в обществе, норм взаимоотношений с другими людьми, согражданами; 6) правовая активность, т.е. целенаправленная инициативная деятельность субъекта по пресечению правонарушений; противодействие беззаконию; поддержание правопорядка и законопослушания в обществе; преодоление правового нигилизма.
Суть правовой культуры гражданина можно выразить следующей формулой: знать - уважать - соблюдать. Имеются в виду требования законов. Как и в случае с правосознанием, это первичный, обыденный уровень правовой культуры, приобретающий, однако, и общественное значение.

 

44. Понятие государственной власти


Власть - сложный, многоаспектный феномен, проявляющийся в разных организационных формах, методах и способах ее осуществления, системе отношений, целях и т.д. В юридической литературе одни авторы рассматривают власть как определенную функцию, присущую любому коллективу, обществу; другие исследователи - как волевое отношение (властеотношение) властвующего и подвластного субъектов; третьи - как способность властвующего (управляющего) навязывать свою волю другим лицам; четвертые - как организованную силу, способную подчинять воле определенной социальной общности других людей. Власть понимается также как управление, связанное с принуждением. И наконец, зачастую под властью понимается государство или его органы, осуществляющие власть (А.Ф. Черданцев).
По нашему мнению, под социальной властью можно понимать присущее всякой общности людей отношение господства и подчинения между субъектами, опирающееся на принуждение.
Социальная власть неотъемлема от любой организованной, более или менее устойчивой и целенаправленной общности людей. Она присуща и роду, и племени, и семье, и общественной организации, и партии, и государству, и обществу в целом, и т.п. Это - важнейшее средство функционирования социальных структур и институтов, существенный элемент любой организации социальной жизни.
Власть придает обществу целостность, управляемость, служит важнейшим фактором организованности и порядка. Иными словами, это системообразующий элемент, обеспечивающий социальную жизнеспособность. Под воздействием власти общественные отношения становятся целенаправленными, приобретают характер управляемых и контролируемых связей, а совместная жизнь людей делается организованной и упорядоченной.
Необходимость социальной власти в коллективах проистекает из совместной осознанной общественной деятельности, что предполагает разделение труда, регулирование поведения, установление определенной иерархии, порядка взаимоотношений людей в коллективе и коллективов между собой. Социальная власть всегда содержит элемент принуждения. Формы принуждения, как и пути "присвоения" чужой воли, многообразны, в связи с чем различается множество разновидностей власти по самым различным основаниям деления: экономическая, военная, идеологическая, религиозная, корпоративная, публичная и частная, власть организации над добровольно вступившими в нее членами и т.д. (В.Е. Чиркин).
Государственная же власть представляет собой особую разновидность социальной власти. В литературе по-разному понимается соотношение категорий "государственная власть" и "политическая власть".
Согласно одной точке зрения, государственная власть - более узкая категория, чем политическая власть, ибо последняя осуществляется не только государством, но и другими звеньями политической системы общества: органами местного самоуправления, партиями, политическими движениями, общественными организациями и т.п. Так, в соответствии с Конституцией Российской Федерации органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти, хотя и осуществляют власть (ст. ст. 3, 12, гл. 8).
Вместе с тем если государственная власть выступает от имени всего общества, то политическая - зачастую от какой-либо его части или социальной группы, являющейся субъектом политического властвования. В отличие от власти политической, государственная власть имеет свойственные ей три основные ветви - законодательную, исполнительную и судебную с соответствующими прерогативами (ст. 10 Конституции РФ). Иными словами, подобно тому как политическую систему общества нельзя сводить только к государству, так и политическую власть нельзя отождествлять с властью государственной.
Согласно другой точке зрения, понятие "политическая власть" тождественно категории "государственная власть", так как политическая власть исходит от государства и реализуется не иначе как при его (прямом или косвенном) участии, разрешении и пр.
Государственная власть - это публично-политическое отношение господства и подчинения между субъектами, опирающееся на государственное принуждение.
Подобная власть осуществляет функцию, связанную с руководством, управлением и координацией волевых действий людей. Государственная власть ведет к установлению таких отношений, в которых она выступает как высший авторитет, добровольно или вынужденно признаваемый всеми членами социального сообщества, сложившегося на данной территории. Властное руководство предполагает, с одной стороны, возможность носителей властных функций определять поведение людей, с другой - необходимость подвластных подчинять свое поведение властному повелению. Подчинение - следствие как убеждения, так и принуждения. Власть есть сила, способная подчинять. Утрата этого качества вызывает паралич власти со всеми вытекающими отсюда последствиями (Г.Н. Манов).
Государственная власть:
1) распространяется на все общество (это единственная власть, которая имеет отношение ко всем лицам, проживающим в данной стране, является общеобязательной);
2) носит публично-политический характер (призвана выполнять общественные функции, решать общие дела, упорядочивать процесс удовлетворения различного рода интересов);
3) опирается на государственное принуждение (имеет право применять силу, когда это необходимо для достижения законных и справедливых целей);
4) осуществляется специальными лицами (чиновниками, политиками и т.п.);
5) устанавливает систему налогов;
6) организует население по территориальному признаку;
7) характеризуется легитимностью и легальностью.
Легитимность и легальность власти - понятия не совпадающие. Если легальность означает юридическое обоснование власти, ее соответствие правовым нормам, что выступает ее юридической характеристикой, то легитимность - это доверие и оправдание власти, что выступает ее нравственной характеристикой. Любая власть, издающая законы, даже непопулярные, но обеспечивающая их выполнение, - легальна, в то же время она может быть нелегитимной, не приниматься народом.
Во все времена предметом постоянной озабоченности правящих элит является легитимация своей власти и политики, т.е. обеспечение их признания и одобрения со стороны подвластных. Чтобы добиться усиления своей поддержки обществом, они стремятся воздействовать на сознание людей всеми средствами - идеологическими, научными, правовыми, нравственными, эмоционально-психологическими и т.п.
О степени легитимности государственной власти можно судить по уровню принуждения, необходимого для проведения той или иной политики в обществе, по количественному и качественному анализу попыток свержения правителей; по социальной напряженности, силе проявления гражданского неповиновения, бунтов, восстаний и т.п.; по результатам выборов; по массовым демонстрациям, внезапным проявлениям поддержки или, напротив, оппозиции существующему режиму и др.

 

45. Правовое государство


Общественным сознанием правовое государство воспринимается как такой тип государства, власть которого основана на праве, им ограничивается и через него реализуется. Но такое представление, хотя и верное по сути, недостаточно для адекватного понимания феномена правового государства, представляющего собой сложную, многофакторную систему.
В идее правового государства можно выделить два главных аспекта:
1) свободу человека, наиболее полное обеспечение его прав;
2) ограничение правом государственной власти.
В философском смысле свобода может быть определена как способность человека действовать в соответствии со своими интересами, опираясь на познание объективной необходимости. В правовом государстве в отношении человека создаются условия для его юридической свободы, реализуется механизм правового стимулирования, в основе которого лежит принцип "не запрещенное законом дозволено".
Человек как автономный субъект свободен распоряжаться своими способностями, собственностью, имуществом. Право же, являясь формой и мерой свободы, должно максимально раздвинуть границы ограничений личности прежде всего в экономике, сфере внедрения научно-технического прогресса в производство и т.п. Думается, не случайно сегодня в России принят целый пакет приоритетных экономических законов, посвященных собственности, земле, налоговой системе, приватизации государственных предприятий и т.д., которые фиксируют многообразие форм собственности, открывают простор для инициативы людей, дают возможность почувствовать себя хозяином жизни.
Наиболее крупные и значимые блоки права-стимула в отношении личности (свобода, собственность, равенство и т.д.) воплощаются в формуле "права человека", которые являются фундаментальными в том плане, что призваны обеспечивать первичные предпосылки достойного существования и лежат в основе конкретных многообразных субъективных прав личности.
Права человека как главное звено правового режима стимулирования для индивида есть источник постоянного воспроизводства его инициативы, предприимчивости, инструмент развития гражданского общества. В современный период проблемы прав человека выходят на международный, межгосударственный уровень, что подтверждает правомерность их приоритета над проблемами государства, свидетельствует об их общенациональном характере. Они все прочнее становятся точкой отсчета в национальных правовых системах, правовом регулировании.
Права человека и правовое государство, несомненно, характеризуются общими закономерностями возникновения и функционирования, ибо существовать и эффективно действовать они могут только в одной "связке". Оба феномена имеют в своей основе право, хотя роль последнего для них практически прямо противоположна, но одновременно и внутренне едина. Это свидетельствует о том, что соединяющим звеном между человеком и государством должно быть именно право, а отношения между ними - истинно правовыми.
Именно в связанности, ограничении правом государства и заключается сущность правового государства. Здесь право выступает как антипод произвола и как барьер на его пути. Ведь поскольку политическая власть (главным образом власть исполнительная) имеет склонность вырождаться в различные злоупотребления, для нее необходимы надежные правовые рамки, ограничивающие и сдерживающие подобные негативы, возводящие заслон ее необоснованному и незаконному превышению, попранию прав человека.
Правовые ограничения необходимы для того, чтобы недостатки властной личности не трансформировались в пороки государственной власти. Вот почему можно сказать, что правом ограничиваются не собственно управляющие воздействия со стороны государственных структур на личность, а лишь необоснованные и противоправные ущемления интересов граждан.
В условиях демократии право как бы "меняется местами" с государством - утверждается верховенство первого и право возвышается над государством.
Итак, правовое государство - это организация политической власти, создающая условия для наиболее полного обеспечения прав и свобод человека и гражданина, а также для наиболее последовательного связывания с помощью права государственной власти в целях недопущения злоупотреблений.
Принципы принципами правового государства, отличающими его от государства неправового, являются:
наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина;
наиболее последовательное связывание с помощью права политической власти, формирование для государственных структур режима правового ограничения;
разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную;
федерализм;
верховенство закона;
взаимная ответственность государства и личности;
высокий уровень правосознания и правовой культуры в обществе;
наличие гражданского общества и осуществление контроля с его стороны за выполнением законов всеми субъектами права и др.

 

46. Социальное государство.


Вообще слово "социальный" в латинском языке означает "общий", "общественный", то есть относящийся к жизни людей в обществе. Поэтому "социальным" в самом широком значении этого слова является любое государство, будучи продуктом общественного развития. Однако в данном случае под "социальным государством" понимается государство, обладающее особыми качествами и функциями.
Существование и деятельность социального государства тесно связана с такими общественными явлениями, как демократия, гражданское общество, правовое государство, свобода и равенство, права человека.
Идея социальной государственности сформировалась в конце XIX - начале XX вв. (то есть позднее идеи правового государства) как результат объективных социально-экономических процессов, происходящих в жизни буржуазного общества, когда в противоречие вошли два его важнейших принципа - принцип свободы и принцип равенства. Теоретически сложилось два подхода к соотношению этих принципов. Адам Смит, Джон Стюарт Милль, Бенжамен Констан, Джон Локк и др. отстаивали теорию индивидуальной свободы человека, вменяя государству в качестве основной обязанности охранять эту свободу от любого вмешательства, в том числе и от вмешательства самого государства. При этом они понимали, что в конечном счете такая свобода приведет к неравенству, однако считали свободу высшей ценностью.
Другой подход олицетворяет Жан-Жак Руссо, который, не отрицая значения индивидуальной свободы, считал, что все должно быть подчинено принципу равенства, обеспечивать который - задача государства.
Принцип индивидуальной свободы, который раскрепощал инициативу и самодеятельность людей, способствовал развитию частного предпринимательства и рыночного хозяйства, имел, таким образом, экономическое основание в период упрочения экономической мощи буржуазных государств. Однако к концу XIX в. по мере развития и накопления богатства стало происходить имущественное расслоение буржуазного общества, его поляризация, чреватая социальным взрывом. И в этой ситуации принцип индивидуальной свободы потерял свою актуальность и уступил место принципу социального равенства, требующего от государства перейти от роли "ночного сторожа" к активному вмешательству в социально-экономическую сферу. Именно в такой историко-политической обстановке и начинает формироваться понятие социального государства, понимание его особых качеств и функций.
В дальнейшем идея социального государства начинает получать все большее признание, воплощаться в практике и конституциях современных государств. Впервые государство было названо социальным в Конституции ФРГ 1949 г. Так или иначе принцип социальности выражен в конституциях Франции, Италии, Португалии, Турции, Испании, Греции, Нидерландов, Дании, Швеции, Японии и др. государств. Большое значение для теории и практики социального государства имело учение английского экономиста Дж. Кейнса, под влиянием взглядов которого сформировалась концепция государства всеобщего благоденствия, исходящая из возрастания социальной функции государства.
Следует отметить, что несомненно катализатором процесса развития идеи социального государства и воплощения ее в жизнь на Западе было возникновение Советского государства, постоянно декларировавшего в своих Конституциях и других законодательных актах социальную ориентированность политики. И, хотя политическая теория и декларации социализма находились в противоречии с реальностями отсутствия демократии, гражданского общества, правового государства и частной собственности как экономической основы этих институтов, нельзя отрицать реальных достижений в социальной политике социалистических государств. Разумеется, что в названных социально-экономических условиях социально ориентированная деятельность социалистического государства могла иметь только патерналистский (отеческий) характер, связанный с установлением убогого равенства.
Подлинно социальное государство возможно лишь в условиях демократии, гражданского общества и должно быть правовым в современном значении этой характеристики. В настоящее время правовое государство должно быть социальным, а социальное государство не может не быть правовым. Между тем исторически, а также в некоторых современных концепциях, например в подходе австрийского экономиста и политолога Ф.А. Хайека (Хайек Фридрих фон Август, Нобелевский лауреат, род. в 1899 г.), между принципами правового и социального государства можно фиксировать определенное противоположение.
Становление социального государства - это процесс не только экономический и политический, но и процесс нравственный, требующий "человеческого" измерения.
С учетом сказанного можно сделать вывод, что условиями существования социального государства и его характерными признаками являются:
Демократическая организация государственной власти.
Высокий нравственный уровень граждан и прежде всего - должностных лиц государства.
Мощный экономический потенциал, позволяющий осуществлять меры по перераспределению доходов, не ущемляя существенно положения собственников.
Социально ориентированная структура экономики, что проявляется в существовании различных форм собственности со значительной долей собственности государства в нужных областях хозяйства.
Правовое развитие государства, наличие у него качеств правового государства.
Существование гражданского общества, в руках которого государство выступает инструментом проведения социально ориентированной политики.
Ярко выраженная социальная направленность политики государства, что проявляется в разработке разнообразных социальных программ и приоритетности их реализации.
Наличие у государства таких целей, как установление всеобщего блага, утверждение в обществе социальной справедливости.
Наличие развитого социального законодательства
Говоря о функциях социального государства, следует иметь в виду следующие обстоятельства:
а) ему присущи все традиционные функции, обусловленные его природой государства как такового;
б) на содержание всех функций социального государства налагает отпечаток его общее социальное назначение, то есть традиционные функции как бы преломляются через призму целей и задач социального государства, и в этом плане можно вести речь о наличии у него общей социальной функции (общем социальном назначении);
в) в рамках общей социальной функции можно выделить специфические направления деятельности социального государства - специфические функции. К последним, в частности, относятся:
поддержка социально незащищенных категорий населения;
охрана труда и здоровья людей;
поддержка семьи, материнства, отцовства и детства;
сглаживание социального неравенства путем перераспределения доходов между различными социальными слоями через налогообложение, государственный бюджет, специальные социальные программы;
поощрение благотворительной деятельности (в частности, путем предоставления налоговых льгот предпринимательским структурам, осуществляющим благотворительную деятельность);
финансирование и поддержка фундаментальных научных исследований и культурных программ;
борьба с безработицей, обеспечение трудовой занятости населения, выплата пособий по безработице;
поиск баланса между свободной рыночной экономикой и мерой воздействия государства на ее развитие с целью обеспечения достойной жизни всех граждан;
участие в реализации межгосударственных экологических, культурных и социальных программ, решение общечеловеческих проблем;
забота о сохранении мира в обществе.
Конституция Российской Федерации в ст. 7 закрепляет принцип социальности государства:

 

47. Права и свободы человека и гражданина, их классификация


Права и свободы человека - развивающееся явление
Исследователи различают несколько поколений прав и свобод человека.
Права и свободы первого поколения - это право частной собственности, право неприкосновенности личности, свободы совести, политические права - избирать и быть избранным в представительные (законодательные) органы государственной власти, в органы местного самоуправления и др. Указанные права и свободы человека нашли закрепление в Декларации прав человека и гражданина 1789 г. во Франции, в Конституции США и др.
Права и свободы второго поколения возникли после второй мировой войны в условиях подъема демократии, когда с расширением личных и политических прав формулируются и находят признание в мировой практике социально-экономические и культурные права: право на труд и отдых, право социального обеспечения, право на образование, право на пользование достижениями культуры и др. Указанные права закрепляются, например, в конституциях Франции, Италии и других стран.
В последние десятилетия все большее признание находят права и свободы третьего поколения, обусловленные достижениями и одновременно неблагоприятными последствиями научно-технического прогресса: право на здоровую окружающую среду, право на объективную информацию, право на безопасность в различных сферах и др.
В юридической литературе конституционные права и свободы граждан делят на три основные группы:
- личные права и свободы граждан;
- социальные, экономические и культурные права и свободы;
- политические права и свободы гражданина.
Личные права и свободы граждан
Характерной особенностью этой группы прав и свобод является принадлежность их на равном основании всем физическим лицам, находящимся на территории России, независимо от того является ли то или иное лицо гражданином, иностранцем или лицом без гражданства.
Политические права и свободы гражданина
Содержанием этих прав является политическая активность, общественная деятельность человека. Поэтому подавляющее число прав и свобод принадлежит только гражданам Российской Федерации. Реализуя их, граждане участвуют в общественно-политической жизни, в управлении государством.
Социальные, экономические и культурные права и свободы
Содержанием этой группы прав и свобод, которые принадлежат как гражданам, так и другим лицам, являются материальные и культурные средства, обеспечивающие жизнь и деятельность человека на надлежащем уровне.

 

 

48.Разделение властей: понятие и виды.


В современном мире разделение властей - характерная черта, признанный атрибут правового демократического государства. Сама же теория разделения властей - итог многовекового развития государственности, поиска наиболее действенных механизмов, предохраняющих общество от деспотизма.
Теория разделения властей была создана несколькими исследователями политики: идея высказывалась Аристотелем, теоретически была развита и обоснована Джоном Локком (1632-1704 гг.), в классическом виде она была разработана Шарлем Луи Монтескье (1689-1755 гг.) и в ее современной форме - Александром Гамильтоном, Джеймсом Мэдисоном, Джоном Джеем -авторами "Федералиста" (серии статей, выходивших под общим заголовком в ведущих газетах Нью-Йорка в период обсуждения американской Конституции 1787 г., в которых пропагандировалось единство США на федеративной основе).
Основные положения теории разделения властей следующие:
разделение властей закрепляется конституцией;
согласно конституции законодательная, исполнительная и судебная власти предоставляются различным людям и органам;
все власти равны и автономны, ни одна из них не может быть устранена любой другой;
никакая власть не может пользоваться правами, предоставленными конституцией другой власти;
судебная власть действует независимо от политического влияния, судьи пользуются правом длительного пребывания в должности. Судебная власть может объявить закон недействительным, если он противоречит конституции.
Теория разделения властей в государстве призвана обосновать такое устройство государства, которое исключало бы возможность узурпации власти кем бы то ни было вообще, а ближайшим образом - любым органом государства. Первоначально она была направлена на обоснование ограничения власти короля, а затем стала использоваться как теоретическая и идеологическая база борьбы против всяких форм диктатуры, опасность которой - постоянная общественная реальность.
Теоретические и практические истоки принципа разделения властей - в Древней Греции и Древнем Риме. Анализ политических структур и форм правления Платоном, Аристотелем и другими античными мыслителями подготовил почву для обоснования этого принципа в эпоху Просвещения.
В Древней Греции Солон, будучи архонтом, создал Совет 400 и оставил ареопаг, которые по своим полномочиям уравновешивали друг друга. Эти два органа должны были, по словам Солона, уподобляться двум якорям, предохраняющим государственный корабль от всяких бурь. Позже, в IV в. до н. э., Аристотель в "Политике" указал на три элемента в государственном строе: законодательно-совещательный орган, магистратуры и судебные органы. Спустя два века видный греческий историк и политический деятель Полибий (210-123 гг. до н. э.) отметил преимущество такой формы правления, при которой эти составные элементы, противодействуя, сдерживают друг друга. Он писал о легендарном спартанском законодателе Ликурге, установившем форму правления, соединившую "все преимущества наилучших форм правления, дабы ни одна из них не развивалась без меры и не превращалась в родственную ей обратную форму, дабы все они сдерживались в проявлении свойств взаимным противодействием и ни одна не тянула бы в свою сторону, не перевешивала бы прочих, дабы таким образом государство неизменно пребывало бы в состоянии равномерного колебания и равновесия наподобие идущего против ветра корабля".
Теоретическое развитие принцип разделения властей получил в средние века. Прежде всего - в труде "Два трактата о государственном правлении" (1690 г.) английского философа Джона Локка, который, стремясь предотвратить узурпацию власти одним лицом или группой лиц, разрабатывает принципы взаимосвязи и взаимодействия ее отдельных частей. Приоритет остается за законодательной властью в механизме разделения властей. Она верховна в стране, но не абсолютна. Остальные власти занимают по отношению к законодательной власти подчиненное положение, однако они не пассивны по отношению к ней и оказывают на нее активное воздействие.
Столетие спустя после опубликования "Двух трактатов о государственном правлении" Декларация прав человека и гражданина, принятая 26 августа 1789 г. Национальным Собранием Франции, провозгласит: "Общество, в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, не имеет конституции".
Взгляды Локка теоретически осмыслил и развил в классическую теорию разделения властей (практически в современном ее понимании) французский философ и просветитель Шарль Луи Монтескье (полное имя - Шарль Луи де Секондат, барон Бреда и Монтескье) в главном труде своей жизни - "О духе законов", над которым Монтескье работал 20 лет и который был опубликован в 1748 г. Это сочинение состоит из 31 книги и разделено на 6 частей. Под "духом" законов Монтескье понимал то рациональное, закономерное в них, что обусловлено разумной природой человека, природой вещей и т. д.
Наличие и функционирование системы разделения властей в государстве должно, по замыслу Монтескье, оберегать общество от злоупотреблений государственной властью, узурпации власти и концентрации ее в одном органе или одним лицом, что неминуемо приводит к деспотизму. Основную цель разделения властей Монтескье видел в том, чтобы избежать злоупотребления властью. "Если, - писал он, - власть законодательная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет, так как можно опасаться, что этот монарх или сенат станет создавать тиранические законы для того, чтобы также тиранически применять их. Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной. Если она соединена с законодательной властью, то жизнь и свобода граждан окажутся во власти произвола, ибо судья будет законодателем. Если судебная власть соединена с исполнительной, то судья получает возможность стать угнетателем. Все погибло бы, если бы в одном и том же лице или учреждении, составленном из сановников, из дворян или простых людей, были соединены эти три власти: власть создавать законы, власть приводить в исполнение постановления общегосударственного характера и власть судить преступления или тяжбы частных лиц".
Монтескье принадлежит также развитие положения о системе сдержек различных властей, без которой их разделение не было бы действенным. Он утверждал: "Необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга". Речь, по существу, идет о так называемой системе сдержек и противовесов, где баланс законодательной, исполнительной и судебной власти определяется специальными правовыми мерами, обеспечивающими не только взаимодействие, но и взаимоограничение ветвей власти в установленных правом пределах.
Большой вклад в творческое развитие идеи сдержек и противовесов и воплощение ее на практике внес американский государственный деятель (дважды бывший президентом США) Джеймс Мэдисон (1751-1836 гг.). Он изобрел такую систему сдержек и противовесов, благодаря которой каждая из трех властей (законодательная, исполнительная и судебная) является относительно равной. Этот механизм сдержек и противовесов Мэдисона до сих пор действует в США.
Сдержками и противовесами Мэдисон называл частичное совпадение полномочий трех властей. Так, несмотря на то, что Конгресс - законодательный орган, президент может наложить вето на законы, и суды могут объявить акт Конгресса недействительным, если он противоречит Конституции. Судебная власть сдерживается президентским назначением и ратификацией Конгрессом этих назначений на должность в органы судебной власти. Конгресс сдерживает президента своим правом ратифицировать назначения в органы исполнительной власти, и он же сдерживает две другие власти своей властью ассигновать деньги.
Принцип разделения властей воспринят теорией и практикой всех демократических государств. Как один из принципов организации государственной власти в современной России, он был провозглашен Декларацией "О государственном суверенитете Российской Федерации" 12 июня 1990 г., а затем получил законодательное закрепление в ст. 10 Конституции РФ, которая гласит: "Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны".
Разделение властей в России заключается в том, что законодательная деятельность осуществляется Федеральным Собранием: федеральные законы принимаются Государственной Думой (ст. 105 Конституции), а по вопросам, перечисленным в ст. 106, - Государственной Думой с обязательным последующим рассмотрением в Совете Федерации; исполнительную власть осуществляет Правительство РФ (ст. 110 Конституции); органами судебной власти являются суды, образующие единую систему, возглавляемую Конституционным Судом РФ, Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ. Согласованное функционирование и взаимодействие всех ветвей и органов государственной власти обеспечивается Президентом РФ (ч. 2 ст. 80 Конституции).
Однако практическое воплощение принципа разделения властей в России идет с большим трудом. Как отмечается в литературе, все готовы признать отдельное существование каждой из трех властей, но никак не их равенство, самостоятельность и независимость. Это отчасти объясняется длительным периодом тоталитарного правления. В истории России не было накоплено какого бы то ни было опыта разделения властей; здесь еще живучи традиции самодержавия и единовластия. Ведь само по себе конституционное разделение властей (на законодательную, исполнительную и судебную) не приводит автоматически к порядку в государстве, а борьба за лидерство в этой триаде обрекает общество на политический хаос. Безусловно, разбалансированность механизма сдержек и противовесов - лишь переходный этап в процессе становления государственности.
Как и у всякой идеи, у теории разделения властей всегда были как сторонники, так и противники. Не случайно Монтескье пришлось в 1750 г. опубликовать блестящую работу под названием "Защита "О духе законов".
Марксизм в оценке классического учения о разделении властей исходил лишь из идеологической подоплеки его возникновения в эпоху первых буржуазных революций. Такой подоплекой можно считать компромисс классовых сил, достигнутый на определенном этапе борьбы буржуазии за политическое господство. Исходя из этого, Маркс и Энгельс отождествили учение о разделении властей с выражением в политическом сознании спора между королевской властью, аристократией и буржуазией из-за господства. Советская доктрина абсолютизировала этот аспект и противопоставила теории разделения властей теорию полновластия Советов, полновластия народа и т. п. На самом же деле, это было лишь теоретическим прикрытием узурпации государственной власти, тоталитарной сути режима.
Смысл классического учения о разделении властей (в том виде, в каком оно было разработано Монтескье и поддержано Кантом) не следует сводить ни к выражению компромисса классово-политических сил, ни к разделению труда в сфере государственной власти, выражающей народный суверенитет, ни к механизму "сдержек и противовесов", сложившемуся в развитых государственно-правовых системах. Разделение властей - это прежде всего правовая форма демократии.

 

49. Концепция правового закона


Правовой Закон - властно-регулятивный акт, не только подкрепляемый и санкционированный государством или иными социальными институтами, но и соответствующий (содержательно, формально и процедурно) принципам общественного правосознания, существующим конституционно-правовым нормам и в силу этого обладающий всей полнотой действия в пределах данной правовой системы. Для современного общества понятие и концепция П. з. являются одним из фундаментальных принципов легитимации государственных актов и действий государственно-политических институтов, с одной стороны, и закрепляемым правовым способом разнообразных потребностей общества и граждан, с другой. Наиболее простая и абстрактная формула П. з. представлена дефиницией "Правовой закон есть закон, созданный и функционирующий по праву". При этом для каждой социально-политической системы существует собственная или специфическая конъюнктура определения существующих или вновь создаваемых законов в качестве П. з. Уже на заре теоретического правосознания - в эпоху античности - сложилось представление о возможности различения позитивных законов по тем или иным критериям, определяющим их "правильность" либо "неправильность". Такими критериями, как правило, выступали общее благо и естественная справедливость; причем их принципы носили умопостигаемый характер и совпадали с общекосмическим Логосом. В то же время в античной мысли складываются концепции возможного несовпадения П. з. с разумной моральностью (Демокрит), справедливостью (софисты) либо практической эффективностью (Платон). Специфическая черта правового статуса закона в античную эпоху - его ограниченность сферой политического и, отчасти, хозяйственного взаимодействия свободных и равных граждан. Средневековая богословская и юридическая мысль дополняют классические античные критерии ссылкой на божественное право либо "универсальный закон" (Фома Аквинский), соответствие которому легитимирует законодательный акт в качестве П. з. Коллизия между содержанием закона и принципами универсально-божественного мироустройства (последние выражены в Священном Писании и Священном Предании, а также в каноническом церковном праве) рассматривается авторитетными церковными органами и дает последним основание освобождать подданных от обязанности повиновения неправедным законам. При этом полагается, что нарушение божественных и конкретизирующих их естественных законов может относиться только к области присвоения и распоряжения властно-законодательными прерогативами. Сам принцип властвования и законодательствования носит и сохраняет безусловно божественный характер. Средневековая мысль выдвигает принцип сословного представительства как дополнительной инстанции, инициирующей, легитимирующей и контролирующей полноценный правовой статус власти и ее законотворческих актов. В новое время с изменением социально-экономического уклада меняется и понимание П. з. Все большую роль в легитимации законодательных актов начинают играть представления о естественных неотчуждаемых правах личности, присущих человеку от рождения и определяющих его равную с другими правоспособность. Правовой статус законов теперь соотносится с общим благом, понимаемым как возможность блага для большинства граждан государства. Сама законодательная прерогатива государства истекает из волеизъявления народа (ситуация общественного договора) и становится легитимной и общеобязательной лишь в случае соответствия этому волеизъявлению. Установление такого соответствия - прерогатива выборных представительных органов, являющихся носителями законодательной власти и контролирующих деятельность правительства (монарха). С т. зр. содержания, П. з. признается лишь такой долговременный, необходимый и разумный законодательный акт, предписания и запреты которого совпадают с требованиями "естественного разума" как носителя естественного права. Такая позиция предполагает принципиальную идентичность механизма деятельности и самого содержания сознания всех индивидов. С XVII - XVIII вв. благодаря этому в философии права устанавливается принцип формально-правового равенства всех людей, чье участие в системе правоотношений определяется единой для них природой интересов и потребностей. В классических естественно-правовых теориях от Т. Гоббса до Ж.-Ж. Руссо весь конструируемый механизм государственно-политической машины предназначен для Уравновешивания общегражданских, сословно-групповых и частных интересов. Такое равновесие, достигаемое за счет разделения властей и верховенства закона, представляется не только как оптимальный правопорядок, но и как идеальное политическое устройство вообще. При этом постепенно нарастает акцентирование активности народа (граждан) по отношению к государственно-правовой системе, складывается радикальная концепция "народного суверенитета", распространяющегося (Ж.-Ж. Руссо) не только на сферу конкретного законодательствования, но и на сферу принципиального нормотворчества. В классической немецкой философии И. Кантом и Г. В. Ф.Гегелем были разработаны фундаментальные для современной политикоправовой мысли концепции П. з., вобравшие в себя основные достижения предшествующей эпохи. Прежде всего было подчеркнуто внутреннее различие законов правовых и Моральных: в учении И. Канта утверждается принцип моральной автономии индивида по отношению к любой внешне-правовой системе обязательств. Но абсолютная моральная автономия, в то же время сопряжена с обязанностью подчиняться законам и установлениям государства, поскольку они (даже в случае их неоптимальности) являются основой стабильного правопорядка, который, в свою очередь, есть залог формирования морально совершенного сообщества (последнее Кант приравнивает к "царству божию"). Философия права Гегеля в целом строится на двояком логическом принципе: разведение права и закона как "идеи" и "наличного бытия", с одной стороны, и обнаружение их диалектической тождественности, с другой. Гегелевская формула такова: "Право есть нечто святое вообще уже потому, что оно есть наличное бытие абсолютного понятия, самосознательной свободы". Это позволяет ему определить, что в реально функционирующих системах законов не каждый государственный акт является П. з. С другой же стороны, поскольку государство как "в себе и для себя реализованная разумная воля" санкционирует какой-либо акт, постольку в нем необходимо есть разумно-правовое начало. В конечном счете, все фундаментальные принципы и идеи права обретают свою позитивную реальность лишь посредством государственного законодательствования. В этом случае, по Гегелю, основным признаком П. з. становится его способность "положительного соединения субстанционального и индивидуального", т. е. способность действовать для общегосударственных интересов, учитывая и сохраняя при этом правовые интересы и свободу отдельных граждан. В либеральных теориях права (И. Бентам, Б. Констан) акцент в понимании П. з. смещается в сторону разработки институтов и процедур, позволяющих гарантировать и обеспечивать права личности даже вопреки воле и действиям государства. Отсюда вырастает принцип автономности судебной и местной муниципальной власти, возрастание их законотворческой значимости. Марксистская социально-политическая теория рассматривает право и закон как выражение и закрепление воли правящих классов, средство подавления сопротивления подвластных классов и консервации политического строя. В таком контексте значимость понятия П. з. существенно снижается, хотя марксистской традиции принадлежит неоспоримое первенство в разработке взаимосвязи социально-классовых интересов и законодательно-правовой активности различных субъектов. Именно на основе классового подхода в конце XIX - начале XX вв. сложились правовые концепции солидаризма, в которых в качестве П. з. рассматривались регулятивные акты, направленные на синтез классовых интересов. Само право в данной концепции объявляется надклассовым и потому обладающим общеобязательным характером. В целом для второй половины XIX - XX вв. характерно формирование многостороннего и гибкого понятия П. з., которое становится фундаментом современной концепции правового общества и государства. Его основные компоненты: 1. П. з. опирается на конституционные принципы и не может им противоречить ни формально, ни содержательно; 2. Процедура формирования и принятия П. з. всегда многоступенчата и предполагает участие всех установленных конституцией ветвей власти; 3. Общеобязательный характер, т. е. П. з. действует не только на всей территории государства, но и распространяется на все категории населения, исключая какую-либо правовую дискриминацию; 4. Действие П. з. распространяется на все властно-политические инстанции и институты так, что любое действие любого государственного органа предпринимается в соответствии с внутренними законами государства; 5. Эффективность П. з. прямо зависит от уровня развития правосознания общества, от доверия граждан и их готовности подчиняться предписаниям и ограничениям, налагаемым на них законами; 6. Правовому регулированию подлежат лишь внешне-деятельные аспекты жизни граждан; духовная жизнь гражданина и его убеждения не подлежат властно-правовой регуляции; 7. П. з. гарантирует сохранность и неприкосновенность неотчуждаемых прав и свобод личности, личное достоинство граждан и их безопасность; 8. П. з. не имеет "обратного действия" (т. е. его регуляции не подлежат действия, совершенные до момента вступления П. з. в силу); 9. П. з. может быть изменен или отменен только при соблюдении всех предусмотренных конституций законодательных процедур; 10. С содержательной т. зр. П. з. направлен на обеспечение интересов большинства граждан государства или государства в целом, причем должна быть возможность той или иной компенсации ущемления интересов меньшинства, неизбежного при масштабности и разнообразии современных обществ. Весь комплекс перечисленных признаков П. з. представляет собой оптимум современного правосознания, но говорить о реальной возможности достижения для каждого законодательного акта такого статуса не приходится. В реальной политико-правовой жизни современных обществ следует говорить лишь о большей или меньшей степени приближения правовых систем к оптимуму П. з. При этом нужно учитывать и саму зависимость его понятия и роли в жизни общества от конкретной социально-исторической ситуации, типа общественных отношений и властно-политической организации общественной жизни.

 

 

50. Правовое государство и гражданское общество


Дата добавления: 2015-04-18; просмотров: 25; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.016 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты