Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Начало и сроки предварительного расследования




Читайте также:
  1. I. Криминалистическое и специальное лабораторное оборудование и техника для подготовки специалистов в области расследования и исследования пожаров
  2. I. Начало конца
  3. I. Начало конца
  4. IV. Порядок и сроки принятия заявок
  5. Аграрная реформа 1906 г. связывалась с именем главы правительства П.А. Столыпина. Ее проведение совпало с началом революции.
  6. БУДДИЙСКОЕ НАЧАЛО
  7. В клинически назначенные сроки.
  8. В начало Московских князей
  9. Влюбленность – лишь начало любви
  10. Все началось с «большого взрыва»...

Предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела, о чем следователь, дознаватель выносят соответствующее постановление. В постановлении следователь, дознаватель также указывают о принятии им уголовного дела к своему производству. Если следователю или дознавателю поручается производство по уже возбужденному уголовному делу, он выносит постановление о принятии его к своему производству, копия которого в течение 24 ч с момента его вынесения направляется прокурору (ст. 156 УПК РФ).

Предварительное следствие по уголовному делу должно быть закончено в срок, не превышающий двух месяцев, который исчисляется со дня возбуждения уголовного дела и до дня его направления прокурору с обвинительным заключением или постановлением о передаче уголовного дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера либо до дня вынесения постановления о прекращении производства по уголовному делу. В него не включается время, в течение которого предварительное следствие было приостановлено (ч. 1 - 3 ст. 162 УПК РФ).

Двухмесячный срок предварительного следствия может быть продлен до трех месяцев руководителем следственного органа по району, городу или приравненным к нему руководителем специализированного следственного органа, в том числе военного. По уголовному делу, расследование которого представляет особую сложность, срок предварительного следствия может быть продлен руководителем следственного органа по субъекту Федерации и приравненным к нему руководителем иного специализированного следственного органа, в том числе военного, а также их заместителями до 12 месяцев. Дальнейшее продление срока предварительного следствия может быть произведено только в исключительных случаях Председателем Следственного комитета при прокуратуре РФ, руководителем следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и их заместителями (ч. 4, 5 ст. 162 УПК РФ). Предельного срока предварительного следствия закон не устанавливает.

В случае возвращения прокурором уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ срок для исполнения указаний прокурора устанавливается руководителем следственного органа и не может превышать одного месяца. Дальнейшее продление срока предварительного следствия производится на общих основаниях (ч. 6 ст. 162 УПК РФ) с учетом всего "возраста" следственного производства.



В случае необходимости продления срока предварительного следствия следователь, в производстве которого находится данное уголовное дело, выносит постановление о возбуждении ходатайства по данному вопросу и не позднее пяти суток до истечения срока следствия представляет его соответствующему должностному лицу, заручившись, как того требуют субординация и правила, сложившиеся на практике, согласием и поддержкой руководителя следственного органа, осуществляющего надзор за расследованием данного уголовного дела. О продлении срока следствия письменно уведомляются стороны: обвиняемый и его защитник, а также потерпевший и его представитель (ч. 8 ст. 162 УПК РФ). Такое решение может быть обжаловано вышестоящему прокурору или же в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

Теперь о сроках дознания. Согласно ч. 3 ст. 223 УПК РФ дознание производится в течение 30 суток со дня возбуждения уголовного дела. При необходимости этот срок может быть продлен прокурором до 30 суток. В необходимых случаях, в том числе связанных с производством судебной экспертизы, этот срок дознания может быть продлен прокурорами района, города, приравненным к ним военным прокурором и их заместителем до шести месяцев. В исключительных случаях, связанных с исполнением запроса о правовой помощи, направленного компетентным органом или должностными лицами иностранного государства на основании норм УПК РФ о международном сотрудничестве в сфере уголовного судопроизводства (ст. 453 УПК РФ и др.), срок дознания может быть продлен прокурором субъекта Федерации и приравненным к нему военным прокурором до 12 месяцев.



При соединении уголовных дел срок производства по ним определяется по уголовному делу, имеющему наиболее длительный срок предварительного расследования. При этом срок производства по остальным делам поглощается наиболее длительным сроком и дополнительно не учитывается (ч. 4 ст. 153 УПК РФ).

Срок предварительного следствия по уголовному делу, выделенному в отдельное производство, исчисляется со дня вынесения соответствующего постановления, когда выделяется уголовное дело по новому преступлению или в отношении нового лица. В остальных случаях (например, при разделении уголовных дел ввиду особо большого объема производства, затрудняющего его завершение) срок исчисляется с момента возбуждения того уголовного дела, из которого оно выделено в отдельное производство (ч. 6 ст. 154 УПК РФ).

 

3.2.5. Производство неотложных следственных действий

 

Согласно ч. 1 ст. 157 УПК РФ при наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, орган дознания, действуя по общим правилам, установленным для уголовных дел публичного обвинения, возбуждает уголовное дело и производит неотложные следственные действия, точный перечень которых в законе не приводится, а в практике, сложившейся на основании применения УПК РСФСР 1960 г., выглядит следующим образом: осмотр, обыск, выемка, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей <1>.

--------------------------------

<1> В этом Кодексе (ст. 119), а также в теории и практике прошлых лет производство неотложных следственных действий органом дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, именовалось дознанием. Такое название имело и имеет очевидный смысл не только потому, что это деятельность органов дознания, но и потому, что оно соответствует исторически сложившемуся содержанию дознания, прежде всего дознания полицейского (милицейского). В этом отношении творцы судебно-правовой реформы пошли на решительный разрыв с прошлым, по крайней мере в терминологическом отношении, переведя вопрос из плоскости темы о формах предварительного расследования в плоскость общих условий предварительного расследования. Между тем речь идет вовсе не об условиях, а о важнейшей проблеме соотношения дознания и следствия (форм предварительного расследования).

 

Компетенция различных органов дознания в данной сфере определяется следующим образом:

а) органы федеральной службы безопасности в лице своих оперативных подразделений, выполняющих функцию дознания, возбуждают уголовные дела и производят неотложные следственные действия при обнаружении признаков тех преступлений, предварительное следствие о которых будет производиться следователями того же самого ведомства государственной безопасности, компетенция (подследственность) которых определяется п. 2 ч. 2 ст. 151 УПК РФ;

б) дознаватели органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ вправе возбуждать уголовные дела и произвести неотложные следственные действия по поводу преступлений против здоровья и общественной нравственности населения, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, производство следствия по которым относится и к компетенции следователей данного правоохранительного ведомства, т.е. о контрабанде наркотиков, о незаконном изготовлении, приобретении, хранении, перевозке, пересылке либо сбыте наркотических средств и психотропных веществ и др.;

в) командиры воинских частей и соединений, начальники военных учреждений и гарнизонов возбуждают уголовные дела и в качестве органов дознания производят неотложные действия по делам о преступлениях, совершенных военнослужащими, гражданами, проходящими военные сборы, а также лицами гражданского персонала Вооруженных Сил РФ других воинских формирований и органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей или в расположении части, соединения, учреждения, гарнизона, словом, по делам о преступлениях, подследственных следователям военной прокуратуры, которым такие дела направляются после производства по ним дознания военачальниками;

г) начальники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Минюста России, в том числе исправительных колоний и следственных изоляторов, имеют право возбуждать уголовные дела и производить неотложные следственные действия по поводу преступлений против установленного порядка несения службы, совершенных сотрудниками данных учреждений, а равно преступлений, совершенных в расположении указанных учреждений;

д) капитаны морских речных судов, находящиеся в дальнем плавании, руководители геологоразведывательных партий и зимовок, а также дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации возбуждают уголовные дела о преступлениях, непосредственно связанных с деятельностью подчиненных, и в связи с удаленностью от традиционных органов расследования производят следственные действия по ним.

По делам о всех других преступлениях, требующих производства предварительного следствия, уголовное дело вправе и обязаны возбудить дознаватели органов внутренних дел (п. 1 ч. 3 ст. 151 УПК РФ). Данное обстоятельство еще раз свидетельствует о том, что органы внутренних дел несут на своих плечах основную тяжесть не только следственной работы, но и работы по дознанию, причем как по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, так и по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно, о чем уже шла речь выше.

После производства неотложных следственных действий, но не позднее десяти суток со дня возбуждения уголовного дела орган дознания обязан представить уголовное дело по подследственности руководителю соответствующего следственного органа (ч. 3 ст. 157 УПК РФ), который должен решить вопрос о его дальнейшем движении, т.е. поручить производство предварительного следствия следователю, принять к своему производству или прекратить уголовное дело. Однако возвращение его органу дознания для производства дополнительных следственных действий за рамки десятидневного срока законом не предусмотрено.

Основной смысл дознания как первоначального этапа расследования по уголовным делам, по которым обязательно производство предварительного следствия, заключается в том, что уголовное дело на относительно короткий срок (не свыше упомянутых десяти суток) оказывается в руках органа, располагающего не только уголовно-процессуальными, но и оперативно-розыскными, а также (применительно, например, к органам федеральной службы безопасности и милиции) мощными административно-правовыми возможностями, техникой, вооруженными и специально обученными людьми, способными выполнять сложнейшие задачи по розыску и задержанию подозреваемых. Если в результате дознания лицо, совершившее преступление, установлено и задержано, орган дознания взаимодействует со следователем, которому поручено дальнейшее производство по делу, только по его поручению выполняются конкретные следственные оперативно-розыскные мероприятия. Если же лицо, совершившее преступление, осталось неизвестным, иначе говоря, преступление раскрыть не удалось, орган дознания вправе самостоятельно применять для решения этой задачи весь арсенал находящихся в его распоряжении законных и оперативно-розыскных мер, периодически уведомляя следователя о результатах.

 

3.2.6. Восстановление уголовных дел

 

В условиях общей нестабильности общественных отношений в России конца XX - начала XXI в. и засилья организованных криминальных структур резко возросло число хищений уголовных дел и поджогов зданий, где они находятся. Ежегодное число таких чрезвычайных происшествий измеряется десятками, а число утраченных уголовных дел - сотнями. Вплоть до введения в действие УПК РФ 2001 г. восстановление утраченных материалов уголовных дел правом не регулировалось. Теперь эта проблема решается на основании ст. 158.1 УПК РФ, которая дополнительно включена в названный Кодекс в 2003 г. Согласно ч. 1 этой статьи восстановление утраченного уголовного дела либо его материалов (при частичной утрате процессуальной документации) производится по постановлению руководителя следственного органа, начальника органа дознания, а в случае утраты уголовного дела или материалов в ходе судебного производства - по решению суда, направляемому для исполнения начальнику следственного органа или начальнику органа дознания.

Восстановление уголовного дела производится по сохранившимся копиям материалов уголовного дела, которые могут быть признаны доказательствами в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, и путем производства процессуальных действий (ч. 2 ст. 158.1 УПК РФ). Специалист, первым исследовавший данную проблему на диссертационном уровне, выдвинул тезис о том, что восстановление уголовных дел представляет собой не просто техническую деятельность, а особую форму предварительного расследования, состоящую в повторном собирании доказательств об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, путем производства следственных действий, истребования и приобщения представленных материалов (включая и подлинные материалы первоначального расследования), оценки их в совокупности и принятия новых решений либо подтверждения решений, принятых ранее <1>.

--------------------------------

<1> Ефремова Н.П. Восстановление утраченных уголовных дел: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2001.

 

Этот тезис представляется правильным и ведущим к другому важному заключению: если в результате восстановления следственного производства будут получены доказательства, дающие основания для иного решения основных вопросов по уголовному делу - о виновности обвиняемого и об объеме обвинения, о наличии оснований для применения соответствующей меры пресечения, квалификации преступления и т.д., - они должны быть решены по-новому; предыдущие выводы и процессуальные решения, принятые при первоначальном расследовании, преюдициального значения иметь не могут, и истина в жертву им принесена быть не должна.

Вместе с тем восстановление утраченного следственного производства не образует основания для исчисления новых процессуальных сроков; эта утрата не прерывает их течения, хотя, конечно же, может служить основанием для продления сроков как расследования, так и содержания под стражей. Если же по утраченному уголовному делу предельный срок содержания обвиняемого под стражей истек, обвиняемый подлежит немедленному освобождению (ч. 3 ст. 158.1 УПК РФ).

 

3.2.7. Недопустимость разглашения данных

предварительного следствия

 

Предварительное расследование уголовных дел и тем более судебное рассмотрение не является секретной деятельностью, если, конечно, само содержание уголовного дела не связано со сведениями, составляющими государственную тайну. Тем не менее расследование уголовного дела производится в закрытом режиме; разглашение данных, сосредоточенных в уголовном деле, по общему правилу недопустимо, потому что их распространение способно причинить непоправимый ущерб делу, создать условия для воспрепятствования установлению истины, фальсификации доказательств, угроз свидетелям обвинения, сокрытия имущества и документов и, наконец, для уклонения виновных от следствия и суда.

В целях охраны следственной тайны в стадии предварительного расследования действует ограничительное правило, согласно которому данные предварительного расследования не подлежат разглашению. Следователь предупреждает участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования, о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со ст. 310 УК РФ. Данные предварительного расследования могут быть преданы гласности лишь с разрешения прокурора, следователя, дознавателя и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Разглашение данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства без их согласия не допускается (ст. 161 УПК РФ). Все эти правила действуют и при производстве дознания.

 

3.2.8. Производство предварительного следствия

следственной группой

 

По общему правилу предварительное следствие по уголовному делу производится следователем единолично. Однако в случае его сложности или большого объема следственной работы производство предварительного следствия может быть поручено следственной группе, которую иногда именуют следственной бригадой. Решение о производстве предварительного следствия следственной группой, об изменении ее состава принимает руководитель следственного органа. В постановлении о создании следственной группы должны быть перечислены все следователи, которым поручено производство предварительного следствия, в том числе указывается, какой следователь назначается руководителем следственной группы. Состав следственной группы объявляется подозреваемому, обвиняемому (ч. 1 и 2 ст. 163 УПК РФ).

Руководитель следственной группы принимает уголовное дело к своему производству, организует работу, руководит действиями других следователей, составляет итоговый процессуальный документ - обвинительное заключение - либо выносит постановление о направлении уголовного дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера к лицу, совершившему преступление, и направляет уголовное дело прокурору. Он принимает также "судьбоносные" процессуальные решения о:

- выделении уголовных дел в отдельное производство;

- прекращении уголовного дела полностью или частично;

- приостановлении или возобновлении производства по уголовному делу;

- привлечении лица в качестве обвиняемого и об объеме предъявляемого ему обвинения;

- направлении обвиняемого в медицинский или психиатрический стационар для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы;

- возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения, а также о производстве следственных и иных процессуальных действий, для производства которых требуется предварительное судебное решение.

Руководитель и члены следственной группы вправе участвовать в следственных действиях, производимых другими следователями, лично производить следственные действия и принимать решения по уголовному делу в общем порядке, установленном УПК РФ.

Изменить состав следственной группы, т.е. исключить из ее числа одного или сразу нескольких следователей, приумножить состав группы либо заменить одного или нескольких следователей другим или другими, а равно назначить другого руководителя следственной группы вправе только то должностное лицо, чьим решением данная группа создана.

Любое произвольное, т.е. произведенное с нарушением вышеизложенных правил, изменение состава следственной группы влечет признание недопустимыми доказательств, полученных в результате следственных действий, произведенных следователем, включившимся в работу следственной группы без законных оснований. Такие же последствия влечет и присвоение без законных оснований кем-либо из следователей полномочий руководителя следственной группы <1>.

--------------------------------

<1> См.: Определение Судебной коллегии от 30 апреля 2004 г. N 58-о04-28 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 2. С. 18.

 

Согласно ч. 2 ст. 163 УПК РФ к работе следственной группы могут быть привлечены должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, иначе говоря, оперативные работники органов федеральной службы безопасности, криминальной милиции и др. Группы в таком составе принято называть следственно-оперативными. Их деятельность основывается на богатом опыте прошлого. Основная задача оперативных работников, входящих в такие группы, - добывание оперативно-розыскной разведывательной информации, поддающейся проверке следственным путем.

Такая форма взаимодействия следователя с оперативными работниками проста, удобна и в условиях, когда предварительное следствие вмонтировано в структуру органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, кажется естественной. Действительно, это - сама жизнь. И все же необходимо знать, что с теоретической точки зрения такая форма взаимодействия небезупречна, а с практической - чревата очень серьезными негативными последствиями. В ст. 38 УПК РФ, определяющей процессуальное положение следователя, непосредственных правоотношений между ним и оперативными работниками не предусмотрено. Согласно этой статье (а в ней воспроизведено правило, известное с незапамятных времен, значит, исторически выверенное) давать письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий следователь вправе не оперативному работнику, а органу дознания. Иначе говоря, прямые связи в подобных случаях должны складываться между следователем и соответствующим органом (звеном) милиции и т.д. в лице руководителя данного органа (звена), осуществляющего оперативно-розыскную, уголовно-процессуальную и административную юрисдикцию на строго определенной территории. Это значит, что при необходимости привлечения органа дознания к эпизодическому или более-менее постоянному участию в расследовании уголовного дела, находящегося в производстве следователя, "траектория" развития официальных отношений должна быть следующей: следователь принимает процессуальное решение о производстве следственного действия, серии следственных действий или об отдельном направлении расследования (например, о проверке той или иной версии), определяет необходимые силы и средства для его осуществления и поручает производство определенных следственных действий органу дознания и (или) ставит перед ним задачу. Поручение следователя адресуется начальнику органа дознания, который обязан организовать и проконтролировать его исполнение и сообщить следователю о результатах. Назначенные руководителем органа дознания конкретные исполнители следственного поручения исполняют распоряжение, по сути дела, не его, а своего непосредственного начальника, которому они подчинены по службе. О результатах и происшествиях они обязаны доложить своему начальнику, а не следователю. Согласно этой схеме каждый делает свое дело строго в пределах своих функций и своей компетенции, и соответственно каждый отвечает за то, за что ему положено отвечать по службе.

Прямые, непосредственные связи следователя с оперативными работниками, столь удобные при успешном развитии событий в ходе расследования, оборачиваются страшной стороной, когда работа по уголовному делу наталкивается на непредвиденное происшествие, тяжкое по своим последствиям, и непомерно усложняет его юридическую оценку. Так, если следователь принял процессуальное решение о производстве серии одновременных обысков с последующим задержанием подозреваемых в совершении преступления и поручил производство этих следственных действий непосредственно оперативным работникам, входящим в оперативно-следственную группу или просто прикомандированных к следователю для оказания ему содействия в работе по конкретному уголовному делу, а те, не будучи надлежащим образом проинструктированными, подготовленными и обеспеченными соответствующими силами и средствами, нарвались на вооруженное сопротивление, попали в засаду и погибли или от их руки погибли невиновные, складывается крайне запутанная, трагическая ситуация, в которой прокурор прежде всего вспомнит о ст. 37 УПК РФ. Через призму содержания этой статьи следователь вполне обоснованно выглядит виновным в превышении власти и служебных полномочий, оперативные работники - жертвами данного должностного правонарушения следователя и незаконного приказа своего непосредственного начальника "о прикреплении" к следователю, а сам руководитель органа дознания - виновным в издании такого распоряжения и утрате контроля за действиями подчиненных в экстремальной обстановке.

Вышеизложенное можно подытожить следующим образом: в сложной, экстремальной следственной ситуации, разрешение которой требует усилий различных служб правоохранительного органа, а развитие событий не вполне предсказуемо и сопряжено с угрозой личной безопасности людей или наступлением иных тяжких последствий, единственно правильным планом действий следователя является тот, что основан на законе. При всей полноте процессуальных полномочий управленческими, командирскими функциями он не наделен ни в коей степени и, если увлекается этим, явно превышает свои должностные полномочия.

В законе нет упоминания о групповом методе производства дознания. Представляется, что такая возможность существует. Она основывается на принципиальной схеме правоотношений между начальником органа дознания и дознавателями, которая уже описывалась при характеристике процессуального положения органа дознания. Начальник этого органа полновластен в организации дознания, а дознаватели - это офицеры, подчиненные ему, порученцы для деятельности в определенной сфере государственного военизированного учреждения. Это значит, что своим постановлением начальник органа дознания может поручить производство дознания нескольким дознавателям, возложив руководство группой на одного из них, приняв все зависящие от него меры организационного и оперативно-розыскного обеспечения уголовно-процессуальной деятельности.

 

Глава 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО

РАССЛЕДОВАНИЯ

 

Доказыванием в уголовном процессе (уголовно-процессуальным доказыванием, доказыванием по уголовному делу) называется регламентированная законом деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокурора и суда при участии других участников уголовного судопроизводства по собиранию, проверке и оценке сведений (фактических данных) об обстоятельствах, установление которых необходимо для правильного разрешения дела. Оно существенно отличается от доказывания в общеупотребительном значении этого слова (логическое доказывание), где доказать - значит, по правилам логики, подтвердить выдвинутое положение фактами или доводами, вывести это положение на основании системы умозаключений. Уголовно-процессуальное доказывание не сводится к чисто мыслительной деятельности, к логическим операциям с "готовыми" знаниями, понятиями, фактами; в основной своей части оно состоит из практических действий по установлению этих фактов. Лишь на заключительном этапе, когда все необходимые факты установлены, процесс уголовно-процессуального доказывания переходит в фазу чисто мыслительной деятельности, подчиненной задаче логического обоснования итогового решения по уголовному делу.

 

4.1. ПРЕДМЕТ И ПРЕДЕЛЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ДОКАЗЫВАНИЯ

 

Предметом доказывания в уголовном судопроизводстве называется совокупность обстоятельств, подлежащих установлению по каждому уголовному делу для правильного его разрешения. Он определен законом (ст. 73 УПК РФ) и включает в себя следующие элементы:

- событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

- виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

- обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

- характер и размер вреда, причиненного преступлением;

- обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

- обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

- обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;

- обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со ст. 104.1 УК РФ, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Доказывание события преступления предполагает всестороннее выяснение всех объективных обстоятельств дела, необходимых для справедливого разрешения уголовного дела (объект и объективная сторона состава преступления).

Место и время как элементы события преступления подлежат установлению по каждому уголовному делу независимо от того, имеют ли они значение для квалификации деяния. Судебный приговор в принципе не может содержать формулировок типа "неизвестно где и когда". Но необходимая степень точности места и времени преступления зависит от характера дела; в уголовно-процессуальном законе по этому поводу универсальных предписаний не содержится. Например, если по делу о продолжительном, многоэпизодном хищении государственного имущества путем присвоения бывает достаточно определить день, а то и месяц каждого эпизода, то по делу об убийстве зачастую время преступления необходимо установить с точностью до минут. Важнейшее уголовно-правовое значение фактор времени приобретает в тех случаях, когда от этого зависит решение вопроса о том, достиг ли обвиняемый к моменту совершения преступления возраста, с наступлением которого возможна уголовная ответственность, а также (при изменениях в законодательстве) о том, какой уголовный закон подлежит применению по данному делу (новый или прежний).

В понятие события преступления входит и способ совершения преступления, который представляет собой комплекс совершенных в определенной последовательности действий, приводящих к преступному результату. Способ может иметь важное уголовно-правовое квалифицирующее значение (например, при убийстве способом, опасным для жизни многих людей), а также играть роль отягчающего вину обстоятельства. Доказыванию же этот элемент события преступления подлежит во всех без исключения случаях, независимо от того, имеет ли он уголовно-правовое значение. Без этого объективная картина преступления, необходимая для правильного разрешения дела, не может считаться полной.

Под другими обстоятельствами, составляющими понятие события преступления, имеются в виду: последствия преступления, которые не охватываются понятием ущерба (доказывание ущерба предусмотрено особо), данные о потерпевшем от преступления, а иногда и характере его действий, предпринятые обвиняемыми меры сокрытия преступления и тому подобные обстоятельства, необходимость установления которых проистекает не только из конструкции объективной стороны состава данного преступления, но и из необходимости всестороннего исследования всех фактических обстоятельств дела, чтобы назначить справедливое наказание.

Доказать виновность обвиняемого - значит установить, что, во-первых, данное преступление совершено данным лицом, привлекаемым к уголовной ответственности, и во-вторых, что обвиняемый действовал виновно, т.е. при наличии умысла или неосторожности (субъект и субъективная сторона состава преступления). Однако в ряде случаев категория виновности этими элементами не исчерпывается. По некоторым уголовным делам для правильного их разрешения необходимо доказать, что данное лицо обладает признаками так называемого специального субъекта преступления (должностное лицо, материально ответственное лицо, военнослужащий и т.д.), что оно действовало в специфических условиях, например превышения пределов необходимой обороны, сильного душевного волнения и т.п. Для правильного разрешения дела необходимо установить также цель и мотив преступления независимо от того, имеют ли эти субъективные факторы уголовно-правовое значение квалифицирующих обстоятельств.

Доказывание обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, предполагает выяснение его анкетных (установочных) данных, а также таких фактов биографии, его склонностей, привычек и поведенческих признаков, которые прямо или косвенно свидетельствуют о степени общественной опасности данного лица в контексте им содеянного, отчего опять-таки зависит достижение главной цели - назначение справедливого наказания.

К подлежащим доказыванию обстоятельствам, влияющим на степень и характер ответственности обвиняемого, относятся перечисленные в ст. 61 и 63 УК РФ обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого. Они играют важную роль при разрешении судом вопросов: подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное преступление; какое именно наказание должно быть назначено подсудимому и подлежит ли оно отбыванию; может ли быть применена санкция ниже низшего предела, условное осуждение или замена уголовного наказания соответствующими законными мерами?

Доказывание характера и размера ущерба, причиненного преступлением, обусловлено, во-первых, тем, что от этого в ряде случаев зависит решение уголовно-правовых вопросов (о квалификации преступления, о мере наказания), а во-вторых, существованием институтов потерпевшего и гражданского иска в уголовном процессе, на основании которых реализуются восстановительные и компенсационные правоотношения, возникающие из факта совершения преступления. Доказыванию подлежит факт причинения преступления трех видов ущерба: морального (бесчестье, душевные переживания), физического (повреждение здоровья) и имущественного (убытки). Точная сумма причиненных преступлением убытков является наиболее важным элементом обвинения по делам об имущественных преступлениях, когда от такого размера в прямой зависимости находится квалификация инкриминируемого.

Доказывание обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния, означает установление:

- необходимой обороны (ст. 37 УК РФ);

- правомерного причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ);

- крайней необходимости (ст. 39 УК РФ);

- физического или психического принуждения (ст. 40 УК РФ);

- обоснованного риска (ст. 41 УК РФ);

- исполнения приказа или распоряжения в смысле ст. 42 УК РФ;

- истечения сроков давности уголовного преследования (ст. 78 УК РФ);

- наличия акта амнистии (ст. 84 УК РФ);

- других обстоятельств, влекущих обязательное прекращение уголовного дела или уголовного преследования конкретного лица при наличии состава преступления (п. 4 - 6 ч. 1 ст. 24 и п. 4 - 8 ч. 1 ст. 27 УПК РФ).

При наличии соответствующих предпосылок доказыванию подлежат также обстоятельства, которые могут повлечь освобождение от уголовной ответственности и наказания. Указанные обстоятельства также носят уголовно-правовой характер, их содержание раскрывается в УК РФ. Это - деятельное раскаяние (ст. 75), примирение с потерпевшим (ст. 76), а также замена несовершеннолетнему уголовного наказания принудительными мерами воспитательного воздействия (ст. 90).

Обстоятельства, подтверждающие, что определенное имущество обладает признаками, указанными в ст. 104.1 УК РФ, либо другими признаками криминального свойства, перечисленными в п. 8 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, подлежат установлению в целях обеспечения конфискации имущества, применяемой в виде дополнительного уголовного наказания за тяжкие и особо тяжкие преступления, исчерпывающий перечень которых приводится в ч. 1 упомянутой ст. 104.1 УК РФ: убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 111), похищение человека, совершенное при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 126), и ряд других. Это - имущество или преступного происхождения, или же используемое в преступных целях. Такое происхождение или такую цель и предстоит доказать. Имущество, о котором идет речь, будучи обнаружено в натуре, подлежит аресту и приобщению в качестве вещественных доказательств. Поэтому о его конкретных разновидностях еще будет говориться и при характеристике вещественных доказательств, и при характеристике мер уголовно-процессуального принуждения.

Обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, подлежат выявлению в профилактических целях. Согласно ч. 4 ст. 29 УПК РФ, если при судебном рассмотрении уголовного дела будут выявлены обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, то суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер. Суд вправе вынести частное определение или постановление в других случаях, если признает это необходимым. К другим случаям могут относиться и случаи выявления условий, способствующих совершению преступления и требующих устранения. Выявить их по уголовному делу можно только процессуальным путем, т.е. путем доказывания, другого способа в уголовном процессе просто не существует.

Предмет доказывания един на всех стадиях уголовного процесса. Это обстоятельство означает, в частности, что на стадии предварительного расследования ни одно из указанных в статье УПК РФ обстоятельств не может быть отложено до судебного разбирательства. Совокупность обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, едина для всех уголовных дел и не зависит от квалификации преступления. Некоторой спецификой в этом отношении обладают лишь уголовные дела о преступлениях несовершеннолетних и об общественно опасных деяниях, совершенных невменяемыми. С учетом особенностей названных субъектов предмет доказывания по этой категории дел несколько варьируется по сравнению со ст. 73 УПК РФ и определен специальными ст. 421 и 434 УПК РФ, включенными в разделы об особых производствах.

Если предмет доказывания - совокупность устанавливаемых фактов, то под пределами доказывания понимается необходимая и достаточная совокупность доказательств, позволяющая считать установленными как отдельные обстоятельства, перечисленные в ст. 73 УПК РФ, так и установленный этой статьей предмет доказывания в целом. Так, если преступление, например хулиганство, массовый захват заложников или террористический акт, совершено на глазах десятков, а то и сотен очевидцев, то при расследовании и судебном разбирательстве уголовного дела возникает вопрос, какое число свидетелей необходимо допросить, какие доказательства и из каких источников нужно добыть, кроме показаний, чтобы полученные сведения (фактические данные) считать достаточными для справедливого разрешения уголовного дела. Это - вопрос о пределах доказывания.

 

4.2. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ:

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

 

Уголовно-процессуальное доказывание представляет собой познание события прошлого. Это познание осуществляется не непосредственно, потому что познаваемая реальность (событие преступления) к данному моменту уже не существует, а опосредованно, т.е. по отображениям, которое оно оставило на материальных объектах, в явлениях, процессах и в сознании людей. Такие отображения составляют суть доказательств в уголовном процессе. Философской основой их происхождения является материалистическая теория отражения.

Согласно ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В качестве доказательств допускаются:

- показания подозреваемого, обвиняемого;

- показания потерпевшего, свидетеля;

- заключение и показания эксперта;

- заключение и показания специалиста;

- вещественные доказательства;

- протоколы следственных и судебных действий;

- иные документы.

В теории доказательств принято выделять следующие признаки анализируемого понятия:

- сведения (фактические данные):

- полученные из законного источника;

- полученные в законном порядке;

- имеющие значение для уголовного дела.

Под сведениями (первый признак понятия) в данном случае понимается конкретная информация о конкретных обстоятельствах (в УПК РСФСР 1960 г. этот признак характеризовался более точным понятием "фактические данные"). Не являются сведениями в нашем смысле и поэтому не могут выступать в качестве доказательств по уголовному делу мнения, догадки, предположения, умозрения, озарения, "вычисления", словом, "соображения ума". Они не сбрасываются со счетов, однако служат всего лишь "информацией к размышлению" о том, где искать и как получить судебные доказательства.

Сведения о фактах порождают доказательственный факт, который тоже является доказательством по уголовному делу. Иначе говоря, доказательственный факт - это уже проверенные сведения, достоверность которых сомнения не вызывает, и поэтому его можно использовать как готовый элемент в логических конструкциях для получения итоговых знаний об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания. Например, содержащиеся в акте инвентаризации и требующие проверки данные о недостаче товарно-материальных ценностей - это доказательство в виде сведений. Данные о недостаче, полученные из акта назначенной для этой проверки бухгалтерской ревизии и из заключения судебно-бухгалтерской экспертизы, - это тоже сведения. Но их совокупность образует доказательственный факт недостачи, который имеет непосредственное отношение к доказыванию факта хищения чужого, например государственного, имущества и вместе со сведениями о нем тоже рассматривается в качестве доказательства. Показания свидетеля о том, что он видел подозреваемого вблизи места убийства, нуждаются в проверке и, таким образом, представляют собой доказательства в виде сведений о факте. Такие же сведения несут и отдельно взятые слепки обнаруженных на месте происшествия следов обуви, экспертным путем идентифицированные с изъятой при обыске обувью подозреваемого. Но в совокупности с показаниями свидетеля они образуют доказательственный факт: подозреваемый находился на месте убийства. Это тоже доказательство, которое используется в обоснование виновности данного подозреваемого в инкриминируемом преступлении. Деление доказательств на сведения и доказательственные факты прослеживается и в практике высшего судебного органа страны - Верховного Суда РФ.

Сведения являются доказательствами по уголовному делу, если они получены из источников, перечисленных в ч. 2 ст. 74 УПК РФ: показания подозреваемого, показания обвиняемого, показания потерпевшего, показания свидетеля, заключения и показания эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы (второй признак понятия). Если сведения получены из других, не предусмотренных законом источников они не могут применяться в обоснование выводов и решений по уголовному делу. В частности, этого признака лишены и поэтому доказательствами по уголовному делу не могут быть признаны сведения, содержащиеся в газетных и книжных публикациях, теле- и радиопередачах, а также информация, полученная в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий негласного характера, без проверки их следственным путем.

Третий признак понятия доказательства означает, что фактические данные по уголовному делу должны добываться в определенном законом порядке, т.е. путем производства предусмотренных УПК РФ процессуальных действий, процедура которых также детально регламентирована уголовно-процессуальными нормами. Эта регламентация призвана обеспечить достоверность фактических данных, на основании которых разрешается уголовное дело. Если фактические данные добываются хотя и из законного источника, но с отступлением от установленной законом процедуры, достоверность доказательственного материала оказывается под сомнением. В силу этих соображений доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми <1>; они не имеют юридического значения и не могут быть положены в основу обвинения, а также использованы для доказывания любого из обстоятельств дела (ч. 1 ст. 75 УПК РФ). Данная норма опирается на содержание ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, согласно которой "при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона".

--------------------------------

<1> Лучше сказать так: сведения, полученные с нарушением закона, являются недопустимыми в уголовно-процессуальном доказывании и не являются доказательствами.

 

Согласно прямому указанию закона (ч. 2 ст. 75 УПК РФ) к недопустимым доказательствам относятся:

- показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

- показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности.

В практике недопустимыми признаются и в качестве доказательств по уголовному делу не допускаются сведения, полученные в следующих ситуациях:

- когда следственное действие по собиранию доказательств произведено лицом, не управомоченным на это. Так, если сотрудник милиции допросил свидетеля, не имея на то поручения следователя, в производстве которого находится уголовное дело, полученные показания не могут быть признаны доказательствами;

- когда следственное действие, в производстве которого согласно закону обязательно участие понятых, например обыск, произведено без их участия;

- когда показания получены с применением обмана, угроз и иных незаконных мер;

- когда предмет или документ имеет неизвестное происхождение и данное обстоятельство порождает неразрешимые сомнения при оценке его достоверности;

- когда доказательство получено в результате следственного действия, участникам которого не были разъяснены их права, обязанность и ответственность;

- когда нарушена процедура следственного действия и это нарушение ставит под сомнение достоверность полученных результатов (например, лицо предъявлено для опознания в группе внешне резко отличающихся лиц).

Предъявляемое к доказательствам требование допустимости служит важной гарантией их достоверности и в конечном счете гарантией истинности полученных на основе этих доказательств выводов о существенных обстоятельствах дела.

Суть четвертого признака доказательства в уголовном процессе заключается в требовании, чтобы между содержанием фактических данных и обстоятельствами, входящими в предмет доказывания, существовала определенная связь. Иначе говоря, эти фактические данные должны относиться к предмету доказывания. Поэтому этот признак получил наименование относимости доказательства. Относимость доказательства также имеет важное практическое значение. Если следователь, дознаватель или суд ошиблись, признав фактические данные неотносимыми, и поэтому не приобщили доказательства к уголовному делу, не исследовали и не проверили, это отрицательно повлияет на всесторонность, полноту и объективность исследования обстоятельств дела. Если же, наоборот, в деле фигурируют фактические данные, не имеющие отношения к предмету доказывания, значит, усилия и время на это затрачены напрасно, а уголовное дело оказывается перегруженным посторонними материалами, затрудняющими его изучение и принятие решений ("информационный шум").

Некоторые процессуалисты считают, что обязательным признаком (свойством) понятия доказательства, наряду с допустимостью и относимостью, является достоверность (сведений, полученных из законного источника и в законном порядке) <1>. Эта точка зрения представляется не основанной на законе и практически не безвредной, и поэтому оставить ее без внимания в пособии для практиков было бы неправильно.

--------------------------------

<1> Уголовный процесс / Под ред. И.Л. Петрухина. М.: Проспект, 2001. С. 153.

 

Достоверность (от достоверный - не вызывающий сомнения, надежный) <1> - это не признак (свойство) понятия доказательства, а результат его, доказательства, оценки (достоверное доказательство, недостоверное доказательство). Иная трактовка ведет к абсурду. Получается, что доказательством по уголовному делу является лишь то (сведения, факты), что удостоверено вступившим в законную силу приговором суда, а все, что на законном основании и законным путем добывали следователь и дознаватель, с чем они повседневно работали, проверяли и оценивали, в чем сомневались и не сомневались, на чем основывали версии и свои решения, в том числе о привлечении в качестве обвиняемого, - это не доказательства. Между тем каждое из четырех четырежды допрошенного изолгавшегося обвиняемого доказательств - это доказательство, достоверность которого предстоит проверять, сегодня склоняясь к мысли, что достоверно первое, завтра - второе, а в конечном счете - ни одно из полученных показаний. Суд же отверг и то, что следователю казалось незыблемым, и констатировал доказанным то, что было им отвергнуто, потому что весь уголовный процесс - и в досудебных, и в судебных стадиях - есть непрерывное собирание, проверка и оценка имеющихся доказательств.

--------------------------------

<1> Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1981. С. 158.

 

Уголовно-процессуальные доказательства поддаются классификации, в основе которой лежат их объективные различия: происхождение, структура и функции полученных сведений о фактах (фактических данных). Классификация имеет важное теоретическое и практическое значение: она помогает глубже понять сущность классифицируемых явлений (в данном случае - соответствующих доказательств), систематизировать их и тем самым более грамотно оперировать ими в процессе доказывания по уголовному делу. Доказательства делятся на личные и вещественные, обвинительные и оправдательные, первоначальные и производные, прямые и косвенные.

На личные и вещественные доказательства делятся в зависимости от того, где - в сознании людей или на материальных объектах - получили отражение следы события, которое исследуется по уголовному делу (событие преступления). Если такие следы представляют собой информацию, полученную при помощи органов зрения, слуха, обоняния, осязания, ее уголовно-процессуальным источником служат показания обвиняемого, подозреваемого, свидетеля, потерпевшего, а полученные доказательства носят название личных. К личным доказательствам относятся также заключение эксперта и фактические данные, содержащиеся в протоколах следственных и судебных действий. Если же следы преступления отражаются непосредственно на материальных объектах, фактические данные имеют вещественный характер. Это - вещественные источники доказательств, вещественные доказательства.

В зависимости от отношения к предмету обвинения, иначе говоря, к версии обвинения и противостоящим ей версиям, доказательства делятся на обвинительные и оправдательные. Обвинительные доказательства - это доказательства, которые уличают обвиняемого, подозреваемого в совершении преступления (улики), или усиливают его ответственность. К типичным обвинительным доказательствам, например, относятся изобличающие обвиняемого показания очевидца преступления или его соучастника; следы пребывания обвиняемого на месте преступления; факты недостачи товарно-материальных ценностей (по делу о хищении государственного имущества); обнаруженные при обыске у обвиняемого орудия преступления; заключение эксперта о поддельности документа и т.д.

Оправдательные доказательства - это доказательства, которые опровергают инкриминируемое обвинение, устанавливают невиновность обвиняемого или меньшую виновность, а также доказательства, смягчающие ответственность лица, привлекаемого к уголовной ответственности. К числу типичных оправдательных доказательств относятся показания обвиняемого, отрицающего свою виновность, в частности его заявление об алиби, т.е. о том, что в момент совершения преступления он находился в другом месте. Обвинение может считаться доказанным лишь при условии, что все имеющиеся в деле оправдательные доказательства полностью опровергаются обвинительными. Деление доказательств на обвинительные и оправдательные условно. Во-первых, одно и то же доказательство может быть обвинительным по отношению к другому. Например, показание обвиняемого Н. по групповому делу о своей второстепенной роли в преступлении будет оправдательным по отношению к нему самому и обвинительным по отношению к М., обвиняемому в организации преступления.

Во-вторых, одни и те же фактические данные на различных этапах процесса доказывания могут получать разное освещение и поэтому в совокупности с другими доказательствами могут расцениваться то как обвинительные, то как оправдательные. Так, показания обвиняемого о своем алиби являются доказательством оправдательным. Однако, если в результате проверки этих показаний будет установлено, что показания об алиби являются ложными, факт дачи этих показаний оборачивается косвенным обвинительным доказательством против самого же обвиняемого. Поэтому существует правило: по любому уголовному делу на обвинительные и оправдательные доказательства в процессе расследования делятся предварительно, а окончательно - лишь на завершающих этапах этого процесса, при оценке всей совокупности собранных фактических данных в судебном приговоре. Деление доказательств на обвинительные и оправдательные играет важную роль при выдвижении версий и разработке плана расследования, составлении итоговых процессуальных документов (обвинительного заключения, постановления о прекращении уголовного дела, приговора), когда оба вида доказательства - "за" и "против" - тщательно анализируются дознавателем, следователем, прокурором и судьями.

В основу деления доказательств на первоначальные и производные положено наличие или отсутствие промежуточного носителя доказательственной информации. Первоначальными называются доказательства, полученные от первоисточника (например, сведения, полученные от свидетеля-очевидца, из подлинника документа, заключения эксперта и т.п.). Производными называются доказательства, полученные из источника, по отношению к первоисточнику являющегося вторичным, производным (например, сведения, содержащиеся в показаниях свидетеля, который сам события преступления не наблюдал, но слышал о нем от другого лица, которое он может назвать; сведения, содержащиеся в копии документа). Типичными производными доказательствами являются фактические данные, содержащиеся в акте документальной бухгалтерской ревизии, который аккумулирует в себе бухгалтерские данные, содержащиеся в первоисточниках - подлинниках документов, отражающих движение товарно-материальных ценностей и денежных средств. Деление доказательств на первоначальные и производные также имеет важное практическое значение. Разумеется, производные, полученные из вторых, а то и из третьих рук сведения о фактах легче поддаются искажению, нежели первоначальные. Иначе говоря, гарантии достоверности доказательств ослабевают по мере удаления от первоисточника. Поэтому всегда, когда такая возможность имеется, производное доказательство следует проверять путем обращения к первоисточнику. Вместе с тем было бы неправильно априори, без проверки, считать, что любое первоначальное доказательство всегда лучше производного. Такой общей закономерности не существует; "гнилым" может оказаться как то, так и другое.

На прямые и косвенные доказательства делятся в зависимости от того, устанавливает ли доказательство одно из обстоятельств, входящих в предмет доказывания непосредственно или через промежуточный факт. Прямым доказательством, в частности, является показание свидетеля-очевидца, подозреваемого, обвиняемого, сообщающее фактические данные об обстоятельствах события преступления. По уголовному делу о должностном подлоге прямым доказательством будет заключение эксперта о поддельности подписи на исследуемом документе. Прямым доказательством виновности по делу о дорожно-транспортном преступлении будет экспертное заключение о том, что обвиняемый в уголовно наказуемом нарушении правил безопасности дорожного движения в момент наезда находился в нетрезвом состоянии. Прямым доказательством наличия обстоятельств, способствовавших хищению, является вывод бухгалтерской ревизии о запущенности учета и отчетности в данной организации и о причинной связи этой запущенности с фактами причинения материального ущерба.

В отличие от прямого косвенное доказательство не указывает прямо на существование обстоятельств, входящих в предмет доказывания, а устанавливает другой факт, который, в свою очередь, служит доказательством обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ. Например, по делу об убийстве косвенными доказательствами будут установленные расследованием сведения о факте или факт угрозы убийством со стороны обвиняемого по адресу потерпевшего; по делу о хищении чужого имущества - сведения о факте или факт недостачи товарно-материальных ценностей и факт жизни обвиняемого не по средствам; по делу о краже - сведения о факте или факт нахождения обвиняемого на месте преступления в тот момент, когда оно было совершено, а также сведения о том, что обвиняемый интересовался расположением помещений, где была совершена кража.

Прямое доказательство непосредственно связывает обвиняемого с событием преступления. Косвенное же связывает обвиняемого не с самим фактом преступления, а с другим фактом, из которого можно сделать вывод о совершении данного преступления обвиняемым. В силу этого различия прямые доказательства иначе называют одноступенчатыми, а косвенные - многоступенчатыми. Однако это отнюдь не означает, что прямые доказательства лучше, надежнее косвенных. Деление доказательств на лучшие и худшие вообще неприемлемо. Достоверность, надежность доказательства зависит не от того, одноступенчатое оно или многоступенчатое, а от того, насколько тщательно соблюдены законные условия его получения, закрепления, исследования и проверки. Методы пользования прямыми и косвенными доказательствами различны. При использовании прямых доказательств основная проблема заключается в оценке достоверности их источников и сведений, содержащихся в этих источниках. Если прямое доказательство само по себе оценено правильно, то правильно, достоверно и устанавливаемое им обстоятельство. При использовании косвенного доказательства одной лишь оценки его достоверности еще недостаточно; не менее важно установить, имеет ли оно связь с доказываемым обстоятельством, т.е. обладает ли признаком относимости. Так, мало убедиться в том, что сами по себе сведения о крупной недостаче достоверны и что обвиняемый в хищении государственного имущества или во взяточничестве живет не по средствам, необходимо установить причинно-следственную связь этого факта с уголовно наказуемым деянием. Словом, оценка косвенных доказательств осуществляется в два этапа, и поэтому логические операции с ними отличаются повышенной сложностью.

Специфической разновидностью косвенных доказательств являются так называемые негативные обстоятельства, которые представляют собой установленные по уголовному делу "факты отсутствия". Например: установленный при осмотре места происшествия факт отсутствия следов пребывания там данного лица; установленный при обыске факт отсутствия похищенных вещей в квартире обвиняемого (подозреваемого) в краже; установленный путем инвентаризации, бухгалтерской ревизии и судебно-бухгалтерской экспертизы факт отсутствия недостачи материальных ценностей по подотчету обвиняемого (подозреваемого) в хищении государственного имущества и т.д. Подобные факты, как правило, являются оправдательными. Ибо, не согласуясь с версией обвинения, но не опровергая ее полностью, они ставят ее под сомнение и тем самым косвенно доказывают противоположную версию.

 

4.3. ПОКАЗАНИЯ ОБВИНЯЕМОГО И ПОКАЗАНИЯ ПОДОЗРЕВАЕМОГО

В СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

 

Показания обвиняемого в стадии предварительного расследования - это устное сообщение лица, которому предъявлено обвинение в совершении преступления, об обстоятельствах, относящихся к делу, а также по поводу имеющихся в деле доказательств, сделанное дознавателю, следователю в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, т.е. на допросе. Показания обвиняемого - не только источник доказательств, но и один из способов осуществления его права на защиту от предъявленного обвинения. Их значение в уголовном деле трудно переоценить. Если обвиняемый виновен в совершении преступления и признает свою виновность, то никто не сможет показать об обстоятельствах дела, порой крайне запутанных, точнее и подробнее, чем он сам. Если обвиняемый невиновен, то прежде всего именно он может указать на те обстоятельства, которые его оправдывают, и те пути, которыми могут быть проверены доводы, приведенные им в свою защиту. Существенное значение имеет проверка доводов, которые выдвигает в свою защиту обвиняемый, совершивший преступление, но отрицающий свою виновность. В ходе проверки эти доводы должны быть опровергнуты. Вместе с тем должны быть добыты дополнительные изобличающие доказательства, устраняющие сомнения в виновности и цементирующие здание обвинения.

Заведомо ложные показания обвиняемого, которыми он изобличает в преступлении невиновных, носят название оговора, а заведомо ложные показания обвиняемого, которыми он, будучи невиновным, изобличает самого себя, называются самооговором. Мотивы оговора и самооговора могут быть самыми различными: выгородить себя, переложить вину на другого или, напротив, принять всю тяжесть обвинения на свои плечи, чтобы ответственности избежал близкий человек. Наиболее страшной разновидностью самооговора является признание своей вины в состоянии депрессии, вызванной невыносимыми условиями предварительного заключения, неверием в саму возможность защищаться и добиться справедливости, а может быть, и под влиянием уговоров, увещеваний, обмана и, конечно же, насилия (пытки). Закон (ч. 2 ст. 77 УПК РФ) специально устанавливает, что признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств.

Показания обвиняемого имеют своим предметом: а) предъявленное ему обвинение; б) иные известные ему обстоятельства по делу; в) имеющиеся в деле доказательства. Центральное место здесь занимает, конечно же, предъявленное обвинение. С ним и только с ним связано все, по поводу чего обвиняемый может и должен быть допрошен. Если же показания данного участника процесса вообще никоим образом не связаны с предъявленным обвинением, значит, они не обладают необходимым признаком доказательства - относимостью. Поэтому "разведывательные" допросы обвиняемого по поводу тех или иных эпизодов преступной деятельности, которые ему в вину еще не вменяются, а лишь "примеряются" следственным и оперативно-розыскным путем, - занятие незаконное и в профессиональном отношении неграмотное. Опытный защитник постарается допросов такого рода не допустить. Иные обстоятельства, известные по делу, по поводу которых допускается постановка вопросов на допросе обвиняемого, - это вовсе не иные эпизоды преступлений, которые еще не инкриминируются обвиняемому, а обстоятельства, не отраженные в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, но входящие в предмет доказывания по данному уголовному делу и по данному обвинению, например детали объективной стороны (время, место, способ и т.п.), еще недостаточно выявленные к моменту предъявления обвинения; мельчайшие подробности, характеризующие субъективную сторону состава преступления, т.е. психическое отношение обвиняемого к содеянному; данные о роли и конкретном участии каждого из обвиняемых по групповому делу; сведения об обстоятельствах, способствовавших преступлению. Показания обвиняемого, таким образом, служат ценнейшим "строительным" материалом, который добывается с помощью законного допроса в целях "филигранной отделки" лишь "вчерне срубленного" на момент предъявления обвинения "здания" уголовного дела.


Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 17; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.029 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты