Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Мужчины и женщины: разделение ролей




Читайте также:
  1. В данной подсистеме разделение затрат на переменные и постоянные обязательно фиксируется либо в классификации видов затрат, либо центров затрат.
  2. Взаимосвязь и разделение управленческих задач на деловые задачи и задачи управления
  3. Внутрифирменное разделение труда
  4. Вопрос 37. Разделение властей как принцип правового государства.
  5. Воспитание мужчины.
  6. Всемирное разделение труда
  7. Выделим основные аспекты социальных ролей.
  8. Газохроматографическое разделение пестицидов
  9. ДИАГНОСТИКА ЖИЗНЕСПОСОБНОСТИ И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ РОЛЕЙ В КОМАНДЕ. ОРГАНИЗАЦИЯ ПЕСОЧНОЙ ТЕРАПИИ
  10. Дифференциация мужчины от женщины

Уже первобытный человек не был безразличен к сексуальной сфере. Правда, существует очень мало данных о представлениях и образе жизни пещерных людей, но и те, которыми мы располагаем, свидетельствуют об этом достаточно явно. Наскальные рисунки раннего палеолита (1 млн. — 100000 лет до н.э.), к которому относят первый этап развития человеческой культуры, свидетельствуют о том, что пещерный человек уже имел представления о


любви и смерти и связывал оба эти явления с жизнью человека. В более поздние периоды палеолита (100000—8000 лет до н.э.) не только рисунки: на стенах пещер, но и мифы и культы населения почти всех регионов земли подтверждают, что вопросы сексуальности всегда обращали на себя внимание человека. Конечно, в тех условиях внимание обращалось не на поведение, связанное с сексуальным возбуждением и удовлетворением, половую мораль, а на таинственные явления оплодотворения, сохранение и преумножение потомства, что обеспечивало существование человека как вида. Кроме того, первобытные люди стремились выражать сексуальность в символической форме. Многочисленны мифы и предания, в которых фигурируют двуполые существа (андрогины) — божества обладающие и мужской, и женской силой. Они являлись символами плодородия почти во всех, древнеегипетских и древнеиндийских источниках, свидетельств Геродота и Плутарха. В древнегреческом пантеоне это сын Гермеса и Афродиты — Гермафродит, в древнеиндийском — Адити, корова-бык, мать и отец других богов, в древнеегипетском — Ра, совокупившийся сам с собой («упало семя в мой собственный рот») и т.д. Такие божества иногда изображались с двойным набором гениталий и других половых признаков (например, Шива в Индии или бородатая Афродита). В некоторых мифологиях двуполыми считались и предки первых людей, причем речь идет не просто о двойном наборе гениталий, а о символе единства и цельности. Платон обращается к мифу об андрогинах для объяснения факта проявления интереса и переживания влечения людей друг к другу, стремления к сексуальному, духовному и телесному единению. В диалоге «Пир» он рассказывает о том, как эти существа, представляющие собой мужчину и женщину в их единении были разделены богами, то ли за провинности людей, то ли из зависти к ним. Эти половины, у Платона, могут быть как гетеро-, так и гомосексуальными. Они стремятся к духовному и телесному единению, ибо лишь единение в совокуплении может временно восстановить утраченное единство — и то лишь в том случае, если одна половина найдет соответствующую ей, «свою» половину. Миф об андрогинах представляет собой попытку решить проблему различия полов, следствием которого, в частности, явилась вечная недоступность для мужчины или женщины части (утраченной половины) человеческого опыта.



Библейская формула о сотворении человека «мужчиной и женщиной» также нередко трактуется как утверждение первоначальной цельности, двуполости Адама, из тела которого позже извлекается Ева. Тесно связан с этим и распространенный образ первоначальной бесполости или двуполости младенца, который Юнг считал одним из главных архетипов культуры.


Происхождение и смысл подобных представлений вызывают научные споры. Современные ученые, в частности американский философ М. Элиаде полагает, что идея андрогинии тесно связана темой перемены пола, которая играет важную роль во многих обрядах. Так, у австралийцев инициация (обряд посвящения) мальчика включает его временное ритуальное превращение в женщину. У многих африканских народов (масаи, найди, нуба и др.) инициируемых мальчиков переодевают в женскую одежду, а у южноафриканской народности суто одевают в мужское платье инициируемых девочек. Широко распространенный обычай ритуальной наготы инициируемых мальчиков в течение периода их сегрегации от женщин также интерпретируется как знак асексуальности посвящаемого, который, прежде чем обрести определенный пол, проходит фазу обладания свойствами обоих полов. Символическая инверсия, переодевание мужчин в женскую одежду и обратно, характерна и для многих древних праздников, от Сатурналий и Гибристики до средневекового карнавала.



Наивно-натуралистическое мышление склонно усматривать в двуполых божествах и ритуальном трансвестизме, простое отражение индивидуальной патологии (гермафродитизм, транссексуализм и т. п.). Однако почему такие случаи возводятся в культ? В наиболее развитых и сложных мифологиях оппозиция мужского и женского начал вообще не сводится к эмпирическим различиям между индивидами. Древнекитайская мифология утверждает, что всякое человеческое тело содержит в себе и мужское, и женское начало, хотя в женщине больше представлено «инь», а в мужчине — «янь»; на разделении органов по этому принципу покоится вся китайская народная медицина. На необходимости гармонического сочетания мужского и женского начал в одном лице настаивает и тантризм. Из этих представлений исходил и К. Юнг, утверждая, что в коллективном бессознательном каждого индивида присутствуют два разных архетипа: «душа» (анима), персонифицирующая женское начало — смутные чувства и настроения, пророческие предчувствия, восприимчивость к иррациональному, способность любить, чувство природы и т. п., и «дух» (анимус), персонифицирующий физическую силу, инициативу, организованное действие, духовную глубину и рациональность. Только сочетание души и духа обеспечивает гармоническое развитие индивида.



В доисторический период создаются обряды и ритуалы, связанные с таинством инициации (посвящения в мужчины, женщины), оплодотворения и рождения, устанавливается институт моногамного брака, в котором доминирующая роль отводится мужчине.

Влияние мифологии на развитие сексологии особенно ярко проявляется в заимствовании имен для обозначения соответст-


вующих органов, функций или сексуальных расстройств. Так, женские гениталии называли раковиной Афродиты (раковина символизировала тайну оплодотворения; Афродита же родилась из морской цены). До сих пор распространено название «клитор» для обозначения похотника (Клиторис, дочь Мирмидона, была так мала, что Зевс был вынужден превратиться в муравья, чтобы сблизиться с нею). Особенно же часто использовали мифологические названия представители психоанализа для обозначения различных комплексов. Приведем примеры некоторых из них.

Комплекс Эдипа - влечение мальчика к матери и ревность к отцу, зависть и чувство соперничества за полное владение матерью. Комплекс Электры - женский аналог Эдипова комплекса, фиксация либидо на отце при негативном отношении к матери и соперничество с нею. Комплекс Афины Паллады - отождествление женской психики и поведения с мужскими в результате чрезмерной идентификации дочери с отцом. Женщины, страдающие названным комплексом, обычно отличаются аналитическим умом, имеют юношескую фигуру, не любят женских нарядов и украшений, не пользуются косметикой, предпочитают мужские профессии. Внутренний барьер не дает им отдаваться партнеру в сексе, у них часто проявляется фригидность и вагинизм. Комплекс Онана - переживания страха и вины, возникающие в детстве и обусловленные ожиданием наказания за нарушение древнего табу на бесцельную трату семени. Подкрепляется запугиваниями взрослых по поводу вредных последствий мастурбации. С началом половой жизни эти страхи приводят к неудачам, которые, в свою очередь, подкрепляют тревожное ожидание будущих неудач. Комплекс Ореста - ненависть сына к матери, нарушающей отцовское право на абсолютное владение ею. В основе может лежать архетип роковой женщины, который актуализируется у мальчика в результате страха перед соблазняющей и фрустрирующей матерью и подкрепляется затем в ситуациях, когда женщина предпочитает мужу другого мужчину или переносит всю свою любовь на ребенка. Комплекс Иокасты - скрытое сексуальное влечение матери к сыну в форме уничижительной, самоотверженной преданности ему. Такая мать отказывается от личной жизни, посвящает себя навязчивому служению сыну.


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты