Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Принципы приличной девушки 4 страница




Читайте также:
  1. A XVIII 1 страница
  2. A XVIII 2 страница
  3. A XVIII 3 страница
  4. A XVIII 4 страница
  5. ANDREW ELIOT’S DIARY 1 страница
  6. ANDREW ELIOT’S DIARY 2 страница
  7. ANDREW ELIOT’S DIARY 3 страница
  8. ANDREW ELIOT’S DIARY 4 страница
  9. ANDREW ELIOT’S DIARY 5 страница
  10. Bed house 1 страница

Ложась спать, я поняла, что ничуть не покривила душой, когда сказала, что вечер мне понравился. И понравился гораздо больше, чем предыдущий. Глеб, конечно, красавец и ведет себя исключительно так, как надо вести себя в обществе девушки. Но Рустам с его горящим взором гораздо больше волнует мое воображение. Однако отказываться от общения ни с одним, ни с другим я не собиралась. Кто знает, вдруг все поменяется, и в итоге тем единственным окажется именно Глеб?

На следующий день, когда я завтракала, мне позвонил Глеб и предложил встретиться. У меня день уже был распланирован, и время для общения с противоположным полом в него не входило, но я позволила себе немножко расслабиться и насмешливо спросила:

- Прямо сейчас?

- Я бы с удовольствием, но нет. Первую половину дня я буду занят в офисе, но после обеда освобожусь. Я бы заехал за тобой, и мы смогли бы съездить куда-нибудь на природу. Позагорать, покупаться.

- Заманчиво, но нет, - отказалась я. - Сегодня я занята. Извини.

- Ничего, я понимаю. А вечером? Может быть, поужинаем?

- Глеб, я сегодня правда не могу.

- Ты не можешь только сегодня или вообще? - помолчав, уточнил он.

- Только сегодня, - засмеялась я. - Глеб, мне с тобой очень хорошо, но у меня сегодня есть дела, поэтому я с радостью встречусь с тобой в любое другое время.

- Тогда я позвоню.

Покончив с завтраком, я отправилась в комнату заниматься переводом научной статьи. Статья была невероятно скучна, и текст всего в три тысячи знаков я пыталась осилить уже в течение трех дней. А между тем перевод необходимо отправить по почте уже сегодня до восемнадцати ноль-ноль.

Сказав себе уверенное "Я смогу!", я на всякий случай положила рядом с собой словарь и с энтузиазмом застучала по клавиатуре.

В разгар трудового процесса мобильник вновь ожил. Устало потерев переносицу, я нажала на зеленую кнопку и со вздохом сказала:

- Слушаю.

- Привет, красавица, - услышала я голос Рустама.

Как иначе все было еще какой-то месяц назад, - подумалось неожиданно. - Я сидела и размышляла об одиночестве, а теперь мужского внимания практически через край. И получается так, что раньше жилось спокойнее и проще.

- Рустам? - добавила я в голос бодрости. - Не ожидала услышать тебя.



- Почему же?

- Мы вроде бы только вчера виделись.

- И что?

Да уж, действительно "и что"?

Я растерялась, не зная, что сказать. Рустам тоже молчал, пришлось предпринять вторую попытку:

- Тогда, наверное, тебе захотелось услышать мой голос.

- Это одна из причин, - ответил он и вновь замолчал.

Время шло, рабочий процесс простаивал, а выходить за график выполнения работы я не любила, поэтому пришлось опять проявлять инициативу:

- А какие у тебя еще причины?

- У меня намечается поздний обед, ну или ранний ужин, если такой вариант больше нравится. Вот я и хотел бы разделить с тобой трапезу, согласна?

- Рустам, я бы с радостью, но у меня другие планы.

- Встречаешься с Глебом? - Голос на том конце провода стал серьезным.

- Нет, я не встречаюсь с Глебом, - терпеливо сказал я. - Поверь, у меня помимо Глеба имеются свои планы.

- Что за планы?

- Слушай, я не обязана тебе отчитываться! - возмутилась я.

- То есть ты не будешь со мной обедать? - уточнил он.

- Ни обедать, ни ужинать.

- Зря. Было бы интересно. Ну да ладно. До встречи.

И, не дав мне сказать и слово, повесил трубку. Я недоуменно посмотрела на дисплей телефона, как будто он мог объяснить мне что-то, и констатировала:



- Придурок.

Очень захотелось общения с близким человеком, коим для меня в настоящее время являлась Ольга, но два абзаца текста маячили перед глазами немым укором. А часы, между тем, уже показывают три часа дня. Надо доделать, а потом уже идти к подружке. Она к этому времени как раз придет в себя после рабочей смены - кажется, у нее вчера должны были состояться трудные переговоры, и начальник обещал ей выходной день за вредные условия работы.

Без пятнадцати пять я с чувством глубокого удовлетворения отправила статью по электронной почте. Включила ноутбук и позвонила Ольге.

- Ты чего там делаешь? - поинтересовалась.

- Резала составляющие холодного борща. Только закончила, - отрапортовала та.

- Молодец, - похвалила я и вздохнула: - А я всей душой стремлюсь к тебе. Можно?

- Конечно, приходи.

Я поменяла домашний сарафан на более приличное платье, перекинула через плечо сумку, ноги сунула в шлепанцы и отправилась к Ольге.

Мы устроились на кухне. Подруга, услышав, что я с самого утра была занята исключительно переводом, тут же поставила передо мной тарелку с свежеприготовленным холодненьким борщом.

- Так почему твоя душа-то так стремилась ко мне? - спросила она, когда я взялась за ложку.

- Соскучилась. Ты же самый любимый мой человек в этом городе.

- Похоже на лесть.

- Ну что ты. Святая правда. Как отработала?

- Суматошно, - пожала плечами Ольга. - Домой пришла только около полуночи. На переговоры за мной заезжал Вовка и сильно гневался, пока вез до дома. Он считает, что развлекать и ублажать приезжих партнеров должен руководитель лично, и не может понять, что столь приличную зарплату я получаю не только за то, что нахожусь в офисе с девяти до восемнадцати ноль-ноль. Говорит, тебе вообще не зачем работать. Я и так смогу обеспечить тебя.



- Ты ему выдала встречное предложение?

- Какое?

- Взять тебя замуж, чтобы быть полностью уверенной в завтрашнем дне.

- Полина, - подруга укоризненно сдвинула брови. - Я не собираюсь заводить подобные разговоры. Во-первых, не хочу лишний раз напрягать его, а во-вторых, нам пока что итак не плохо.

- Ладно, извини. Похоже, лезу не в свое дело. Больше не буду задавать столь бестактных вопросов, - покаялась я.

- Тебе можно, - разрешила она.

После ужина мы перешли к чаю. Ольга распаковала коробку шоколадных конфет и придвинула ее ко мне. А я принялась рассказывать о своем свидании и сегодняшних звонках от поклонников. Подружка послушала меня и поинтересовалась:

- Ну а тебе-то из них двоих кто больше нравится? Просто по твоему повествованию как-то не очень понятно, хотя предположения у меня имеются.

- Рустам, - призналась я. - Но не уверена, что это правильный выбор.

- Почему?

- Даже не знаю, как объяснить. Он постоянно действует мне на нервы, ведет себя абсолютно не так, как я хотела бы видеть, но при всем при этом я понимаю, что думаю о нем гораздо чаще, чем о Глебе.

- То есть все-таки Рустам? - Ольга улыбнулась. - А знаешь, это правильно. Он мне нравится гораздо больше.

- Это потому, что Рустама ты знаешь.

- Возможно. Но я также знаю тебя и уверена, что он подходит тебе больше, чем второй.

Я задумалась. Понимаю, что Ольга желает мне исключительно счастья, но сбрасывать со счетов Глеба тоже не надо торопиться.

Поздно вечером неожиданно позвонил бывший мужчина жизни. Я нежилась в ванне, когда мобильник начал выдавать отечественный хит. Потянувшись за ним, я чуть не грохнулась, выругалась, но все-таки смогла схватить его. Потом он чуть не выскользнул из рук, но я успела перехватить его в паре сантиметров от воды и недовольно рявкнула в трубку:

- Слушаю!

- Полина? - смутно знакомый голос звучал неуверенно и как будто с опаской.

- Возможно.

- Здравствуй. Это Коля. Помнишь?

Да уж! Как-то в последнее время я стала нарасхват.

- Помню, - отозвалась я. - Ты зачем звонишь?

- Мы с тобой не виделись почти два года, - начал он. - Может...

- Не может, - оборвала я его. - Если помнишь, это ты решил, что ни к чему обременять себя обязательствами будучи в разных городах. Я так понимаю, твой контракт закончился, и ты вернулся на родину?

- Да. Только я звоню не поэтому. Я правда очень хотел бы повидаться с тобой.

- Нет. У меня своя жизнь, я на днях выхожу замуж и тебя видеть совершенно не хочу, - резко сказала я.

- Зачем ты так? - вздохнул он.

- Затем, что два года назад ты разговаривал со мной примерно также. И не звони мне больше, пожалуйста. Мне неприятно разговаривать с тобой.

- Да, - сказал он рассеяно. - Извини.

Коля последний раз вздохнул и нажал кнопку отбоя, а я положила телефон на пол и вновь погрузилась в воду. "Мужик пошел косяком", - хихикнула я мысленно. Даже вон бывший откуда-то выполз.

Субботний день обещал быть жарким. Уже к девяти утра градусник показывал двадцать пять градусов выше нуля. Расхаживая по дому в лишь в шелковой ночнушке, я размышляла, куда и с кем можно выбраться. Огорчало то, что Ольга еще накануне уехала с Вовкой на базу отдыха, а коллеги по работе, с которыми я находилась в хороших, даже дружеских отношениях, коротали летние денечки на дачах и огородных участках. Получалось, что на отдых можно рассчитывать только в обществе кого-нибудь из моих ухажеров.

Эта мысль меня увлекла, потому что, пришлось признаться себе, я соскучилась и по Глебу и, что самое главное, по Рустаму.

Может, кто-нибудь из них двоих сообразит, что негоже девушке томиться в душном городе?

Но никто не сообразил, и в одиннадцать я, собрав минимум необходимых вещей, в гордом одиночестве поехала в ближн6ий пригород, где и провела с пользой для тела полдня.

Домой вернулась около шести и в совершенно умиротворенном состоянии завалилась на диван с целью посмотреть вечерний набор передач по ТВ.

Ожил дверной звонок. Я недоуменно нахмурилась - кроме Ольги, ко мне звониться некому. Остальные ставят меня в известность о своем приходе по телефону.

Посмотрев в глазок, я увидела на лестничной площадке маму. Торопливо распахнув дверь, я улыбнулась:

- Привет! - А в голове пронеслась мысль: "Хорошо, что я успела выгрести из квартиры весь хлам и разложить вещи по полочкам".

- Здравствуй, солнышко. - Мамуля улыбнулась еще шире, чем я, поцеловала меня в щеку. - Пригласишь?

- Заходи, конечно. - Я отодвинулась в сторону, и мама, как всегда элегантная и со вкусом одетая, оказалась в прихожей. - Почему ты мне не позвонила, не сказала, что приедешь?

- Просто пришлось срочно собираться и ехать сюда, - пожала она плечами. - К тому же ты все равно ничем не смогла бы мне помочь. Ты вряд ли смогла бы встретить меня. У тебя ведь нет машины.

- Про то, что ты самостоятельно решаешь проблемы подобного рода, я знаю давно, - кивнула я, понимая, что мамино мировоззрение не меняется. - Просто сейчас ты появилась так неожиданно. Меня могло не быть дома.

- Ну ты же дома. - Родительница осторожно пристроилась на стуле в кухне и с опаской положила руки на стол.

- Здесь нет тараканов. И стол я регулярно протираю, - не удержалась я от язвительного замечания.

- Прости? - Она сделала вид, что не поняла меня.

- Нет, ничего. Чай или кофе будешь?

- Чай. Зеленый. И не из пакетика, а нормально заваренный.

Интонацию я пропустила мимо ушей и молча заварила чайник. Мама, наблюдая за моими действиями, в очередной раз предложила:

- Полина, давай я куплю тебе приличную квартиру. Наймем декоратора, он обустроит жилище в лучшем виде.

- Мы уже много раз говорили на эту тему. И мой ответ по-прежнему отрицательный, - стараясь говорить как можно спокойнее, отказалась я. - Поэтому я тебя очень прошу перестать поднимать данный вопрос. Ради нас обеих.

- Я стараюсь помочь тебе ради нас обеих, - раздраженно парировала она. - И уж если ты не хочешь заниматься семейным бизнесом, то давай хотя бы здесь я помогу тебе...

- Чтобы я соответствовала нарисованному тобой образу, - закончила я за нее. - Только мне всего этого не надо, мама. У меня такая жизнь, какую я и хотела. И я тебя еще раз прошу - не надо навязывать мне свои представления о жизни.

- Ну хорошо, - сдалась мама, всем своим видом показывая, что она не согласна с моим решением и в скором времени нам предстоит еще одна словесная баталия, и посмотрела на часы: - Вот что, через полтора часа мы с тобой должны быть в ресторане, где у меня назначена встреча, поторопись, если хочешь выглядеть прилично.

- Какой ресторан, мам? Зачем он мне?

- Затем. Я хочу познакомить тебя со своим деловым партнером. Он молодой и интересный мужчина. Наверняка, он тебе понравится. И если у вас все получится, и ты выйдешь за него замуж, я смогу, наконец, вздохнуть спокойно и считать, что моя дочь, не смотря на все ее закидоны, устроена в жизни и не имеет необходимости экономить на необходимом.

- Под "необходимым" ты подразумеваешь шикарный дом, дизайнерскую мебель и одежду?

- В том числе. Поторопись.

- А ты уверена, что мне нужна вся эта мишура? - спросила я, доставая из шкафа платье.

- Уверена. Ты выросла в этой, как ты выражаешься, мишуре. И привыкла к ней. - Она недоуменно посмотрела на платье: - Хочешь одеть ЭТО?

- Неужели не нравится? - усмехнулась я, прекрасно осознавая, что это платье одно из самых проигрышных в моем гардеробе. Я его купила не иначе как в период ПМС, ни разу не одела и уже больше года собиралась вынести его на помойку. Как оказалось, зря. Сегодня оно очень пригодилось, чтобы позлить мамулю. - По-моему, оно очень милое.

- У тебя совершенно испортился вкус. - Мама выхватила у меня из рук платье, отшвырнула его в сторону и, перебрав вешалки в шкафу, достала мое любимое малиновое платье. - Одень это, - повелительно сказала она.

- Слушаюсь, - насмешливо сказала я. - Можно выполнять?

- Тебе не кажется, что ты вышла из того возраста, когда хамить родителям считается нормальным? - укоризненно поглядела она на меня, а я пожала плечами и ушла в ванную комнату собираться.

Через сорок минут мы сели в заказанное такси, а еще через двадцать уже входили в ресторан.

- Как хоть зовут твоего бизнесмена? - догадалась я спросить.

- Глеб, - ответила мама, и я позволила себе усмехнуться - наверняка мой старый знакомый.

Мои догадки оказались верны. За одним из столиков сидел Глеб и приветливо улыбался. Увидев меня, он недоуменно выгнул брови, а я в ответ весело подмигнула ему.

- Светлана Николаевна, Полина. - Глеб почтительно поцеловал нам руки и предложил присаживаться за столик.

- Полина - моя дочь, - сказала мама.

- Я уже понял, - кивнул Глеб и улыбнулся мне: - Рад видеть тебя.

- Вы знакомы? - спросила она, озадаченно нахмурившись.

Если честно, в этот момент я испытала чувство, очень похожее на удовлетворение. Последние годы я находилась в полной уверенности, что родительницу ни чем не удивить, и тут вот как. Оказывается, мама считает, что я не способна самостоятельно познакомиться с приличным мужчиной.

- Довольно близко, - кивнула я, не задумываясь, как мама отреагирует на мои слова.

- Это как понимать?

- Полина не правильно выразилась, - поспешил мне на выручку Глеб, увидев, что мама начинает закипать. - Просто мы общаемся уже довольно давно и получаем удовольствие от этого общения.

Насчет довольно давно сказано сильно, но уточнять такие мелочи ни к чему. Надо оставить маме место для фантазии.

- Как же вы познакомились?

Поняв, что так просто матушку не уймешь, я без энтузиазма принялась отвечать на ее вопросы. Глеб решил не оставаться в стороне и перехватил инициативу рассказа в свои руки. Он с удовольствием говорил о том, что я ему понравилась сразу и каждая встреча со мной - это как мини-праздник. И вообще он надеется продолжить наше знакомство с возможностью перехода в более близкие, нежели просто дружба, отношения. Последние слова меня удивили, потому что за весь период общения я не успела заметить сильного интереса к моей персоне. Конечно, нам обоим доставляло удовольствие общение друг с другом, но я не видела с его стороны сильного желания развивать наше общение на другом уровне. В отличие от Рустама.

- И что вы планируете? - тем временем спросила родительница.

Кажется, мамулю заносит, - поняла я и опередила Глеба с ответом, сказав тоном, не терпящим возражений:

- Тебе не кажется, что наши отношения - это сугубо наше личное дело?

Мама подобной резкости не ожидала и несколько секунд просто молча смотрела на меня. Потом вздохнула и как ни в чем не бывало заговорила с Глебом об общих делах.

К середине ужина в ресторане появились Рустам и Вовка. Чего это они посещают конкурентов? Сидели бы у себя в "Вендетте". Заметив их, я начала прикидывать, как бы половчее отвернуться, чтоб они не увидели меня. Но пока я размышляла на эту тему, они оглядели зал и остановили свои взоры на мне. Через несколько секунд оба уже стояли перед нашим столиком.

- Полиночка, здравствуй, - улыбнулся Ольгин ухажер, наклонился и поцеловал меня в щеку.

- Добрый вечер, - поздоровался Рустам и следом за Вовкой запечатлел поцелуй на моей щеке.

- Привет, - широко улыбнулась я им, стараясь не смотреть на Рустама, который через чур внимательно наблюдал за мной прищуренным взором. - Мама, Глеб, знакомьтесь. Это Володя и Рустам.

- Очень приятно, - кивнула мама, а Глеб пожал мужчинам руки.

После процесса знакомства Рустам и Володя покинули нас. Но далеко не ушли, устроившись за столиком по-соседству. Чувствуя на себе изучающий взгляд Рустама, я с тоской думала: "Неужели мир так тесен? И что это за ирония жизни - стоит появиться одному, как тут же появляется второй. И наоборот. И обязательно так, чтобы в один день. Люди в деревнях, бывает, не видятся годами, а тут...". Выпрямив спину, я заставила себя переключиться с мыслей о Рустаме на беседу мамы и Глеба и поняла, что обсуждают они моих знакомых. Мамуля интересовалась, кто такие Володя и Рустам, чем они занимаются. К моему удивлению, Глеб смог ответить на все мамины вопросы, после чего она повернулась ко мне:

- И где ты свела знакомство с ними?

- А какие проблемы? - нахмурилась я.

- Никаких. За исключением того, что все это время я находилась в полной уверенности, что круг твоих знакомых ограничивается исключительно коллегами по профессии.

- Как низко ты оцениваешь способности своей дочери, - поморщилась я.

- Так все-таки, откуда ты знаешь этих молодых людей?

- Один из них встречается с моей подругой. Олей, если помнишь такую. - "А второй, кажется, не против встречаться со мной".

Я снова отвлеклась от разговора - Рустам делал заказ и при этом так обаятельно улыбался официантке, что я испытала острую потребность оказаться на ее месте. Увидев, что я наблюдаю за ним, он мне подмигнул, а я скрипнула зубами и вновь переключила внимание на своих собеседников.

Мама и Глеб вновь вернулись к обсуждению деловых вопросов. Меня данная тема абсолютно не интересовала, и, поскучав минут десять, я отправилась в дамскую комнату. На обратном пути свернула на улицу и принялась разглядывать пейзаж - все интереснее, чем слушать застольную беседу.

Через минуту услышала позади себя:

- Надо бы перекинуться парой слов.

Обернувшись, я увидела стоящего неподалеку Рустама. Он закурил и с интересом посмотрел на меня, а я удивилась:

- О чем?

- А ты считаешь, что не о чем?

- Я тебя слушаю.

- Собираешься замуж за Глеба? - спросил он, пытливо глядя мне в глаза.

- С чего ты взял? - вытаращила я глаза.

- На мой взгляд, вполне логичное заключение. Иначе с какой стати ты стала бы знакомить его со своей матушкой? - логически рассудил он, а я весело фыркнула:

- Интересный ход мыслей. А тебя волнует перспектива моего замужества? - с любопытством поглядела я на него.

- Конечно, - серьезно кивнул Рустам. - Ты ведь уже поняла, что в отношении тебя у меня имеются определенные планы. И конечно, меня волнует вопрос, как быстро и в каком объеме они смогут реализоваться.

- В таком случае можешь не волноваться зря и строить планы дальше, - заверила я. - Глеб - мамин деловой партнер, и это она привела меня сюда, чтоб я смогла познакомиться хоть с каким-то приличным мужчиной в моей жизни. И только здесь выяснилось, что с приличными мужчинами я могу знакомиться и без ее помощи.

- Отлично. - Рустам заметно расслабился и широко улыбнулся, а в глазах появились ставшие почти родными черти. - Планы у меня уже выстроены, и учти - я от них не откажусь, и Глеб в них не предусмотрен, так что постарайся свести свое общение с ним к минимуму.

От подобной наглости я обомлела, однако быстро пришла в себя и рявкнула:

- Ты придурок! В курсе?

- Кажется, ты уже сообщала об этом, - невозмутимо кивнул он и наклонился ко мне. - А ты прелесть.

Прежде чем я смогла продолжить нелицеприятные высказывания, Рустам обнял меня и прижался губами к моим губам. Наслаждение волной накрыло меня, и я обвила его шею руками, стараясь как можно сильнее прижаться к нему.

- Видишь, как идеально мы подходим друг другу, - прошептал он, не отрываясь от меня и ласково проводя пальцами по спине.

Слова проникли в затуманенное сознание, и я заставила себя отодвинуться.

- Нечестно играешь, - сказала, пытаясь справиться со сбившимся дыханием.

- А кто сказал, что я буду играть по правилам? - удивился он. - В любви и на войне все средства хороши.

- А у нас что?

- Неужели не догадываешься?

Рустам провел пальцем по моим губам, поцеловал в кончик носа и скрылся в помещении ресторана, а я осталась стоять на улице в тщетной попытке привести разбушевавшиеся чувства в порядок.

Возвращаясь в зал пять минут спустя, я не собиралась даже смотреть в сторону Рустама, но взгляд сам устремился на него, едва я переступила порог. Он весело мне подмигнул, а я, почувствовав, что начинаю краснеть, торопливо отвернулась.

- Ты долго отсутствовала, - заметила мама, едва я устроилась за столом.

Чувство такта мамуле не знакомо.

- Я почувствовала себя не очень хорошо и вышла на улицу подышать, - отрапортовала я.

- Надо было позвать меня, я бы составил тебе компанию, - подал голос Глеб.

- Спасибо. - У меня уже была компания.

- А как ты сейчас себя чувствуешь? - чувствовалось, что он искренне переживает за меня, и мне стало стыдно. - Может быть, тебя отвезти домой?

Одновременно с его словами мамочка взглядом пыталась приказать мне отказаться от предложения и продолжать вечер, но подчиняться родительнице я не собиралась и с благодарностью кивнула:

- Это было бы здорово.

- Тогда я сейчас расплачусь и поедем.

- Глеб, я бы хотела обсудить с вами еще один вопрос, - подала голос мама, которой явно не нравилось, что ее мнение спросить забыли.

- Светлана Николаевна, давайте перенесем оставшиеся обсуждения на завтра, - улыбнулся Глеб, давая однако понять, что данное решение окончательное. - Вашей дочери нездоровиться, и я полагаю, в данный момент приоритетным является ее состояние.

- Тогда сначала завезите меня в гостиницу, - распорядилась родительница.

- Конечно. - Глеб расплатился и повел нас к стоянке.

На выходе из зала я не удержалась и бросила взгляд на Рустама. Он был занят разговором с Вовкой и на меня не смотрел. Подавив вздох разочарования, я покинула помещение.

Как и было сказано, Глеб сначала завез маму в гостиницу, а потом повез домой меня.

- У меня возникло ощущение, что у тебя натянутые отношения с матерью, - заметил он, отъезжая от тротуара.

Посвящать Глеба в свои личные проблемы почему-то не хотелось (хотя с Рустамом делилась охотно), поэтому я ответила:

- Ты ошибся. Нормальные отношения с типичными проблемами отцов и детей. Мы общаемся настолько часто, насколько позволяет разделяющее нас расстояние. Мама интересуется положением моих дел, предлагает свою помощь.

Естественно, материальную. И положением дел исключительно в том ключе, не одумалась ли я. По-моему, у нее возникает желание хлопнуться в обморок каждый раз, когда она переступает порог моей квартиры.

Но говорить об этом Глебу я не стала. В конце концов, отношения с мамой - это моя жизнь.

Глеб остановил автомобиль у моего подъезда и повернулся ко мне.

- Я позвоню тебе завтра после того, как разберусь с твоей мамой? - вопросительно посмотрел он на меня.

- Позвони, - кивнула я. - Но это в любом случае будет завтра, а сейчас я приглашаю тебя в гости на чашку чая.

- Серьезно?

- Конечно.

- Но ты вроде бы неважно чувствовала себя, - напомнил он.

- Все прошло, - заверила я. - Так как насчет чая?

- С удовольствием.

- Только предупреждаю сразу во избежание недоразумений, я приглашаю тебя только на чай. Договорились?

- Как скажешь.

Глеб припарковался у обочины, и мы пошли ко мне.

Оказавшись в квартире, он с интересом огляделся по сторонам, а я поторопилась сказать:

- Не обращай внимания. Я не ждала гостей, поэтому дома небольшой творческий беспорядок.

Хорошо хоть нигде не валяется нижнее белье - еще с утра на кровати в кучи стиранного белья торчали трусы, лифчики и ночнушка, но когда пришла мама, я всю стопку засунула в шкаф.

- Мне нравится, - кивнул он. - У тебя уютно.

- У тебя странное понятие об уюте, - улыбнулась я. - Вот моя мама, например, считает, что у меня явная нехватка мебели. Для ощущения полного комфорта мне не хватает пары удобных кресел, стеллажа с классической литературой во всю стену и мягкого ковра на полу.

- Я больше склонен к минимализму, и считаю, что ковер и кресла тебе абсолютно не нужны, - заверил он.

- Спасибо. Ты что будешь пить? Чай или кофе?

- Чай. Зеленый есть?

Я заварила свежий зеленый чай, устроилась рядом с Глебом и задала вопрос:

- Наверняка лезу не в свое дело, но ответь, пожалуйста. Ты все еще любишь свою бывшую жену?

Чашка застыла на полпути ко рту. Глеб удивленно посмотрел на меня:

- С чего ты взяла, что я люблю свою бывшую?

- Ни с чего. Просто, кажется, времени с момента вашего расставания прошло всего ничего, и поначалу, я помню, ты сильно переживал. Вот я и интересуюсь, как ты.

- Я уже вполне оклемался и могу сказать тебе совершенно точно, что все чувства к ней прошли. - Глеб сделал глоток чая и задумчиво добавил: - Сейчас место в моем сердце вакантно.

- Это намек? - выгнула я бровь, почувствовав себя неуютно от того, что наш разговор поменял русло.

- Ты мне нравишься, - признался он. - Впрочем, ты и сама об этом догадываешься. Но пока что не более, ты уже не обижайся.

- Почему же не более? - полюбопытствовала я.

- Ну... На мой взгляд, тебе надо немного изменить характер и манеру поведения. Я не хочу сказать, что все плохо, - поторопился он добавить, видя, что я возмущенно открыла рот. - Ты добрая, отзывчивая, готова выслушать. Для друга ты обладаешь всеми необходимыми качествами, но для любви этого не достаточно.

- Глеб, я не собираюсь что-то менять в себе. И поверь, если бы я действительно была симпатична тебе больше, чем просто человек, ты не стал бы обращать внимание на какие-то мои недостатки. Ведь любят не за что-то, а за сам факт существования. Просто я героиня не твоего романа. Впрочем, видимо, как и ты не моего.

- Из всего этого следует, что наши отношения за рамки дружеских не выйдут? - сделал он вывод и вопросительно выгнул бровь.

Меня такой вариант устраивал стопроцентно, поэтому я согласно кивнула:

- Точно. И уверена, что от этого наше общение станет только лучше.

- Наверное, ты права, - вздохнул Глеб и добавил: - Но ты мне все равно нравишься.

- Ты мне тоже, - с чувством сказала я и подумала: "Жаль, что нравиться и любить - разные вещи".

- Тогда не исключаю возможности, что у нас еще все впереди.

Я в подобный вариант развития событий не очень верила, но спорить не стала.

Еще около часа мы продолжали общение на философские темы - смысл жизни, образование, желание вступать в самостоятельную жизнь подрастающим поколением. Последняя тема мне, как учителю, была особенно близка, и я принялась развивать ее, пока не поняла, что увлеклась.

- Извини. Кажется, меня занесло, - виновато улыбнулась я.

- Нормально. Мне нравится, что ты с таким чувством рассуждаешь о будущем нашей страны. И я понимаю, почему ты пошла в учителя.

- Спасибо.

Глеб поцеловал меня в кончик носа и сказал:

- Здорово, что ты так трепетно относишься к детям. Это хорошее качество. - Он открыл входную дверь и последний раз посмотрел на меня: - Я позвоню...

-...завтра, - закончила я за него. - Буду ждать.

Он ушел, а я, пока убирала посуду со стола, размышляла. Хорошо все-таки, что с Глебом все разрешилось. То есть, конечно, немного обидно, что я воспринимаюсь исключительно как друг, но с другой стороны, это лучше, потому что, что я стала бы делать, если бы он воспылал ко мне чувствами, а я осталась равнодушной? Хотя он погрозился, что все еще возможно, в глубине души я надеялась, что это "возможно" не наступит никогда.

Утром меня разбудил мамин звонок. Не обращая внимания на мой сонный голос, она заявила не терпящим возражений тоном, что буквально за пару часов она решит проблемы с Глебом, а оставшееся до отлета время хочет провести со мной. Понимая, что ничего хорошего мне это не сулит, я, тем не менее, согласилась, и получила наказ явиться к ней в гостиницу к полудню.

Еще через час, за который я успела принять душ и позавтракать, телефон зазвонил вновь. "Интересно, кто? Глеб? Рустамчик?" - хихикнула я и взглянула на дисплей. Все-таки Глеб. Оказалось, что он уже завершил дела с моей мамулей и теперь предлагал мне поездку на природу - "давай рванем в ближайший пригород, покупаемся". Но пришлось отказаться.


Дата добавления: 2015-05-08; просмотров: 10; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.033 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты