Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


БУДУЩАЯ ВСЕЛЕННАЯ




 

Когда к Гордону вернулось сознание, он лежал на высоком столе в помещении, залитом солнечными лучами. Несколько мгновений растерянно смотрел вверх. Над его головой нависал какой-то серебряный шлем с множеством отходящих от него проводов.

Потом в поле зрения появилось морщинистое старческое лицо, увенчанное сединами. Голубые глаза молодо блестели. Старик, волнуясь, заговорил с Гордоном, но слова были совсем незнакомые.

— Не понимаю, — сказал Гордон. Голос был чужой. Старик указал на себя:

— Вель Квен.

Гордон вспомнил. Так звали коллегу Зарт Арн. Его ассистента из далекого будущего.

Из будущего! Гордон попытался сесть, но не смог, был еще слишком слаб. Зато успел мельком взглянуть на свое тело.

Тело тоже было чужое. Отнюдь не коренастая, мускулистая фигура Джона Гордона. Оно было заметно длиннее и тоньше, вдобавок облачено в непривычные белые одежды.

— Тело Зарт Арна! — невольно воскликнул Гордон. — А там, в ХХ веке, он сейчас разглядывает МОЕ!..

Услышав знакомое имя, старый ученый кивнул:

— Зарт Арн — Джон Гордон.

Значит, обмен удался! Преодолев 2000 веков, он находился в теле другого человека. Гордон пошевелил руками, ногами. Мышцы повиновались. Тем не менее это было чужое тело!

Вель Квен, казалось, понял: ободряюще похлопал по плечу и подал хрустальную чашу. Отхлебнув пенистой красной жидкости, Гордон почувствовал прилив сил.

Старик помог ему встать. Яркий свет лился отовсюду: окна были во всех стенах просторного восьмиугольного помещения. Солнечные лучи играли на причудливых приборах и механизмах.

Вель Квен подвел Гордона к зеркалу. Оттуда смотрел высокий черноволосый человек, ростом больше шести футов. Лицо смуглое, с резким профилем и серьезными темными глазами. Довольно красивое. Оно ничем не напоминало прежнее лицо Гордона, широкое и обветренное.

Гордон — или Зарт Арн? — был в белом: тесная безрукавка, облегающие брюки. На ногах сандалии. Вель Квен накинул ему на плечи шелковый белый плащ. Сам старый ученый был одет так же.

Превозмогая слабость, Гордон приблизился к окну, ожидая увидеть сказочные конструкции суперсовременного мегаполиса. Но за окном открылся дикий ландшафт. Восьмиугольная комната, в которой они находились, располагалась на вершине высокой башни, примостившейся над отвесным обрывом. Кругом высились колоссальные снеговые пики, меж ними темнели бездонные пропасти. И нигде ни единого здания. Картина вызывала в памяти Гималаи ХХ века.

Гордон покачнулся, и Вель Квен поспешно проводил его в маленькую спальню этажом ниже.

Когда Гордон проснулся, был уже новый день. Вель Квен измерил ему пульс и давление, принес завтрак: что-то вроде сухого печенья, фрукты и сладкий шоколадный напиток. Чувство голода исчезло после первых же глотков.

Потом начались уроки языка. Этим занимались неделю, не выходя из башни. Гордон схватывал на лету. Вель Квен оказался прекрасным учителем, демонстрационная аппаратура была отличная, кроме того, в основе языка лежал английский. За 200 000 лет словарь сильно расширился, но структура осталась прежней. Наконец, Гордон смог задать свой первый вопрос:

— Мы на Земле?

— Да, — кивнул старик. — Это высочайшие земные горы.

Значит, действительно Гималаи. Они были столь же безлюдны и величественны, как и в войну, когда Гордон летал в этих краях.

— Неужели на Земле нет больше ни городов, ни людей?

— Почему же? Просто Зарт Арн выбрал для своих опытов уединенное место. Отсюда он обменивался телами с множеством людей из самых разных эпох.

— Потом они возвращались назад?

— Конечно. Когда приходил срок, я производил обратный обмен.

Вель Квен показал Гордону телепатический усилитель, способный направить мысленное послание любому человеку в прошлом, объяснил принцип работы аппаратуры обмена.

— Разум — это электронная структура в мозгу. Аппарат преобразует ее в фотонную. Фотонное сознание можно переслать через любое измерение, в том числе и четвертое, то есть время…

— Зарт Арн сам изобрел этот метод? — поинтересовался Гордон.

— Мы изобрели его вместе. Теория у меня была. Зарт Арн — самый способный мой ученик, он помог построить и испытать аппарат. Результат превзошел ожидания. Видите стеллажи? Это мыслезаписи, принесенные Зарт Арном из прошлого. Мы работаем тайно. Арн Аббас запретил бы своему сыну рисковать, заподозри он что-нибудь.

— Арн Аббас? — переспросил Гордон. — Кто это?

— Повелитель Средне-Галактической империи, столица которой, Троон, расположена близ Канопуса. У него двое детей. Старший, Джал Арн, и Зарт.

— Вы хотите сказать, — растерялся Гордон, — что человек, в теле которого я нахожусь, это сын самого… самого…

— Да, — кивнул Вель Квен. — Но Зарт не интересуется политикой. Он ученый. Мы исследуем прошлое. Вот почему он живет здесь, а не на Трооне.

— А что такое Средне-Галактическая империя? Она охватывает всю Галактику?

— Нет, Джон Гордон. Есть много звездных королевств, подчас враждующих между собой. Империя — лишь величайшее из них.

Гордон не смог скрыть разочарования.

— Я надеялся, мир грядущего будет демократическим, а войны исчезнут.

— Звездные королевства, по сути, демократии, в них правит народ, — объяснил Вель Квен. — Мы просто даем звучные титулы своим руководителям.

— Понимаю, — сказал Гордон. — Вроде нашей Англии, там тоже есть королева.

— Что касается войн, — продолжал Вель Квен, — то с ними на Земле было покончено. Мы знаем это из истории. Мир и процветание позволили осуществить первые межзвездные перелеты. Но нынешние звездные королевства разобщены, как некогда земные народы. Мы пытаемся их объединить…

Вель Квен подошел к стене, тронул выключатель. В воздухе возникла объемная карта Галактики — дискообразный рой сверкающих искр. Каждая была звездой, их количество потрясало. Изображение состояло из многих частей, выделенных цветом.

— Цветные области — это звездные королевства, пояснил Вель Квен. — Как видите, зеленая зона Средне-Галактической империи включает север и центр Галактики. Солнце и Земля находятся на крайнем севере, неподалеку от пограничных систем Маркизатов Внешнего Космоса. Пурпурный пояс к югу от Империи — это Баронства Геркулеса, великие бароны которых правят независимыми мирами Скопления Геркулеса. Северо-западнее лежит королевство Фомальгаут, южнее — королевства Лиры, Лебедя, Полярной и других созвездий и звезд, большей частью союзных Империи. А звезды и планеты, погруженные во мрак черного облака на юго-востоке, образуют Лигу Темных Миров. Это самый сильный и завистливый враг Империи. Арн Аббас давно уже старается убедить звездные королевства объединиться и покончить с враждой и войнами. Но диктатор Лиги Шорр Кан интригует против этой политики, разжигая сепаратистские настроения.

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 67; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты