Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Учреждения, через которые осуществляется контроль 8 страница. Торговля наркотиками имеет связь с убийством президента Джона Ф




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

Торговля наркотиками имеет связь с убийством президента Джона Ф. Кеннеди; это мерзкое дело позорит честь нации и будет продолжать это делать, пока правосудие вершат преступники.

Есть доказательства, что мафия замешана в этом через ЦРУ, заставляя вспомнить, что всё это началось со старой сети Мейера Лански, которая развилась в террористическую организацию «Иргун», а Лански оказался одним из лучших агентов по ведению культурной войны против Запада.

Через более респектабельных посредников Лански был связан с британскими высшими слоями в деле распространения наркотиков и развития азартных игр на Райском острове (Багамские острова) под прикрытием The Mary Carter Paint Company — совместного коммерческого предприятия Лански и британской разведслужбы МИ-6.

Лорд Сэссон (Sassoon) был впоследствии убит, потому что он снимал сливки с доходов и грозился выдать всех, если его накажут.

Рэй Вольф (Ray Wolfe) был более солиден, представляя канадских Бронфманов. Хотя Бронфманы не были причастны к масштабному предприятию Черчилля «Nova Scotia Project», они были и остаются важными агентами британской королевской семьи по торговле наркотиками.

Сэм Ротберг (Sam Rothberg), близкий соратник Мейера Лански, работал также с Тибором Розенбаумом (Tibor Rosenbaum) и Пинчас Сапиром (Pinchas Sapir), все трое являлись ключевыми фигурами в наркобизнесе Лански.

Розенбаум вёл операции по отмыванию денег в Швейцарии через Banque du Credite International, специально учреждённый им для этих целей.

Этот банк быстро расширил свою деятельность и стал главным банком, используемым Лански и его помощниками-гангстерами для отмывания денег, полученных от проституции, наркотиков и прочего рэкета мафии.

Следует отметить, что банк Тибора Розенбаума использовался теневым шефом британской разведки сэром Уильямом Стефенсоном (Sir William Stephenson), правая рука которого, майор Джон Мортимер Блумфильд (John Mortimer Bloomfield), канадский гражданин, возглавлял Пятый отдел ФБР во время Второй Мировой Войны.

Стефенсон был одним из первых, кто в XX веке стал членом Комитета 300, хотя Блумфильд так и не достиг этого. Как я показал в серии монографий об убийстве Кеннеди, именно Стефенсон тайно руководил операцией, которая была разработана под руководством Блумфильда.



Прикрытие для убийства Кеннеди осуществляла другая связанная с наркотиками организация — Permanent Industrial Expositions (PERMINDEX) («Постоянная Промышленная Выставка»), созданная в 1957 году и размещавшаяся в здании компании World Trade Mart («Всемирный торговый рынок») в центре Нью-Орлеана.

Блумфильд был также адвокатом семьи Бронфманов. Компания World Trade Mart была создана полковником Клеем Шоу (Clay Shaw) и шефом Пятого отдела ФБР в Нью-Орлеане Ги Баннистером (Guy Bannister).

Шоу и Баннистер были близко знакомы с Ли Харви Освальдом, обвинённым в убийстве Кеннеди и убитым наёмным агентом ЦРУ Джеком Руби прежде, чем он смог доказать, что не он стрелял в Кеннеди.

Вопреки мнению Комиссии Уоррена и многочисленным официальным докладам, так и не было установлено ни то, что Освальд был владельцем винтовки «Манлихер», предполагаемого орудия убийства (что не соответствует действительности), ни то, что он стрелял из неё.

Связь между торговлей наркотиками, Шоу, Баннистером и Блумфильдом подтверждалась неоднократно, и нет необходимости вновь касаться здесь этого вопроса.

Непосредственно после Второй мировой войны одним из самых распространённых методов, которым для отмывания денег пользовалась компания Resorts International и другие компании, связанные с наркоторговлей, была отправка наличности курьерской службой в банк, специализирующийся на отмывании грязных денег.



Сейчас всё изменилось. Только «мелкая рыбёшка» всё ещё использует этот рискованный метод. «Крупная рыба» проводит свои деньги через систему CHIPS, сокращение для Clearing House International Payment System («Расчётная палата системы международных платежей»), созданную на базе расположенной в Нью-Йорке компьютерной системы «Бэрроуз» (Burroughs).

Эту систему используют двенадцать крупнейших банков. Одним из них является «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC), другим — Credit Suisse («Швейцарский кредит»), который, на первый взгляд, является образцом добропорядочности в банковском деле — если глубоко не вдаваться в суть его операций.

В сочетании с системой SWIFT («Society for World International Financial Transfers» — «Общество всемирных международных финансовых переводов»), базирующейся в штате Вирджиния, грязные деньги становятся невидимыми.

Только явная небрежность, время от времени, подбрасывает ФБР удачу при условии, что ему не приказывают смотреть на это сквозь пальцы. С поличным конфискуют только деньги наркодилеров низшего эшелона.

Элита же — Drexel Burnham («Дрексель Бернхам»), Credite Suisse, «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC) — избегает разоблачения.

Но эта ситуация, возможно, также изменится с крахом Bank of Credit and Commerce International (BCCI), в результате которого может всплыть много фактов о наркоторговле, если, конечно, будет проведено надлежащее расследование.



Одним из самых ценных активов в портфеле Комитета 300 является компания American Express (AMEX). Её президенты регулярно занимают места в Комитете 300.

Я впервые заинтересовался AMEX во время расследования, которое привело меня к Trade Development Bank («Банку развития торговли») в Женеве. Позднее это доставило мне кучу неприятностей.

Я обнаружил, что Trade Development Bank, возглавляемый тогда Эдмундом Сафра (Edmund Safra), ключевым человеком в торговых операциях типа «золото — опиум», поставлял тонны золота на гонконгский рынок.

Перед поездкой в Швейцарию, я съездил в Преторию, Южная Африка, где встречался с д-ром Крисом Сталсом (Dr. Chris Stals), в то время заместителем управляющего South African Reserve Bank («Южноафриканского резервного банка»), который контролировал все оптовые сделки с южноафриканским золотом.

После нескольких разговоров в течение недели, мне было сказано, что банк не может продать мне десять тонн золота, которое я был уполномочен купить от имени клиентов, которых, как предполагалось, я представлял.

Мои друзья в надлежащих местах знали, как изготовлять документацию, не вызывающую сомнений.

Резервный Банк отослал меня к некой швейцарской компании, которую я назвать не могу, ибо это нарушит прикрытие. Мне также дали адрес Trade Development Bank в Женеве.

Целью моего эксперимента было раскрыть механизм того, как продаётся и перемещается золото и, во-вторых, проверить поддельные документы, которые были приготовлены мне моими друзьями, бывшими разведчиками, которые специализировались на такого рода делах.

Помните «М» в серии «Джеймс Бонд»? Позвольте мне уверить вас, что «М» действительно существует, только его истинный инициал «С». Документы, которые были у меня, состояли из «ордеров на покупку» от лихтенштейнских компаний с соответствующими подкрепляющими бумагами.

Когда я обратился в Trade Development Bank, там меня сначала сердечно приветствовали, но, по мере продвижения переговоров, подозрительность усиливалась, пока я не почувствовал, что для меня уже небезопасно посещать банк, и, не сказав никому в банке, я покинул Женеву.

Позднее этот банк был продан American Express. Компания American Express подверглась краткой проверке со стороны бывшего Генерального прокурора США Эдвина Миза (Meese), после чего, он был быстро уволен с должности и объявлен «коррупционером».

Я установил, что American Express всегда являлась каналом для отмывания наркоденег, и, более того, никто не смог объяснить мне, почему частная компания имеет право печатать доллары — разве не долларами являются дорожные чеки American Express?

Впоследствии я разоблачил связь между Сафра и American Express и их причастность к торговле наркотиками, что огорчило многих, как можно предположить.

Член Комитета 300 Джэфет (Japhet) управляет компанией Charterhouse Japhet, которая, в свою очередь, контролирует компанию Jardine Matheson, как прямой выход на гонконгскую торговлю опиумом. Джэфеты, как говорят, являются английскими квакерами.

Семья Матесонов, также члены Комитета 300, была главной фигурой в торговле опиумов в Китае, по крайней мере, вплоть до 1943 года. Матесоны постоянно значились в Почётном списке королевы Англии с начала XIX столетия.

Высших распорядителей торговли наркотиками в Комитете 300 не мучит совесть из-за того, что каждый год они разрушают миллионы человеческих жизней. Они являются гностиками, катарами, членами культа Диониса, Озириса или того хуже.

Для них «обычные» люди существуют лишь, как средство достижения собственных целей. Их первосвященники, Булвер-Литтон (Bulver-Litton) и Олдос Хаксли (Aldos Huxley), проповедуют евангелие наркотиков, как полезных веществ. Процитируем Хаксли:

«А для личного ежедневного употребления всегда существовали химические интоксиканты. Все растительные седативы (успокаивающие средства) и снотворные (обезболивающие), все эйфорики, растущие на деревьях, галлюциногены, зреющие в ягодах, употреблялись людьми с незапамятных времён.

И к этим средствам изменения сознания современная наука прибавила свою гамму синтетических веществ. Для неограниченного употребления Запад разрешил только алкоголь и табак. Все другие химические Двери в Стене объявлены наркотиками».

Для олигархов и плутократов Комитета 300 наркотики решают две задачи: во-первых, приносят колоссальные суммы денег и, во-вторых, окончательно превращают народ в бездумных наркотических зомби, которыми будет легче управлять, чем людьми, не нуждающимися в наркотиках, ибо наказание за мятеж будет означать прекращение снабжения героином, кокаином, марихуаной и др.

Для этого необходимо легализовать наркотики, так, что монопольная система, которая уже готова к введению, как только сложные экономические условия, предвестником которых является депрессия 1991 года, вызовет резкое повышение спроса на наркотики, по мере того, как тысячи постоянно безработных станут обращаться к наркотикам, как к утешению.

В одной из совершенно секретных статей «Королевского института международных дел» этот сценарий изложен следующим образом (частично):

«...будучи неудовлетворёнными христианством и при широком распространении безработицы, те, кто останется без работы в течение пяти и более лет, отвернутся от церкви и будут искать утешения в наркотиках.

Именно тогда должен быть установлен полный контроль за торговлей наркотиками, чтобы правительства всех стран, которые находятся под нашей юрисдикцией, имели бы монополию, которой мы будем управлять через снабжение... Наркотические бары позаботятся о непокорных и несогласных, потенциальные революционеры будут превращены в безвредных наркоманов, не обладающих собственной волей…».

Имеется достаточно много доказательств, что ЦРУ и британская разведка, особенно МИ-6, уже, по крайней мере, десять лет работают над достижением этой цели.

«Королевский институт международных дел» использовал труд всей жизни Олдоса Хаксли и Булвер-Литтона, как программу достижения такого состояния человечества, когда люди уже не будут обладать собственной волей в условиях Нового Мирового Порядка и быстро приближающегося Нового Тёмного Века. Давайте посмотрим, что «первосвященник» Олдос Хаксли говорит об этом:

«Во многих обществах на многих уровнях цивилизации были предприняты попытки совместить наркотическое опьянение с Божественным опьянением. В древней Греции, например, этиловый спирт имел своё место в официальной религии. Дионис, Бахус, как мы часто его называем, был настоящим божеством. Полное запрещение химических изменений (сознания) может быть закреплено законодательно, но не может быть навязано принудительно (язык наркотического лобби на капитолийском холме).

«Теперь давайте рассмотрим другой тип наркотика — ещё не открытого, но, быть может, уже находящегося на пороге открытия — наркотика, делающего людей счастливыми в ситуациях, в которых они обычно несчастны. (Может ли быть более несчастным человек, который ищет и не может найти работу?)

Такой наркотик был бы благословением, но благословением, чреватым серьёзными социальными и политическими опасностями.

Сделав безвредные эйфорические вещества свободно доступными, какой-нибудь диктатор (читай Комитет 300) смог бы примирить всё население с состоянием дел, с которым уважающий себя человек не должен примиряться».

Вполне диалектический шедевр. Что Хаксли защищает и что является официальной политикой Комитета 300 и его суррогата КИМД — можно просто определить, как контроль и управление массовым сознанием.

Как я часто говорил, все войны — войны за души людей. До нас не доходит, что торговля наркотиками — война слабой интенсивности, ведущаяся необычными методами против всего человечества.

Такая необычная война — самая опасная форма войны, которая, раз начавшись, уже не закончится.

Некоторые могут поставить под вопрос причастность британской королевской семьи к торговле наркотиками.

Увидеть это напечатанным в газетах было бы абсурдным, и в наши дни в печати это очень часто представляется именно так — абсурдным. Очень старое правило разведки гласит: «Если вы хотите что-то спрятать, положите это на самое видное место».

Книга Ф.С. Тернера «Британская опиумная политика» (F.S. Turner, «British Opium Policy»), опубликованная в 1876 году, показывает, как британская монархия и прихлебатели-родственники королевской семьи были глубоко вовлечены в торговлю опиумом.

Тернер был секретарём «Англо-восточного общества за прекращение опиумной торговли». Он отклонил требование молчать, выдвинутое представителем короны сэром Р. Темплем (Sir R. Temple).

Тернер утверждал, что правительство, а следовательно и корона, должны отказаться от опиумной монополии «и если вообще получать какие-либо доходы, то получать только то, что проистекает из налогов, которые честно должны использоваться, в качестве сдерживающей силы».

Тернеру ответил представитель монархии лорд Лоуренс, который боролся против потери монополии БОИК. «Было бы желательно избавиться от монополии, но лично я не склонен быть инициатором изменений. Если это лишь вопрос о скромных убытках, которые мы можем себе позволить, то я бы, без колебания, принял необходимые меры». (Взято из калькуттских газет 1870 года.)

К 1874 году борьба против глубокого вовлечения британской монархии и аристократии в опиумную торговлю в Китае стала разгораться.

«Англо-восточное общество за прекращение опиумной торговли» настойчиво нападало на тогдашнюю аристократию и бесстрашно усиливало свои атаки — пример, которому нам необходимо следовать.

Общество считало, что Цяньцзиньский Договор, который вынудил Китай согласиться с импортом огромного количества опиума, был подлым преступлением против китайского народа.

Появился мощный воин, Джозеф Гранди Александер (Joseph Grundy Alexander), адвокат по профессии, который в 1866 году возглавил сильную атаку против опиумной политики британской короны в Китае, в ходе которой, он открыто упоминал об участии в этой торговле королевской семьи и аристократии.

Тогда, в первый раз, Александер раскрыл перед всеми истинную роль Индии, «сокровища короны» во всём этом деле. Он возложил вину именно на тех, на кого следует — то есть, прямо на монархию, на, так называемую, аристократию и их слуг в британском правительстве.

Под влиянием Александера, общество приняло на себя обязательство полностью прекратить выращивание опиумного мака в Бенгалии, Индия. Александер оказался доблестным воином без страха и упрёка.

Благодаря его лидерству в борьбе, наркоаристократия стала действовать нерешительно перед лицом его открытых разоблачений королевской семьи и её прихлебателей; несколько членов парламента из числа консерваторов, юнионистов и лейбористов начали выступать в его поддержку.

Лорд Кимберли, представитель королевской семьи и сам сильный олигарх, пригрозил, что любые попытки вмешаться в то, что он назвал «национальной торговлей», столкнутся с серьёзным противодействием кабинета.

Александер и его общество продолжали свою деятельность перед лицом бесчисленных угроз, и, в конце концов, парламент согласился назначить «Королевскую комиссию по расследованию торговли опиумом» во главе с лордом Кимберли, который был Министром по делам Индии.

Вряд ли можно было найти более неподходящую личность для главы этой комиссии. Это было подобно тому, как если бы Даллеса назначили в Комиссию Уоррена.

В своём первом заявлении лорд Кимберли дал понять, что он скорее уйдёт в отставку со своей высокой должности, чем согласится на резолюцию об отказе от «доходов от индийского опиума».

Следует отметить, что под «доходами от индийского опиума» подразумевались деньги, которые якобы использовались на благо всего английского народа.

Это — такая же ложь, как и идея о том, что народ Южной Африки имеет долю в громадных прибылях от продажи золота и алмазов. Доход от индийского опиума шёл прямо в сейфы и карманы аристократов, олигархов и плутократов и делал их миллиардерами.

Книга Роунтри «Имперская торговля наркотиками» (Rowntree, «The Imperial Drug Trade») даёт захватывающий отчёт о том, как премьер-министр Гладстон и его сообщники-плутократы лгали, мошенничали, изворачивались и выкручивались, чтобы скрыть от общественности то, что британская монархия завязла в торговле опиумом.

Книга Роунтри — кладезь информации о глубоком вовлечении королевской семьи и английской аристократии в опиумную торговлю, а также, об огромных состояниях, которые они накопили на страданиях китайских курильщиков опиума.

Лорд Кимберли, секретарь комиссии по расследованию, сам был глубоко замешан в торговле опиумом, поэтому он делал всё, что в его власти, чтобы закрыть расследование для тех, кто искал правду.

Наконец, под сильным давлением общественности, королевская комиссия была вынуждена приоткрыть дверь для такого расследования, так что стало известно, что самые высокопоставленные лица в стране ведут торговлю опиумом и получают огромные прибыли.

Но эту дверь быстро захлопнули, и королевская комиссия не вызвала, в качестве свидетелей, ни одного эксперта. После этого она работала в течение абсурдно короткого времени, а затем и вовсе прекратила свою деятельность.

Комиссия эта была, ни чем иным, как фарсом и прикрытием, к чему мы уже привыкли в Америке двадцатого века.

Семьи «восточного либерального истэблишмента» США точно также были глубоко вовлечены в опиумную торговлю в Китае, как и британцы, и сегодня это положение сохраняется. Свидетельство того — недавняя история, когда президент Джеймс Эрл Картер сверг шаха Ирана.

Почему шах был отстранён и затем убит правительством США?

Говоря одним словом — из-за наркотиков. Шах ограничил и фактически положил конец безмерно прибыльной торговле опиумом, которую вели британцы в Иране. К тому времени, когда шах взял Иран под свой контроль, там был уже миллион опиумно-героиновых наркоманов.

Этого британцы стерпеть не могли, поэтому они направили Соединённые Штаты делать за них грязную работу в рамках «особых отношений» между двумя странами.

Когда Хомейни захватил посольство США в Тегеране, поставки оружия из США, начатые ещё при шахе, не были прерваны. Почему?

Если бы США сделали это, Хомейни запретил бы британскую монополию в торговле опиумом в своей стране.

Чтобы подтвердить эту точку зрения, укажем, что после 1984 года либеральное отношение Хомейни к торговле опиумом привело к увеличению числа наркоманов до 2 миллионов, согласно статистике ООН и Всемирной организации здравоохранения.

Как Президент Картер, так и его последователь Рональд Рейган сознательно и с полным представлением о том, что поставлено на карту, продолжали снабжать оружием Иран, даже, когда американские заложники томились в плену.

В 1980 году я написал монографию под названием «Что действительно произошло в Иране», в которой излагались факты.

Торговля оружием с Ираном была оформлена на встрече между Сайрусом Венсом, слугой Комитета 300, и д-ром Хашеми, после чего ВВС США немедленно начали переброску оружия в Иран, которая не прекращалась даже в разгар кризиса с заложниками.

Оружие доставлялось из запасов Армии США в Германии, а некоторые партии шли непосредственно из Соединённых Штатов с дозаправкой самолётов на Азорских островах.

С приходом Хомейни, который был поставлен у власти в Иране Комитетом 300, производство опиума стремительно подскочило вверх. К 1984 году производство опиума в Иране превысило 650 тонн в год.

Картер и Рейган сделали всё, чтобы не было дальнейших помех в опиумной торговле, и они выполнили мандат, данный им для этой цели олигархическими семьями Британии. Вскоре, по количеству производимого опиума, Иран стал соперничать с «золотым треугольником».

Шах не был единственной жертвой Комитета 300. Уильям Бакли, шеф отдела ЦРУ в Бейруте, при всём своём недостатке знаний о том, кто стоит за торговлей опиумом, начал расследования в Иране, Ливане и даже Пакистане.

Из Исламабада Бакли начал посылать разоблачительные доклады в Лэнгли о растущей торговле опиумом в «золотом полумесяце» и Пакистане.

Посольство США в Исламабаде было подожжено, но Бакли удалось избежать нападения толпы и вернуться в Вашингтон, поскольку его прикрытие было раскрыто неизвестными силами.

Затем случилась весьма странная вещь. Вопреки всем правилам, установленным ЦРУ для случаев, когда прикрытие агента разоблачают, Бакли вновь был послан в Бейрут.

ЦРУ фактически приговорило его к смерти, чтобы заставить его замолчать, и, на этот раз, приговор был приведён в исполнение. Бакли был похищен агентами Комитета 300.

Во время зверских допросов, которые вёл генерал Мохаммед эль Хоуили из сирийской разведки, пытаясь заставить Бакли раскрыть имена всех агентов DEA в этих странах, он был жестоко убит.

Попытки раскрыть широкомасштабную торговлю опиумом, ведущуюся из Пакистана, Ливана и Ирана стоили Бакли жизни.

Если ещё оставшиеся в этом мире свободные люди полагают, что они единолично или малыми группами могут помешать торговле наркотиками, они жестоко ошибаются.

Они могут отрезать какие-то щупальца кокаиновой или героиновой торговли, но никак не голову. Коронованные кобры Европы и семьи «восточного либерального истэблишмента» не потерпят этого.

«Война против наркотиков», которую якобы ведёт администрация Буша, служит для тотальнойлегализации всехвидов и форм наркотиков.

Эти наркотики — не просто социальный порок, но полномасштабная попытка установить контроль над сознанием людей нашей планеты, или, как говорят об этом авторы «Заговора Водолея»: «вызвать радикальные изменения в Соединенных Штатах».

Это — принципиальная задача Комитета 300, абсолютно тайного общества.

Ничего не изменилось в опиумно-героиново-кокаиновой торговле, она всё ещё ведётся теми самыми семьями из «высшего класса» Британии и США.

Это — всё ещё баснословно доходная торговля, где кажущиеся большими убытки, причинённые конфискациями наркотиков властями, списываются в залах заседаний в Нью-Йорке, Гонконге и Лондоне за портвейном и сигарой, как «просто накладные расходы».

Британский колониальный капитализм всегда был оплотом олигархической феодальной системы привилегий в Англии и остаётся таковым до сегодняшнего дня.

Когда бедный, простодушный, богобоязненный народ в Южной Африке, который стал известен, как буры, попал в 1899 году в запятнанные кровью руки британской аристократии, эти люди не могли себе представить, что отвратительно жестокая война, которую вела королева Виктория, финансировалась невероятно огромными суммами денег, которые пришли из «мгновенных состояний» опиумной торговли БОИК в Китае.

Члены Комитета 300 Сесил Джон Родс, Барней Барнато (Barney Barnato) и Альфред Бейт (Alfred Beit) подстрекали и организовали войну. Родс был главным агентом Ротшильдов, которые, в первую очередь, загребали деньги из торговли опиумом.

Эти грабители, мошенники и лгуны — Родс, Барнато, Оппенгеймер (Oppenheimer), Джоэл (Joel) и Бейт — лишили буров исконно принадлежащих им золота и алмазов, лежащих в их земле.

Южноафриканские буры не получили ничего из миллиардов и миллиардовдолларов, полученных от продажи их золота и алмазов.

Комитет 300 быстро захватил контроль над этими громадными сокровищами, который он поддерживает и сейчас через одного из своих членов сэра Гарри Оппенгеймера.

Средний южноафриканец получает $100 в год на одного человека от добычи золота и алмазов. Миллиарды же, текут банкирам Комитета 300. Это — одна из самых мерзких и гнусных историй алчности, грабежа и убийства нации в анналах истории.

Как смогла британская корона осуществить этот ошеломляющий обман в столь гигантских масштабах?

Чтобы выполнить такую геркулесовскую задачу, требуется высококвалифицированная организация преданных агентов на местах, которые выполняли бы ежедневные инструкции, исходящие от иерархии заговорщиков.

Первым шагом была пропагандистская кампания, изображавшая буров, как нецивилизованных варваров, лишь слегка похожих на людей и лишающих британских граждан права голосовать в Бурской Республике.

Затем Полю Крюгеру, лидеру Трансваальской Республики, были предъявлены заведомо невыполнимые требования. Далее последовала серия инсценированных инцидентов, которые спровоцировали бы буров на возмездие, но это также не сработало.

Затем, последовал постыдный рейд Джеймсона, в котором некий Джеймсон повёл банду из нескольких сотен вооружённых людей в атаку на Трансваль. После этого, немедленно разразилась война.

Королева Виктория вооружила самую большую и хорошо снаряжённую армию того времени (1898 год).

Виктория думала, что война закончится за две недели, так как буры не имели постоянной армии и обученной милиции и не смогли бы противостоять 400 000 солдат, набранным из британских низших классов.

Население призывного возраста у буров, считая фермеров и их сыновей, не превышало 80 000 человек, некоторым из них было по четырнадцать лет. Редьярд Киплинг (Rudyard Kipling) также думал, что война закончится меньше чем за неделю.

Но, вместо этого, с винтовкой в одной руке и библией в другой, буры продержались три года. «Мы отправились в Южную Африку, думая, что война окончится за неделю», — говорил Киплинг. «А буры преподали нам немало уроков».

Такой же урок можно было бы преподать Комитету 300 и сегодня, если бы мы смогли поставить в строй 10 000 лидеров, хороших и преданных людей, чтобы повести наш народ в борьбе против гигантского чудовища, угрожающего уничтожить всё, за что стоит наша Конституция.

После окончания войны в 1902 году британская корона должна была закрепить свой контроль над невообразимым богатством из золота и алмазов, которые лежали под бесплодными степями бурских республик Трансвааль и Оранжевая.

Это было сделано с помощью «Круглого стола» из легенды о Короле Артуре и его рыцарях. «Круглый стол» — это, строго говоря, операция отдела МИ-6 британской разведки, разработанная Комитетом 300, которая, вместе с программой стипендий Родса, является кинжалом в сердце Африки.

Круглый Стол был учреждён в Южной Африке Сесилем Родсом и финансировался семьёй английских Ротшильдов. Его целью была подготовка лояльных британской короне деловых лидеров, которые обеспечили бы короне приток доходов от огромных сокровищ в виде золота и алмазов.

Южноафриканцев лишили всего, принадлежащего им по праву рождения, настолько быстро и эффективно, что стало очевидным следующее: такое было под силу только централизованно управляемой команде. Этой централизованной командой был Комитет 300.

Тот факт, что это было осуществлено, сомнению не подлежит. К началу 1930-х годов британская корона мёртвой хваткой держала в своих руках крупнейшие в мире запасы золота и алмазов.

Комитет 300 получил в своё распоряжение огромные богатства от торговли наркотиками, а также, не менее огромные богатства в виде запасов металлов и минералов Южной Африки.

Над всем миром был установлен полный финансовый контроль.

Круглый Стол играл в этом деле ключевую роль. Явно выраженной задачей «Круглого стола», после проглатывания Южной Африки, было свести на нет преимущества, полученные Соединёнными Штатами в результате Американской войны за независимость и вновь поставить США под британский контроль.

Для этой цели большое значение имели организаторские способности, которые имелись у лорда Альфреда Милнера, протеже семьи лондонских Ротшильдов.

После процедуры отбора членов «Круглого стола» по принципам масонства шотландского ритуала, избранные из избранных проходили интенсивное обучение в Кембриджском и Оксфордском университетах под пристальным оком Джона Раскина (Ruskin), «коммуниста старой школы», как он сам признавался, и Т.Х. Грина (Green), оперативного работника МИ-6.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.043 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты