Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


SkinTrade




Лорел К. Гамильтон

Глава 1.


Часть выполняемой мною работы непосредственно связана с серийными убийствами, но ни один из убийц не присылал мне еще человеческой головы в коробке. Это было что-то новенькое. Я смотрела внутрь на голову, будто призрачную, завернутую в пластиковый пакет. Коробка стояла у меня на столе, поверх регистрационной книги, и ничем не отличалась от сотен других пакетов, попадающих в Аниматор Инкорпорейтидс, иллюстрируя девиз "Здесь восстает Жизнь и погибает Смерть". Голова была упакована в лед, и по всему миру было полно специальных служб, готовых ее доставить адресату. Вероятно, они так и поступили, ведь вампиры могут быть крайне убедительными, и отправлял его именно вампир. Имя этого вампира Витторио. Им же была приложена записка на которой каллиграфическим подчерком было выведено "Анита Блейк". Он хотел, чтобы я знала, кому сказать спасибо за этот скромный сюрприз. Он и его люди зверски убили десяток человек в Сент-Луисе, после чего он с частью этих людей исчез в неизвестном направлении. Ну, не теперь уже не в таком неизвестном. На пакете был обратный адрес. Это был Лас Вегас, штат Невада.
Как вариант, Витторио там скрывается или же в любом другом месте, желая скрыться от содеянного. Он мог быть в Лас Вегасе или же мог просто отправить оттуда свое послание, а сам находиться в любом другом месте в данный момент. И к тому моменту, как я запрошу информацию, не успеет ли он уже смыться?
Этого нам уже не узнать. Я слышала, как наша дневная секретарь, Мэри, бьется в истерике в соседней комнате. По счастью у нас сейчас не было клиентов. Всего полчаса назад я приняла своего первого на сегодня клиента и, вот удача, он был так же первым на сегодня клиентом во всем Аниматор Инкорпорейтид. Мэри совсем расклеилась, и наш ведущий менеджер Берт пытался ее успокоить. Возможно, я могла бы ему помочь, но я являюсь федеральным маршалом, так что дело прежде всего. Я должна была связаться с полицией Лас Вегаса и поинтересоваться, не завелся ли у них в последнее время серийный убийца в городе. Счастливого чертова понедельника.
Я снова села за свой стол, телефон был у меня в руке, но я не воспользовалась им. Я стала рассматривать семейные фото на своем столе. Изначально стол был чистым, все папки хранились сваленными в кучу в ящиках, но Менни Родригез стал первым, кто поставил на него фотографии своих родных. Снимок был одним из тех, что есть в каждой семье; где люди на фотографии слишком серьёзны, и лишь одному-двум удается действительно искренне улыбнуться. Менни выглядел раздраженным и чувствующим себя неуютно в строгом костюме и галстуке. Единственным предметом, который он вечно забывал надевать, был галстук, но Розита, его жена, но Розита, его жена, которая была на пару дюймов повыше и куда шире своего стройного супруга, настаивала на галстуке. Обычно она одевала его для подобных этому событий. Менни вообще-то не подкаблучник, но он не всегда уверен в том, что его голос в его доме решающий.
Две их дочери, Мерседес и Консуэлла (Кони) уже выросли, вытянулись и сложением напоминают отца, довольно милые внешне, чем-то напоминают Розиту, но с чуть более грубыми чертами. Его дочери заставляют меня задуматься о том, что же он нашел много лет назад в Розите, маленькой розе, так схожее со значением ее имени. Его сын Томас еще ребенок, он ходит в школу. В третий, или в четвёртый класс? Я не помню.
Две другие фотографии были вставлены в одну общую рамку. На одной из них Ларри Киркланд и его жена детектив Тамми Рейнолдс в день их свадьбы. Они выглядят так, будто с ними произошло нечто чудесное, все светятся надеждами и обещаниями. На другом фото их дочка, Анжелика, если коротко Эйнджел. Малышка родилась с окруженной, как у папы, кудряшками головой. Он стрижет свои огненно-рыжие волосы максимально коротко, чтобы завитков не было видно, но каштановые волосы Тамми передались темным цветом и Эйнджел с самого рождения. Получилось нечто среднее между рыжим и коричневым, как волосы Натаниэла.
Почему я не поставлю фото Мики и Натаниэла у себя на столе? Я знаю, что у остальных аниматоров из Аниматорс Инкорпорейтид на столах тоже стоят фотографии их родных. А нужны ли мне еще фотографии? Если я решусь поставить здесь фото, где я с двумя мужчинами, придется ли мне выставлять фотографии и с остальными моими возлюбленными? Когда ты постоянно живешь с по меньшей мере четырьмя мужчинами и встречаешься еще с пятью или шестью, кто же должен в результате оказаться на портрете?
Я ничего не ощущала по отношению к посланию на моем столе. Я не была напугана или растеряна. Я вообще ничего не чувствовала, внутри у меня была огромная, всепоглощающая пустота, будто тишина, что расползается в моей голове, когда нажимаешь нас спусковой крючок. Настолько ли я хорошо собой владею или же у меня просто шок? Хмм, не могу сказать, но мое такое мнение, что, скорее всего, второе. Прекрасно.
Я встала и взглянула на голову в пакете, и подумала «никаких фотографий моих любимых, только не на работе». У меня была куча клиентов, которые в результате оказались плохими парнями или девчонками. Я не хотела, чтобы они видели людей, которых я люблю. Никогда не давай плохим парням зацепку, они способны придумать невероятно ужасные вещи, дай им только ключ.
Нет, никаких личных фото на рабочем месте. Это плохая идея.
Я набрала справочное, потому что раньше никогда не имела дела с полицией Лас Вегаса. Это был шанс обзавестись новыми друзьями или же новыми рьяными противниками, со мной дела могли развиваться в обоих направлениях. Цель у меня была, конечно, не такая, но сложилась такая традиция быть непонятой и нарываться на трения. От части потому, что я женщина в нашем шовинистском обществе, от части тут была и просто моя личная заслуга.
Я села обратно, я просто не могла смотреть внутрь коробки. Я уже созвонилась с местной полицией. Мне нужны были судебные инструкции о том, что делать с посылкой, хорошо, с уликой, и помощь в поимке этого ублюдка. Чья это была голова и за что мне досталась такая радость? Почему ее послали именно мне? Означало ли это, что он затаил злобу на меня за то, что я убила столько его вампиров, когда они, в свою очередь, убивали людей в нашем городе, или же это значило что-то иное, что-то, что никогда ни коим образом не было бы связано со мной?
Есть много профи, работающих над серийными убийствами, но я думаю, они допустили один промах. Вы не можете думать, как серийные убийцы. Не взаправду. Но вы можете попытаться. Вы можете проникнуть в их мысли, но никогда уже не будете прежними, но, в конце-концов, если вы не серийный убийца, вы никогда так и не поймете, зачем они это сделали. Вы не поймете серийных убийц, пока не станете одним из них. Они эгоистичные создания, заботящиеся только о собственных прихотях, о своих отклонениях. Серийные убийцы не станут помогать вам ловить других серийных убийц, за исключением ситуаций, когда это поможет их тайным планам. Конечно, найдутся люди, кто скажет, я - серийный убийца. Я одна из лучших легальных истребителей вампиров в США. В этом году я перевалила за сотню. Имеет ли значение, что я не получаю удовольствие от убийств? Изменит ли что-то, если я скажу, что не получала никакого сексуального удовольствия из этого? Будет ли это более значимым, если я брошу это занятие? Тот факт, что я имела на руках ордер на ликвидацию, сделал ли эти убийства оправданными, менее жестокими? Бывали серийный убийцы, которые для убийств использовали яд, не вызывающий боли - они были милосерднее меня. Впоследствии я начала задаваться вопросом, а что же отличает меня от таких существ, как Витторио? Я начала задаваться вопросом, а важно ли моим столь законным жертвам, каковы были мои мотивы?
На звонок в Лас Вегасе ответила женщина, и я осталась ждать на линии, пока меня соединят с кем-то, кто мог бы сказать мне, чья же это голова в коробке?

 

Глава 2

У помощника шерифа Руперта Шоу был низкий, грубый голос; или он часто орал, или слишком много курил последние годы.

-Как вы говорите, вас зовут? - спросил он.
Я вздохнула и повторила в сотый раз:

-Я маршал США Анита Блейк. Я хочу поговорить с кем-нибудь компетентным, коим, полагаю, являетесь вы, шериф Шоу.

-Раздери мою задницу, но именно о вас орут по всем каналам.
-О чем вы говорите, шериф?
-Вы не видели анонсов?
-Если вы о телевизоре или радио, то у меня нет ни того, ни другого. Так что я пропустила?
-А зачем вы сюда звоните?
Я откинулась на своем стуле немного озадаченная.
-У меня такое чувство, что если бы я не позвонила вам, вы бы начали звонить мне, шериф Шоу.
-Зачем вы сюда звоните? - Он вновь это повторил, выделяя каждое слово, чуть более напряженным тоном, почти возмущенно.
-Я позвонила вам, потому что прямо передо мной, на моем столе, лежит посылка, присланная из Лас-Вегаса.
-Что за посылка? - спросил он.
Настал ли момент пересказать всю историю целиком? Я пока никому ничего не сказала, потому что как только ты сообщаешь кому-нибудь сведения подобного рода – вроде того, что тебе доставили человеческую голову в коробке, - как люди начинают склоняться к мысли, что ты псих. Я уже достаточно общалась с журналистами, чтобы научиться притворяться, мне бы хотелось, чтобы меня восприняли всерьез вместо того, чтобы принять за психа.
-Кто-то прислал мне по почте человеческую голову. Обратный адрес - ваш город.
Он на минуту замолчал. Я слышала его хриплое дыхание. Держу пари, он курильщик. Когда я уже собиралась его окликнуть, он заговорил.
-Вы можете описать эту голову?
Он мог бы сказать многое, но такого в моем списке не было. Слишком равнодушно даже для полицейского, и слишком практично. В тот момент, когда он попросил меня описать ее, я уже знала, что у него на примете есть кто-то, кто лишился головы. Вот дерьмо.
-Голова в пластиковом пакете, укомплектована льдом. Волосы кажутся темными, но это может быть из-за льда, в который она упакована. Выглядят они прямыми, но я опять не поручусь, что это не из-за воды, которая их могла такими сделать. Смуглый, в этом я уверена, и глаза, вроде, светлые; серые, или, может, голубые, хотя могли обесцветиться после смерти. У меня нет возможности назвать время смерти, так что не уверена, насколько они выцвели.
-Вы не нашли в посылке чего-то еще?
-У вашей жертвы отсутствует что-то ещё кроме головы? - спросила я.
-Значок и палец. На пальце должно быть кольцо.
-Сочувствую вам относительно этой последней детали.
-Почему?
-Сообщать его жене - я вам не завидую.
-Вам часто приходится это делать?
-Я довольно часто видела убитые горем семьи, чьи близкие стали жертвами вампиров. Это всегда ужасно.
-Да, это всегда ужасно, - согласился он.
-Я жду судебных экспертов, прежде, чем коснусь чего-либо. Если там есть улики, я не хочу, чтобы они были испорчены из-за моей поспешности.
-Сообщите мне, что они обнаружат.
-Непременно. - Я ждала, что он что-нибудь добавит, но он промолчал. Все, что я слышала, его дыхание, хрипящее, тяжелое. Я задавалась вопросом, когда он в последний раз проходил медобследование.
-Что случилось в Лас-Вегасе, шериф Шоу? Почему на моем столе часть тела одного из ваших подчиненных? - наконец, спросила я.
-Мы не уверены, что это именно он.
-Нет, но это было бы слишком большим совпадением, если у вас есть подчиненный, который лишился головы, а у меня голова в посылке, присланной из вашего города, а ее описание даже на первый взгляд соответствует вашему подчиненному. Я на такие большие совпадения не покупаюсь, шериф.
Он вздохнул, затем прокашлялся; это был очень тяжелый кашель. Возможно, он наконец решился поделиться информацией.
-Я тоже, Блейк, я тоже. Я пойду вам в этом навстречу. Мы скрываем факт того, что у нас пропала голова и значок. Мы так же не говорим журналистам, что на стене, где убили моих людей, было сообщение. Оно написано их кровью и адресовано вам.
-Мне? - повторила я, и мой голос прозвучал не таким уж уверенным, каким бы мне хотелось его слышать. Теперь была моя очередь откашляться.
-Да, звучит оно так: Скажите Аните Блейк, что я буду ждать ее.
-Прекрасно, только… жутковато, - сказала, наконец, я. Я не могла придумать, что еще сказать, это было похоже на секундный разряд тока, на миг возобладавший над ужасом. И я знала этот разряд - страх.
-"Жутковато" и это все, что вы можете сказать? Этот вампир послал вам человеческую голову. Что-нибудь для вас изменится, если я скажу вам, что это голова местного истребителя вампиров?
Я размышляла об этом в течение нескольких вздохов, ощущая нечто среднее между ударом тока и тем опьянением, что бывает от шампанского.
-Какой ответ вас осчастливил бы, Шоу? Он оставил себе сувениры от остальных убитых?
-Вы хотите спросить, не обезглавил ли он кого-нибудь еще?
-Да, я говорю именно об этом.
-Нет. Он и его подручные убили троих оперативников, но от их тел сувениров не взяли.
-Оперативники… т.е. истребитель был с группой захвата?
-Все ордеры на ликвидацию автоматически попадают в группу повышенного риска, так что спецназ помогает «вручать» осуждённым ордера на их уничтожение.
-Да, в Сент-Луисе о таком нововведении тоже поговаривают. - Я все еще не была уверена, что чувствую относительно необходимости таскать на охоту спецназ. Часть меня ликовала от того, что спину прикрывали, а вот вторая была категорически против. В последний раз, когда меня прикрывал спецназ, некоторые из них погибли. Мне не нравилось нести ответственность за кучу народа. Кроме того это была непростая задача – убедить их в том, что я достойна встать с ними плечом к плечу, чтобы выбить очередную дверь.
-Если наши люди и убили кого-то из противников, у нас нет ни одного доказательства этому. Похоже, будто они попадали замертво, где стояли.
Я не знала, что ему на это ответить, потому проигнорировала его слова.
-Когда все это произошло?
-Вчера, нет, позавчера ночью, да. Я немного замешкался; вы теперь не найдете след.
-Я знаю.
-Что, черт возьми, вы сделали этому вампиру, чтобы он начал так вам благоволить?
-Понятия не имею. Возможно, позволила ему сбежать и не стала преследовать его. О черт, Шоу, вы знаете, что в отношении этих безумных кроликов не действует никакая логика.
-Безумные кролики, - повторил он.
-Ладно, серийные убийцы. Живые или мертвые, но они руководствуются только своей личной логикой. Она не понятна нам всем, потому что мы-то не безумные кролики.
Он издал звук, похожий на мой взгляд, на смешок.
-Нет, мы не безумные кролики, пока. Газеты и телевидение кричат о том, что вы прикончили кучу его сподручных.
-Не без посторонней помощи. Со мной был спецназ. И они потеряли своих.
-Я читал статьи, но честно, я думал, что вы всю славу припишете себе и не упомяните полицию.
-Они были со мной. Они рисковали своими жизнями. Некоторые из них погибли. И это было неприятно. Не думаю, что смогла бы о них забыть.
-Ходят слухи, что вы - пресс-потас…шавка, - сказал он, заменив слово, которое собирался использовать, на менее оскорбительное.
Я почти рассмеялась, что было хорошим знаком. Я не совсем в шоке, о да!
-Я не пресс-шавка и не пресс-шлюха, шериф Шоу. Поверьте мне, я итак слишком часто мелькаю в прессе, чем мне хотелось бы.
-Для того, кто не хочет шумихи, вы получаете просто адскую ее порцию.
Я пожала плечами, понимая, что он не увидит этого, и сказала:
-Я связана с несколькими пугающими историями, шериф; это привлекает ко мне журналистов.
-Вы - еще и красивая молодая женщина и встречаетесь с Принцем города.
-Мне поблагодарить вас за комплимент до или после того, как я скажу, что моя личная жизнь не ваше дело?
-Только, если она пересекается с вашей работой.
-Проверьте отчеты, шериф Шоу. Я стала убивать больше вампиров с тех пор, как начала встречаться с Жан-Клодом.
-Я слышал, вы отказались исполнять казни в морге.
-Я потеряла вкус к прокалыванию сердец прикованных цепями и беспомощных приговоренных.
-Они ведь спят или что там они делают, да?
-Не всегда, и поверьте мне, когда вам впервые приходится смотреть в глаза кому-то, кто молит вас о жизни… Скажу только, что даже с практикой, если прокалываешь кому-то сердце - это медленная смерть. Они умоляют и упрашивают до последнего.
-Но они сделали что-то, чтобы заслужить смерть, - возразил он.
-Не всегда; иногда они попадают под закон о трех приводах. Он построен так, что независимо от того, каково преступление, даже если это всего лишь мелкое правонарушение, трёх приводов уже достаточно, чтобы получить на свою задницу ордер на ликвидацию. Я не хочу убивать людей за кражу, совершённую без применения реального физического насилия.
-Но ведь речь идет о больших суммах, правильно?
-Нет, шериф, одна женщина была казнена за кражу менее, чем тысячи долларов. Она была диагностированной клептоманкой прежде, чем стать вампиром; смерть не излечила ее, как она надеялась.
-Кто-то вогнал ей кол в сердце из-за мелкой кражи?
-Так и было, - призналась я.
-Закон не дает специализированным маршалам права отказываться от исполнения своих обязанностей.
-Технически, нет, но я не работаю с кольями. Я перестала их использовать прежде, чем охотников на вампиров сделали маршалами и включили в программу.
-И они вам пошли на встречу.
-Скажем так, у меня налажен контакт с моим шефом. - Договорённость заключался в том, что я не буду давать показания в суде в пользу семьи приговоренной за кражу в магазине женщины, а начальство не будет заставлять меня убивать тех, кто неповинен в чьей-либо смерти. Жизнь за жизнь еще имело смысл. Отнимать жизнь из-за дорогущего костюма не имело никакого смысла. Многие из нас отказались казнить эту женщину. В результате властям пришлось послать в Вашингтон, штат Колумбия, за Джеральдом Меллори, который был одним из первых охотников на вампиров, все еще живой. Он все так же считал, что все вампиры злобные монстры, так что не колебался. Вид Меллори напугал меня. Было в его глазах нечто такое, когда он смотрел на вампира, очень ненормальное.
-Маршал, вы все еще там?
-Простите, шериф, вы заставили меня серьезно задуматься о воровстве в магазинах.
-Это было в новостях, семья предъявляет иск за неправомерную смерть.
-Как раз оно.
-Вы неразговорчивы, не так ли?
-Я говорю только, когда это требуется.
-Вы чертовски неразговорчивы для женщины.
-Я вам не для разговоров нужна. Я полагаю, вам нужно, чтобы я приехала в Лас-Вегас и сделала свою работу.
-Это ловушка, Блейк. Ловушка для вас.
-Возможно, и судя по тому, что мне прислали голову вашего истребителя, это попахивает угрозой.
-И вы все равно собираетесь приехать?
Я встала и взглянула внутрь посылки на голову, смотревшую на меня. Она смотрелась удивленной и сонной.
-Он отправил мне по почте голову вашего ликвидатора вампиров. Он отравил ее по почте в мой офис. Он написал мне послание кровью на стене, под которой убил троих ваших оперативников. Черт, да, я еду в Лас-Вегас.
-Вы кажетесь разозленной.
Мысленно я добавила, что уж лучше быть злой, чем напуганной. Если я останусь разозленной, вероятно, смогу не дать страху разрастись. Поскольку он уже был внутри меня, где-то в глубине моего живота, за гранью разума, крошечная мысль, которая станет огромной, если я ей позволю.
-А вы бы не разозлились?
-Я бы испугался.
Это остановило меня, ведь полицейские обычно ни за что не признаются, что они боятся.
-Вы нарушили правило, Шоу, вы ведь никогда не признаетесь, что боитесь.
-Я только хочу, чтобы вы знали, Блейк, действительно знали, во что вы впутываетесь, вот и все.
-Это, должно быть, действительно фигово.
-Я видел множество мертвых людей. Черт, я и раньше терял людей из своей команды.
-Вы, должно быть, экс-военный, - предположила я.
-Да, - подтвердил он.
Я ждала, что он представится по всей форме; большинство военных так и поступили бы, но он нет.
-Где вы служили? - Спросила я.
-По большей части на секретных объектах.
-Бывшие спецвойска? - Я сделала это полу вопросом, полу утверждением.
-Да.
-Мне спросить, какого типа войска, или заткнуться до того, как вы начнете угрожать мне рутинным "если я вам скажу еще хоть слово, буду вынужден вас убить"? - попробовала пошутить я, но Шоу не повелся.
-Вы шутите. Если вы на это способны, значит, вы не понимаете всей серьезности того, что может случиться.
-У вас трое мертвых оперативников, один мертвый истребитель вампиров и отрезанная голова; это ужасно, но вы ведь туда не только этих троих отправили с маршалом; большинство ваших людей выбралось оттуда, шериф.
-Они не выбрались, - сказал он таким тоном, что у меня в животе начала расползаться черная дыра страха.
-Но они не погибли, - возразила я, - иначе вы бы мне сказали.
-Нет, не погибли, не совсем.
-Тяжело ранены?
-Не совсем, - замялся он.
-Прекратите пинать перекати-поле и просто скажите, Шоу.
-Семь человек в больнице. Ранений на них нет. Они просто потеряли сознание.
-Если нет никаких следов, почему же они без сознания и почему в больнице?
-Они спят.
-Что?
-Вы слышали меня.
-Вы имеете в виду кому?
-Доктора говорят, что нет. Они спят; мы не можем их разбудить.
-У врачей есть какие-нибудь предположения?
-Единственное, на что похоже, это на случай с теми пациентами в 20-е годы, которые просто заснули и уже никогда не просыпались.
-Разве несколько лет назад не о них сняли фильм, что они проснулись?
-Да, но это другое, врачи все еще не знают, чем эта сонная болезнь отличается от обычной, - объяснил он.
-Вся ваша команда вдруг уснула в разгар перестрелки.
-Вы ведь спросили мнение врачей.
-Теперь я спрашиваю ваше мнение.
-Один из стажеров говорит, что это походило на волшебство.
-Стажеров? - Спросила я.
-К нам прикрепили несколько экстрасенсов, но мы не имеем права звать их штатными волшебниками.
-Понятно, оперативники и экстрасенсы. - Заключила я.
-Да.
-Так как же это возможно?
-Я не знаю, но очевидно, что все это пахнет паранормальным дерьмом, и когда логические объяснения заканчиваются, начинаешь в это верить.
-Когда вычеркиваешь все возможное, а то, что остается, кажется невероятным - это и есть правда, - сказала я.
-Вы только что цитировали Шерлока Холмса?
-Вроде того.
-Тогда вы все еще не в теме, Блейк. Просто не в теме. -Хорошо, позвольте мне быть прямолинейной. Что-то в моей реакции было не таким, как вы ожидали, так что вы теперь в полной уверенности, что я не понимаю всей серьезности ситуации. Вы - бывший член спецотряда, для вас женщина не идёт в сравнение с мужчиной. Вы назвали меня красавицей, что тоже позволяет большинству копов и военных недооценивать женщин. Но спецвойска… черт возьми, вы ведь считаете, что большинство военных и копов вам в подмётки не годится. Так что я девушка, смиритесь с этим. Я миниатюрна и чисто вымыта; с этим тоже нужно смириться. Я встречаюсь с вампиром, Принцем моего города, и что с того? Это не имеет никакого отношения к моей работе или к тому, почему Витторио позвал меня поохотиться за ним в Лас-Вегас.
-Почему же он сбежал из Сент-Луиса? Почему он приехал сюда, зная, что вы отправитесь следом за ним? Почему он устроил засаду на моих людей, а не на ваших?
-Возможно, он не мог себе позволить вновь потерять такое множество своих вампиров или же просто решил сделать ваш город сценой для прощального выступления.
-Грёбаные мы везунчики.
-Да уж.
-Я обзвонил полицейских, с которыми вы работали, и некоторых истребителей, чтобы услышать их мнение о вас. Хотите знать, что они думают о побеге этого вампира из Сент-Луиса?
-Я вся внимание.
-Они считают, что он сбежал от вас. Наш Мастер Города сказал мне, что вампиры называют вас Истребительницей, что они называют вас так уже много лет.
-Да, это у них такое уменьшительно-ласкательное имя для меня.
-Почему вы? Почему вы, а не Джеральд Меллори? Он ведь в деле гораздо дольше.
-Он в деле дольше меня, но у меня больше жертв. Подумайте об этом.
-Как у вас может быть счет больше, если он занимается этим на десяток лет дольше вас?
-Первое: он предпочитает кол и молоток. Он отказывается переходить на серебряные пули и огнестрельное оружие. Это значит, что он должен полностью вывести из строя вампира, прежде чем он его убьет. А вывести вампира из строя полностью очень трудно. Я могу ранить вампира издалека, сбить с ног. Во-вторых: я думаю, что его ненависть к вампирам играет против него во время охоты. Из-за этого он пропускает важные вещи и не берет их в расчет.
-Т.е. вы убиваете их лучше кого-либо другого.
-Очевидно.
-Я скажу честно, Блейк, я чувствовал бы себя лучше, будь вы парнем. Я чувствовал бы себя еще прекраснее, если бы у вас была еще и военная подготовка. Я проверил вас; кроме пары выездов на охоту с отцом, вы никогда не сталкивались с оружием прежде, чем начали охотиться на монстров. На вас никогда до этого не было зарегистрировано оружие.
-Все мы когда-то начинали, Шоу. Но поверьте мне, я уже давно не новичок.
-Наш Мастер Города сотрудничает с нами во всем.
-Держу пари, что так и есть.
-Он сказал привезти вас в Лас-Вегас, и вы всё уладите.
Это озадачило меня. Максимиллиан, Макс, видел меня лишь однажды, когда приезжал в город с некоторыми из своих вертигров после метафизического инцидента. Метафизический инцидент закончился тем, что я получила власть над одним из его вертигров, Криспином. Он забрал Криспина в Лас-Вегас с собой, но тигр упорно не желал уходить. Он был по-настоящему предан мне. Это не моя вина, честно, но, тем не менее, вред был причинен. В последнее время те силы, что я получила, как слуга-человек Жан-Клода, будто нацелились на привлечение ко мне метафизически одаренных мужчин. Пока что только вампиры да оборотни, но и этого предостаточно. Иногда их даже слишком много. Не помню, чтобы сделала что-то сколько-нибудь впечатляющее во время визита Макса.
Весь его визит я старалась разыгрывать послушного слугу-человека Жан-Клода; всё, что становится моим, как, допустим, вертигр, принадлежит и моему мастеру. Мы совершили некий ритуал, между мной и моим мастером, по просьбе нашего гостя. Мы ввергли его в благоговейнёй трепет, разве только он был куда более бисексуален, чем готов был признать.
-Блейк, вы еще там?
-Я здесь, Шоу, только задумалась о Мастере вашего города. Мне льстит, что он считает, будто я могу это уладить.
-Не удивительно. Он очень старомоден. Не поймите это неправильно, но если вы считаете, будто я предвзят в отношении женщин, то старый бандит предвзят ещё больше.
-Да-да, вы лишь считаете, что женщины вам не ровня в работе. Они же думают, что мы созданы лишь для того, чтобы рожать детей или трахаться.
Он вновь издал смешок.
-Ну вы и прямолинейный сукин сын, Блейк.
Я приняла это за комплимент, как оно и было; он не назвал меня сукиной дочкой. Если мне удастся заставить его обращаться со мной, как с одним из его парней, я смогу с ним сработаться.
-Я, скорее всего, один из самых прямолинейных людей, которых вы когда-либо встретите, Шоу.
-Я начинаю в это верить.
-Уж поверьте и предупредите остальных. Это сэкономит время.
-Предупредить их о том, что вы прямолинейны?
-Обо всем: что я прямолинейна, что я девушка, что я встречаюсь с вампиром, - обо всем. Выбейте из их голов стереотипы, прежде, чем я приземлюсь в Лас-Вегасе. Я не хочу продираться сквозь мужской шовинизм, вместо того, чтобы делать свою работу.
-С этим я не смогу ничего поделать, Блейк. Вы должны будете самоутвердиться в их глазах, как любой другой… офицер.
-Женщина, вы хотели сказать, женщина. Я знаю, как это бывает, Шоу. Потому что я девушка, мне придется из кожи вон вылезть, чтобы заслужить их уважение. Но с тремя трупами в Лас-Вегасе и еще семью в спячке, десятью трупами в Сент-Луисе, пятью в Новом Орлеане, двумя в Питсбурге, мне хотелось бы думать, что ваши подчиненные больше заинтересованы в поимке этого ублюдка, чем в подначивании меня.
-Стимул у них есть, Блейк, но вы всё равно красотка, а они - полицейские.
Я проигнорировала очередной комплимент, потому что никогда не знаю, как реагировать.
-И еще они боятся, - добавила я.
-Я этого не говорил.
-В этом нет необходимости; вы спецназ и вы это признаёте. Если это смогло напугать вас, то оно чертовски перепугало остальных. Они нервничают и ищут, на кого взвалить всю вину.
-Мы виним вампиров в убийстве наших людей.
-Но я все еще смогу стать для кого-то из них мальчиком для битья.
-Почему вы это сказали?
-Послание было для меня. Голова прислана мне. Вы уже спрашивали, что я такое сделала Витторио, чтобы его разъярить. Некоторые из ваших людей скажут, что я разозлила его настолько, что он начал такое вытворять, или того хуже, предположат, что он целенаправленно стремился впечатлить меня романтикой серийного убийцы.
Шоу притих, так что я слышала только его тяжелое дыхание. Я не стала его звать, просто ждала, и, наконец, он заговорил.
-Вы - еще больший циник, чем я, Блейк.
-Вы считаете, я не права?
Он снова притих, только вздохнул раз или два.
-Нет, Блейк, я не думаю, что вы не правы. Я думаю, что вы правы абсолютно. Мои люди напуганы, и им нужен виновный. Этот вампир позаботился о том, чтобы полиция Лас-Вегаса была вам "рада".
-Спросите себя, Шоу, сделал ли он это специально, чтобы усложнить мне работу, или он не придаёт значения тому, какое влияние это оказало на ваших парней?
-Вы знаете его лучше, чем я, Блейк. Так он сделал это нарочно или ему по боку?
-Я не знаю этого вампира, Шоу. Я знаю только его жертв и тех вампиров, которых он оставил умирать. Я рассчитывала, что он выйдет из тени, потому что обычно такие парни не могут остановиться, достигнув определенного уровня насилия. Это как наркотик, а они – пристрастившиеся. Но я никогда и не мечтала, что он пошлет мне "подарок" или "послание". Я честно не думала, что произвела на него настолько сильное впечатление.
-Мы покажем вам место преступления, когда вы прилетите. Поверьте мне, Блейк, вы произвели на него впечатление.
-Не то впечатление, которого бы мне хотелось, - проговорила я.
-И чего бы вам хотелось?
-Дыру у него в голове и в сердце, достаточно большую, чтобы можно было смотреть насквозь.
-Я помогу вам этого достичь.
-Я не думаю, что заместитель шерифа занимается полевыми работами.
-Ради такого я сделаю исключение. Когда вы будете у нас?
-Мне нужно проверить авиа расписание, и соответствие моего снаряжения для охоты на вампиров инструкциям. Такое чувство, что требования меняются каждый раз, когда я куда-то лечу.
-Наш маршал не брал с собой ничего такого особенного, чего вам бы не дали пронести на самолет, если вы сдали авиа тест для маршалов.
Я про себя подумала, что, наверное, поэтому он и мертв. Вслух я сказала лишь:
-Я возьму с собой гранаты с белым фосфором, если мне позволят внести их в самолет.
-Гранаты с белым фосфором, мощно.
-Именно мощно.
-Они работают против вампиров?
-Они работают против всего, Шоу, а от воды горят ещё сильнее.
-Вы когда-нибудь видели, как человек ныряет в воду с надеждой, что граната потухнет от воды, а она просто светится? - поинтересовался Шоу.
У меня в голове всплыла картинка: гуля, бегущий по ручью, пытаясь сбежать. Он или кто-то из его стаи убил спящего бездомного на кладбище, где гули обычно вылезали из могил. Они не напали бы на него, если бы он не спал, но так как они его просто съели, они заработали ордер на ликвидацию. Я была прикрывающей в команде истребителей с огнеметами. Но гули, осмелевшие до того, чтобы нападать на живых и убивать их, вместо того, чтобы питаться падалью, могут быть смертельно опасны. Что означает, что гражданских вы на такие дела не отправляете без прикрытия со значками. Это был первый раз, когда я воспользовалась гранатами. Они сработали лучше всего остального, что я когда-либо использовала против гуль. Если их разозлить, они не уступают в силе вампирам, они быстрее и сильнее зомби, неуязвимы для серебряных пуль, и их почти невозможно убить чем-то помимо огня.
-Я видела, как несколько существ бежали по ручью. Фосфор вспыхнул вокруг них, будто раскаленная, белая аура, везде, где плескалась вода. Такой яркий, что вода сияла.
-И люди кричали долго. - Добавил Шоу.
-Не люди, гули, но кричали всё равно долго. - Я слышала, как холоден мой голос. Я не могла позволить себе расчувствоваться.
-Я считал, что современный фосфор на такое не способен, - признался он.
-Все новое - хорошо забытое старое, - парировала я.
-Я теперь вижу, почему вампиры считают вас пугающей, Блейк.
-Не гранаты меня делают для них страшной, Шоу.
-Что же тогда? - спросил он.
-То, что я желаю прибегнуть к гранатам.
-Это не из-за желания прибегнуть к гранатам, Блейк. Это из-за желания использовать их даже после того, как вы увидели, на что они способны.
Я задумалась и, наконец, ответила.
-Да.
-Позвоните, когда забронируете билеты на самолёт. - Его голос был недовольным, будто я сказала что-то такое, что ему не хотелось от меня слышать.
-Я сообщу, как только буду знать. Дайте мне свой прямой номер, если уж вы мой куратор.
Он вздохнул достаточно громко, чтобы я это услышала.
-Да, я ваш куратор. - Он дал мне свой добавочный номер и номер сотового. - Мы не собираемся вас дожидаться, Блейк. Если мы можем поймать этих ублюдков, мы это сделаем.
-Ордер на ликвидацию истёк со смертью вашего Истребителя, Шоу. Если вы со своими парнями убьете их без легального истребителя, попадете под обвинение.
-Если мы найдем их и будем телиться, они убьют нас.
-Я знаю.
-Так что вы мне предлагаете делать?
-Я лишь напоминаю вам о законе.
-А если я скажу, что не нуждаюсь в гребанном истребителе, который бы напоминал мне о законах?
-Я буду у вас, как только смогу. У меня есть друг с частным самолетом. Это, возможно, самый быстрый способ добраться до вас.
-Вы имеете в виду друга или своего хозяина?
-Что я такого сказала, Шоу, чтобы вас разозлить?
-Не уверен; может, просто напомнили мне кое о чем, что я не хотел вспоминать. Может, вы просто подтолкнули меня к мысли о том, что то, что должно случиться в моем городе, неизбежно.
-Если вы хотите красивую ложь, вы выбрали неправильного маршала.
-Я уже слышал и про вашу прямолинейность, и про то, что вы трахаете все, что движется.
Да, я его разозлила.
-Не волнуйтесь, Шоу, ваша добродетель в безопасности.
-А что, моя добродетель недостаточно хороша для вас?
-Возможно, но полицейских я не трахаю.
-Кого же тогда?
-Монстров, - я повесила трубку. Не стоило мне этого говорить. Я должна была объяснить, что все это лишь слухи, и я никогда не позволю сексу помешать делу. Но есть черта, после которой устаешь объяснять. И, давайте будем честными, все равно ничего не докажешь. Я не могла доказать, что я не сплю со всеми вокруг. Я могу только выполнять свою работу максимально хорошо, и пытаться выжить, да и удержать на этом свете всех остальных. И убить плохих вампов. Да, про это не стоит забывать.
Мне надо было сделать несколько звонков прежде, чем я смогла бы уехать из города.
Сотовый телефон - отличная штука. Первый звонок был Ларри Киркланду, моему собрату-маршалу и истребителю вампиров. Он ответил на втором гудке.
-Привет, Анита, что случилось? - Он кажется все таким же свежим и юным, но за четыре года, что мы знакомы, он получил свои первые шрамы, а так же обзавелся женой и ребенком, и все так же был самым желанным гостем в городском морге. Он тоже отказался убивать ту воровку. Вообще, он был единственным, кто позвонил мне из морга и спросил, что делать с ней. Он примерно моего роста, с ярко-рыжими волосами, которые вились бы, если бы он не стриг их почти под ноль, еще у него были веснушки. Ему бы с Томом Сойером подкалывать крошку Бекки, но он плечом к плечу со мной побывал не в одном переплёте. Если говорить о его недостатках, опуская тот факт, что мне не нравилась его жена, его недостатком было то, что он совершенно не стрелок. Он все еще чаще мыслит, как полицейский, а не как убийца, а в нашем деле это недопустимо. О, что я имею против его жены, Тамми Рейнолдс? Она не одобряет моего выбора друзей, а еще она продолжает зазывать меня в свою христианскую секту, которая для меня слишком гностическая. В общем, это одна из последних гностических форм христианства, видавшая само зарождение христианства. Они допускают присутствие ведьм, или, в данном случае, экстрасенсов в числе своих прихожан. Тамми считает, что из меня получится прекрасная Сестра Веры. Ларри уже стал Братом Веры, так как он, подобно мне, мог поднимать зомби из могил. Считается, что это не грех, если делать это для церкви.
-Мне нужно лететь в Лас-Вегас по ордеру.
-Я тебе нужен, чтобы прикрывать тебе спину, пока тебя не будет? - спросил он.
-Да.
-Тогда она у тебя прикрыта, - сообщил он.
Я думала о том, чтобы рассказать ему больше, но побоялась, что он напросится со мной. Подвергать опасности себя - это одно; подвергать риску Ларри - совсем другое. Частично из-за того, что он женат и у него ребенок; частично, потому что я беспокоилась за его безопасность. Он был ненамного моложе меня, но в нём всё ещё было что-то ранимое. Я ценила это, и боялась этого одновременно. Но слабость в нашем деле либо уходит, либо тебя убивают из-за неё.
-Спасибо, Ларри. Увидимся, когда я вернусь.
-Будь осторожна, - добавил он.
-А когда я такой не была?
-Никогда, - рассмеялся он.
Мы оба отсоединились. Он разозлится, когда узнает подробности моей поездки в Вегас. Он разозлится из-за того, что я не доверяю ему, разозлится потому, что я все еще защищаю его. Жить с его злостью.
Еще я позвонила в Новый Орлеан. Их местный охотник на вампиров, Денис-Люк Сент Джон, заставил меня пообещать, что если Витторио объявится снова, я дам ему шанс вновь на него поохотиться. Сент Джон чуть не стал одной из жертв Витторио. Месяцы в больнице и на реабилитации сделали его более категоричным в отношении охоты на вампиров, загнавших его во все это.
На том конце телефона послышался женский голос, что меня очень удивило. Насколько я знала, у Сент Джона жены не было.
-Простите, я не уверена, что номер верный. Я ищу Дениса-Люка Сент Джона.
-Кто вы?
-Я маршал США Анита Блейк.
-Истребительница, - она произнесла слово так, будто оно было ругательством.
-Да.
-Я - сестра Дениса-Люка. - Пояснила она, сделав акцент на Денис-Люк, которого я не поняла.
-Привет, могу я поговорить с вашим братом?
-Его нет, но вы можете оставить для него сообщение.
-Хорошо. - Я рассказала ей про Витторио.
-Вы говорите о том вампире, что чуть не убил его? - спросила она.
-Да, - подтвердила я.
-Как вы только осмелились ему позвонить? - теперь её тон был откровенно враждебным.
-Потому что он заставил меня пообещать, что, если этот вампир вновь появится, я позвоню ему и дам ему шанс отыграться.
-Это похоже на моего братца, - опять же она не рада была всему этому.
-Вы передадите ему?
-Непременно, - заверила она меня, повесив трубку.
Я не была уверена, что сестричка передаст сообщение, но другого телефона Сент Джона у меня не было. Я, вероятно, могла бы позвонить в региональную полицию и оставить ему сообщение, но что, если мне это удастся и на этот раз Витторио его убьет? Что я тогда скажу его сестре? Я предоставила выбор ей. Если она ему передаст, прекрасно, если нет, не мое дело. В любом случае, я сдержала слово, и не буду подставлять его под удар. Это было что-то вроде беспроигрышной победы для меня.

Глава 3

В кино вы всегда видите, как герой садится в самолет, а потом выходит из него в пункте назначения, чтобы пойти сражаться с плохими парнями; в реальности вам еще надо упаковать чемодан перед этим. Одежду я еще могу купить в Лас-Вегасе, но вот оружие… его я обязана была взять.
В данный момент моим домом были подвалы Цирка Проклятых. Старая идея из разряда «владельцев магазинов, живущих над своими заведениями», если не учитывать, что при якшании с вампирами окна не приемлемы, зато катакомбы метро в самый раз. Кроме того, это одно из самых защищенных мест в Сент-Луисе. Когда ваш возлюбленный вампир еще и Мастер Города, приходится об этом задумываться. Защищаться нужно скорее не от людей, а от других вампиров, мечтающих перегрызть вам глотку. Еще была у нас группа оборотней во всех отношениях, с ними тоже были проблемы. Монстры вне закона так же опасны, как и люди, зато умеют больше.
Вот почему я была уверена, что за мной следит куча охранников, пока парковалась и шла к двери чёрного хода. Мне всегда приходилось сдерживаться, чтобы не помахать им ручкой. Предполагалось, что это засада, так что махать никак не стоило.
Мой сотовый зазвонил, когда я доставала свои ключи от двери черного хода. Музыка опять сменилась, теперь это были "Дикие парни" от Duran Duran. Натаниэл находил забавным, что я не знаю, как менять музыку на моем собственном телефоне, потому время от времени делал это без предупреждения. Очевидно, эта мелодия у меня стояла по умолчанию. Парни.
-Блейк у телефона.
Голос на том конце заставил меня замереть посреди стоянки.
-Анита, это Эдуард.
Эдуард - убийца, специализирующийся на монстрах, потому что убивать людей он считает слишком легким. Под именем Тед Форрестер он зарегистрирован как официальный федеральный маршал и мой соратник. Но как бы он ни назвался, он оставался одним из самых лучших убийц, когда либо встреченных мной.
-Что случилось, Эдуард?
-У меня ничего, но я слышал, что у тебя намечается интересное времяпрепровождение.
Я стояла посреди летней жары, со связкой ключей, болтающейся в руке, и боялась.
-О чем ты, Эдуард?
-Скажи мне, что ты собиралась позвонить и попросить встретить тебя в Лас-Вегасе. Скажи, что ты не собиралась пойти на охоту за ним, не позвав и меня поиграть.
-Как, черт возьми, ты узнал об этом? - когда-то давно, но не так чтобы очень, если кто-то красиво умирал, можно было поклясться, что не обошлось без Эдуарда. Я задумалась, может, он знает о Вегасе намного больше меня.
-Я тоже маршал, помнишь?
-Да, но я узнала всего час назад. Как ты смог раздобыть информацию, от кого?
-Они убили одного из нас, Анита. Полиция на ушах стоит. - В одном предложении он сказал "один из нас" и упомянул полицию, будто бы это был и не он. Эдуард был сродни мне, у нас были значки, но временами мы забывали ими пользоваться.
-Как ты узнал об этом, Эдуард?
-Ты такая подозрительная.
-Хватит иметь мне мозг, просто скажи.
Он глубоко вздохнул и шумно выдохнул.
-Справедливо. Я живу в Нью-Мексико, помнишь? Это не так далеко от Невады. Они скорее всего уже вызвонили всех охотников на западе.
-А с чего ты решил мне позвонить? - спросила я.
-Они перекрывают каналы новостей, но не федеральных маршалов.
-Так ты в курсе этого зловещего послания, вот почему ты звонишь мне.
Вопрос был в том, знает ли он о голове. Насколько хороши его источники? Когда-то он казался мне таинственным гуру. Всезнающий, всевидящий и во всем меня превосходящий.
-Ты хочешь сказать, что не поедешь в Вегас гоняться за этим ублюдком?
-Напротив, я точно еду.
-Есть что-то, чего ты мне не говоришь, - заметил он.
Я прислонилась к стене и продолжила.
-Ты знаешь про голову?
-То, что вампиры взяли на память голову маршала из Вегаса, да. Я все размышлял, зачем им эта голова. Они вампиры, не гули и не плотоядные зомби. Они не станут ее жрать.
-Даже гули, которым все равно, что жрать, почти никогда не станут брать голову. Они предпочтут более мясистые куски.
-Ты видела тайничок для провианта у гулей? - поинтересовался он.
-Однажды, - призналась я.
Он издал смешок.
-Иногда я забываю, какая ты.
-Что?
-То, что ты - единственный человек, который временами сталкивается с ещё более жутким дерьмом, чем даже я.
-Я не знаю, оскорбиться мне, быть польщённой, или вообще испугаться, - призналась я.
-Быть польщённой, - сообщил он, и я поняла, что он не шутит.
-Они взяли голову не для еды, - сказала я.
-Ты знаешь, что с ней случилось?
-Да.
-Что, мне и дальше из тебя вытягивать?
Я вздохнула.
-Нет, - и я рассказала ему о подарке, что мне утром доставили на работу. Он затих надолго, так что я продолжила.
-Нам повезло, что ее принесли утром именно в тот день, когда я провожу встречи с клиентами. Одному Богу известно, что сделал бы Берт, наш управляющий, с этой посылкой, если бы меня не было рядом, чтобы заставить его дождаться судебных экспертов.
-Ты считаешь, это совпадение, что посылка прибыла именно тем утром, когда ты оказалась там? - спросил Эдуард.
Я плотнее прислонилась к стене, сжимая телефон в одной руке и ключи в другой. Внезапно я ощутила себя, будто под прицелом на той стоянке, поняв, что имеет в виду Эдуард.
-Думаешь, Витторио следил за мной. Что он знает мое расписание, - я оглядела дневную стоянку. На ней не было ни одного места, чтобы спрятаться. Дневной свет, как правило, означал, что на стоянке было не так уж много машин. У меня возникло внезапное желание побыстрее оказаться внутри, убраться с обзора.
Я вставила ключ в замок и использовала плечо, чтобы удержать телефон пока открывала дверь.
-Да, - отозвался он. Таков был Эдуард – лучший по части правды и не очень по части удобства.
Я втекла в дверь и закрыла ее прежде, чем двое охранников внутри успели отделиться от стены. Они были в черных футболках и джинсах, только пистолеты в кобурах бросались в глаза и портили повседневный вид. Они пытались со мной заговорить, но я махнула, давая понять, что у меня телефонный разговор. Они отступили и вернулись к подпиранию стен, а я пошла к дальней двери. Дверь была одним из двух проходов в подземелье, где спали Жан-Клод и его вампиры. Поэтому у нас всегда наверху в прихожей и было двое охранников. Занятие не слишком интересное, что означало, что эти двое были новичками; я вспомнила, что одним из них был Брайен, а имени второго я не вспомнила бы и под страхом смерти.
-Анита, ты все еще там? - спросил Эдуард.
-Дай мне минутку, чтобы найти укромное место.
Я открыла ведущую вниз дверь и затворила ее за собой. Я стояла на самом верху каменной лестницы, ведущей в самый низ. Я держалась одной рукой за стену, пока спускалась. Высокие каблуки не предназначены для ступеней. Черт, эти ступени казались вырезанными для существ с шагом больше человеческого. Что-то крупнее человека, возможно, с конечностями разной длины.
-Витторио не вернулся бы в Сент-Луис, - сказала я.
-Может и нет, но ты, как и большинство охотников, знаешь, что у вампиров есть свита.
-Да, я - человек-слуга Жан-Клода, так что у Витторио тоже может быть такой же.
-Черт, Анита, у него просто может быть армия укушенных. Ты знаешь, что как только вампир берет людей под свой контроль взглядом и кусает их, они готовы на всё ради своего господина.
-Я их не ощутила бы. Они на моем радаре светятся как просто «люди».
-Так что, думаю, за тобой следили. Я бы попросил тебя не ехать, Анита, но ты же не послушаешься.
Я споткнулась, и пришлось ловить равновесие, прежде чем ответить.
-Ты серьезно готов уговаривать меня остаться дома в этот раз? Ты, который обычно уговаривал меня поохотиться на больших и злобных монстров?
-Этот твой персональный, Анита. Он мечтает о твоей голове.
-Спасибо за образность, особенно после утреннего сувенира.
-Я специально так сказал, Анита. Ты теперь очень похожа на меня; у тебя есть люди, которых ты любишь, и не хотела бы оставлять. Я просто напоминаю тебе, как ты напоминаешь мне, что у тебя действительно есть выбор. Ты можешь просто отсидеться.
-Ты имеешь в виду, остаться в Сент-Луисе, на безопасном расстоянии, пока большая часть народа бегает за этим ублюдком?
-Да.
-И ты честно готов признаться, что не станешь думать обо мне хуже, если я буду играть так осторожно?
Он не отвечал так долго, что я уже дошла почти до слепого поворота посередине лестницы, за которым ступени уже не проглядывались. Я не торопила его. Я просто слушала его дыхание, сконцентрировавшись на своих каблуках и бесчисленных ступенях.
-Я не стал бы тебя обвинять, если бы осталась дома.
-Но стал бы думать обо мне хуже, - добавила я.
Он притих.
-Я попытался бы так не думать.
-Да, а те копы, которые и так уже знают, что я девчонка, которая трахает вампиров и всех в округе полицейских, они бы тоже не стали обо мне думать хуже?
-Не стоит подставляться под пули из-за гордости, Анита. Это мужской способ умирать. Ты девушка, так хоть раз думай, как девчонка.
-Эдуард, если они за мной в Сент-Луисе следят, не в такой уж я и безопасности здесь.
-Может быть, а может он просто заманивает тебя, Анита. Может, он и вернулся бы за тобой в Сент-Луис, но со всеми людьми, что окружают Жан-Клода, он просто не смог бы тебя достать.
У зашла за угол, размышляя об этом.
-Дерьмово, надеюсь, ты ошибаешься в этом.
-Ты знаешь, что это ловушка, Анита.
-Да, но знать, что Витторио бросил перчатку в Лас-Вегасе, это одно. Но знать, что он засел где-то далеко, где я буду без поддержки Жан-Клода и его людей… пугает это как-то.
-Прекрасно, ты напугана, как и должно было быть.
-Что это должно значить?
-Это значит, что Витторио наблюдал за тобой или же у него есть кто-то, кто следит за тобой для него. Сегодня он прислал тебе голову, зная, что ты ее получишь. Он прислал ее рано утром, до того, как твой вампир-любовник проснется и сможет приставить к тебе охрану или отговорить тебя ехать. В Сент-Луисе, если Жан-Клод еще спит, ты сама за себя.
-Мы серьёзно работали над тем, чтобы я больше походила на его слугу, а Жан-Клод на моего мастера.
-Да, настолько упорно, что ты переехала в Цирк к нему. Остальные маршалы не слишком лестно отзываются о тебе, проводящей время с Мастером Города.
-Предвзятые ублюдки, - я стояла в большом ячеечном дверном проеме, ведущем в истинное подземелье.
-Я также слышал, что Жан-Клод и твои дружков вышли из тени. Я так полагаю, идея о том, что Жан-Клод имеет тебя и твоих дружков, призвана служить оправданием тому, почему он позволяет тебе трахать других мужчин.
-Мы оправдывались перед вампирами, но не перед маршалами. Так откуда же они об этом узнали?
-Ты не единственная, кто общается с местными вампирами, Анита.
-Я встречала твоих местных вампиров и знаю, что ты с Обсидиановой бабочкой не общаешься. Она настолько пугает, что даже мировое вампирское сообщество сделало Альбукерке, Нью-Мексико, закрытой территорией.
-Я живу в Санта-Фе.
-Да, но все еще слишком близко к Обсидиановой бабочке и ее поцелую. Это причина, по которой тебе приходится выезжать за границу штата, чтобы поохотиться на вампиров; местный мастер вампиров слишком силен, чтобы делить с ним территорию.
-Она считает себя ацтекской богиней, Анита. Боги никогда не делятся.
-Она - вампир, Эдуард, но она вполне может быть той, кому ацтеки когда-то поклонялись под её именем.
-Но она все равно остается вампиром, Анита.
-Мне не нравится тон твоего голоса, Эдуард. Обещай мне, что если когда-нибудь получишь ордер на ликвидацию её или любого из её вампиров, ты позволишь мне прийти на выручку.
-Ты бы улетела в Вегас без меня.
-Может быть, а может, получить человеческую голову в посылке было слишком даже для меня. Может, я боюсь Витторио, и мне не нравится идти прямо в ловушку, как тупому кролику. Может, у меня не было времени, чтобы решить, что тебя нужно позвать.
-Не много ли "может", Анита.
-Я могу отключиться, сигнал уходит, если пойду дальше в тоннель, Эдуард, но мне нужно упаковать вещи, так что…
-Мне лететь меньше в Вегас, так что я встречу тебя, когда ты приземлишься.
-Эдуард, - позвала я.
-Да.
-Ты и правда думаешь, что Витторио планировал, что я улечу в Вегас до того, как Жан-Клод проснется и сможет меня отговорить лететь, или заставит хотя бы взять охрану?
-Я не знаю, но если он действительно это спланировал, то он боится твоей охраны. Он боится тебя с Жан-Клодом. Он боится тебя со всеми твоими друзьями-оборотнями. Но не боится тебя одной.
-Я и не буду одна, - заверила я.
-Нет, не будешь, - подтвердил он.
-Я имела в виду не только тебя, Эдуард. Витторио убил полицейских. Не думаю, что он понимает, насколько все это серьезно.
-Мы ему растолкуем, - сказал Эдуард совершенно чистым от акцента голосом, почти полностью пустым. Это был тот самый тон, который проскальзывал у него, когда он начинал говорить о настоящей смерти.
-Да, - согласилась я, - мы ему растолкуем.
Эдуард отключился.
Я тоже отключилась и вошла в гостиную Жан-Клода.

Глава 4

Двое из моих возлюбленных были мертвы в постели, которую все мы делили. Они снова оживут чуть позднее днем или ранним вечером, но пока Жан-Клод и Ашер были по-настоящему мертвы. Я касалась достаточного количества трупов, чтобы точно знать, чем сон отличается от смерти. Эта расслабленность, опустошенность, мертвенность не похожа даже на кому.
Я рассматривала их. Они лежали в ворохе белых шелковых простыней. Жан-Клод – сплошные чёрные завитки вокруг прекрасного лица; еще чуть более плавные линии, и он выглядел бы слишком женственно, но глядя на его лицо никогда нельзя было подумать, что это девушка. Нет, он все равно выглядел мужественным, несмотря на свою привлекательность. Эффекта добавляла нагота его лежащего поверх простыней тела. Нагота, безоговорочно свидетельствовавшая о его мужественности.
Золотые волны волос Ашера прикрывали его лицо, скрывая один из самых прекрасных профилей, которые когда-либо существовали. Я видела некоторые воспоминания вампирши, которая его создала: Бель Морте, Красивая Смерть. Ей больше двух тысяч дет, и она все еще считает левую часть его лица самой прекрасной из тех, что она когда-либо видела у мужчин. Правая сторона его лица, испорченная на её взгляд, была покрыта шрамами, будто от кислоты, оставленными святой водой, которой церковники имели обыкновение пытаться изгонять из вампиров дьявола. Шрамы затронули не слишком большую часть его лица, только часть от виска до подбородка с одной стороны. Его рот был все таким же манящим для поцелуев, в его лице все еще была та душераздирающая красота, но не для Бель, которой казалось, что шрамы покрывают всё.
Его шея была нетронутой, но от груди до паха и частично по бедру с правой стороны его тела все было в шрамах от святой воды. Выглядело это так, будто плоть оплавилась и частично деформировалась, как воск. Кожа была рельефной вплоть до нетронутой половины, но не поврежденной. Он мог все так же чувствовать прикосновения, ласки, поцелуи или укусы. Просто кожа ощущалась по-другому. Это был все тот же Ашер, и я любила его.
Не так, как я любила Жан-Клода, но я узнала, что любовь может принимать самые разные формы и значения, и независимо от того, как схоже с чем-то она выглядит со стороны, внутри она ощущается совершенно иначе. Так же сильно, но все же иначе.
Я упаковалась, хоть и собиралась заставить охрану поднять мои чемоданы с оружием по лестнице. Я должна была добраться до аэропорта и самолета, заправленного и дожидающегося меня. Я хотела оказаться в Лас-Вегасе, пока еще светло. Если Витторио намерен вытащить меня из Сент-Луиса прежде, чем Жан-Клод проснется и настоит, чтобы я взяла с собой охрану, то так тому и быть, я буду в Вегасе, когда Витторио все еще будет мертв для мира, как и остальные. Было в высшей степени справедливо, что вампиры были беспомощны днём. Я выжму из этого максимум преимуществ. Конечно, Витторио знал все обо мне, если следил за мной. Мысль о том, что у него, вероятнее всего, есть дневные глаза и уши, шпионящие за мной в Лас-Вегасе, не радовала.
Я всмотрелась в этих двух вампиров и пожалела, что не смогу попрощаться.
Дверь ванной открылась, и вышел Джейсон, облачённый халат, который он не потрудился завязать потуже; когда я только вошла, он лежал полностью обнаженным между вампирами. К тому же, я и раньше видела его обнажённым. Он был pomme de sang Жан-Клода, его яблоком крови, чем-то среднем между любовницей и утренней закуской. Большинство мужчин не трахались со своими pomme de sang, Жан-Клод не был исключением, но репутация Джейсона пострадала из-за необходимости показать нашего общего мастера более могущественным в глазах всего вампирского сообщетсва. Ему еще дали забавное поручение следить за тем, что я делаю и где бываю, пока вампиры спят.
Джейсон с меня ростом, может, на дюйм выше, невысок для мужчины, да и для женщин тоже, полагаю, невысок. Его светлые волосы теперь уже отрасли до плеч. Он опустил их, хотя, по правде сказать, он был одним из немногих мужчин, на ком короткая стрижка мне нравилась. Но я была всего лишь его другом и любовницей, а не его девушкой, так что длина его волос была его личным делом.
Он улыбнулся мне, его по-весеннему голубые глаза сияли какой-то невысказанной шуткой, известной только ему. Внезапно его взгляд изменился, от шутливого до серьезного и до… Я вдруг осознала, что он голый, и халат прикрывает совсем немного и…
-Прекрати, Джейсон, - попросила я тихо. Я не знаю, почему мы всегда шепчем рядом со спящими вампирами, будто они вправду спят, но это так; если не задумываться, начинаешь грести всех под одну гребенку, будто они нас слышат, и мы можем им помешать.
-Прекратить что? - спросил он голосом, чуть более низким, чем должен был бы. Я не могу сказать точно, что изменилось вдруг в его походке, но он внезапно напомнил мне, что днём он трудился стриптизером.
-Что мы говорили по поводу серьёзного флирта, Джейсон? Ты ведь знаешь, что у меня на это нет времени.
Он подошел к краю кровати, и мне оставалось либо отступить, либо попытаться устоять на ногах, пока он продолжал флиртовать. Отступить было бы трусостью, да и раньше я вполне могла противостоять вниманию Джейсона, но с тех пор, как я случайно сделала его волком своего зова, он, похоже, получил намного больше власти над моими желаниями. Обычно он не пользовался этим в своих интересах, но почему же решил распалить меня сейчас?
Я не двинулась с места, но почти изнывала от его близости ко мне.
-Ты знаешь, что Жан-Клод взбесится, когда проснется, - проговорил он.
-Жан-Клод никогда не бесится.
-Витторио расставил для тебя ловушку, Анита. И ты в нее идешь, - он встал позади меня, настолько близко, что его халат касался моей спины.
-Джейсон, пожалуйста, мне надо идти, - на этот раз я шептала не потому, что боялась разбудить вампиров. Я шептала, потому что это было единственное, что у меня получилось. Одна из неприятных сторон переезда в Цирк и жизни со всеми этими мужчинами, которые связаны со мной метафизически, была в том, что все они будто бы имели власть надо мной. Жан-Клода я еще могу понять; он Мастер города. Ашер тоже, поскольку он вампир в ранге мастера. Но Джейсон всего лишь вервольф, оборотень-донор и мой собственный волк зова. Я должна была быть его мастером, но не была.
Он обошёл вокруг меня, так близко, что не прикоснуться к его телу было сложнее, чем сократить расстояние между нами. Я держалась одной рукой за столбик кровати, как за якорь, удерживающий меня в реальности. Он стоял передо мной, его глаза были немного ниже моих, потому что я все еще была на каблуках.
-Тогда иди, - прошептал он.
Я тяжело сглотнула, но не отошла. У меня было мгновение, чтобы спросить себя, могу ли я отойти, и этой мысли оказалось достаточно. Я закрыла глаза и отошла. Я смогла это сделать. Это был Джейсон, не Жан-Клод, и я смогла это сделать.
Джейсон поймал меня за руки.
-Не уходи.
-Я должна идти, - необходимость держать глаза закрытыми не добавляла убедительности моим словам.
Он приложил мои ладони к своему телу, так, чтобы я могла ощутить гладкость мышц его живота. Он положил одну мою руку себе на пах, и был счастлив близости моего тела больше, чем в последний раз, когда я на него взглянула. Он наполнил мою ладонь и снова был большим и прекрасным. Два месяца назад очень плохие люди схватили нас обоих. Они тушили об него сигареты, жгли огнем, единственным, от чего оборотни не могут вылечиться. Они измывались над этим прекрасным телом и чуть не убили его.
Мои руки скользнули по нему, под халатом, так что я держала его, чувствуя, насколько он гол в моих руках. Я держала его, и он удерживал меня. Я держала его и вспоминала, как обнимала его, пока он истекал кровью. Обнимала тогда, когда считала, что он умирает.
Его голос стал нормальным, без ноток соблазна, когда он проговорил.
-Прости, Анита.
Я отстранилась достаточно, чтобы посмотреть ему в лицо.
-Извиняешься за то, что пытался использовать свои новые силы, чтобы заставить меня остаться дома?
Он усмехнулся.
-Да, но мне действительно нравится, как ты восхищаешься моим новым излечившимся телом.
-Я рада, что доктор Лиллиан догадалась, что если срезать обожженные участки, ты сможешь сам себя вылечить.
-Я рад, что они смогли найти анестетик, который действует при нашем ускоренном метаболизме. Я бы не хотел, чтобы с меня срезали кожу по живому.
-Согласна.
-Ты знаешь, они обсуждают возможность сделать нечто подобное со шрамами Ашера и посмотреть, не заживут ли они сами собой.
-Он - вампир, не оборотень, Джейсон. Плоть вампиров зарастает не совсем так.
-Ты лечишь свежие раны на любой мертвой плоти, в том числе и на вампирах.
-То свежие раны, Джейсон, а не ожоги.
-Вероятно, если доктор срежет шрамы, они станут свежей раной, тогда ты сможешь его вылечить.
-А если не сработает? Что, если доктор Лиллиан срежет часть кожи Ашера, а я не смогу его вылечить, и она не станет сама заживать? Он будет ходить с огромной раной, или как?
-Ты понимаешь, мы должны попробовать.
Я покачала головой.
-Все, что я знаю наверняка, у меня самолет, на который я должна успеть, а ещё мне нужно позвать охрану, чтобы донести мой арсенал.
-Ты знаешь, теперь охрана тебя боится.
-Да, они думают, что я суккуб и сожру их души.
-Ты питаешься сексом, Анита, и если ты не будешь питаться достаточно часто, ты умрешь. Это ведь в некотором роде и есть сущность суккуба?
Я нахмурилась, глядя на него.
-Спасибо, Джейсон, теперь мне значительно легче.
Он усмехнулся и пожал плечами.
-На ком ты будешь кормиться в Лас-Вегасе?
-Там Криспин, - напомнила я.
-Ты не можешь долго питаться одним маленьким вертигром.
-Я теперь могу питаться гневом, помнишь? - я обнаружила эту способность совсем недавно. Жан-Клод не мог питаться гневом, как и любой другой вампир его линии, что означает, что если бы я получала силы только через него, я тоже была бы не способна на это, но, тем не менее, я могу питаться гневом.
-Ты знаешь, у нас еще нет научного обоснования для этого, - заметил он.
-Нет, но оно уже работает.
-И чьим гневом ты будешь питаться в Лас-Вегасе?
-Я буду слоняться среди полицейских и подозреваемых; ради бога, мы же гремучая смесь!
-Если ты будешь кормиться без их разрешения, нарушишь закон. Думаю, что это тянет на уголовное преступление.
-Если я беру кровь, да, но закон не оговаривает питание вампиров посредством всего остального. Если бы я питалась сексом непреднамеренно, то он был бы расценен, как метафизическое изнасилование на свидании и покрывался бы законом о применении волшебства, но я питаюсь гневом, а это область пока не исследована.
-Что, если они узнают? Полицейские и так считают тебя одной из нас.
Я задумалась над этим, потом пожала плечами.
-Честно, формулировка большинства ордеров допускает использование мною любых доступных мне способностей во время преследования плохих парней.
-Я не думаю, что кормление на них предусмотрено ордером, - заметил он.
-Нет, - улыбнулась я, - но он так написан. В законе главное, как он написан, и как ты можешь его интерпретировать.
-Что случилось с той девушкой, которую я встретил несколько лет назад, которая верила в правду, правосудие и американскую мечту?
-Она выросла, - отозвалась я.
Его лицо смягчилось.
-Почему я чувствую, что должен извиниться от имени всех мужчин, что есть в твоей жизни?
-Не льсти себе; полиция помогла мне стать жестче не меньше.
-Ты питалась гневом всего несколько раз, и обычно это питание не настолько хорошо, как ardeur.
-Жан-Клод может разделить мой ardeur между вами всеми, пока меня нет. Он уже делал так прежде, когда я работала с полицией.
-Да, но это лишь временная мера и она работает лучше, если тебя перед этим вдоволь накормить.
-Ты угощаешь? - спросила я.
Он широко усмехнулся.
-Если я скажу да, что тогда?
-Это уловка, чтобы удержать меня, пока не проснется Жан-Клод, потому что ты считаешь, что если он будет в сознании, я не смогу улететь просто так.
-Я думаю, ты уже достаточно отказывала старому малому мне; а сможешь ли ты бросить вызов нашему мастеру, если он проснется и скажет "ты не полетишь"?
Я внезапно испугалась. Джейсон был прав; независимо от того, что происходило между мной и моими мужчинами, Жан-Клоду сопротивляться было сложнее всего. Как будто меня защищала от него не моя некромантия, а расстояние между нами. Как будто нахождение в непосредственной близости с ним в течение долгого времени смывает прочь моё сопротивление и независимость.
-Спасибо, Джейсон, - сказала я.
Он нахмурился.
-За чт


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 58; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
 | 
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты