Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


И результат его «копирования» странами Латинской Америки




Введение поста Президента в систему органов государственной власти Республики Беларусь значительно повысило наш интерес к истории создания и распространения института президентства в мире. Термин «президент» происходит от лат. Prаesidens, что буквально означает «сидящий впереди». Видимо, в античные времена президентом называли председательствующих на различных собраниях. От этого первоначального значения впоследствии возникла такая должность, как президент сената [168, с. 5]. Однако в его нынешнем понимании как главы государства термин «президент» начал употреб- ляться только с конца ХVIII века, когда был учрежден институт президентства в США.

Впервые вопрос о введении поста Президента обсуждался в 1787 году на Конституционном конвенте в Филадельфии при разра-ботке новой Конституции США. До этого существовал монархический способ организации верховной власти в государстве. Его характерные черты: наследственность трона, пожизненный срок пребывания у власти и фактически неограниченные полномочия. Однако он оказался неприемлемым для североамериканских штатов, у которых британская корона выработала устойчивую неприязнь к никем и ничем не ограниченной власти монарха.

Правда, были и исключения. Например, часть имущих кругов и реакционного офицерства, выступившая инициатором создания «Общества Цинцинната», предлагала Дж.Вашингтону стать королем [146, с. 216], а великий оратор того времени А.Гамильтон открыто признавал британскую наследственную монархию наилучшей моделью правления. Он не призывал к установлению монархии в США, а, являясь сторонником «энергичной исполнительной власти», предлагал ввести пожизненное пребывание в должности главы государства, наделив его правом абсолютного вето [180, с. 41–42].

Эти идеи не нашли широкой поддержки у общественности, так как содержали «зародыш монархии». В то же время установление республиканской формы правления было очень трудной задачей, ибо у Америки не было ни надлежащего политического опыта, ни соответствующих исторических традиций. К тому же создание президентской власти проходило в сложной для Соединенных Штатов политической и экономической ситуации: огромные долги, восстания фермеров, отсутствие национальной экономики. Все это усугублялось тем, что сформированное в 1783 году национальное правительство бездействовало.

Слабость правительственной власти, усиление центробежных сил в стране привели к кризису в Конфедерации. Это явилось следствием того, что в революционный период конституции североамериканских штатов предусматривали, как правило, слабую исполнительную власть, что являлось своеобразной реакцией на всевластие королевских губернаторов. Возникшая впоследствии «тирания законодательных собраний» убедила «отцов-основателей» в необходимости создания сильной исполнительной власти. «Законодатели Союза понимали, что носитель исполнительной власти будет не в состоянии с пользой и достоинством осуществлять возложенные на него обязанности, если не удастся придать этой власти бόльшую стабильность и бόльшую силу нежели та, которой она обладала в рамках отдельных штатов» [183, с. 107].

Не многие вопросы вызвали столько дискуссий и озабоченности творцов Конституции, как проблема определения полномочий исполнительной власти. Опасаясь в равной степени анархии и монархии, делегаты Конвента рассмотрели различные варианты ее организации. Острое обсуждение вызвал вопрос о том, должна ли исполнительная власть на федеральном уровне осуществляться группой лиц или одним лицом. Представители крупных штатов выступали за создание сильного национального государства. Согласно подготовленному ими «Виргинскому плану» исполнительная власть (численность не оговаривалась) избиралась общенациональной легислатурой на неопределенный срок и без права переизбрания.

План встретил оппозицию со стороны тех, кто хотел сохранить бóльшие права за отдельными, прежде всего малыми, штатами. Последними был разработан «План Нью-Джерси», который предусматривал создание коллегиального органа исполнительной власти, избираемого ежегодно общенациональной легислатурой. «План Нью-Джерси» предлагал ограничить расширение прерогатив центрального правительства только сферой финансов и торговли, внеся небольшие поправки к статьям Конфедерации [104, с. 19].

В ходе продолжительной дискуссии за основу Конституции США был принят компромиссный план Мэдисона, согласно которому исполнительная власть возлагалась на одно должностное лицо – Президента, который наделялся существенным объемом полномочий и занимал ведущее место в политической системе общества. Уникальность положения Президента заключалась в том, что он одновременно являлся главой государства и главой исполнительной власти. Такое наименование главы государства, характерное для республиканской формы правления, было связано еще и с тем, что в ряде североамериканских штатов главы исполнительной власти назывались президентами, а не губернаторами.

Американский политолог С.Уэйн отмечает: «В поисках модели структуры государственного устройства обратились к теории конституционного права французского мыслителя Ш.Л.Монтескье и кон-ституциям двух штатов – Нью-Йорка и Массачусетса, которые ближе всего подошли к воплощению на практике теории разделения властей: в обоих штатах губернаторы по Конституции имели право сопротивляться законодательному собранию» [189, с. 61].

Многие депутаты Конвента встретили в штыки учреждение президентского поста. Единоличный глава исполнительной власти, облеченный широкими полномочиями, представлял собой в их глазах, по существу, «матрицу диктатуры». Неудивительно, что в этих условиях учреждавшая президентский пост Конституция США выглядела, по мнению критиков, коварным планом создания выборной монархии [60, с. 36].

В защиту сильной, динамичной исполнительной власти выступили выдающиеся мыслители и политические деятели того времени: А.Гамильтон, Дж.Мэдисон, Дж.Джей. Например, Гамильтон резко критиковал всех тех, кто выдвигал идею о несовместимости сильной исполнительной власти с республиканской формой правления. По его мнению, слабая исполнительная власть всегда означает не только слабое, но и дурное правление. А правление одного всегда лучше правления многих. Исполнительная власть по своей сущности несовместима с плюрализмом [190, с. 458–464].

В то же время с особой настойчивостью подчеркивалась необходимость четкого определения функций этого государственного поста, который заключал бы в себе более ограниченные полномочия, чем полномочия монарха, но вместе с тем был бы достаточно могущим, чтобы обеспечивать эффективное руководство страной. Решающим фактором для учреждения президентства было следующее: имелась наготове единственно приемлемая для всех кандидатура национального героя – генерала Дж.Вашингтона. Первый в мире президентский пост учреждался под конкретную личность. Как свидетельствует история, аналогичных случаев за этим последовало предостаточно.

Острые дебаты возникли по поводу способа избрания и срока полномочий Президента. В основном предлагались сроки от 3 до 7 лет, хотя были и другие варианты – от 8 до 20 лет [180, с. 128]. Конвент постановил избирать Президента сроком на 4 года, который достаточен для того, чтобы Президент смог проявить себя, и не слишком велик, чтобы он смог нанести вред обществу [190, с. 470]. Президент мог переизбираться «столько раз, сколько сочтет необ- ходимым народ Соединенных Штатов оказывать ему доверие» [190, с. 450]. По мнению А.Токвиля, «перспектива переизбрания придавала ему (Президенту) мужества, чтобы трудиться на всеобщее благо, и расширяла возможности его деятельности» [183, с. 107].

Избрание Президента США было доверено выборщикам от каждого штата в количестве, равном общему числу сенаторов и членов Палаты представителей. Это было компромиссное решение по отношению к предложениям избирать Президента прямым волеизъявлением народа или путем общенациональной легислатуры. Учредители Конституции хотели максимально сузить возможность возникновения буйства и беспорядков, которые могли иметь место при всеобщем голосовании. А также, чтобы «назначение Президента не было поставлено в зависимость от существовавших до этого групп, голоса которых могут быть куплены» [190, с. 447].

Первоочередной задачей для отцов-основателей являлось обеспечение легитимности президентской власти в США. Необходимо было обеспечить принятие общественностью этого института, его главы, его полномочий и учредить упорядоченную передачу власти от одного Президента к другому. Коллегия выборщиков была создана для того, чтобы свести к минимуму возможности будущих президентов путем подкупа, интриг или силы пожизненно занимать свой пост [186, с. 326]. Тем самым была создана не просто сильная, но единоличная президентская власть, не зависимая от парламента.

Очевидно, что и при разработке концепции исполнительной власти участники Конвента ориентировались на Дж.Вашингтона. Навряд ли президентские полномочия были бы столь значительными, «если бы многие из делегатов не смотрели на генерала Вашингтона как на Президента и не формировали бы свои представления о полномочиях, даваемых Президенту, из своих мнений о его добродетели» [73, с. 68]. «Отцы-основатели» хотели создать такую структуру, которая была бы достаточно сильной, чтобы зарядить правительство энергией и контролировать деятельность законодательной власти, но не настолько, чтобы стать деспотичной. «Этот взгляд был характерен и для всего американского народа, у которого ненависть к монархии сосуществовала с желанием видеть своим королем Вашингтона» [151, с. 4].

Вашингтона «боготворили не меньше, чем боготворят сегодня многих руководителей новых государств. Однако в отличие от большинства из них он противился нажиму приближенных, пытавшихся превратить его в автократа. Вашингтон сознательно стремился стать «конституционным монархом», сознавая, что его вклад в упрочение нового государства заключается в том, чтобы дать последнему время установить правление людей, руководствующихся законом» [109, с. 209].

Вашингтон сыграл решающую роль в формировании умеренного конституционного президентства в США. Отказавшись баллотироваться в третий раз на пост Президента, он заложил важный прецедент, исключивший возможность превращения американского Президента в пожизненного правителя. Во многом благодаря своему первому Президенту Соединенным Штатам удалось сохранить республику и утвердить демократические принципы правления. Тем более, что на заре становления американского государства никто не мог поручиться за то, в каком направлении будет эволюционировать эта никем ранее не испробованная форма правления. Полной уверенности не было даже у сторонников учреждения президентской власти. Так, Б.Франклин на вопрос о том, какая же в конечном счете создана Конвентом форма правления – республиканская или монархическая, ответил: «Республика, если вам удастся ее сохранить!» [60, с. 37].

Институт президентства в США постепенно развивался и эволюционировал. Этот неравномерный процесс шел в сторону усиления президентской власти. Каждый новый обитатель Белого дома брал за исходную точку высший уровень достижений своих предшественников и пытался, по мере сил, расширить свою власть и полномочия, но все же не выходил за рамки закона. Даже сильные президенты, особенно действовавшие в военное время, в конечном счете уважали Конституцию и не стремились узурпировать власть.

США в лице президентской республики дали миру образец стабильной системы правления, на которую впоследствии ориентировалось большинство как новых независимых государств, так и метрополий. Однако результат оказался неодинаковым. Это и сползание республик к монархии и диктатуре, и возникновение различных вариантов республиканской системы правления.

Первыми, кто последовал примеру США в учреждении президентуры, были страны Латинской Америки. Уже в первой половине XIX века под влиянием северного соседа во многих из них был введен пост Президента. Как сказал Лабулэ, «американская Конституция есть мать, населившая своими детьми всю Америку, и все дети на нее похожи» [160, с. 99].

Несмотря на значительное сходство с системой правления в США, президентские республики в Латинской Америке уже на ранней стадии развития представляли собой особую разновидность, характеризовавшуюся наличием таких специфических черт, как высокая степень централизации государственного аппарата, гипертрофированное развитие института чрезвычайного или особого положения, большая роль армии в политической жизни общества, преобладание насильственных методов достижения власти [163, с. 7].

Одной из основных отличительных особенностей явилась значительно большая концентрация власти в руках Президента, а также абсолютизация роли исполнительной власти [208, с. 42]. Сильная власть Президента, независимая от законодательной, там сплошь и рядом привела к установлению диктатуры. Большинство президентов были обязаны своим возвышением революции или государственному перевороту. Это происходило в течение не только XIX, но и XX столетия.

По подсчетам американского политолога Д.С.Пальмера, во многих странах Латинской Америки с 1810 по 1980 год было совершено по 20–25 переворотов, в 20 странах – более 300, а всего – более 600. В одной только Боливии с момента создания этого государства до 1986 года произошел 191 военный переворот [228, р. 258]. Этот факт «достаточно показывает, какую фундаментальную ошибку заключает в себе желание применить к большинству этих народов президентскую систему, т.е. представительную Конституцию Соединенных Штатов, которая не подходит ни к их расе, ни к их темпераменту. Этим неолатинянам, склонным к громким словам и формулам и кровь которых – продукт стольких скрещиваний – кипит под солнцем тропиков, необходим предохранительный клапан парламентаризма» [215, с. 258]. Данная система правления была чужда политическим традициям латиноамериканцев, а низкий уровень их политической культуры не смог стать ограничителем намерений амбициозных руководителей.

Различные современные исследования объясняют частоту, с которой совершались в Латинской Америке перевороты, тем фактом, что только немногие из латиноамериканских режимов обрели законность после их разрыва с Испанией и Португалией более 150лет назад. Не обладая экономической или символической эффективностью, они не сумели достичь законности и поэтому не способны выдерживать кризисы [109, с. 210–211]. Не встречая практически никаких «противовесов» со стороны слабых парламентов и опираясь на армию, президенты латиноамериканских стран не только единолично руководили государством и исполнительной властью, но и занимали все решающие позиции в государственных структурах. Поэтомустраны Латинской Америкистали называтьсясуперпрези-дентскими республиками.

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 50; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты