Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Питание и уход за ранкором




Читайте также:
  1. А. ВОСПИТАНИЕ
  2. Аллах – Дающий пропитание и удел
  3. Быстрорастворимая альгинатная маска шоколад (питание, мягкий стимулятор) 100 гр
  4. Внимание!!! Во в течение последующих 3-х минут ни в коем случае не выключайте питание беспроводного роутера и не прерывайте процесс перепрошивки любыми иными действиями!
  5. Воспитание
  6. Воспитание Вашей Лели
  7. ВОСПИТАНИЕ ВОЛИ
  8. Воспитание девочки до 5-ти лет
  9. Воспитание детей
  10. Воспитание детей

Малакили, профессиональный дрессировщик монстров и укротитель чудовищ, оказался бесцеремонно вывезенным из Цирка Ужасов - кочующего шоу инопланетных монстров, которое странствовало из одной системы в другую, заставляя зрителей испытывать благоговейный страх и ужас. «Вывезенный» было напечатано в его контракте, правда же состояла в том, что Малакили был куплен как какой-то раб, а затем засунут на пустынную планету.

Солнца Татуина жарили вовсю. Малакили потерял множество кровожадных инопланетных животных, о которых он заботился годами. Никто толком и не понимал, что именно он делал. Никто больше не знал, как заботиться о раздражительных и легко возбудимых животных на шоу. Представления в цирке, без сомнения, становились очень кровавыми, когда неопытные дрессировщики пытались делать те веши, за которые Малакили и стал знаменит. У Цирка Ужасов настанут тяжелые времена без его услуг.

Но как только он высадился из частного ленд-флаера вблизи вздымающихся башен цитадели, расположенной высоко на крутом склоне, Малакили начал осознавать важность и силу этого существа по имени Джабба Хатт.

Каменные стены цитадели пылали под жаром солнц-близнецов. У основания одной из башен усеянная остриями решетка с грохотом поднялась вверх, и два гуманоида выступили из тени. Один был облачен в ниспадающее черное одеяние, которое подчеркивало бледность его светлой кожи, сверкающие глаза и клыкастый рот. Пара длинных и толстых лекку свисала с его закутанной в капюшон головы, одно обвивалось вокруг шеи, как удавка: тви'лекк, понял Малакили, одно из самых бессердечных созданий с жестокой планеты Рилот, которые имеют обыкновение менять стороны так же резко, как ветер в пустыне меняет направления.

Рядом с тви'лекком стоял человек со шрамом на сером лице, судя по всему кореллианин, чей шрам на лице был то ли результатом какой-то болезни, то ли давно залеченным ожогом от бластера. Волосы кореллианина были черными, за исключением полосы седины, пролегающей через голову, точно язык пламени.

- Ты - Малакили, - сказал тви'лекк. Это был не вопрос. - Я Биб Фортуна, а это мой компаньон, Бидло Кверв.

Кверв кивнул, но его изумрудные глаза не отрывались от Малакили, как будто были совершенно неподвижны. Малакили вздрогнул под пристальным взглядом. Если его хорошо обучить, подумал он, кореллианин стал бы хорошим дрессировщиком чудовищ.



Малакили был мускулистым оттого, что ему приходилось таскать тяжести и бороться с сильными животными. А живот его вырос от обильной и хорошей еды, которую он получал, будучи звездой Цирка Ужасов, его лицо было растянутым и некрасивым, его глаза - широкими и круглыми, как две полные луны. Но Малакили мало заботился о своем внешнем виде. Ему не на кого было производить впечатление. Пока монстры уважали его, он не просил ничего больше.

- Мы помощники Джаббы. Это мы тебя вызвали, - сказал Биб Фортуна.

- Зачем? - хрипло спросил Малакили, его кулаки уперлись в жирные бедра.

- У нас есть подарок для Джаббы, - продолжил Фортуна. - Корабль с важным грузом разбился в пустыне - там существо, которое никто не может опознать. Бидло Кверв израсходовал восемь газовых гранат, чтобы оглушить монстра до такого состояния, в котором его можно переместить в одно из подземелий под дворцом.

Тви 'лекк потер когтистые руки одна об другую.

- Завтра день рождения нашего хозяина. Он был в отъезде по делам, приобретая кантину в Мое Айсли. Но завтра он вернется, и мы хотим устроить ему сюрприз. Конечно, такое... большое животное, да и с таким темпераментом, лучше бы шло со своим смотрителем, - Но почему я? - осведомился Малакили. Его слова походили на недовольное мычание. Он не привык к продолжительным диалогам. - Я был доволен и моей старой работой.



- Да, - Биб Фортуна сверкнул острыми, как иглы, зубами. - Ты провел семь сезонов в Цирке Ужасов, тренируя различных особей, и остался несъеденным. Это рекорд для них, знаешь ли.

- Я знаю, - ответил Малакили. - Я люблю монстров.

Биб Фортуна щелкнул когтями.

- Тогда у тебя будет новый.

 

* * *

 

Биб Фортуна и Бидло Кверв отступили назад в смутную тень подземелий, когда Малакили вожделенно смотрел через забранную решеткой амбразуру в яму. Он был очарован и восхищен гигантским зверем. Тот дышал, издавая рык. Его маленькие глаза сверкали даже в темноте. Он двигался с быстрой плавной грацией, которой позавидовали бы даже более проворные существа в половину его размера.

- Изумительно, - произнес Малакили ставшими вялыми губами.

Он почувствовал холодное возбуждение, слезы восхищения, как полосы льда, стекали по его щекам. Он никогда в своей жизни не видел ничего столь прекрасного.

- Разве я не говорил? - произнес Биб Фортуна.

- Я думаю, - Малакили глубоко вдохнул, все еще находясь в благоговении, боясь повысить голос. - Я думаю, что это ранкор. Я слышал о них, но никогда и не мечтал, что когда-нибудь мне доведется увидеть одного из них воочию.

- А ты и не просто видишь его, - продолжил Фортуна. - Он твой. Ты должен заботиться о нем.

Малакили чувствовал, как его сердце распирает гордость, и он с благодарностью посмотрел на двух помощников Джаббы.



- Это я буду делать настолько хорошо, насколько вообще возможно.

Обрюзгший король преступного мира Джаб-ба Хатт знал все, так что не было никакой возможности утаить от него секрет - даже предполагаемый подарок на день рождения. Но два его помощника - со стоящим позади них Малакили - действовали так, как будто для них было величайшим почетом поздравить Джаббу с днем рождения.

- Как наш дар тебе, великий Джабба, - произнес Биб Фортуна. - Мы отыскали великолепное и редкое животное - злобного монстра, называющегося ранкором. Вот его смотритель.

От сделал жест, указывая назад, протянув коварного вида когти в направлении Малакили, который до сих пор носил набедренную перевязь и черную повязку на голове. Все же он вымыл грудь и отполировал живот, чтобы выглядеть презентабельно во время своей первой встречи с новым хозяином.

Джабба наклонился вперед, его огромные глаза моргнули. Язык толщиной с человеческое бедро покрыл губы новым слоем слизи. Его помост скользнул вперед, поближе к забранному решеткой отверстию в полу. Внизу огромными шагами в своей камере передвигался ранкор, издавая звуки, похожие на мокрые шлепки. Джабба затрясся всем телом от удовольствия. Малаки-ли заметил, что оба - Биб Фортуна и Бидло Кверв - ощутимо расслабились, увидев, что Джабба доволен. Воодушевленный, Бидло Кверв выступил вперед и заговорил. Малакили первый раз услышал слова, исходившие от кореллианина со шрамом.

- Это я организовал поимку, господин Джабба, - его голос был высоким и дребезжащим и даже более пронзительным, чем подумалось Малакили.

Неудивительно, почему Бидло Кверв держал рот на замке большую часть времени.

Джабба быстро распрямился, с поразительной скоростью. Биб Фортуна рефлекторно взмахнул руками, чтобы защитится.

- Да, господин, все, что говорит Бидло Кверв, правда, но я организовал всю исполнительную часть. Вы же знаете, как это бывает сложно.

Джабба потянулся вперед опять, чтобы еше раз взглянуть на ранкора. Он испустил вздох удовольствия. Биб Фортуна объяснил механизм работы новой ловушки, которую они установили напротив помоста Джаббы, предвкушая, сколько забавы получит хатт, запуская врагов в яму с ранкором. Сала-пиус Крамб, крикливый ковакинский яшер-при-мат, засмеялся и затараторил, сидя на плече Джаббы, иногда повторяя слова, а иногда выдавая свои собственные бессмысленные предложения.

- Я очень доволен, - изрек Джабба на родном языке.

Малакили навострил уши, но оставил лицо безучастным. Он выучил язык хаттов много лет назад, так как большинство кровожадной аудитории в Цирке Ужаса составляли бессердечные хатты, любящие смотреть на боль других существ.

- Я награжу каждого из вас великодушно. Один из вас должен стать моим новым управляющим, моей правой рукой, помогать мне во всем и следить за дворцом, пока меня нет. Другой же... получит еще большую награду, которую история будет хранить вечно.

Биб Фортуна поклонился, и его лекку дернулись. Он выглядел напряженным, но Малакили не мог понять, почему. Бидло Кверв выглядел одновременно довольным и равнодушным.

- Господин, - сказал Фортуна. - Я удовлетворюсь должностью управляющего. Как и указал Бидло Кверв, он и вправду организовал большую услугу тебе. Пожалуйста, окажи ему большую честь.

Бидло Кверв бросил на тви'лекка подозрительный серо-ледяной взгляд, сощурив глаза. Джабба кивнул.

- Хорошо, - сказал хатт.

Кверв выступил вперед. Кореллианин взглянул на Биба Фортуну: - Что он сказал?

Теперь Малакили понял причину гримас на лице кореллианина. Бидло Кверв не понимал хаттского!

Биб Фортуна сделал ему жест выйти вперед, тогда когда сам отступил назад. Кверв задрал угловатый подбородок и встал перед Джаббой, ожидая награды.

- Ты станешь первой жертвой, которую я скормлю ранкору, - сказал Джабба. - Я буду наблюдать за твоей борьбой и запомню это навсегда. Салациус Крамб омерзительно захихикал. Группа слуг Джаббы тихо засмеялась. Бидло Кверв посмотрел на Биба Фортуну, и было видно, что он не знал, что сказал Джабба.

Лицо кореллианина повернулось обратно, Джабба ударил по кнопке, что открывала потайную ловушку. Пол под Бидло Квервом провалился. В последующие года все соглашались, что Бидло Кверв устроил захватывающий бой. Ко-реллианин каким-то образом умудрился утаить в доспехах небольшой оглушающий бластер, который был запрещен к ношению во дворце Джаббы под страхом смерти. Но чрезвычайная жестокость ранкора изумила публику больше, чем даже то, как жадно пожирал монстр первую свою живую добычу с тех пор, как был захвачен на Татуине.

Малакили смотрел за победой монстра и чувствовал приятное тепло внутри, как гордый отец.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты