Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


ЗНАЧЕНИЕ СЕРДЦА В НАСТУПАЮЩУЮ ЭПОХУ




 

Отличительным признаком, который положит резкую грань между изжитой эпохой и наступающей, будет приобретение человеческим сердцем первенствующего значения во всех проявлениях жизни и в эволюции человечества наступающей эпохи. Историк, который будет писать историю переживаемого нами переходного времени, должен будет отметить, что к Новой эпохе приобщились лишь люди, достигшие большего или меньшего развития своего сердца. Чтобы доказать это, нужно сделать только хотя бы самый краткий обзор развития человеческого ума и проследить ступени его восхождения, тогда станет ясно, почему он должен уступить свою роль сердцу.

Как бы ни была велика ценность человеческого ума, необходимо признать, что эта ценность имеет значение не абсолютное, но относительное, как и каждая обособленная или взятая по отдельности человеческая способность. Абсолютное значение человеческий ум мог бы иметь лишь в том случае, если бы все его выводы, положения и рассуждения всегда были правильны, но мы знаем, что действительность очень далека от этого. Точно так же нельзя утверждать, что человеческий ум может развиться беспредельно и что своим умом человек может постигнуть все явления и вещи. Именно, он этого не может, ибо есть предел его развитию, дальше которого он шагнуть не может, между тем как развитие самого человека остановок не знает и должно продолжаться дальше.

Поэтому в эволюции человечества наступает однажды такой единственный в своем роде момент, когда человеческий ум, который до сего был бесспорным авторитетом и единственным судьею в решении всех вопросов, вдруг оказывается несостоятельным. Все его готовые решения и шаблонные выводы не только не приносят ожидаемых благих результатов, но ухудшают создавшееся скверное положение еще больше. Это очень опасный момент всеобщего шатания, переоценки всех ценностей и всевозможных кризисов.

Люди мучительно ищут ответов на возникающие вопросы жизни, чувствуют необходимость наступления чего-то нового, но не могут свернуть с проторенной дороги на новый путь, тогда как спасение именно в искании новых путей.

Для человека, знакомого с законами эволюции жизни, ясно, что современное человечество переживает один из таких опасных периодов своего развития, когда один фактор жизни в своем развитии дошел до предела, и хотя вступил в действие другой, высший, но он еще людьми не осознан и не принят. Таким закончившим свое развитие фактором является современный человеческий ум. Как это ни кажется парадоксальным, но, увы, это так. Ведь вся дезорганизация и расстройство современной жизни есть самый верный показатель того, что современный человеческий ум не справляется с теми задачами, которые ставит человечеству развивающаяся согласно законам эволюции жизнь, что она требует иного подхода к некоторым явлениям и вещам и что своим умом человечество заведено в тупик, выбраться из которого не может. Ведь если бы это было не так, то разве мир мог бы очутиться в столь безвыходном положении, в каком он оказался, раз все решается человеческим умом?

Этим, конечно, не сказано, что ум упраздняется и больше не нужен и человек может продолжать жить дальше, не нуждаясь в уме. Такая дикая мысль может прийти в голову лишь дикарю. Законы развития жизни говорят, что все нужно в свое время и что хотя нечто и достигло своего развития, но оно не упраздняется, а продолжает выполнять свою функцию и действовать в сужденной ему сфере дальше, давая вместе с тем дорогу высшему фактору, который поднимает человечество на высшую ступень эволюции. Ведь как иначе могла бы осуществляться эволюция?

Нечто подобное было уже в давно прошедшие времена, когда только что вышедший из животного состояния первобытный человек еще не имел такого развитого мозга, как современный человек, и жил низшим аспектом ума – инстинктивным умом. Развитие интеллектуального ума не упразднило функции инстинктивного ума, который до сих пор выполняет свою многообразную и полезную деятельность в человеческом организме.

Развивающаяся и усложняющаяся жизнь для выполнения всех ее новых заданий снова требует введения нового фактора развития, который возьмет на себя выполнение таких функций, которые для человеческого мозга недоступны. Этим новым фактором будет человеческое сердце. Уму останется то, что ему принадлежало и принадлежит, то есть мир физический; сердце приобщит человека к Миру Высшему.

«Как ум, не просветленный огнями сердца, так и сердце, не поддержанное умом, – явления уродливые. Во всем необходимо равновесие. Цель эволюции и есть достижение равновесия или гармонии всех способностей и чувств человека. Бедствие нашего времени именно и заключается в установившемся страшном разнобое между умом и сердцем. Если мы имеем перед собою Беспредельность, то, конечно, все способности могут развиваться беспредельно. Но опять-таки правильное развитие их будет обусловлено равновесием или гармоническим раскрытием всех сил, заложенных в человеке. Синтез и есть высшая гармония…» (Письма Е.

Рерих: от 23.9.37).

Нужно признать, что закон рождения, роста, развития и увядания – один для всего, что существует в мироздании, от Солнца до муравья, ползающего в траве. Все, что в проявленном мире имеет начало, должно иметь конец. Существует непрерывная работа совершенствования с каждым новым проявлением всего живущего. И человек из жизни в жизнь, из одного воплощения в другое, должен снова и снова проходить все этапы своего развития, повторяя в каждой жизни, в малом масштабе, весь цикл своего развития. Каждая жизнь есть синтез всех предыдущих жизней и звено бесконечной цепи Единой жизни. В каждом звене своей жизни человек проходит в синтетической форме всю работу предыдущих звеньев, и, идя с возрастающей скоростью, он успевает все в более короткий срок пережить то, на что ранее требовался целый ряд жизней. Таким образом, с каждой новой жизнью накапливается новый опыт и закрепляется старый.

Так создается характер и складывается индивидуальность человека.

Но какая роль во всем этом процессе человеческого ума? Ведь известно, что, рождаясь к новой жизни, человек, в полном смысле слова, является как бы свалившимся с неба. Он ничего не знает, ничего не может и являет собой образец беспомощности. Куда же девается весь его многовековой опыт? Он вместе с высшим я входит в человека при рождении и имеет пребывание в его «чаше». Таким образом, ничто не утеряно и находится в распоряжении человека полностью в течение всей его жизни.

Но дело в том, что человек не умеет пользоваться находящимся внутри его сокровищем. Проводник его сознания – мозг, родившийся вместе с телом, как не принимавший участия в прежних жизнях человека, ничего о них не знает и никакого жизненного опыта не имеет.

И хотя опыт прежних жизней обнаруживается в человеке проявлением большего или меньшего количества разных способностей, человек, не верящий в многократность своего существования, отрезает себе всякую возможность вступить в контакт с находящимся внутри его высшим сознанием. Он должен начинать всякую новую жизнь с самого начала, тогда как знающий может сознательно пользоваться драгоценными накоплениями прежних жизней. Но нужно сказать, что таких людей ничтожное количество. Подавляющее число людей входят в новую жизнь, потеряв всякую связь и всякое воспоминание о своих прежних жизнях.

Таким образом, живя мозгом, человек, в силу необходимости, всякую свою новую жизнь должен начинать с начала. Жизнь дается вообще для приобретения очередного жизненного опыта, и весь физический организм приспособлен к этой исключительной цели земного существования человека. Он обладает пятью внешними чувствами, которые отмечают всякое исходящее извне событие и явление и по нервным каналам направляют его властителю физической сущности человека – мозгу, который обязан о всяком явлении составить свое суждение. В этом состоит работа и деятельность мозга. Он есть мыслительный аппарат и орудие познания, но ни в коем случае не цель, которая должна быть познана и достигнута. Работой своего мозга человек постигает сущность явлений и вещей, но все его образы и формы восприятия не более как условные этапы мышления, пригодные лишь для него в данный момент и при данных обстоятельствах. Познавательная способность мозга, дающая человеку познавание феноменального мира, в окончательном результате сводится к «изучению феноменов по шаблонам и выработке шаблонов по феноменам».

«Человеческое мышление никогда не видит истинной сущности явлений, оно зрит лишь различия состояний, но, постигая их, постепенно приближается к сущности. Мир, в котором живет человек и который он ощущает, есть комплекс его представлений. Человек может создать только такое представление, которое он выявил в своем разуме, вот почему справедлива мысль, что человек познает мир через разум. Разум не дает представлений, это делают различные чувствования, но разум очерчивает их, он объективирует их и тем дает возможность сознанию ощутить их, растворить и осознать. Как человек мыслит, таким и является ему мир; чем совершеннее мышление, тем более совершенным представляется человеку мир. Для невежды Вселенная лишь беспорядочное нагромождение случайностей, для мудреца это могучая и совершенная гармония». ' ' В.Шмаков, Священная книга Тота.

Являясь всякий раз в мир, человек должен вписать новую страницу в свою книгу жизни. Его душа – это чистая страница, и мозг – это писатель, который должен вписать на эту страницу опыт текущей жизни. Но мы знаем, что «писатель» только что родившегося ребенка или первобытного человека ничего вписать не может, ибо не умеет. Проходит много времени, прежде чем он сможет что-либо вписывать. Весь длинный период развития человеческого мозга можно разделить на четыре больших этапа.

Но здесь мы не будем касаться блаженного состояния человечества первых двух рас, когда человек, не обладая еще плотным телом, не обладал также мозгом, но жил духовным сознанием. Точно так же оставим без рассмотрения длинный период после разделения полов, что произошло в третьей расе, когда человек был лишь человекообразным, но по своему сознанию был животным, когда он был еще «alalus homo», т.е. не говорящим человеком, жил в лесах и пещерах и питался кореньями, ягодами, орехами и мелкими животными.

Начнем с человеческого мира, когда простое сознание, которым обладал первобытный человек наравне с животными, сменилось у него самосознанием, когда человек обнаружил зачатки мышления и когда его мозг начал развивать те способности, на которые он способен, ибо это и есть интересующий нас вопрос. Но эта первая ступень самосознания еще очень примитивна. Человек живет больше чувствованиями, ощущениями и эмоциями, нежели разумом, и все его представления очень еще неясны, туманны и отрывочны. На этой стадии развития мозга человек может проявлять страсти, но не разум; желания, но не разумную волю.

На этой младенческой ступени развития человеческого ума его мозг, бедный еще впечатлениями, как губка воду, жадно впитывает все ощущения как положительные, так и отрицательные. Его душа открыта. Она – что мягкий воск, из которого можно лепить что угодно, и незасеянная нива, которая дает всходы соответственно посеву. Не обладая способностью анализа и критики, он легко воспринимает все, чему его учат его мудрые Наставники и Руководители, но точно так же принимает за чистую монету все, что говорят другие, и сам еще не умеет лицемерить и кривить душой.

Эта лучшая пора жизни человека, его внутренний мир еще не омрачен сомнениями. В его душе нет разлада, нет никаких бурь и треволнений.

Все в его жизни ясно и понятно, все течет более или менее ровно и спокойно. Нет могучих переживаний, нет тщетных надежд и разочарований.

Но это та пора человеческой эволюции, когда младенческое человечество не может еще жить самостоятельно и. как ребенок в няньке, нуждается в Руководителях, и оно имеет Их в лице мудрых Наставников, Вождей, Жрецов и Царей. Этот первый период развития самосознания человека заканчивается, когда он начинает приобретать познания и более активно и широко входит в развивающуюся жизнь.

Второй период развития человеческого самосознания начинается с того, что спокойная, ровная и патриархальная жизнь предков не удовлетворяет более человека. Развивающаяся жизнь, с ее возможностями и соблазнами, манит человека все больше и больше. Он в конце концов оставляет свою тихую пристань и выходит в бурное житейское море, чтобы испытать его бури. Этот психологический момент развития народов и отдельного человека хорошо известен и неоднократно упоминается в истории и литературе. Именно для приобретения опыта человек должен погрузиться в жизнь и испытать ее бури.

Отдавшись на волю волн жизни и погрузившись в кипучую деятельность, человек в это время вполне отождествляет себя с жизнью и в ней видит свое призвание. Ставя себе всевозможные цели и стремясь к их достижению, он испытывает как успехи, так и неудачи, как радости, так и разочарования. Постепенно он замечает, что достижение цели приносит ему все меньше и меньше радости, точно так же как неудача – меньше разочарования, и что достижение цели, принося ему временное удовлетворение, оставляет в его душе пустоту, что заставляет его ставить себе новую цель для достижения – для того лишь, чтобы пережить знакомое ощущение в еще большей степени.

К концу этого второго периода человек чувствует, что он вырос и созрел. Он приобрел значительный опыт и некоторые познания. Он научился логически мыслить, разбираться в своих ощущениях, делать выводы. Но по мере того как он достигает больших успехов и приобретает больший опыт, в его душу закрадывается тревога и жуткое чувство сомнения. Он начинает все анализировать и подвергать критике. Все чаще и чаще он задает недоуменные вопросы: почему, отчего, зачем? Так как его познания еще очень поверхностны и неполны, то его выводы большею частью ошибочны и неправильны. Чувствуя свою неспособность разобраться в возникающих вопросах жизни и не умея согласовать свои прежние хотя и примитивные, но истинные воззрения и верования со своим развившимся сознанием, он их отвергает как несоответствующие своему развитию.

Опустошив свою душу от всего чему он был научен своими истинными Учителями, от всего, чему он поклонялся и веровал раньше, человек вступает на путь исканий.

Начинается третий, очень тяжкий период мучительных исканий. Внутренний мир человека пуст, и эта пустота дает о себе знать все больше и больше… Чтобы заполнить эту зияющую пустоту своей души, человек, не давая себе отчета в том, что с ним происходит, мечется из стороны в сторону, и, постоянно недовольный собой, часто из одной крайности впадает в другую. Иногда ему кажется, что он что-то нашел, и он на время успокаивается, но через некоторое время он убеждается, что это был самообман, и тогда начинается искание в другом направлении.

В это время человеческий ум достигает большого развития. Постоянные искания и всесторонние устремления приводят ко многим достижениям в области науки, искусств и к целому ряду блестящих изобретений и открытий в области техники. Начинается соревнование в исканиях и соревнование в достижениях, что, в свою очередь, приводит к еще большему расцвету науки и техники. Это дает некоторое удовлетворение человеческому сознанию, и мало-помалу он приходит к убеждению, что в этом и состоит человеческое благо. Некоторая часть человечества, став на такую точку зрения, прекращает дальнейшие искания. Развивать свой ум и при помощи ума достигать все больших и больших высот во всех областях знания становится их целью и смыслом жизни. Отсюда развивается материализм со всеми его отрицательными последствиями и преклонение перед человеческим разумом как высшим проявлением человеческой сущности.

Такое умозаключение и решение чревато многими тяжкими последствиями для эволюции человечества. Сделав из своего мыслительного аппарата своего бога, человек утерял путь к Богу истинному и на много веков приостановил свое развитие, ибо вместо положительных духовных качеств стал развивать худшие качества, присущие материалистическому мировоззрению. Так как сфера деятельности физического мозга есть исключительно мир видимый, физический, то все мышление мозга было направлено на возвеличивание самого себя и все его познавательные способности и достижения – на приобретение материальных, земных благ.

Поставив центром всего свое эго и не признавая никакого авторитета, кроме самого себя, человек, как сказано в первой части книги, «подверг все непонятное отрицанию и сомнению, все высшее оплеванию и осмеянию, все исходящее от другого критике и противоречию» и вместе с великой техникой развил величайший эгоцентризм и эгоизм, огромное самомнение и самость и достигшую крайнего предела нетерпимость и разъединение. Но и это еще не все. Самое худшее и самое страшное то, что, порвав связь со своим высшим началом, находящимся в сердце, и через это – связь с Руководителями человечества, Иерархией Светлых Сил Космоса, – человек развил в себе сатанинскую гордыню, отвергающую все Высшее, и вступил на путь сатанизма, ибо существует только два пути: или путь к Богу, или путь к Сатане. Средних путей нет. Таким образом, преклонение перед человеческим разумом как перед высшим проявлением человеческой сущности есть начало косности и путь к сатанизму.

Следовательно, из сказанного видим, что третья ступень развития человеческого ума для некоторой части человечества оканчивается печально. Здесь человеческий мозг еще не достиг вершин своего развития и проявляемая им деятельность может быть названа не умом, но умствованием. Человеку сплошь и рядом кажется, что он знает, но на самом деле он не знает, ему кажется, что он прав, но в действительности он не прав. Свои мнения о фактах он считает за факты.

Отсюда целый ряд ложных положений и выводов. Споткнувшись на подобном умствовании, человек застревает в болотах эгоцентричности и материализма и, выпадая из настоящего цикла эволюции, на много веков отбрасывает себя назад.

Другая часть человечества, которая не признала человеческий разум за высшее достижение эволюции, продолжала свои искания дальше и вступила в четвертую и последнюю стадию развития своего ума. Стремление к истине и знанию приводит в конце концов к завершению развития человеческого ума, когда разум мозга входит в контакт и сотрудничество с мудростью сердца; когда человек волевым приказом может низводить свой ум в сердце и думать и поступать от сердца. Это есть так называемое «умное делание», к которому прибегали все подвижники первых веков христианства и которым пользуются и теперь мудрецы Востока.

Таким образом, для первых разум явился орудием рабства, наложившим на них свои страшные цепи, для вторых – орудием освобождения, ибо, не порвав связи со своим высшим сознанием, они в себе самих нашли истинного руководителя, который не ошибается, подобно разуму, который помог им благополучно миновать эту опасную точку эволюции и довести развитие ума до того предела, который допускают законы ее.

Этим высшим пределом, до которого в своем развитии может дойти физический мозг человека, является чувство синтеза, его умение обобщать явления и факты и классифицировать их в стройную систему и гармонию. Чувство синтеза есть истинное мерило совершенства развития человеческого ума. Лишь обладая чувством синтеза, человек способен широко, свободно и глубоко мыслить. Обладая чувством синтеза, человек утверждает свой особый мир, но этот мир не есть мир эгоцентричности и самости интеллекта на низшей ступени развития, но является частным аспектом единого истинного мира, к которому он чувствует себя принадлежащим, как часть к целому. Обладая чувством синтеза, человек не сеет розни и не вносит в жизнь разъединения, но старается всюду внести примирение и объединение. Обладая чувством синтеза, человек не стеснен в своем мышлении рамками, догмами и теориями, ибо на всякий случай может дать правильное объяснение. Его ум может парить высоко и может выходить из пределов физического мира, ибо чувствует веяние высшего сознания, находящегося в его сердце.

Именно веянием высшего сознания закончилось развитие человеческого мозга. Как бы широко человек ни мыслил, его физический мозг не может выйти из пределов физического мира. Физическим органом можно понять лишь феномен физического мира. Между тем мы живем в трех мирах. Наши эмоции и желания есть область Тонкого Мира, а наши мысли принадлежат Миру Огненному. Эти Миры населены разумными существами, которые принимают самое деятельное участие в нашей жизни. Пришел космический срок, согласно которому мы должны принять сознательное участие в жизни этих Миров и их обитателей. Между тем умом этого сделать нельзя.

Долгое время человеческий разум отвергал даже все явления трансцендентального характера как несуществующие, ибо не мог их ни понять, ни объяснить с точки зрения законов физического мира. Но все такие феномены настолько участились, что стали обычным явлением в наши дни и отвергать их стало невозможно.

Из сказанного становится ясно, что предел развития человеческого ума есть, и этот предел – физический мир с его законами. Когда же человек может выйти из пределов зримости, осязаемости и доказанности, когда он принимает как реальность все феномены Высших Миров, когда знание приходит к нему не из книг и не как результат умственного процесса, но изнутри, как некое озарение, то это значит, что его индивидуальное сознание обнаруживает зачатки сознания космического, а развившаяся при этом интуиция, или чувствознание, есть показатель того, что человеческий ум вступил в контакт с высшим сознанием, находящимся в его сердце, что может черпать из этой сокровищницы всю мудрость Космоса и весь опыт прежних жизней и что он уступает свое первенствующее значение сердцу.

Таким образом, мы видим, что все совершается естественным путем эволюции, согласно мудрым космическим законам. Все приходит в свое время. Человеку в этом отношении заботиться не о чем, ибо обо всем позаботилась великая премудрость Творческой Силы, которая снабдила человеческий организм всем нужным для полного его развития до состояния проявленного бога. Человек не должен лишь вносить в эти мудрые законы свои немудрые поправки.

«Каждый планетный цикл или круг имеет свой предел для развития человеческого организма, и с каждым новым циклом ступень достижения повышается. Так манас, или высший разум, на нашей Земле получит свое полное развитие в пятом круге и в пятой расе его, пока же мы еще только в четвертом круге и в пятой расе при завершении ее. Потому для нашего круга манас уже достиг апогея своего развития, а с нарождением шестой расы, вернее с ее утверждением, ибо уже немало людей, принадлежащих к шестой расе, мы вступим в эпоху развития духовного сознания, имеющего свое основание в сердце» (Письма Е. Рерих: от

23.9.37).

 

Из всего, что выше сказано, в достаточной мере выясняется несостоятельность человеческого разума в разрешении новых проблем, которые ставит человечеству развивающаяся жизнь с ее непреложными законами, и вытекающая отсюда необходимость обратиться к высшему фактору развития – к человеческому сердцу.

Все великое значение сердца выяснится для нас вполне, если мы обратимся к закону аналогии и вспомним, что микрокосмос – человек аналогичен Макрокосмосу – Вселенной и его сердце – сердцу Вселенной, Солнцу. Именно человеческое сердце есть солнце человеческого организма. Оно – средоточие всего, не только жизни физической, но жизни во всей ее всеобъемлемости. Его ритмическое биение дает жизнь физическую, его ответные вибрации на жизнь Высших Миров – развитие духовное. И как Высший Разум Вселенной обитает в Солнце, точно так же высшее сознание человека обитает в сердце.

"Сурья-Видья' – так иногда называли Учение о Сердце. При этом названии указывалось на огненность, на солнечность, на срединность сердца.

Действительно, каждый желающий узнать сердце не может подойти к нему как к части организма. Прежде всего, нужно понять центральность сердца, исследовать от него, но не к нему. Само солнечное сплетение будет прихожей для храма сердца. Сам кундалини будет лабораторией для сердца. Мозг и все центры будут усадьбами сердца, ибо ничто без сердца не может жить! Даже мозг может быть до известной степени восполнен.

Даже кундалини может быть несколько питаем явлением электричества, и солнечное сплетение может подкрепляться синим светом. Но сердце стоит как Храм человечества. Нельзя помыслить о единении человечества по мозгу или по кундалини, но сияние сердца может сближать самые, казалось бы, разнородные организмы, и даже на дальних расстояниях.

Этот опыт сближения сердец на расстоянии ждет своих работников" (Сердце, 339). ' Сурья – Солнце. – Прим. А. Клизовского.

 

«Можно думать мозгом или сердцем. Может быть, было время, когда люди забывали о работе сердца, но сейчас время сердца, и мы должны сосредоточить наши стремления по этому направлению. Так, не освобождая мозг от труда, мы готовы признать сердце двигателем. Люди измыслили о сердце множество ограничений. Дела сердечные понимаются узко и даже не всегда чисто. Мы должны ввести в сферу сердца весь мир, ибо сердце есть микрокосм сущего. Кто не вдохновится великим понятием сердца, тот умалит свое собственное значение. Мы заповедуем не раздражаться, но лишь величие сердца спасет от яда раздражения. Мы говорим о вмещении, но где же океан вмещающий, кроме сердца? Мы вспоминаем о дальних мирах, но не мозг, а сердце может помнить о Беспредельности. Так не умалим то, что надо нам как вместилище Благодати» (Сердце, 227).

«Сердце, по существу своему, есть свыше действующий и дающий орган; потому в природе сердца всякое даяние. Каждое положительное Учение заповедует даяние. Такое утверждение именно практично, ибо без даяния сердце и не живет. Конечно, нужно понять даяние во всей справедливости. Нельзя понимать лишь денежное даяние или ненужными предметами. Истинное даяние в духе. Пусть каждое сердце источает потоки даров духа. Недаром сказано, что каждое биение сердца есть улыбка, слеза и золото. Вся жизнь протекает через сердце. Нужно уметь дать сердцу постоянную работу. Ничто иное не может так утончить сердце, как беспредельное духовное даяние. Обычно духовное даяние не оценивается, как не ценится все незримое. Но источник богатств, как духовных, так и материальных, есть сердце. Только бы приобщить его к каждому случаю, когда ценно биение сердца» (Сердце, 386).

О сердечном даянии нужно сказать больше, ибо ни в чем так резко не обнаруживается разница между человеком, живущим сердцем, и человеком, живущим умом, как в принципе даяния. Первый находит радость в отдаче всего себя и всего, что он имеет, на служение ближнему. Если он приобретает блага материальные и духовные, то не для себя, но для отдачи другим, причем чем больше он дает, тем больше получает, ибо таковы законы духовной жизни. Лучшие человеческие качества, как великодушие, щедрость, сострадание, милосердие, любовь, общечеловечность, – все это прекрасные дары человеческого сердца.

Человек, живущий умом, лишен истинной культурности. Он еще не изжил звериного наследия, как самость, эгоизм, жадность, нетерпимость, черствость, как желание все захватить для себя и все удержать в свою пользу. Для него даяние равносильно умиранию.

Мозг и сердце – это материя и дух, это два полюса человеческого развития. Один приобщает человека к материи и тянет его вниз, к животному состоянию. Другой приобщает человека к духу и ведет к вершинам совершенствования. Один дает познание и овладение физическим миром, другой – познание и овладение Мирами Высшими. Оба необходимы, и один другого дополняет.

"Чтобы приблизиться к методу сердца, нужно, прежде всего, полюбить мир сердечный или, вернее, научиться уважать все, сопряженное с сердцем.

Многие совершенно не представляют себе различие пути мозга и сердца.

Трудно этим мозговикам принять миры высшие. Также не могут они представить себе преимущество Тонкого Мира. Явление сфер тонких будет соответствовать состоянию сердца. "…" Так сердце не есть отвлеченность, но мост к высшим мирам" (Сердце, 398).

Нужно утвердиться в мысли, что мозг – прошлое, сердце – будущее, что ступень эволюции, в которой главную роль выполнял человеческий мозг, закончена, его неспособность вести человечество по пути прогресса дальше вполне установлена, что дальнейший прогресс человечества зависит не от мозга, но от сердца. Поэтому человек, устремленный в будущее, должен первым делом освободиться от умствования, от всех видов спекулятивного мышления, от приписывания своим мнениям о фактах значения фактов, ибо все это, исходя из человеческой самости, способно затормозить его движение вперед. Он должен стараться постигать все сердцем. Сердечнее постижение не имеет задерживающего начала самости.

«Не смешаем ум с условным умствованием. Ум поведет к мудрости, иначе говоря, к сердцу. Но умствует червь, с трудом переползающий тропу человека. Потому будем так настойчивы около достижения сердца. Ведь там ларец восторга, который не купить золотом» (Сердце, 336).

«Думает сердце; утверждает сердце; объединяет сердце. Можно помнить всегда значение сердца, так долго затемненное мозгом. Сердце вздрогнет первое, сердце затрепещет первое, сердце узнает многое прежде, нежели рассудок мозга дерзнет помыслить» (Сердце, 353). "Сердце – дворец воображения. Сердце – храм, но не кумирня. Сердце – престол сознания.

Сердце есть солнце организма, и Вселенная представляет систему сердец, потому культ Света есть культ Сердца. Сердце выдвигается, как якорь в бурю. Сердце предупреждает об опасности. Сердце – источник мужества и бесстрашия" (Сердце, из разных ). «Сердце воспитанное прежде всего искоренит страх и поймет вред раздражения. Так сердце есть то самое оружие Света, которое посрамит уловки тьмы. Сердце, как утверждают, постоянно готово поражать тьму и обуздывать Хаос. Особенно прискорбно, что многие не хотят помыслить о мощи сердца. Тем они не только низвергают самих себя, но и вредят близким. Каждое неосознанное сокровище погружается в Хаос и тем усиливает тьму» (Сердце, 558).

Самое великое значение сердца в том, что оно соединяет земное с небесным и приобщает человека к Миру Высшему, без чего немыслимо его существование. Когда человек обращается с молитвой или просьбой к Богу, то в этом деянии участвует человеческое сердце, но не ум.

Молитва, исходящая из ума, своей цели не достигнет. «Прежде Мы указывали на фокус Иерархии, но теперь должны сосредоточиться на сердце, как на проводе к Иерархии. Так никто не скажет, что Иерархия не реальность, ибо к ней нет подхода. Именно есть самый реальный подход, когда предстателем будет сердце – то самое сердце, которое бессменно стучит и бьется, чтобы не забыли о нем люди, – самое нежное, самое напряженное, самое звучащее на близкое и на самое дальнее» (Сердце, 340).

«Предпочтительно уговорить себя в том, что сердце вовсе не наш орган, но дано для высших сношений. Может быть, если люди начнут считать сердце чем-то суженным Свыше, они отнесутся более бережно» (Сердце, 389). "Так сердце является поистине международным органом. "…" Как необходимо научиться ощущать сердце не как свое, но как всемирное.

Только через это ощущение можно начать освобождаться от эгоизма, сохраняя индивидуальность накоплений. Трудно совместить индивидуальность со вселенским вмещением, но магнит сердца недаром соединяется с «чашей» (Сердце, 7).

"Даже в самые древние времена люди понимали значение сердца. Они считали сердце Обителью Бога; они клялись, полагая руку на сердце.

Даже самые дикие племена пили кровь сердца и съедали сердце врага, чтобы усилить себя. Так показывали значение сердца. Но теперь, в просвещенное время сердце умалено до физиологического органа" (Сердце, 73) "У древних Учение начиналось с положения руки на сердце. При этом Учитель спрашивал: «Слышишь ли?» И ученик отвечал: «Слышу». – «Это бьется сердце твое, но это лишь первый стук во Врата Великого Сердца. Если не будешь внимать биению сердца своего, то оглушит тебя биение Великого Сердца».

Так в простых словах давался Указ; так, через познание самого себя, давался путь к Беспредельности" (Сердце, 460).

Сердце есть твердыня чувства, но многие современные люди смотрят на свои чувства, проявляемые сердцем, как на слабость, недостойную солидного человека, как на что-то низшее, с чем нужно бороться, и похваляются твердостью характера, если в возникшем споре между разумом и сердцем одержал верх разум. Конечно, победа разума над чувством похвальна, если чувство было низкого свойства, но мы говорим о культурном сердце, которому низкие чувства несвойственны, и победа разума в этом случае показывает лишь, что настоящего, сильного чувства не было, а был лишь намек на чувство. «Спор сердца с рассудком является печальной страницею человечества» (Сердце, 486).

«Чувство всегда одержит верх над разумом. Нужно принять это как непобедимую истину. Потому, когда говорим о сердце, мы утверждаем твердыню чувства. Но как далеко чувство сердца от похоти! Учение о творящем чувстве будет познанием творчества мыслей. Не будем расчленять область чувства, ибо это одно цветущее поле. Знаем посев чувства, но где же плоды одного разума? Не может творить рассудок, если не дать зерно сердца. Так, когда говорим о сердце, говорим о Прекрасном» (Сердце. 391).

Не нужно думать, что если всякий человек обладает сердцем, то его сердце всегда и во всех случаях является источником добра и благодати.

Если бы это было так, то на Земле давно бы установился земной рай, но мы знаем, что в действительности до этого еще очень далеко. Законами эволюции каждому человеку предоставлены все возможности для достижения самых высших ступеней совершенствования, вместе с ничем не ограниченной свободой выбора. Никто не понуждается идти обязательно по пути добра и никого насильно в рай не тянут. Поэтому если человек не осознал или пренебрегает предоставленными ему возможностями, то, как сказано выше, «всякое неосознанное сокровище погружается в хаос и тем усиливает тьму». Сердце такого человека разлагается и ведет к уничтожению обладателя его. Так действуют законы эволюции.

"Сердце, предавшееся добру, излучает благодать непрестанно, независимо от намеренных посылок. Так солнце не шлет преднамеренных лучей.

Сердце, злу поклявшееся, будет извергать стрелы сознательно и бессознательно и непрестанно. Сердце добра сеет вокруг себя здоровье, улыбку, духовное благо. Сердце зла уничтожает тепло и, упырю подобно, высасывает жизненные силы. Так непрестанна деятельность сердец добра и зла. На низшем плане Бытия условия добра и зла разнятся от значения их в Высшем Мире. Можно себе представить горнило сияющее Света и тьмы зияющую пропасть. Так ужасно скрещиваются мечи демонов и Архангелов!

Среди искр боя сколько сердец привлекаются и к Свету и к тьме!" (Сердце, 63).

Из того, что о значении сердца сказано, становится ясным, что культурное состояние человечества находится в прямой зависимости от культуры сердца. Действительно, можно ли представить себе культурного человека, который не обладал бы лучшими свойствами сердечности – терпимостью, доброжелательством, мягкосердечием, чуткостью, уравновешенностью, утонченностью, состраданием, общечеловечностью? А все отрицательные человеческие качества – утверждение своего "я", злобность, нетерпимость, жестокосердие, грубость и 'другие есть показатель некультурного состояния человеческого сердца. Культура вне сердца немыслима. Как бы человек ни превозносился своей ученостью, но если в нем нет сердечности, он далек от культурности.

"Можете ли вообразить, что представляло бы из себя человечество при здоровых телах, но при а-культурном сердце? Такое пиршество тьмы даже трудно представить! Все болезни и немощи не могут обуздать всемирное безумие сердца. Истинно, пока не просветится сердце, не будут отняты болезни и немощи, иначе беснование сердца, при сильных телах, ужаснет миры. Так сказано давно про праведников: «Ходил перед Господом» – значит, не нарушал Иерархию, и тем очищал сердце свое. При малейшем очищении сердца человечества, можно уявить водопад Благодати. Но теперь можно действовать осмотрительно, лишь где сердце не сгнило еще.

Так можно не унывать, но знать, что тьма ожесточилась и множество сердец смердят. Уявление значения сердца – старая истина, но никогда она не была так нужна, как сейчас" (Сердце, 13).

Слова Учения о разлагающихся и смердящих сердцах – ужасный приговор современному человечеству и грозный показатель чрезвычайно низкого культурного состояния многих сердец множества людей. Трудно себе представить что-нибудь более ужасное, чем разложение в человеке того, что должно вести его к совершенствованию! Как должно быть тягостно Великим Руководителям человечества не только знать, но видеть и ощущать разложение многих человеческих сердец, которые, отвергнув все Высшее, продолжают в своем самомнении разлагаться дальше! В этих многозначительных словах заключается отчасти также разгадка человеческих немощей, болезней и разных несчастий. Именно не могут быть отняты от людей немощи и страдания, пока не просветится человеческое сердце.

Но к великому прискорбию должно констатировать, что человеческое сердце не только не просветляется, но грубеет и ожесточается все больше и больше.

Спасение от всех бед и всех зол в человеческом сердце. Нужно вспомнить о своем забытом и пренебрегаемом сердце, не полагаться более на свой обманчивый ум, но обратиться к мудрости верного сердца. Нужно обратить все усилия на оздоровление сердца, все внимание – на воспитание и образование сердца, ибо без этого нет дальнейшего пути. Как ранее прилагались заботы о развитии ума, так теперь должны быть приложены усилия на образование и воспитание сердца. Нужно создать культ сердца, как ранее был Создан культ ума. Нужно изменить свой взгляд на сердце как на физиологический орган, ибо, воистину, оно – центр всего сущего.

Оздоровление сердца должно начаться с оздоровления своего мышления, с приведения в порядок своих мыслей, ибо если мысль направлена на зло, то не может быть речи об оздоровлении сердца, ибо мысль есть начало всякого добра и всякого зла. Необходимо освободиться от самости и всех видов эгоизма, от зловредных привычек, от лености и, конечно, от многих прочих пороков и недостатков, которые мешают совершенствованию человека. Когда человек вступит на путь оздоровления сердца, то оно само подскажет, что человеку вредно, что полезно.

Воспитание сердца должно начинаться с младенческого возраста – без преувеличения, с молоком матери. В молоке матери содержится психическая, иначе говоря, сердечная энергия, потому сказано, что кормилица есть уродливое явление. Воспитание сердца должно производиться и в школе, и в семье, а по окончании школы – самим человеком всю жизнь. Необходимо развивать внимание, наблюдательность, память, терпение, любовь к труду, чувство красоты и стремление к прекрасному, доброжелательство, готовность к подвигу и самопожертвованию, сострадание и любовь к ближнему. Само собой понятно, что для успешного развития и воспитания сердца необходима постоянная и нерушимая связь с Руководителями человечества, Иерархией Светлых Сил Космоса.

Для того чтобы не ошибаться в своих решениях, нужно научиться полагать свою мысль на сердце. Нужно стараться «видеть глазами сердца; слышать гул мира ушами сердца; прозревать будущее пониманием сердца; помнить прошлые накопления сердцем, – так нужно стремительно идти путем восхождения» (Сердце, 1). Нужно установить наблюдения за всеми ощущениями сердца, начиная с мельчайших чувствований и обычных действий. Нужно, чтобы о сердце говорили не только поэты и влюбленные, но и ученые, ибо о сердце нужно знать более того, что люди знают.

Нужно создать особый предмет – Сердцеведение.

«Кто любит цветы, тот на пути сердца. Кто знает устремление ввысь, тот на пути сердца. Кто чисто мыслит, тот на пути сердца. Кто знает о мирах высших, тот на пути сердца. Кто готов к Беспредельности, тот на пути сердца. Так будем звать сердца к познанию Источника. Правильно понять, что сущность сердца принадлежит как к Тонкому, так и к Огненному Миру. Можно осознавать.миры в сердце, но не в уме. Так мудрость противоположна уму, но не запрещено украсить ум мудростью» (Сердце, 390).

"Закон великий – перевести сердце из этической отвлеченности к двигателю научному. Ступень эволюции понимания сердца должна была наступить в дни Армагеддона, как единственное спасение человечества.

Почему люди не хотят ощутить свое собственное сердце? Они готовы искать во всех туманностях, но отрицают что ближе всего. Пусть назовут сердце машиной, но лишь бы наблюдали все качества этого аппарата. Не будем настаивать на моральном значении сердца, оно несомненно. Но теперь сердце нужно как спасительный мост с Миром Тонким. Нужно утверждать, что осознание качеств сердца составляет самую насущную ступень мира. Никогда это не было сказано как спасение. Пусть примет на себя все последствия, кто останется глух! Уметь нужно понять, что и само сердце человеческое сейчас дает необычные возможности для наблюдений. Катастрофическое состояние низших сфер планеты дает следствие на сердечной деятельности. Можно опасаться не бывших эпидемий, но целого ряда страданий, сопряженных с плохой профилактикой сердца. Хуже всего, если будем слушать об этом как о пророчествах неясных. Нет! нужно принять эти выводы как идущие из точнейших лабораторий. Устранить нужно все хождения вокруг да около. Нужно принять основу сердца и понять значение фокуса. Блуждания неуместны, сомнения лишь там допустимы, где человек не достиг понимания о биении сердца" (Сердце, 561).

"Истинно, скоро придется спасаться от расстройства стихий. Но ведь и это несчастье можно значительно смягчить образованием сердца. Просим врачей разных стран заняться исследованием сердца. Существует много санаториев для всевозможных болезней, но нет Института Сердца. От недостатка сердечного воспитания происходит это. Ибо даже невежды не считают сердце второстепенным. Между тем болезни сердца превышают рак и чахотку. Нужны сердечные санатории, где бы можно было заняться неотложными наблюдениями. Конечно, эти санатории должны быть раскинуты в разных климатах и на разных высотах. Можно видеть, что целое воинство может заняться нужными исследованиями в связи с умственными задачами, вместе с агрикультурой и прочими специальностями.

Институт Сердца будет Храмом расы будущей. Институт Сердца, конечно, войдет в Общество Культуры, ибо понятия сердца и культуры неделимы" (Сердце, 504).

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 64; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты