Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Вызов со стороны феминистской теории




Читайте также:
  1. AGb III. Проблемы общей теории перевода 105
  2. AGb III. Проблемы общей теории перевода 149
  3. AGb III. Проблемы общей теории перевода 203
  4. B) это составная часть общественного воспроизводства, отражающая те же стадии (фазы) процесса воспроизводства, но только со стороны движения инвестиционного капитала;
  5. Cовременные теории мотивации
  6. I. МОИ СПОСОБНОСТИ И СИЛЬНЫЕ СТОРОНЫ
  7. VIII.1.2) Стороны в обязательстве.
  8. Аксиоматический способ построения теории
  9. Аксиоматическое построение теории вероятностей.
  10. Американский вызов

Начиная с конца 1970-х гг., как раз в тот момент, когда марксистская социология получила признание со стороны американских социологов, новое теоретическое направление, возникшее за рамками социологии, бросило вызов упрочившимся социологическим теориям и даже самой теории Маркса. Это более поздний вид радикальной социологической мысли — современная феминистская теория, кото­рая расширила свои рамки, стала более сложной и повлияла на социологию в XX в. Развитие современной феминистской теории основано на новом подъеме активности женщин в борьбе за полное гражданское равенство — так называемая «вторая» волна женского движения, начавшегося в 1960-е гг (Первый этап, или волна мобилизации, относится к первым годам столетия и последнему десятиле­тию; он достиг высшей точки своего развития в 1920, когда женщины добились права принимать участие в голосовании.)

Возникновению новой волны феминистской активности способствовали три фактора: общая атмосфера критического мышления, которым характеризовал­ся тот период; сексизм, проявляемый либералами и радикалами-мужчинами по отношению к стремлению женщин принимать активное участие в движении за гражданские права, в антивоенных и студенческих выступлениях и приводив­ший лидеров женских движений в ярость (Densimore, 1973; Evans, 1980; Shreve, 1989; Snitov, Stansell, and Thompson, 1983); а также предвзятость и дискримина­ция, которые женщины постоянно испытывали при найме на работу и получе­нии высшего образования (Bookman and Morgen, 1988; Caplan, 1993; Garland, 1988; MacKinnon, 1979). По этим причинам, в особенности последней, женское Движение продолжало существовать и в 1990-х, несмотря на то что многие дру­гие движения 1960-х гг. угасли. Более того, все эти годы политическая актив­ность женщин и во имя женщин стала международным феноменом, который охватил представительниц прекрасного пола многих обществ и живущих в наи­более стратификационных поселениях Северной Америки. Творчество фемини­стов сейчас переживает свою «третью волну», благодаря произведениям жен­щин, которым предстоит большую часть сознательной жизни провести в XXI в. (С. Baily, 1997; Orr, 1997).

Главная черта данного международного женского движения — появление но­вой литературы, посвященной женщинам, что делает открытыми все до сих пор скрытые аспекты женской жизни и переживаний. Эта литература, которую назы­вают исследованиями женщин или новой наукой о женщинах, представлена твор­чеством писателей из разных стран и различных областей знаний, рожденным как в стенах, так и за пределами университетов, и адресованным как широкой обще-




[98]

ственности, так и специфически академической аудитории. Одним из самых ярких примеров последних лет, подтверждающих, что интеллектуальная дея­тельность активно продолжается, служит тот факт, что феминисты впервые подвергли многосторонней критике ту систему, в которой женщины занимают подчиненное положение, благодаря чему стала очевидной сложность этой си­стемы.

Феминистская теория — теоретическая «нить», проходящая сквозь литера­туру подобного рода: иногда она прослеживается в произведениях на такие са­мостоятельные проблемы, как работа (Daniels, 1988; Devault, 1991; Hochschild,

1989, 1997; Kanter, 1977; Pierce, 1995; Rollins, 1985) или изнасилование (Sanday,

1990, 1996; Scully, 1990), или поп-культура (McCaughey, 1997; Radway, 1984); иногда феминистская теория четко представлена и занимает центральное мес­то, как, например, в анализах материнства Адрианны Рич (Rich, 1976), Ненси Чодороу (Chodorow, 1978) и Джессики Бенджамин (Benjamin, 1988); и все в боль­шей степени становится единственной, четкой темой ряда произведений. Опре­деленные утверждения этих, опубликованных недавно в большом количестве ра­бот исключительно теоретического содержания, признаны особенно выдающимися в социологии, потому что они направляются в данную область знаний людьми, хорошо сведущими в социологической теории (Chafetz, 1984; P.Collins, 1990, 1998; LengermannandNiebrugge-Brantley, 1990; Lengermann and Niebrugge, 1995; D. Smith, 1979, 1987, 1990a, 1990b, 1992, 1993; Stacey and Thorn, 1985; Wallace, 1989). В число журналов, представивших феминистскую теорию вниманию соци­ологов, входят «Знаки», «Исследования феминизма», «Социологическое исследова­ние» и «Тендер и общество», так как этим занимается профессиональная ассоциа­ция «Социологи за положение женщин в обществе» (Sociologists for Woman in Society, SWS) и Национальная ассоциация изучения женщин {National Women's Studies Assotiation, NWS A).



Феминистская теория смотрит на мир глазами женщин — ранее не признавае­мого и не замечаемого меньшинства. Ее цель — открытие важных, но непризнанных методов, благодаря которым деятельность женщин (находящихся в подчиненном положении по половому признаку и подвергающихся разнообразным воздействи­ям других стратификационных категорий, таких как класс, раса, возраст, вынуж­денная гетеросексуальность и геосоциальное неравенство) помогает создавать наш мир. Эта точка зрения коренным образом меняет наше понимание социаль­ной жизни. На этом основании феминисты-теоретики бросили вызов социологи­ческой теории.



Те, кто бросает этот вызов, доказывают, что социологи упорно отказывались включать положения нового учения о женщинах в свое понимание социального мира в рамках дисциплины. Напротив, социологи-феминисты были изолированы от основного направления социологии, а исчерпывающая феминистская теория социальной организации сводилась к единственной исследовательской перемен­ной — полу, и простому социально-ролевому образцу — тендеру (Alway, 1995; Laslett and Thome, 1992; Lemert, 1992b; D. Smith, 1990b; Stacey and Thorne, 1985, 1996; R. Wallace, 1989; Yetman, 1987). Сначала эти обвинения кажутся обоснован-


[99]

ными. Причины, по которым феминистская теория несколько обособлена от со­циологии, возможно, кроются в глубоких антиженских, антифеминистских пред­рассудках и сомнении насчет научной достоверности этой теории, тесно связан­ной с политической активностью. Также полному принятию феминистской теории мешает тот факт, что для социологической теории и практики смысл первой пред­ставляется глубоко радикальным, что заставляет относиться к ней с осторожно­стью. Кроме того, эти феминистские произведения сейчас составляют критиче­скую массу в социологии. Они предлагают существующую парадигму для изучения социальной жизни. А те, чей опыт и восприятие делают их восприимчивой ауди­торией для этой теории — женщины вообще, а также женщины и мужчины, на­ходящиеся под влиянием феминизма в частности, теперь, возможно, составляют численное большинство в социологическом сообществе. По всем этим причинам феминистская теория все более проникает в дисциплину, занимая все ее подраз­деления, влияя на многие из ее давно упрочившихся теорий, как макро, так и мик-ро, и взаимодействуя с новыми постструктуралистскими и постмодернистскими разработками, описываемыми ниже.


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.006 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты