Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ВТОРАЯ БЕСЕДА О ЛИДЕРСТВЕ: БУРНЫЕ ВРЕМЕНА ПОРОЖДАЮТ ВЕЛИКИХ ЛИДЕРОВ




Читайте также:
  1. II этап — вторая неделя.
  2. II этап — вторая неделя.
  3. II этап — вторая неделя.
  4. V. ВТОРАЯ УСЛУГА ХОТТАБЫЧА
  5. Беседа Иисуса с учениками
  6. БЕСЕДА О ЖИЗНИ В МОНАСТЫРЕ
  7. Беседа о праздности
  8. Беседа о самоубийствах среди подростков с Ольгой Андреевной Щелоковой, специалистом по патологии юношеского возраста, преподавателем кафедры душепопечения.
  9. Беседа с наставником
  10. Беседа-опрос по книге

Я не отступлюсь, пока не добьюсь успеха. Я родился на свет не для поражения, и в венах моих не течет кровь неудачника. Я не овца, ждущая пастырского окрика. Я -лев, и негоже мне говорить, ходить и спать вместе с овцами. Я не отступлюсь, пока не добьюсь успеха.

ОГ МАНДИНО( [10] )

Боль приходит и уходит. А убегать от боли можно вечно.

ЛЭНС АРМСТРОНГ*

Я уже предвкушаю твою следующую встречу, - сказал Томми, припарковавшись на одной из улиц фешенебельного района Трибека. - Этот учитель очень колоритен, Блейк. Анна тоже, несомненно, исключительно интересный человек. Но этот - совсем другой. Он ярок, игрив, спонтанен и при этом необычайно умен. В ходе вашей беседы он поделится с тобой Вторым Принципом философии лидерства без титула. А Первый Принцип тебе уже известен, - полувопросительно сказал Томми.

- Еще бы. Конечно известен. Чтобы быть лидером, тебе не нужен титул, - гордо провозгласил я.

- Отлично. Значит, теперь тебе пора усвоить Второй.

- А именно? - не удержался я от вопроса.

- Бурные времена порождают великих лидеров, - ответил Томми. - Просто помни, что трудные дни заканчиваются, а сила духа остается. Трудности - это не более чем шанс проявить героизм. И времена испытаний - как в бизнесе, так и в жизни - представляют собой замечательную возможность превратить неприятности в успех, - сказал мой наставник, улыбнувшись. - Проблемы и трудные дни на самом деле принесли тебе только пользу, друг мой.

- Трудные дни? Если бы! У меня было трудное десятилетие, - ответил я с усмешкой.

Томми оглядел меня с головы до ног и пристально посмотрел в глаза. А потом мы оба от всей души расхохотались над моим замечанием.

- Отлично, Блейк! Мне нравится твой стиль. И я вижу, что ты в отличном расположении духа. Это меня радует. С тобой сейчас происходит нечто замечательное. И будущее твое выглядит очень оптимистично, - сказал он, улыбаясь от уха до уха.

Пока мы шли по переулку, Томми напевал старую песню Rolling Stones о том, что мы не всегда получаем то, что хотим, но всегда получаем то, что нам нужно. Я чувствовал, что этой песней наставник готовит меня к предстоящему уроку.

- В этих словах много правды, Блейк. Бизнес - как и сама жизнь - порой бывает очень непредсказуем, особенно в наши времена экономической нестабильности. Ты думаешь, будто совершенно отчетливо предвидишь будущее, но вдруг появляется конкурент или какая-нибудь новая технология и полностью изменяет твою индустрию. А потом, когда кажется, что дела наконец наладились, происходит слияние и предприятие, где ты работаешь, преобразуется до неузнаваемости. Едва ты успеваешь привыкнуть к новым условиям, как на тебя обрушивается новая гора перемен.



Томми посмотрел по сторонам, и мы быстро перешли улицу.

- Я уже говорил тебе, что с удовольствием предвкушаю твою встречу со следующим учителем? - спросил он.

По-видимому, годы все-таки немного подточили его память.

- Да, Томми, - ответил я тихо-тихо.

Мы вошли в небольшой магазинчик с древней, сделанной вручную вывеской «Лыжный магазин Тая Слоуна». Внутри оказалось на удивление светло. В витринах было аккуратно расставлено лыжное обмундирование и другие спортивные товары. На стенах висели большие черно-белые фотографии в рамках с изображением крашеного блондина на лыжах. Кроме фотографий, были еще плакаты с надписями «Полюби свой страх», «В погоне за совершенством» и «Покори свой Эверест».



За прилавком стоял высокий загорелый мужчина спортивного телосложения лет пятидесяти с небольшим. На нем был новенький свитер Icebreaker, потертые джинсы и стильные солнцезащитные очки фирмы Persol. Увидев нас с Томми, он бросился навстречу, широко улыбаясь и порывисто снимая с себя очки - очень выразительный жест дружеского расположения.

- Привет, дружище! - зашумел он, заключая Томми в свои медвежьи объятия так, что ноги моего наставника на пару дюймов оторвались от пола. - Рад видеть тебя, брат.

Как дела в книжном бизнесе? По-прежнему загребаешь все эти ваши ежегодные награды при помощи лидерских штучек, которые мы подкинули тебе когда-то?

- Конечно, Тай. И я тоже очень рад тебя видеть, - ответил Томми с такой же любовью в голосе. - Да, у меня на работе все отлично. Вы, ребята, действительно помогли мне добиться успеха, поделившись всеми этими идеями. Я в неоплатном долгу за все, что вы для меня сделали. До встречи с вами моя жизнь была сплошным бедствием, а после того дня все перевернулось. Полностью. Философия, которую вы мне передали, сработала, словно какой-то волшебный ключ. Спасибо, Тай. Спасибо, - сказал Томми с несомненной искренностью.

- Не за что, брат, - радостно ответил мужчина. - Рад за тебя! Ага, а это тот самый юноша, о котором ты мне рассказывал, верно, Том?

Я протянул ладонь, но вместо рукопожатия меня тоже ждали медвежьи объятия. В течение нескольких секунд я просто не мог дышать.

- Меня зовут Тай Бойд. Рад знакомству, братишка, - прогудел владелец магазина, выжимая из меня сок.

- Тай, это Блейк. Блейк, это Тай Бойд. Знакомое имя? - спросил Томми, рассеянно теребя своих Микки-Маусов.



- Нет. К моему стыду, это имя мне незнакомо. Мне очень жаль, Тай, - честно признался я.

- Не парься, Блейк. Всё путем. Мне на это начхать. Я вообще-то нормальный мужик. Эго перед собой на тележке не катаю. На самом деле я уже давно убедился, что чем больше раздуто эго, тем меньше реальных дел.

Я не совсем понимал, к чему он это говорит.

- Тай - пятикратный чемпион мира по слалому, - вмешался Томми, указывая на один из снимков, где был изображен молодой красавец-спортсмен. - Вот, взгляни на эту фотографию. Здесь мы видим нашего друга в деле. Снято близ городка Таос [11] , штат Нью-Мексико, если я не ошибаюсь.

- Не ошибаешься, дружище. Таос - одно из лучших мест в мире для нас, снежных гончих. Всегда любил это местечко. Истинное блаженство.

- Так значит вы - профессиональный лыжник? - спросил я.

- Был, дружище. Гонялся по склонам всего мира, но вынужден был уйти из большого спорта в тридцать с хвостиком, когда повредил колено на соревнованиях в Австрии. Потом несколько лет работал инструктором на крутейших лыжных курортах мира - в канадском Уистлере, французском Валь-д'Изере, новозеландском Коронет-Пике и здесь у нас, в славных американских Штатах, в городе Аспен, Колорадо... А потом каким-то образом забрался вот в эти шумные каменные джунгли. Мне почему-то подумалось, что и в Нью-Йорке найдется один-два человека, кому нужны лыжи. Так здесь и осел. Летом продаю горные велосипеды. Сам видишь, что в магазине моем не очень-то оживленно и, признаюсь честно, братишка, большого капитала тут не сколотишь. Зато я занимаюсь тем, что мне по-настоящему по душе. У нас, лыжников, в ходу была фразочка: «Пусть я и не богат, зато живу богатой жизнью». Помогая людям почувствовать вкус этого прекрасного спорта, я и сам заряжаюсь энергией. К тому же мой бизнес не дает мне совсем позабыть вкус снега: каждый год по нескольку раз выбираюсь с поставщиками на лыжные прогулки. Я счастлив. А на мой взгляд, это и есть самое важное в жизни.

- Я потрясен, Тай. Знакомство с вами - большая честь для меня, - расшаркался я.

- Что ты! Это для меня честь! Томми говорил, что ты сражался за нас в Ираке, верно?

- Ну, да... - признал я, не вполне уверенный в том, как именно относится к этому факту Тай; хотя меня несколько обнадеживало то, с какой благодарностью говорила о моем военном прошлом Анна.

- Что ж, прежде чем я дам тебе то, за чем ты сюда пришел, иди-ка я тебя еще раз обниму, брат!

Я подошел к Таю, и он еще раз по-дружески обнял меня.

- Я много читал о том, через что вам, солдатам, приходится пройти, братишка. Мое сердце всегда открыто навстречу вам, воинам. Я знаю, что многие из вас, кто воевал в Ираке и Афганистане, по возвращении с фронта страдают от посттравматического стресса. И из-за этого у ребят огромные проблемы во взаимоотношениях - с женами, с девушками, с детьми... Мне очень больно за вас всех. Я понимаю, что тебе от моей благодарности ни холодно ни жарко, но все же я хочу сказать тебе спасибо. Спасибо тебе и всем твоим отважным соратникам за то, что вы сделали для всех нас.

Я просто не знал, что ответить. Давно уже мне никто не выказывал таких почестей за армейскую службу. И я наконец с особой остротой начал осознавать, что все те события, казавшиеся мне кошмаром, на самом деле представляют собой не более чем один из эпизодов моей жизни. И как лидер без титула, я обладаю врожденной способностью сам решать, какое значение приписывать любым обстоятельствам, с которыми мне довелось столкнуться. Найдя возможность интерпретировать свой опыт как нечто позитивное и полезное, я переключаю тумблер с позиции жертвы на позицию лидера. И отчасти это важное переключение состоит в том, чтобы перестать искать оправдания тому незавидному состоянию, в котором я пребывал до встречи с Томми, и осознать, что месяцы службы в армии на самом деле представляли собой период глубочайшего личностного роста и теперь мне следует использовать пережитое в качестве фундамента для дальнейшего развития. Я не был бы готов осуществить перемены, которые начал сейчас, если бы не приобрел весь тот непростой опыт. И вообще, любые проблемы прошлого можно воспринимать как подготовку к своему грядущему лидерству. А еще я заметил, что эта радикальная переоценка своей службы в армии помогла мне ощутить такой прилив счастья и энергии, какого я не испытывал вот уже много лет.

- Нет, ваши слова очень важны для меня. Я принимаю вашу благодарность и рад служить, - спокойно ответил я Таю.

- Что ж, проходи, Блейк, - сказал Тай, указывая мне на стул в глубине магазина. - Возможно, я смогу хотя бы отчасти отплатить тебе, поделившись некоторыми очень мощными идеями и инструментами, которые помогут тебе углубить перемены, происходящие ныне в твоей жизни. Томми предупредил, что вы заглянете ко мне, так что я припас немного бутербродов с сыром и салями. Ты его уже познакомил с Анной? - спросил Тай, обращаясь к Томми.

- Конечно, - весело ответил тот. - Она по-прежнему хороша.

- Вот это женщина! Верно, Блейк? Красавица, умница и добрейшей души человек, - с удовольствием перечислил Тай.

- Да, необычная личность, - согласился я. - Сегодня утром я узнал от нее несколько неоценимо важных вещей. Например, Первый Принцип философии лидерства без титула : чтобы быть лидером, тебе не нужен титул. Наша встреча изменила меня - у меня нет ни малейших сомнений в этом. Я чувствую себя совсем другим человеком.

- Молодец, братишка. Что ж, теперь я просто обязан тоже не ударить в грязь лицом. Итак, ты сейчас постигаешь, что значит быть лидером без титула. В частности, ты узнал, что лидерство - это такой спорт, которым в наше время может заниматься любой человек, а не только директора, маршалы и президенты. Здорово, верно? Это знание может в корне изменить твою жизнь - если только ты сам желаешь этого. Мне хотелось бы, чтобы о нашем методе узнало как можно больше людей. Тогда каждый бизнес станет не только намного более прибыльным, но и более комфортным для жизни. И все сообщества в нашем огромном мире станут лучше. Эх, дружище, до чего же мне хочется, чтобы каждый из нас осознал присущую ему способность лидировать во всех своих делах - способность жить в полную силу!

- Возможно, вам будет приятно узнать, что лично на меня эта философия уже оказала огромное влияние. Я ведь говорил, что чувствую внутренние изменения. Не сомневаюсь, что в результате того, что я уже успел узнать сегодня, я отныне стану работать как Л ВМ и как ПЕЛ, - заметил я с улыбкой.

- Смотри-ка, Том, парнишка рубит. Мне он уже нравится, - с жаром сказал Тай, обернувшись к Томми. - В этом сила правильных идей, братишка.

Единственная хорошая идея - это все, что тебе нужно для того, чтобы прорваться в совершенно новую игру.

Единственная сильная мысль несет в себе заряд, способный разбить все стоящие перед тобой барьеры.

Единственное озарение может вдохновить тебя на революционные решения и совершенно новый образ действий.

Мой кумир Оливер Уэнделл Холмс [12] однажды сказал: «Если уж ум однажды раскрылся для новой идеи, он уже больше никогда не свернется до своего прежнего состояния».

- Итак, слушай, - продолжил Тай сосредоточенно, протягивая мне толстый бутерброд на хлебе из отрубей и бутылку прохладной воды. - Моя задача сегодня - в качестве твоего учителя по искусству лидерства без титула - состоит в том, чтобы... развлечь тебя!

С этими словами он вскочил на ноги, схватил прислоненную к стене лыжу и, взяв ее наперевес, словно гитару, во все горло заорал песню Aerosmith «Что за женственный мужик». Томми захохотал. Увидев мое озадаченное лицо, Тай тоже не смог сдержать смех. Затем он поставил лыжу на место и хлопнул Томми по поднятой пятерне. Было видно, что эти двое крепко дружили. И, вне всяких сомнений, очень уважали друг друга.

- Нет, Блейк, это я шучу. Настроение поднимаю. Научись любое дело делать с огоньком. Если серьезно, то моя задача состоит вовсе не в том, чтобы тебя развлечь, - хотя я все же надеюсь, что в процессе нашего общения грустить ты не будешь. И я действительно думаю, что независимо от нашей профессии в бизнесе всем нам просто необходимо быть шоуменами - чтобы клиентам было приятно и весело работать с нами.

Любой бизнес - это шоу-бизнес, так я считаю. И, выходя на работу, мы выходим на сцену. Нам нужно играть, очаровывать публику. И никого не волнует, что у нас может быть плохой день сегодня. Люди всего лишь хотят получить шоу, за которое они заплатили. Но моя истинная цель сейчас поделиться с тобой Вторым Принципом нашей философии лидерства, чтобы твой внутренний лидер еще скорее проснулся от сна и ты мог еще ярче проявить свой потенциал. Этот Принцип можно сформулировать в пяти простых словах: бурные времена порождают великих лидеров. И так случилось, что лыжный спорт служит отличной метафорой, чтобы донести до тебя эту идею. Вот поэтому-то ты сегодня здесь, у меня в гостях.

- «Бурные времена порождают великих лидеров». Мне нравятся эти слова, Тай. В чем-то перекликаются со старой поговоркой: «Когда становится сильно трудно, сильный трудится».

- Да-а, - одобрительно протянул Тай, зачесывая пятерней свои белокурые волосы. - Вот посмотри... Я управляю бизнесом. Ты тоже работаешь в бизнесе... Это просто невероятно, что сегодня творится в мире бизнеса, братишка. Полный хаос. Все постоянно меняется. Совершенная неопределенность в сочетании с жесткой негативностью. Все время новые правила игры. Небывалая конкуренция. Клиенты все менее лояльны. Технологии непрестанно изменяют наш стиль работы. И глобализация сровняла игровое поле таким образом, что скоро в деле останутся лишь те предприятия, которые сплошь состоят из лидеров без титула. Для большинства из нас, брат, это сплошной стресс, кошмар и бардак! - воскликнул Тай, драматически воздевая руки.

- Должен согласиться с вами, Тай. Даже в своем книжном магазине мне приходится вертеться все быстрее... никогда такого не было. Буквально за пару месяцев все вокруг радикально изменяется. Меняется начальство. Изменяются способы учета. Постоянно изменяются наши компьютерные и электронные системы. А от нас ждут, что мы будем за всем этим поспевать - и работать все лучше. У меня почти все время просто голова кругом идет.

- Я понимаю, - согласился Тай. Теперь он был серьезен и задумчив. - При этом темп глубочайших перемен, происходящих во всех отраслях бизнеса, и не думает замедляться, - он только ускоряется, дружище. И если ты засунешь голову под стол в надежде, что лавина перемен просто промчится мимо, то просто задохнешься, как те бедняги, которые без должной подготовки вдруг оказались под снегом в горах. Никакой надежды выжить.

Меня потрясла эта сильная метафора работы в условиях стремительных перемен в бизнесе. А Тай продолжал:

- Если ты станешь всему этому сопротивляться, то увязнешь в проблемах, парень. Это все равно что бороться со снежным склоном, когда мчишься к подножью, а сердце скользит вверх по горлу. Единственный способ пройти этот спуск до самого низа - это отдаться траектории падения и принять ее, а не отвергать. Единственный путь к безопасности - это довериться склону.

- Отдаться траектории падения? - переспросил я, зацепившись за незнакомый термин.

- Это означает всего лишь одно: когда скользишь вниз по сложному участку, тебе нужно делать как раз то, чего очень хочется избежать.

- И что же это? - поинтересовался я.

- Необходимо склониться к крутому спуску перед тобой, вместо того чтобы запрокидываться назад, к якобы безопасной тверди, в надежде, что она защитит тебя от падения. Тебе нужно устремиться к источнику страха, вместо того чтобы отшатываться. Да, это против инстинктов и интуиции. Но если ты не освоишь эту технику, то проблем не оберешься. И кто-нибудь из дежурных спасателей найдет твое окоченевшее тело в сугробе возле трассы уже после того, как все остальные разойдутся по домикам.

- Ваша метафора непосредственно относится к моей манере работы в книжном магазине, верно, Тай? Если я не склонюсь вперед, в сторону перемен, которые мчатся мне навстречу, а попытаюсь запрокинуться назад, к своему старому образу действий, в надежде защититься, то мою замерзшую тушку найдут в сугробе, образно говоря. Я просто задохнусь под лавиной перемен, о которых вы говорили, верно?

- Да, братишка, точно. Но стоит только расслабиться и принять все страхи, которые овладевают тобой, когда не знаешь, куда ты мчишься, - как это делал я, когда спускался по самым коварным склонам на Земле, - происходит нечто волшебное. Там, на лезвии бритвы, где ты испытываешь чудовищный дискомфорт, и все твои ограничивающие верования терзают мозг криками ужаса, и ты уже думаешь, что ни за что не доберешься до конца трассы живым, - именно там, дружище, ты и живешь по-настоящему. И именно там происходит твой истинный рост.

Страх, преодолеваемый тобой, когда ты доходишь до своих последних границ, заставляет эти границы расшириться.

И эти новые расширенные границы затем распространяются не только на твою работу, но и на все остальные сферы жизни, парень! Когда упорно и последовательно устремляешься ко всему, против чего протестует твое нутро, вместо того чтобы отталкивать это, ты становишься более уверенным в себе. И это касается не только бизнеса. Ты становишься сильнее в жизни вообще. И начинаешь отчетливо видеть, насколько ты в действительности силен.

Демонстрируя отвагу и способность принять возможности, которые пугают тебя, ты извлекаешь из этого самого страха энергию и обретаешь доступ к собственным силам.

Как сказал Ницше: «То, что нас не убивает, делает нас сильнее».

- Поразительные откровения, Тай. И они, несомненно, полезны для моего профессионального и личностного роста. Итак, перемены - это на самом деле хорошая штука.

- Несомненно. Сложные условия помогают тебе развить свои навыки, обнаружить скрытые таланты и выйти вперед в игре. Возьмем для примера лыжный спорт. На легкой трассе всякий выглядит как профессионал. По-настоящему испытать твои способности можно только на сложном спуске. Только тогда можно разглядеть, насколько хороша твоя техника. Только тут виден твой уровень как лыжника. То же самое касается и бизнеса. Всякий может сиять звездой, когда экономика на подъеме, конкуренция мягкая и клиенты лояльны. Но лишь трудные времена вскрывают, из какого ты теста сделан - и что ты за лидер на самом деле.

Тай сделал паузу, чтобы с аппетитом вгрызться в свой бутерброд. Крошки мелким градом посыпались на свитер. Затем он отхлебнул большой глоток воды и продолжил вдохновенную лекцию о бизнесе, развивая свою лыжную метафору:

- То, чему ты сопротивляешься, - усиливается; а примиряясь - преодолеваешь, Блейк. Вот посмотри, когда на лыжной трассе меняется рельеф, нужно, чтобы и твоя техника менялась вместе с ним. Необходимо адаптироваться - иначе упадешь и покалечишься. Скользя по накатанной колее, нельзя вести себя также, как на глубоком свежем снегу. То же самое касается и манеры работы в наше время. Новые условия требуют новой техники. Адаптироваться необходимо.

- Иначе упаду и покалечусь, - повторил я, полностью погрузившись в урок этого выдающегося спортсмена.

- Точно. И самая лучшая техника, какую ты только можешь применить, - лидерство без титула. Именно эта простая идея поможет отделить все самое лучшее в бизнесе от того, что должно отпасть по мере нашего продвижения в будущее. Любая организация, воспитывающая лидеров на всех уровнях, легко пройдет через перемены, порожденные нашими смутными временами. Фактически для любых предприятий, которые примут философию лидерства без титула, наши сложные времена станут настоящим благословением, тогда как их конкуренты потерпят крах.

- Благословением?

- Именно. Повторяю: в тепличных условиях работать может любой. Так что, когда бизнес-среда была безопасной и предсказуемой, любому предприятию было легко делать деньги и расширяться. Но сейчас нам приходится скользить по трудному снегу, да еще и по безумно крутому склону. Здесь без первоклассной техники уже не обойтись. А такая техника включает в себя лидерство без титула. Те предприятия, где есть понимание этого, обнаружат, что в наши бурные времена у них стало меньше конкурентов и намного больше возможностей.

Компании, состоящие из лидеров,ускорят свой рост благодаря интенсивному введению инноваций, тогда как конкуренты будут стремительно отставать; компании-лидеры еще больше укрепят свои команды, вкладывая деньги в людей, тогда как их соперники только сократят свои вложения в обучение сотрудников; первые будут набирать самых талантливых работников, тогда как вторым придется только увольнять людей. Таким образом, динамичные компании обнаружат, что эти неспокойные времена для них как подарок - отличный шанс оставить конкурентов далеко позади.

- Круто, - заметил я.

- Чтобы адаптироваться к этому сложному периоду, я рекомендую тебе подружиться с хаосом, Блейк. Приветствуй опасность. Иди на разумный риск и находи в себе смелость сосредоточивать свои лучшие способности на наиболее заманчивых возможностях - даже если мысль об этом тебя пугает. Чем больше ты склоняешься вперед в сторону своих страхов и отважно мчишься навстречу трудностям, тем большие награды тебя ждут. Чем больше ты делаешь того, что тебе страшно делать, тем в большей степени демонстрируешь реальное лидерство. И чем больше ты посреди этих бурных перемен отдаешься работе - и самой жизни, - тем больше получаешь.

- Жизнь справедлива, - заметил Тай философски. - Ты получаешь в полном соответствии с тем, что даешь. И все катаклизмы, происходящие ныне в мире, приведут тебя к дивным свершениям. Всё это - роскошный дар.

- Из нашей беседы тебе важнее всего уяснить одно: бурные времена порождают великих лидеров, - продолжал Тай. - Самые трудные трассы воспитывают лучших лыжников. И именно самые сложные условия становятся тем тиглем, где выплавляются наилучшие лидеры. В этом суть всей нашей сегодняшней беседы, братишка. Но поскольку покинуть колею своей привычной трассы бывает очень страшно, мы, как правило, не делаем этого - и тем самым упускаем дивную возможность развить свой скрытый потенциал.

Когда человек на работе всячески избегает зон дискомфорта, можно предположить, что он просто стремится к максимальной безопасности в наши безумные времена, - но в действительности такое поведение наиболее опасно. Я стал классным лыжником исключительно потому, что любил самые коварные склоны и самый глубокий снег. Я рано понял, что единственный способ стать мастером сверхсложных трасс состоит в том, чтобы регулярно спускаться по сверхсложным трассам. Именно готовность к этому помогла мне реализовать свой потенциал и обрести опыт, необходимый, чтобы побеждать на чемпионатах мира.

- Ага, и заодно завоевывать красавиц, - вмешался Томми, подмигнув мне. - Блейк, ты просто не поверил бы в некоторые истории Тая. Этот парень ничего не упускал в жизни. Однако об этом мы поговорим как-нибудь в другой раз.

- В другой раз, - согласился Тай. - Не хотелось бы перегружать твоего друга, Том. Что я пытаюсь втолковать тебе, Блейк (прости, что повторяюсь, но качественное обучение непременно подразумевает повторение законов успеха), так это то, что наши сложные для бизнеса времена сулят каждому из нас невероятные возможности стать замечательным лидером. И построить еще более замечательный бизнес. Когда начинаются трудности, большинство людей прячутся в свои раковины. Запираются в бомбоубежищах. Отвергают все, что хотя бы немного выходит за пределы их зоны комфорта. К сожалению, тем самым они отвергают собственный шанс для роста, мастерства и серьезных достижений. Воин не пускается в бегство. Никогда не забывай об этом, братишка. Воин проглатывает свой страх прежде, чем страх проглотит его.

- Воин не пускается в бегство, - повторил я, чтобы отпечатать в своей памяти этот ценный афоризм.

- Помню случай, когда я катался в Новой Зеландии. Это было еще до того, как я стал профессионалом и получил возможность посвящать лыжам все свое время. Вместе с руководителем лыжной школы, мастером мирового класса по имени Майк, мы взобрались на одну из самых высоких вершин в округе. Там, наверху, я испытал глубочайшее благоговение при виде открывшихся перед нами красот. До самого горизонта простирались хребты Южных Альп с инкрустированными в них самоцветами озер. Новая Зеландия прекрасна... Какая-то часть меня испытывала ужас перед перспективой спуска. Однако я знал, что вернуться вниз пешком означало бы отказаться от нового уровня совершенства. И от нового уровня уверенности в себе. Ибо, как я уже говорил, Блейк, когда ты подходишь вплотную к своим границам, твои границы расширяются. Итак, угадай, что я сделал?

- Вы проглотили свой страх и помчались по трассе, - ответил я, воспроизводя некоторые слова Тая, чтобы продемонстрировать ему, что я слушаю внимательно.

- Да. Я снизил до нуля громкость вопившего внутри меня страха и помчался по склону - никогда до этого у меня не было такого полета. Я вложил в тот спуск все свое тогдашнее мастерство. Я буквально влился в эту гору, мобилизовал все свои способности и достиг совершенно новых личных высот. Тем утром, брат, я покорил свой внутренний Эверест. Мое мастерство лыжника поднялось на новый уровень. Выросла уверенность в себе. И еще я стал намного больше уважать себя. В сердце каждого человека есть свой личный Эверест, брат. И тебе нужно упорно карабкаться вверх - день за днем. Помни: ты никогда не узнаешь, как высоко можешь взобраться, пока не попытаешься. И ты никогда не станешь по-настоящему живым, если не научишься рисковать и проглатывать свой страх, - с жаром заключил Тай, расхаживая взад-вперед по своему небольшому магазинчику.

- Лидеры без титула интуитивно чувствуют, что трудности помогают человеку раскрыться, - продолжал он. - Они отчетливо осознают, что сложные обстоятельства, сколь бы пугающими они ни были, заодно взбадривают нас. И еще они понимают, что тяжелые времена открывают наилучшие возможности для лидерства. Чем более суровы условия, тем с большим азартом лидеры ищут возможность не просто глубже понять себя, но и в наивысшей степени проявить. Так что вместо того, чтобы избегать дискомфорта, стремись к нему, дружище. И поскольку лидеры работают и живут именно таким образом, вещи, некогда внушавшие им ощущение дискомфорта, со временем становятся совершенно комфортными. Круто, да?

Чем больше времени ты проводишь вне зоны комфорта, тем шире становится эта зона.

А это означает: чем больше ты расширяешь свои границы, тем больше вещей, которые некогда пугали, кажутся обычными и нормальными.

- Обрати на это особое внимание, Блейк, - вмешался Томми.

- Есть еще одна вещь, которую дали мне сложные лыжные трассы: они помогли пролить свет на мои недостатки. Как я уже говорил, при решении простых задач всякий может выглядеть как звезда. Слабые места проявляются тогда, когда становишься на действительно трудный склон. Неправильная поза, проблемы с равновесием, даже неправильная манера держать палки - сложная трасса высвечивает всё, до последней мелочи. Это тестовое испытание для твоей техники. И здесь таится еще одна благоприятная возможность, поскольку для совершенствования необходимо вначале увидеть, над чем тебе нужно работать.

- И все это в равной мере касается трудных времен в бизнесе, - вставил я. - Сложные условия высвечивают наши недостатки, верно?

- Верно. На индивидуальном уровне в трудные времена ты можешь обнаружить свои слабости и осознать, что тебя сковывает. То же самое и на уровне предприятий: бурные перемены помогают вскрыть недостатки, чтобы быстро изменить направление движения и повысить свою эффективность и прибыльность. Разумные предприниматели превращают сложные условия в своих бесплатных советников - и становятся еще более динамичными и успешными.

- Прекрасный взгляд на вещи, Тай. Итак, по существу, ты советуешь мне научиться чувствовать себя комфортно в дискомфортных условиях, да? И устремляться навстречу всем катаклизмам внешнего мира, вместо того чтобы отшатываться от них, цепляясь за старые способы мышления и поведения - подобно тому как испуганный лыжник шарахается назад, словно пытаясь опереться спиной о громаду горы.

- Лишь в том случае, если ты всерьез хочешь вырасти и стать намного эффективнее - как лидер и как личность.

Те самые вещи, которые тебя больше всего пугают, являются наилучшими дверями в лидерство.

Одна из ежедневных практик первоклассных лидеров - делать что-то, что немного увеличивает их гибкость и позволяет расширить свои границы. Рост и развитие невозможны без этого специфического нервного щекотания в животе и ощущения дискомфорта в теле. Общество с самого детства учит нас, что ощущение дискомфорта - это плохо и нужно любой ценой избегать его. Поэтому мы и плещемся на мелководье. Мы не решаемся уйти далеко от рутины - от всего того, что кажется нам надежным и привычным. Но именно из-за этого нежелания уйти из гавани известного в нашей жизни нет приключений. Мы не осваиваем новые земли. И не взбираемся на свои вершины.

- Чтобы потом промчаться на лыжах вниз, - вставил я с улыбкой.

- Чтобы промчаться на лыжах вниз, братишка, - подхватил Тай. - Привычка отказываться от возможности перемен гарантирует тебе очень унылую жизнь. И унылую смерть.

Тай на несколько секунд замолчал, а потом добавил:

- Именно так умер мой отец. Всю жизнь вкалывал по двенадцать часов в день на заводе. Причем он чувствовал, что это не жизнь, а только дымное тление, - и по вечерам топил это болезненное ощущение в алкоголе. Я знал, что глубоко внутри он отличный мужик. Он искренне желал нам всем добра, но никак не мог выбраться из свой колеи. Он так ни разу и не разглядел живущего внутри него лидера. Поэтому тупо продолжал работать и пить - день за днем, всегда одно и то же. Никакого поиска. Никакого риска. Никакого роста. Ему было всего шестьдесят два, когда он умер. Умер тихо - так, что почти никто и не заметил. Как будто вся его жизнь вообще не имела никакого значения. Как будто ему и незачем было жить. А все потому, что не решался преодолеть страх и броситься навстречу тому, что его путало. Все потому, что не решался покинуть свою зону комфорта. Все потому, что подчинился голосу собственного малодушия.

Философ Сенека говорил: «Нам не хватает отваги не из-за того, что впереди слишком большие трудности; это трудности возникают из-за того, что нам не хватает отваги».

Я до сих пор часто думаю о папе. Ни дня не проходит, чтобы я не вспомнил о нем. И всякий раз я обещаю себе не повторить его ошибок.

- Мне очень грустно, что жизнь вашего отца сложилась так, - тихо произнеся.

- Не грусти, братишка. Трудное детство меня закалило. А пример отца стал предостережением: я твердо усвоил, как жить нельзя. Так что это был всего лишь один из даров жизни. Я понял разницу между существованием и настоящей жизнью. Я осознал, насколько необходимо сделать выбор в пользу того, чтобы подняться над заурядностью, - пусть даже в краткосрочной перспективе кажется, что заурядная жизнь лучше. В любом случае запомни: чем больше времени ты проводишь вне зоны комфорта, тем больше твоя зона комфорта расширяется. Это очень поможет тебе в работе. А ну-ка скрести руки на груди, - велел Тай.

Я послушался.

- Ну и каково оно со скрещенными руками?

- Даже не знаю. Нормально. Я часто так делаю. И вообще мне непонятно, к чему это упражнение, - сказал я.

- Не волнуйся, сейчас поймешь. А теперь скрести руки наоборот - не так, как обычно.

Я заставил себя положить правую руку поверх левой. Я не делал этого никогда в жизни. Ощущение было довольно непривычное.

- Странно как-то, - признал я.

Томми наблюдал за этой сценой с большим интересом. Было видно, что происходящее забавляет его.

- И должно быть странно, Блейк, - сказал Тай. - Всякий раз, когда ты делаешь что-то новое, это странно. Общественное мнение пытается нас убедить: если ты чувствуешь себя странно, значит, совершаешь ошибку. Это ментальность толпы: если от чего-то чувствуешь себя неуютно, быстренько возвращайся к тому, что привычно. Но я хочу, чтобы ты запомнил: когда движешься к переменам и росту, всегда чувствуешь себя странно. Это хороший знак, который свидетельствует лишь о том, что ты вышел из зоны комфорта. Новые модели мышления и поведения всегда кажутся странными. Ведь ты усваиваешь новые формы знания. Твои личные границы расширяются. И это великолепно - пусть даже и странно.

- Значит, странности - это хорошо? - спросил я со смехом.

- Конечно, хорошо! Если ты не ощущаешь того дискомфорта, о котором я толкую, значит, не изменяешься. Не растешь. Просто зря тратишь время.

Мои руки по-прежнему покоились на груди - скрещенные странным образом. Дальше становилось еще интереснее.

- Знаешь ли ты, что всё в твоем прошлом, включая невзгоды, было необходимой подготовкой к тому, чтобы ты дошел до края и обрел состояние, когда наконец будешь готов совершить прыжок к лидерству - ведь на самом деле ты и есть лидер. Все, что произошло в твоей жизни, - отлично, дружище, - уверенно заключил Тай.

- Теперь я начинаю это понимать, Тай, - согласился я.

Я снова вернулся мыслями к своей службе в Ираке. На фронте никто никогда не совершает ничего ценного, сидя в укрытии. И попытки уклониться от сложной ситуации никого еще не сделали героем. Наше подразделение добивалось каких-либо успехов лишь в тех случаях, когда - в пылу битвы - мы безукоризненно осуществляли свой стратегический план, венчавшийся отчаянным рывком к победе, невзирая ни на какие опасности. И чем больше был риск, тем больше награда. Именно об этом сейчас говорил со мной Тай. Тяжелые времена только кажутся плохими. На самом деле они служат нам хорошую службу. Они делают нас крепче. Помогают активизировать дремлющий внутри потенциал. Да, они несут нам ощущение дискомфорта. Да, порождают смятение в уме и пробуждают в сердце страх. Но факт, что условия, которые составляют наибольшие трудности, ведут нас к наибольшему росту. И к самым большим достижениям.

Словно прочитав мои мысли, Тай сказал:

- Великим лидерам свойственно глубокое понимание: все, что способствует твоему личностному развитию и росту, - хорошо. А в наши бурные времена наилучшая тактика выживания состоит в том, чтобы расти - расти как человек и как лидер.

Более того, полное крушение твоего привычного мира часто бывает просто необходимо, чтобы потом ты смог отстроить все заново, в гораздо лучшем виде.

Невозможно достичь прорыва, не пройдя через срыв. Это пугает, поскольку при переходе от того, чем ты был, к тому, чем можешь стать, и от старого стиля работы к новому ты на некоторое время попадаешь на липкий снег неизвестного. А пребывание в неизвестности пробуждает в тебе ограничивающие верования и самые большие страхи. Ты бьешься о стены неверия в себя. Лицом к лицу встречаешься со своими сомнениями.

Самое главное, что тебе нужно в этот период, - понять, что с каждым шагом в направлении личностного роста и глубоких перемен на поверхность сознания всплывают страхи. Это просто часть процесса развития новых умений и более полного пробуждения твоего врожденного лидерского потенциала. Ты избавляешься от старого способа бытия и устремляешься навстречу новому. Тот фундамент, на котором ты стоял прежде, рассыпался в пыль, и от этого ты ощущаешь себя очень некомфортно. Но помни, что это лишь ощущение дискомфорта. Тут нет ничего плохого.

Твой старый фундамент и традиционные структуры должны быть разрушены, чтобы возвести на их месте что-то новое, лучшее. Именно так осуществляются перемены. Но из смятения всегда рождается ясность. Из хаоса рождается порядок. И если ты встречаешь процесс перемен бесстрашно, то обязательно приходишь к новому порядку - более совершенному, чем тот, что был до начала переходного процесса.

- Так, значит, срыв ведет к прорыву, - перефразировал я.

- Да. Не сдавайся. Просто продвигайся все глубже в зону дискомфорта, идя на все больший разумный риск. И тогда твои страхи будут таять один за другим.

Ежедневно делай то, что тебя пугает, и тем самым ты будешь элегантно трансформировать страх в силу.

Именно такты наращиваешь уверенность в себе и становишься непобедимым. Просто упорно делай те вещи, которые кажутся тебе дискомфортными или пугающими. Рискуй. Принимай перемены. Реализуй самые яркие возможности. И всякий раз, когда станешь так делать, твой внутренний лидер будет подпитываться энергией. Вскоре ты достигнешь состояния, когда возможно всё.

Возвращаясь к моей лыжной метафоре: хотя на вершине спуска ты испытываешь огромный страх, но в действительности это самое безопасное место для современного бизнеса. Согласен, очень нелегко, стоя там, наверху, принять перемены, ощутить центр своего существа и отпустить все то, чем ты был прежде. Однако это единственное место, где рождается лидер. И это же место твоей свободы, дружище. Между прочим, все страхи, сковывающие твое развитие как лидера и как личности, - не более чем ложь, которую ты говоришь сам себе. Не верь! Жизнь слишком велика, чтобы играть в копеечные игры.

- Мне нравится то, что вы только что сказали, Тай. Ваши слова вдохновляют меня.

- И меня, - восторженно вставил Томми. - С возрастом ты явно становишься все лучше.

Тай усмехнулся и вернулся к своему рассуждению о том, каким образом бурные времена рождают наилучших лидеров.

- Смотри-ка, Блейк. Важнейшая составляющая лидерства без титула состоит в том, чтобы раз за разом делать то, о чем ты и так знал, что это нужно делать, но стеснялся или робел. Страх - это тупик. Везучие люди не просто так получают свою удачу. Везучие создают удачу. И делают они это, идя на риск и используя благоприятные возможности. Если ты хочешь стать профессиональным лыжником, глупо кататься на трассах для новичков. Нужно постоянно усложнять задачи. И, вне всяких сомнений, при этом ты будешь то и дело ощущать дискомфорт.

- Но это неизбежная составляющая роста, верно?

- Абсолютно. Нет дискомфорта - нет роста. Именно поэтому я и говорю, что самый крутой спуск - самый надежный.

- Но так ли это? - искренне усомнился я.

- Конечно. Ибо пристрастие к простым трассам - прямой путь, чтобы стать никчемным лыжником. Ты не будешь расти. Да, трассы для начинающих безопасны, однако там тебе не подняться над заурядностью. Потому они на самом деле далеко не безопасны - если ты ставишь своей целью максимальную реализацию собственного потенциала.

- Эта же метафора уместна, когда речь идет о лидерстве на работе, верно, Тай? Отказ меняться, расти самому и развивать свое предприятие из стремления оставаться в зоне комфорта, чтобы обеспечить свою безопасность, - это на самом деле очень небезопасная тактика. Ибо результатом будет полный карьерный провал.

- На самом деле такого рода поведение в период экономический нестабильности скорее всего приведет к тому, что тебя просто уволят. Так что ты прав: отказ от перемен и роста - это самая небезопасная тактика, какую только можно избрать, - согласился Тай.

- Да уж, такое не забудется: стоя у начала крутого спуска, узнать, что в самых сложных условиях наиболее безопасная тактика состоит в том, чтобы принять глубочайшие перемены. Вот уж парадокс, - искренне сказал я, вгрызаясь в бутерброд.

- Да, братишка, это парадокс перемен. Большинство наемных работников и большинство предприятий избегают перемен. Они, наподобие страусов, зарываются головой в снег в надежде, что все как-то уладится само собой. Эти люди убеждают себя, что все будет нормально, если они будут вести бизнес как обычно. Однако так не получится. Старые нормы ушли в прошлое. Теперь обычным делом будет вести бизнес не как обычно. Ныне заурядность стала главным врагом победы. Наиболее безопасное и разумное поведение состоит в том, чтобы искать самые крутые склоны. Любить перемены. Использовать их себе во благо - чтобы развивать свой лидерский потенциал. Мне нравятся эти сложные трассы, дружище. Они помогают мне чувствовать себя живым. Они напоминают мне слова великого канатоходца Папы Валленды: «Вся моя жизнь проходит на канате. Все остальное - лишь ожидание». Что, если настоящая жизнь лишь там - на крутых спусках, где происходит наш рост? Зачем избегать их, дружище?

- Разумные слова, - ответил я, откусывая еще кусок бутерброда.

-Автогонщик Марио Андретти однажды сказал: «Если у тебя все под контролем, значит, ты едешь слишком медленно». И сейчас я повторю одну вещь, ибо это слишком важно: чтобы отстроить здание заново, нужно вначале развалить его. Глубокие перемены обеспечивают своего рода очищение. Да, они могут стереть в порошок сам фундамент, на котором основано твое мышление и образ действия. Но может быть, этот старый фундамент просто необходимо разрушить, чтобы освободить пространство для нового, более прочного. И этот переход - который длится от разрушения старых конструкций до возведения новых - действительно представляет собой время стресса и неуверенности. Этот процесс в чем-то подобен превращению гусеницы в бабочку. Выглядит неприглядно, но в результате рождается нечто прекрасное. « То, что гусеница называет концом света, мастер называет бабочкой», - сказал писатель Ричард Бах. Полный крах обычно является предвестником огромных улучшений. Нужно избавиться от всего старого и негодного, чтобы освободить место для нового и хорошего.

Я вспомнил своего дедушку. Когда я был маленьким, он однажды рассказал мне, что в детстве любил наблюдать за бабочками. Однажды он увидел, как бабочка выбирается из куколки. Дедушке показалось, что бабочке очень трудно и сама она плохо справляется. Желая ей помочь, он достал из кармана свой перочинный ножик и аккуратно удалил остатки куколки. Но вместо того, чтобы расправить крылья и полететь, существо быстро погибло. Потом дедушке рассказали: чтобы стать полноценной бабочкой, гусенице просто необходимо самостоятельно приложить все усилия, связанные с освобождением из куколки. Избавив бабочку от этих усилий, он лишил ее шанса на полет. Из слов Тая следовало, что трудные времена и периоды борьбы точно так же необходимы для любого бизнеса, ибо они помогают предприятию вырастить крылья. И проявить все самое лучшее, что в нас есть.

- Мне вспоминаются времена, когда я работал лыжным инструктором, - продолжал Тай. - Допустим, приехав на курорт, человек уже вполне пристойно стоит на лыжах. Затем он записывается на занятия ко мне, чтобы улучшить свои навыки. Я преподаю ему теорию и показываю более совершенную технику езды. Угадай, как изменялось качество катания клиента после первых уроков у меня?

- Очевидно, улучшалось, - ответил я.

- Ничего подобного. Ухудшалось.

- Не может быть! Серьезно?

- Да. Но ненадолго - лишь до тех пор, пока человек не интегрировал новые навыки. Пойми, Блейк, отчасти процесс перемен и роста состоит в избавлении от всего, что ты знал и умел, чтобы заменить это чем-то лучшим. И, опять-таки, лыжный спорт тут может быть основой для отличной метафоры. Осваивая все эти замечательные новые навыки, клиенту нужно было отказаться от всего, что он умел до занятий со мной. Чтобы выйти на новый уровень совершенства в искусстве слалома, ему нужно было научиться мыслить и действовать иначе, чем прежде. Поэтому он неизбежно проходил через период ухудшения навыков и смятения.

- Срыв, - вставил я.

- Точно. Его техника ухудшалась и разваливалась на части. Все это выглядело весьма неутешительно, и некоторые ученики просто приходили в уныние. Но им нужно было набраться терпения и включиться в процесс перемен. И довести этот процесс до конца - даже если возникало желание сдаться и вернуться к старому образу мышления и к старой манере спуска. Ведь раньше никаких проблем не возникало. Все было нормально. Однако, если человек проявлял настойчивость в учении, я вскоре имел счастье наблюдать фантастический рост его мастерства.

- Значит, процесс перемен хаотичен по своей природе. Но если мы проявляем настойчивость и терпение, то приходим к желанному прорыву?

- Да. Самый сложный период - это середина перемен. Кажется, будто у тебя вообще ничего не получается и ничего не происходит. Но если ты упорно учишься и тренируешься, то неуклонно продвигаешься к прорыву. Чтобы осуществить перемены, необходима настойчивость и терпение. После того как мой клиент терпеливо отрабатывал приемы спуска, которым я его обучал, его техника обязательно улучшалась. В конце учебного курса он катался намного лучше, чем вначале.

- Я никогда не понимал, как важны перемены для каждого из нас и для целых организаций, идет ли речь о коммерческом предприятии или об учебном заведении, об общине или даже о целой стране, - заметил я.

- Но лишь в том случае, если ты позволишь переменам принести тебе пользу, - поправил Тай. - Это всегда вопрос выбора. Ты можешь избрать роль жертвы и считать, будто перемены навязаны тебе некой внешней силой, на которую ты совсем не можешь влиять.

- Или же я могу реализовать свою естественную способность быть лидером без титула ... - перебил я.

- Ты все правильно понял, братишка... И тогда ты перейдешь от положения жертвы к позиции лидера - это выбор, который изменяет всё. Ты обретешь такой образ мысли, который поможет тебе обращать себе на пользу любые перемены и невзгоды. Ты будешь использовать сложные обстоятельства для развития своих лидерских способностей. Использовать их для того, чтобы внести вклад в развитие своего предприятия, - не имеет значения, есть ли у тебя формальный авторитет, обеспеченный звучным титулом, или нет. И любые перемены будут только помогать тебе реализоваться наиболее полно, обретая при этом величие и счастье.

- Прекрасный взгляд на вещи, Тай.

- Проблемы являются проблемами лишь тогда, когда мы делаем их таковыми. Жертва плачет: «Почему я?» Лидер же говорит: «Мне это под силу!» - Тут Тай задорно подмигнул мне. - А затем активно ищет возможности и всецело отдается реализации этих возможностей. Как сказал Ральф Уолдо Эмерсон: «Сейчас - как всегда - самое время для действия, если, конечно, ты знаешь, что делать».

- Ой! - хлопнул он себя по лбу. - Чуть не забыл. Я же должен передать тебе свои пять правил. Это пять рекомендаций к действию, которым ты должен следовать с этого самого момента, чтобы извлечь практическую пользу из моего урока, состоящего в том, что бурные времена порождают великих лидеров. Как ты знаешь, Блейк, это второй из

Пяти Принципов философии лидерства без титула. У меня для тебя есть акроним.

- Ох и любите же вы акронимы, ребята, - добродушно заметил я.

- Да, братишка, любим. И на то есть определенная причина: акронимы въедаются в ум, как прилипчивый шлягер. Мы надеемся, что с помощью наших акронимов правила, которые стремится передать тебе каждый из нас, глубоко отпечатаются в твоем сознании. И ты их никогда не забудешь.

- Отлично, Тай. Итак, какой акроним у тебя?

- SPARK (ИСКРА), - лаконично ответил он. - Лидировать без титула не в последнюю очередь означает быть светочем в нашем темном и бурном мире. Слишком уж много негатива в наши стремительные времена. Все такие тревожные. Все объяты глубоким страхом - и понятия не имеют о том, что сулит им будущее. Что нам сейчас нужно в бизнесе, так это больше людей, излучающих яркий свет. Тех, кто укажет другим чистый путь надежды. Тех, кто станет настоящей искрой - во всем, что они делают.

- Этот акроним мне по душе, - сказал я искренне.

- Рад, что тебе нравится, братишка. Поэтому давай перейдем прямо к делу. Буква S в слове SPARK (ИСКРА) означает Говорить Искренне (Speak With Candor). Лидер без титула обязательно должен уметь сообщать свои мысли чисто, правдиво и вдохновенно.

В это непростое время многие изо всех сил избегают искренности, используя обтекаемые общие фразы, которые не означают ничего, но позволяют сохранить статус-кво; по сути, они годятся только для того, чтобы защищать свое личное пространство от постороннего вторжения. Однако проблема такого общения состоит в том, что оно порождает недоверие между людьми. Окружающие предпочли бы слышать правду о том, как обстоят дела, а не аморфные лозунги, используемые для уклонения от реальности. И позволь задать тебе вопрос: «Как можно использовать возможности, таящиеся в нынешних переменах, если мы ни о чем не говорим открыто: ни о том, какие стратегии и методы утратили свою эффективность; ни о том, на что нам следует ориентироваться как команде; ни о более общем направлении, в котором нужно двигаться всей нашей организации?»

- Это невозможно, - легко согласился я.

- Правильно. Значит, общение такого типа не имеет ничего общего с лидерством. Как я уже сказал, представители современного бизнеса хотят работать с людьми, которые говорят, как оно есть. С искренними людьми. С откровенными. Предельно честными. Когда говоришь чистую правду и ничего, кроме чистой правды, ты приобретаешь доверие и уважение окружающих. Клиенты знают, что ты не станешь с ними лукавить. Коллегам известно, что ты не играешь в закулисные игры. И ты сам знаешь, что ведешь себя достойно и мужественно.

Да, такого рода смелое общение в наши дни редкость, но люди действительно очень ценят надежность и честность в эти смутные времена. И они очень ценят тех, кому достает воли и отваги прямо высказывать свой взгляд на вещи, как бы трудно это ни было . Лидер без титула всегда готов к сложному разговору, от которого уклоняются люди послабее. Он всегда говорит об удивительно реальных вещах - потрясающе реальных. Он всегда первым высказывает свою правду - пусть даже голос дрожит, а ладони потеют.

- Лидер без титула устремлен в сторону трудностей, как лыжник на горном склоне, - заметил я, вспомнив метафору Тая.

- До чего же мне нравится этот парень, Томми, - сказал спортсмен. - И, между прочим, если ты уверен, что собеседнику явно не понравятся твои слова - или даже он не поймет тебя до конца, - это отнюдь не причина не говорить правду. Одно из важных качеств лидера состоит в том, что он говорит правду независимо от того, одобряют ли это окружающие.

Тут Тай с тревогой взглянул на своего друга. Томми снова побледнел. Было видно, что старику трудно дышать. Он закашлялся. Я не на шутку обеспокоился. В течение нескольких часов моему наставнику стало нехорошо во второй раз. Во время нашего знакомства в книжном магазине Томми излучал жизненную силу, несмотря на преклонный возраст. Утром на кладбище он демонстрировал прекрасное расположение духа, и казалось, этот человек просто пышет здоровьем. Но теперь, в лыжном магазине Тая Бойда, Томми выглядел очень слабым. И больным.

- Все в порядке, Томми? - спросил я озабоченно.

- Я не вполне понимаю, что происходит, Блейк, - признал он, поколебавшись.

Тай встревожился:

- Мы можем прерваться, если нужно, Томми.

- Нет, спасибо, джентльмены. Спасибо за заботу, но со мной все в порядке. Я хочу, чтобы Блейк уже сегодня узнал все, что ему нужно, Тай. У меня ощущение, что ему удастся достичь воистину блестящих результатов при помощи философии ЛБТ... он передаст наш малоизвестный метод всем, кому это нужно. Он обещал. Так что не останавливайтесь - это очень важно.

- Я человек слова, Томми. В армии я очень хорошо усвоил, насколько важно держать обещания. И я не забуду о нашем договоре, - подтвердил я.

- Я знаю, друг мой. Просто позаботься о том, чтобы максимальное количество людей узнало о философии лидерства без титула. С ее помощью они смогут не только пробудить внутреннего лидера в себе, но и вдохновить еще больше людей. Поэтому продолжайте. Я в порядке.

Тай кивнул.

- Итак, если атмосфера в организации такова, что сотрудники боятся высказываться искренне, значит, эти люди живут в мире иллюзий и фантазий. Как я уже говорил, невозможно построить эффективную компанию, если никто не говорит искренне о том, что необходимо сделать для улучшения работы. Особенно это верно в трудные времена - сейчас необходимо не просто полноценное общение, но избыточное общение. Избыточное общение с акционерами. Избыточное общение с сотрудниками. Избыточное общение с поставщиками. Избыточное общение с клиентами. Внимательно прислушивайся к мнениям и чувствам людей. Это предотвращает возникновение и распространение слухов и сплетен. Это помогает тебе поддерживать безупречные взаимоотношения с окружающими. Нет почвы для развития проблем и недоразумений. И люди ощущают, что они сами и их забота тебе не безразличны. Между прочим, в связи со всем этим особую важность приобретает «время лица».

- Время лица? - переспросил я.

- Да. Никогда не посылай электронное сообщение, если можешь увидеться с человеком лично. Встань с рабочего места и подойди к коллеге, чтобы обсудить какой-то вопрос или всего лишь перекинуться парой слов. Как можно чаще обедай с клиентами или просто общайся с ними. Не прячься за технологиями, когда можно поговорить лично. И самое последнее, что я хочу сказать об общении и об искренности: если что-то важно для человека, который важен для тебя, то это должно стать важным и для тебя самого.

- Мне нравится эта мысль, Тай. Если что-то важно для человека, который важен для меня, то это должно стать важным и для меня самого.

- Это чрезвычайно важный принцип, братишка. Он очень помог мне в моей работе тут, в магазине. У меня есть клиенты, которые ходят в этот магазин вот уже более двадцати лет. Некоторым из них приходится добираться ко мне на машине целый час. Вот это и называется покупательская лояльность... Так или иначе, я просто пытаюсь объяснить тебе, что в такие времена, как наше, общения не бывает слишком много. И одна из важнейших задач, стоящих перед лидером без титула, - делиться с людьми точной информацией, душевным теплом и добрыми предчувствиями в эти непростые и пугающие дни. Пусть общение станет твоей профессией. Считай, что тебе за это приплачивают.

- Иногда я спрашиваю себя: не обижу ли я сотрудников и покупателей нашего магазина, если буду полностью откровенным с ними? - спросил я, обдумав слова Тая.

- Искренность и грубость - это разные вещи, Блейк. Конечно, нужно думать, прежде чем говорить. Помни одно: можно говорить все что хочешь, если ты говоришь это с уважением.

- Еще один прекрасный афоризм, - восхитился я.

- К тому же следование ему дает потрясающие результаты на работе, - вмешался Томми, листая какой-то лыжный журнал. Казалось, ему стало немного лучше.

- Это правда, - продолжал Тай. - Ты можешь быть искренним и сказать кому бы то ни было все, что хочешь, если только твои слова уважительны и не унижают достоинства собеседника. Это очень важно. Слова могут ранить. Люди по многу лет помнят обидные высказывания в свой адрес. Слова обладают огромной силой. И все же большинство из нас об этом забывают. Порой мы высказываемся слишком резко и больно жалим окружающих своим языком. Мы пишем злые вещи и используем оскорбительные эпитеты.

Выдающиеся лидеры так себя не ведут. Общаясь, они всегда напоминают людям обо всем лучшем, что в них есть, и вдохновляют на то, чтобы стать еще лучше. Подлинные лидеры умело используют слова поощрения, поддержки и похвалы, чтобы вдохновлять других на великолепные дела. Ты только вспомни, что делали силой самых обычных слов такие великие люди, как Джон Кеннеди, Ганди, Мандела и Мартин Лютер Кинг.

- Я никогда не задумывался о том, что слова обладают силой.

- Еще как обладают! Твои слова могут показать человеку возможности, о которых он и не подозревал. Твои слова могут вселить в человека гордость собой. Твои слова могут помочь человеку отказаться от ограничивающих моделей поведения - и блестяще работать в самые напряженные дни. Заметь, Блейк, если кто-то совершает слишком много ошибок, ему обычно говорят: «Ты работаешь не очень хорошо, постарайся исправиться». Такие слова удручают. Да, нужно высказываться искренне и ясно. Но почему бы не сказать так: «Я очень ценю твои старания на работе и хотел бы подсказать тебе некоторые возможности делать свое дело еще лучше».

Многие люди в бизнесе злоупотребляют негативным тоном. Они думают, будто для достижения позитивных результатов необходимо быть построже, - но это заблуждение. Ободряя человека, можно добиться гораздо большего. Ты можешь высказать все, что тебе нужно, используя добрые слова. Все дело в формулировках. И мастер общения это понимает. К тому же должен отметить, что выбираемые тобою слова могут влиять и на твое собственное состояние.

- Правда?

- Вне всяких сомнений. Произносимые тобой слова определяют твои чувства. Называя непростую ситуацию «катастрофой», ты пробуждаешь в себе определенную эмоциональную реакцию, которая в корне отличается от реакции, которая возникает, если ты назовешь туже ситуацию «поводом для радикальных улучшений». От формулировки во многом зависит, реагируем ли мы на неприятность с деятельным оптимизмом или с апатией. И еще следует знать, что твои слова суть не более чем вербализация мыслей. Язык есть трансляция верований.

- А верования руководят поведением, которое, в свою очередь, определяет результаты нашей деятельности, - вставил я.

- Да. Лидеры без титула обращаются со словами безупречно. Они не сплетничают. Не жалуются. Не осуждают. И никогда не бранятся. Они стараются, чтобы все их слова вдохновляли, увлекали и воодушевляли людей.

- Причем не только окружающих, но и их самих.

- Точно, - подтвердил Тай. - Поэтому следи за каждым своим словом. Ты удивишься, насколько «лидерский словарь» увеличит твой уровень энергии, твою страсть к совершенству, твою способность внедрять инновации и вообще то, как ты играешь в игру.

Слова, слетающие с твоих губ, также придают форму словам, слетающим с губ тех, кто тебя окружает, ибо ты влияешь на всех своим примером. Слова заразительны. Так что, когда ты начинаешь использовать язык лидерства, изменяется атмосфера в твоей организации - улучшается вся ее культура.

Нужно также упомянуть, что ты вливаешь силу во все, о чем говоришь. Например, постоянно ворча и жалуясь на стресс и негативные перемены на работе, ты тем самым уделяешь все больше места в своем сознании и стрессу, и этим переменам. То, на чем ты сосредоточиваешься, растет. Направляя куда-то свои слова, ты направляешь туда поток энергии. Так что, говоря о чем-то, ты тем самым усиливаешь роль этого явления или предмета в своем восприятии, поскольку питаешь его своим вниманием и психической энергией.

Как сказал отец современной психологии Уильям Джеймс: «Наш опыт состоит из того, на чем мы сосредоточиваем внимание». Вдумайся в это высказывание, дружище. Драгоценные слова. Злословя о коллеге, ты тем самым усиливаешь обсуждаемые негативные черты в своем сознании. Если ты постоянно ворчишь по поводу всего, что не ладится в твоей карьере или в личной жизни, ты тем самым заостряешь на этих вещах свое внимание - а значит, постоянно видишь перед собой именно то, от чего хотел бы избавиться. Ты усиливаешь все, о чем говоришь, - явления растут на разговорах как на дрожжах. Слова обладают силой.

- Значит, для лидера важно развить лидерский словарь, - повторил я, чтобы глубже усвоить эту истину.

- Важно, Блейк. Очень важно. Пусть правильная речь станет твоей наивысшей целью. И это приводит меня к букве Р в слове SPARK (ИСКРА). Р означает Приоритеты (Prioritize).

В наши бурные времена очень легко утратить из виду свою миссию, мечту, ценности и цели. Когда кажется, будто все вокруг разваливается, у нас то и дело возникает порыв отклониться от избранного направления. Однако лидеры без титула не позволяют обстоятельствам сбить себя с пути. Они сохраняют безупречную сосредоточенность на том, что для них по-настоящему важно. Им достает дисциплинированности, чтобы не отступать от своих основ. В работе — и в жизни - они руководствуются одной простой идеей: сосредоточиться на самом важном, а всем остальным пренебречь. Следование одному только этому принципу - один из главных секретов их потрясающего успеха.

Эту же идею можно сформулировать и иначе: быть лидером - значит знать совсем понемногу о многом и потрясающе много о немногом. Но при этом те немногие вещи, на которых лидер сосредоточен, он знает фантастически хорошо. Сосредоточенность. Сосредоточенность. Сосредоточенность. До одержимости.

- Но ведь одержимость - нездоровая штука, разве нет? - спросил я.

- Нет, если это здоровая одержимость. Страстное желание делать работу великолепно, поскольку это дает тебе возможность максимально реализовать свой потенциал, - очень здоровое явление. Одержимость построением первоклассной организации, которая производит для других людей отличные продукты или услуги, - это прекрасно. Упорное стремление превратить свои страхи в победы, а слабости в силу - это очень позитивная черта. Так что нет: в одержимой сосредоточенности на тех вещах, которые имеют для тебя первостепенное значение, нет ничего нездорового. Именно такая одержимость позволяет побеждать в этом мире, где слишком большой выбор и слишком много информации.

- На работе я совершенно рассеян, - признался я. - Просто не могу долго сохранять сосредоточенность на чем-то одном. И все эти телефонные звонки, электронные письма и непрерывный поток самой разной информации... В общем, каждый вечер я обнаруживаю, что был целый день чем-то занят, но ничего толком не сделано. Это обескураживает.

- И даже если ты переключишься с простой занятости на то, чтобы реально что-то делать, помни: делать что-то - это не то же самое, что делать великие дела! Слишком уж много людей в наши бурные и нестабильные времена заняты тем, чтобы просто чем-то себя занять. Очень и очень многие ныне бегают намного быстрее, чем прежде, но реальных результатов добиваются меньше.

Нужно стремиться перейти от хаотической сложности к изящной простоте.

Сейчас все в мире так стремительно и кардинально меняется, что человеку очень легко потерять ориентиры в жизни - и заняться деятельностью ради деятельности, вместо того чтобы продуктивно работать, добиваясь разумных результатов. Какой смысл в том, чтобы быть по горло занятым всякими бесполезными делами? Зачем день за днем карабкаться на вершины лишь для того, чтобы всякий раз убеждаться, что ты забрался не туда, куда нужно? Это просто пустая трата твоих самых ценных лидерских ресурсов: времени, талантов и - самое главное - энергии.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.083 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты