Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Действующее российское законодательство о военных судах и проблемы его дальнейшего совершенствования 2 страница




Читайте также:
  1. AGb III. Проблемы общей теории перевода 105
  2. AGb III. Проблемы общей теории перевода 149
  3. AGb III. Проблемы общей теории перевода 203
  4. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  10. D. Қолқа доғасынан 7 страница

В то же время в ст.31 УПК РФ, регулирующей подсудность уголовных дел судам разных уровней, определено, что Верховному Суду РФ, кроме дел, названных в ст. 452 УПК, могут быть подсудны также иные уголовные дела, отнесенные к его подсудности федеральным конституционным законом и федеральным законом (п.4 ст.31).

Следовательно, компетенция Военной коллегии о праве рассматривать дела о преступлениях особой сложности и особого общественного значения, при условиях, указанных в ст.7 ФКЗ «О военных судах Российской Федерации», сохраняет силу и после принятия нового УПК РФ. Никаких законных противопоказаний к этому не имеется.

Что же касается уголовных дел в отношении членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, то они не могут быть подсудны Военной коллегии, поскольку эти лица в соответствии с законодательством на время исполнения депутатских обязанностей приостанавливают военную службу и потому исключаются из сферы воинских правоотношений.

Они сугубо формально считаются военнослужащими (так как никто их не разаттестовывал). Фактически же указанные лица не проходят военную службу, а осуществляют иной вид государственной службы. Порядок приостановления военной службы установлен в ст.45 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» и ст.19 Положения о порядке прохождения военной службы.

В соответствии со ст.9 ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» Военная коллегия в порядке гражданского судопроизводства рассматривает в первой инстанции дела об оспаривании ненормативных актов Президента Российской Федерации, нормативных актов Правительства Российской Федерации, Министерства обороны Российской Федерации, иных федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, касающихся прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы.

Как свидетельствует судебная практика, в основном обжалуются правовые акты указанных органов, связанные с определением порядка прохождения военной службы, реализацией отдельных положений законодательства о статусе военнослужащих по обеспечению различными видами довольствия и другие.

Так, в 2002 г. Военной коллегией было рассмотрено свыше 130 таких жалоб военнослужащих.



Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. отнес к подсудности Верховного Суда РФ новую категорию дел – гражданские дела об оспаривании нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций (ст.27 ГПК РФ).

По смыслу закона, такие дела, как затрагивающие права, свободы и законные интересы военнослужащих должны быть подсудны именно Военной коллегии Верховного Суда РФ.

 

Немаловажными и актуальными в научно-практическом плане являются вопросы организации системы военных судов.

В соответствии с действующим законодательством в состав гарнизонного военного суда входят председатель военного суда, заместитель председателя (если эта должность установлена по штату) и судьи военного суда.

В штатах военного суда могут быть помощники судей, администратор суда, судебные секретари и технический персонал.

Гарнизонный военный суд действует на территории, на которой дислоцируются воинские части одного или нескольких гарнизонов.[264]

Окружной (флотский) военный суд функционирует на территории одного или нескольких субъектов Российской Федерации, на которой дислоцируются воинские части и учреждения (организации) Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов. В настоящее время в Российской Федерации насчитывается 13 таких судов.



Окружной (флотский) военный суд образуется в составе председателя; его заместителей, а также других судей. В окружном (флотском) военном суде может быть образована должность первого заместителя председателя. В окружном (флотском) военном суде образуется президиум, могут быть образованы судебные коллегии и (или) судебные составы (ст.13 Закона).

На должности судей военных судов назначаются военнослужащие, прикомандированные к военным судам из Вооруженных Сил и других войск.

Согласно ст.13 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», ст.19, 20, 24, 25 ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» и ст. 6 ФЗ «О статусе судей в Российской Федерации» судьи военных судов назначаются на должности, как и все другие судьи судов общей юрисдикции, Президентом Российской Федерации по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации, основанному на заключении квалификационных коллегий судей Российской Федерации. Для председателей военных судов и их заместителей требуется заключение Высшей квалификационной коллегии судей.

Судьи гарнизонных военных судов впервые назначаются на должности сроком на три года, по истечении которого они могут быть назначены на должность без ограничения срока их полномочий.

К сдаче квалификационного экзамена на должность судьи военного суда может быть допущен любой гражданин Российской Федерации, достигший возраста 25 лет, имеющий высшее юридическое образование, стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет, имеющий офицерское звание, не совершивший порочащих его проступков (ст.27 Закона).



Судьи военных судов обладают единым статусом с другими судьями судов общей юрисдикции. На них полностью распространяются гарантии независимости судей, при осуществлении правосудия они подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону.

В отношении всех судей судов общей юрисдикции установлены единые принципы материального и социального обеспечения, наделения полномочиями и их прекращения.

Однако в отличие от других представителей судейского сообщества судьи военных судов являются офицерами. Они состоят на действительной военной службе, для прохождения которой в соответствии со ст.49 Закона «О воинской обязанности и военной службе» 1998 г.[265] устанавливаются определенные сроки в зависимости от воинского звания офицера (майор, подполковник – до 45 лет, полковник – до 50 лет; генерал-майор, генерал-лейтенант – до 55 лет, генерал-полковник – до 60 лет).

Нормативно установлено, что военнослужащим, достигшим предельного возраста пребывания на военной службе в соответствующем воинском звании, срок службы может быть продлен соответствующим командиром, а генералам (адмиралам) – Президентом Российской Федерации на срок до 10 лет, но не свыше достижения ими возраста 65 лет.

В соответствии с ч.3 ст.26 ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» судьям военных судов, достигшим предельного возраста, в отличие от других военнослужащих, может быть продлен до указанных сроков Председателем Верховного Суда РФ по рекомендации квалификационной коллегии судей. Эта норма является одной из гарантий независимости судей военных судов от органов исполнительной власти.

В целях полной независимости военных судов от командования и других органов исполнительной власти в ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» предусмотрен еще целый ряд нормативно урегулированных мер.

Организационное обеспечение деятельности военных судов ныне осуществляется Судебным департаментом, образованным при Верховном Суде РФ (ст.32 Закона).

В составе Судебного департамента образовано Главное управление по обеспечению деятельности военных судов. Оно осуществляет меры по созданию условий, необходимых для судебной деятельности, ее кадровому, организационному и ресурсному обеспечению.

Финансирование и материально-техническое обеспечение военных судов осуществляется за счет средств, выделяемых департаменту на военные суды из федерального бюджета. Опыт показывает, что объем финансирования военных судов обеспечивает полное и независимое осуществление ими правосудия.

В Закон о военных судах оправданно включены также нормы, закрепляющие самостоятельность военных судов, статус судей военных судов, гарантии их независимости.

В целях укрепления самостоятельности военных судов и независимости военных судей военные суды выведены из состава Вооруженных Сил, судьи на время исполнения своих полномочий прикомандировываются к военным судам; организационное, финансовое, иное материальное обеспечение военных судов и судей возлагается на органы Судебного департамента при Верховном Суде РФ.[266]

С принятием анализируемого акта завершилось на законодательном уровне создание самостоятельной и независимой от органов исполнительной власти силы, способной быть гарантом законности и справедливости в одном из важнейших государственных механизмов России, что соответствует основным целям и задачам проводимой в стране реформы.

В настоящее время военные суды, с учетом УПК РФ 2001 г., ГПК РФ 2002 г. новых нормативных актов о судебной реформе активно выполняют свою социально-значимую роль, осуществляют судебную защиту личности, общества и государства.[267]

Ее недооценка, связанная с игнорированием объективных реалий современной российской государственности и с незнанием специфики организации и деятельности органов военной юстиции, в свое время порождала неконструктивную и тенденциозную критику органов военной юстиции, в том числе в учебном процессе, отдельные противоречивые предложения об упразднении военных судов и ликвидации военной юстиции в целом.[268]

 

Таким образом, дальнейшее, современное функционирование завершенной подсистемы военных судов Российской Федерации как федеральных судов общей юрисдикции продолжается на основе действующего завершенного комплекса федеральных законодательных актов организационного, судоустройственного и процессуального характера, являющихся краеугольными камнями современной отечественной судебно-правовой реформы.

 

 

Глава VI. Деятельность военных судов в особый период

 

Исследование становления и развития военно-судебной системы России не может претендовать на полноту без специального выделения и рассмотрения вопросов их функционирования в условиях, для которых они изначально предназначались: в военное время, в боевой и иной чрезвычайной обстановке.

Комплекс социально-правовых проблем деятельности военных судов в особый период представляется возможным структурировать на три части следующим образом.

1. Обстоятельства, характеризующие деятельность правосудия в особый период.

2. Законодательство о деятельности военных судов в военное время и в боевой обстановке.

3. Практика применения и дальнейшего развития материального и процессуального законодательства особого периода.

Последующий материал излагается с учетом указанной структуризации.

История России свидетельствует, что ее авторитет и влияние в мире всегда зависели от степени развития военной организации государства, от мощи, боеспособности и боеготовности ее армии. Это было и остается важнейшим фактором обеспечения надежной защиты страны, отстаивания интересов Российской Федерации на международной арене, успешного решения сложных внутриполитических задач.[269]

Первые летописные упоминания о военной организации древних славян встречаются в трудах византийских историков VI века.[270]

В древние времена войска славян представляли собой ополчения, состоявшие из всех взрослых мужчин племени. По мере дальнейшего развития общества военное ремесло становилось профессиональным делом князей и их свит, появились княжеские дружины. Во время больших походов или для отражения нападения внешних врагов князья собирали ополчение из горожан и крестьян. Русским князьям, кроме ведения междоусобных войн, приходилось вести войны с половцами (XI в.), многочисленными полчищами монголо-татар, с немецкими и шведскими захватчиками.

В тот период, по справедливому замечанию профессора К.А. Неволина, «повсюду для управления существовали только известные лица, а не места присутственные»[271]. В глазах общества и самих князей наилучшим князем был тот, кто непосредственно, не доверяясь никому, отправлял правосудие. Об этом свидетельствуют некоторые дошедшие до нас источники. Так, Владимир Мономах (1053-1125 гг.) в своих «Поучениях», а затем в завещании от военачальников (воевод) требовал быть примером для своих воинов, а детям своим приказывал вершить суд «не зря ни на посадников, ни на воевод, ни на отроков» [272].

В 1146 г. киевляне требовали от князя Игоря: «Аще кому от нас будет обида, то ты прави».[273] Примеры единоличных военно-судебных решений князя имеются и в «Русской правде».[274]

В XIV в. постоянным ядром вооруженных сил на Руси были княжеские конные дружины.

С образованием единого централизованного государства возникла более сильная военная организация. В XV в. главной военной силой русского государства было ополчение, состоявшее из служилых дворян, бояр и их дворовых людей. В судебнике Ивана III (1440-1505 гг.) появились статьи, относящиеся к военно-правовым вопросам.

С целью усиления военной мощи Российского централизованного государства в XVI в. Иван IV–Грозный (1530-1584) провел реформу, в результате которой была учреждена служба дворян и созданы два постоянных воинских формирования – стрелецкие и пушкарские полки (1550 г.)[275] Начало оформляться и общерусское централизованное законодательство, в котором были представлены и военно-правовые нормы (например, Судебник Ивана IV).

В отличие от дворянского ополчения, которое собиралось только в случае войны, стрельцы несли военную службу как в мирное, так и в военное время. Стрелецкое войско комплектовалось путем вербовки посадских и вольных людей. Это войско находилось на государственном содержании, имело единообразные вооружение, одежду, порядок подчиненности. Фактически это было первое на Руси постоянное войско.

Образование регулярной армии на Руси связано с правлением Петра I (1672-1725 гг.)

Российское государство к этому времени занимало огромную территорию – от Днепра на западе до Амура на востоке, от Ледовитого океана на Севере до Северного Кавказа на юге. Необходимость развития экономики, промышленности и культуры требовали торговли с другими странами, особенно с Западной Европой.

Однако страна была лишена выхода к морю. Швеция, захватив старинные русские земли, полностью отрезала Россию от Балтийского моря. Польша и Германия закрыли России сухопутные пути на запад. России нужна была сильная, не уступающая европейским странам, армия.

В процессе проведенных Петром I реформ в начале XVIII столетия в России была создана новая регулярная армия и морской флот. Сложилась стройная организация русских вооруженных сил, состоявших из военно-морского флота и сухопутных войск – пехоты, кавалерии и артиллерии.

В вооруженных силах была введена присяга и воинские уставы, в которых закреплялось устройство войск, права и обязанности лиц его составляющих, их ответственность за нарушения установленного в армии порядка. Созданные Петром I регулярная армия и военно-морской флот одержали убедительные победы в Северной войне над Швецией.

Для поддержания в действующих войсках высокой воинской дисциплины и порядка как залога успехов, Петр I принял меры к принятию соответствующего военного законодательства и военного суда. Новые государственные институты были необходимы в первую очередь для войск, ведущих военные действия и находящихся в боевой обстановке.

Исследование деятельности государства в сфере военного строительства уже тогда позволило выделение в ней области, связанной с созданием и реализацией военно-правовых норм (в широком смысле – военного права).

С точки зрения современной военно-юридической науки, под военным правом понимается совокупность правовых норм, закрепляющих принципы и формы устройства Вооруженных Сил, регулирующих отношения в области их строительства, а также жизнедеятельности военнослужащих и определяющих порядок прохождения службы личным составом, обязанности, права и ответственность военнослужащих и других участников воинских отношений [276].

В историческом преломлении это определение вполне соответствует трактовке видных исследователей XIX века. Так, по мнению автора курса юридической энциклопедии профессора Н.К. Рененкампфа, военное право составляет специальный отдел государственного права, определяет особые отношения лиц военного состояния и может рассматриваться как часть общего юридического порядка. [277]

В узком смысле, подчеркивал автор, существующее (в его время) военное право включает в себя: а) устройство военных сил и учреждений и порядок их действия; б) дисциплинарные правила о служебных отношениях лиц военного состояния и о мерах взысканий за нарушение военной дисциплины.

В общем смысле к военному праву в прежнее время, по утверждению Н.К. Ре­нен­кампфа, «относили особое частное и уголовное право для лиц военного состояния». Это право основывалось на особом характере военной службы и отражало отдельное, нередко привилегированное, общественное положение военного сословия. [278]

Основные элементы военного права были известны уже римской юридической системе, которая допускала различные изъятия в уголовном и гражданском законодательстве в отношении лиц, служивших в войсках. Оно использовалось не только для устройства военных сил и учреждений, но и для регламентирования порядка прохождения военной службы и закрепления за военным сословием особенного привилегированного положения в сфере существующего частного, уголовного и сословного права.[279]

В России объективно необходимое обобщение военно-правовых норм предпринималось и в допетровское время.

В «Соборном Уложении царя Алексея Михайловича» 1649 г. в главе VII «О службе всяких ратных людей Московского государства»[280] была впервые предпринята такая попытка, однако охватить все многообразие воинских отношений в условиях отсутствия регулярной армии было невозможно. Для сравнения, в Своде военных постановлений 1869 г. только военному управлению была посвящена специальная часть первая «Военные управления».

До издания известного Воинского устава 1716 г. в войсках существовали инструкции, уставы, артикулы, правила, составленные царем или по его поручению сподвижниками. М.П. Розенгейм в «Очерке истории военно-судебных учреждений в России» упоминает следующие узаконения, известные действующим войскам до издания Воинского устава:

1) «Статьи, которые надлежит генералу в управление Преображенским полком» 1697 г. Это наставление появилось накануне первой поездки Петра в Европу;

2) Артикулы воинские и другие статьи, составляющие ручную книгу офицера в царствование Петра;

3) Устав фельдмаршала Шереметева, или «Уложение или право воинского поведения генералов, средних и меньших чинов и рядовых солдат» 1702 г.;

4) «Краткий (Московский) артикул Меньшикова» 1706 г.;

5) Воинский устав, составленный и посвященный Петру Великому генералом Вейде в 1698 г.;

6) «Артикул, как должен капитан корабельным людям расправу чинить и ведать их», составленный в 1669 г. капитаном первого русского корабля «Орел» (голландцем по происхождению) Бутлером;

7) «Артикул корабельный» 1706 г.;

8) «Инструкция и артикул Российского флота» 1710 г.

Последние два документа составлены при участии самого Петра I. И хотя они не вошли в Полное собрание законов Российской империи (очевидно, не получив широкого практического применения вследствие их временного характера), все эти узаконения были положены в основу воинского и морского Уставов[281].

Иногда они издавались в виде особых сборников, которые велись в канцеляриях и служили руководством как для выполнения обязанностей по строевой службе, так и для судебного производства.

Некоторые документы имеют иностранное происхождение, однако следует отметить, что уже тогда, в период создания русского военного права, Петр I не стремился слепо подражать Западу, а пытался творчески использовать европейский опыт военного строительства, дополняя его отечественной практикой. Примером тому является знаменитый Устав воинский 1716 г., аналогов которому на Западе в то время не было.

Таким образом, возникновение военных судов в России, как и во всем мире, было обусловлено необходимостью осуществления судебной власти в армии, особенно в период военных действий и иных чрезвычайных ситуаций.

В 1702 г. появилось Уложение Б. Шереметева, с которым он вел успешные боевые действия в Северной войне и обеспечивал необходимое правосудие в действующей армии. Еще 100 и более лет назад исследователями отмечалось, что есть исторические основания считать датой введения в действие указанного нормативного акта («Уложение или право воинского поведения генералов, средних и младших чинов и рядовых солдат») 27 января 1702 г.[282]

На просьбу командующих «издать указ о наказуемости за причинение войсками обид местным жителям» Петр отвечал, что «указу… посылать не для чего, понеже войско все вам вручено с полным воинским правилом, судом и указом, по которым вы должны чинить праведный суд…»[283]

В 1706 г. на базе немецкого военно-уголовного кодекса был напечатан Краткий Артикул А. Меньшикова, который им был утвержден и издан также для войск, находившихся под его началом в период Северной войны.

Оба названных нормативных акта устанавливали военно-судебную процедуру назначения жестоких наказаний за преступления, совершенные именно в походе, боевой обстановке и против местного населения на занятых территориях. Так, за измену, сдачу крепости, бегство с поля боя, нарушение правил караульной службы на глазах у неприятеля – виновные карались смертной казнью.

Следует отметить, что в дальнейшем (в XVIII – XX вв.) осуществление судебной власти в армии, особенно в период военных действий и иных чрезвычайных ситуациях, военными судами сохранялось.

Заметное влияние на развитие петровских идей по наведению воинского порядка в русской армии оказали отечественные полководцы и флотоводцы П.А.Румянцев (1725-1796 гг.), Г.А.Потемкин (1739-1791 гг.), Ф.Ф.Ушаков (1745-1817гг.), А.В.Суворов (1730-1800гг.) и другие военачальники.

Знаменитые Суворовские заветы нашли продолжателей в лице М.И.Кутузова (1745-1813 гг.), П.И.Багратиона (1765-1812 гг.), П.С.Нахимова (1802-1855гг.)

В период многочисленных войн, вооруженных и революционных конфликтов в законодательство о деятельности военных судов, как правило, вносились изменения, направленные на расширение подсудности дел военным судам, упрощение судебной процедуры и порядка создания военных судов в войсках, находящихся в действующей армии.

Так, в Воинском уставе 1715-1716 гг. среди воинских преступлений, особо выделялись деяния, которые были характерны именно для военного времени и подсудны военным судам.[284] В формулировках многих составов таких деяний, в опасности которых царь убеждался на личном опыте ведения военных действий, Петр I принимал личное участие.

К ним относились:

1) военная измена, под которой подразумевались тайные сношения с неприятелем, сообщение ему пароля, подача условных сигналов, переписка с лицами, находящимися на неприятельской стороне, о военных делах и войсках; ведение тайно переписки военнопленными с неприятелем (шпионами, лазутчиками); побег к неприятелю и бегство с поля боя;

2) как измена трактовались также действия целых частей: бегство с поля боя, отказ вступать в бой, сдача крепости, сговор с неприятелем;

3) симуляция болезни во время боя;

4) нарушение правил караульной службы в военное время;

5) оскорбление унтер-офицеров действием, нанесением побоев или угроза нанесением побоев в боевой обстановке.

Преступления против местного населения выражались в неправомерных деяниях во время постоя войск в период военных действий: ограбление и разрушение, при взятии городов, церквей, школ, больниц.

Наказания за воинские преступления предусматривались очень строгие: в большинстве случаев смертная казнь, ссылка на каторгу, сечение кнутом и шпицрутенами, нередко до смерти.

В боевой обстановке (в походах, при осаде крепости неприятелем) действовали не обычные (полковые и генеральные) суды, а суд «скорорешительный», т.е. особый, военного времени.

Нормы Воинского устава, как и Краткого артикула, еще не определяли точно состав, подсудность дел и порядок судопроизводства скорорешительного суда.

Воинский устав (гл.50) гласил лишь о том, что в скорорешительном суде «преступник при остановке оного полка или роты без всяких обстоятельств и допросов, через священника токмо исповедался, и потом того часу пред всеми повешен или расстрелян иметь быть».

Как отмечалось в предыдущих исторических главах работы, созданная Петром I система военных судов в основном просуществовала до военно-судебной реформы 1867 года, подтвердив тем самым свою жизненность и эффективность.

Вместе с тем, при Александре I, перед началом Отечественной войны 1812 г., были приняты более современные и адекватные своей эпохе новые нормативы особого периода: Устав полевого судопроизводства и Полевое уголовное уложение для действующей армии.[285]

В этих правовых актах был подробно изложен порядок образования и деятельности военного суда при действующей армии.

На все время войны приказом императора учреждался Полевой аудиториат в составе трех человек: генерал-лейтенанта – Председателя аудиториата и двух генерал-майоров – членов аудиториата. Полевой аудиториат создавался для назначения военных судов в законном порядке, для их ревизии и надзора за правильностью их судопроизводства. При отдельных корпусах или дивизиях учреждались корпусные и дивизионные полевые аудиториаты.

Полковые военные суды действующей армии создавались в соответствии с действовавшим в том время законодательством, но их решения поступали на ревизию полевого аудиториата.

Подсудность дел военным судам определялась Уставом полевого судопроизводства.

Согласно его нормам, военному суду подлежали все воинские чины, армию составляющие, и все чиновники и лица, к ней принадлежащие, без всякого различия званий и должностей, ими занимаемых (чиновники гражданские и дипломатические, интендантские, провиантские, медицинские, казначеи и бухгалтеры, извозчики, подрядчики и т.д.), а также шпионы и все жители занимаемых армиею областей, по преступлениям, указанным в Полевом военном уложении.[286]

Согласно § 22 Устава полевого судопроизводства военному суду были подсудны дела об измене, переходе на сторону врага, оставлении поля боя, неповиновении, дезертирстве, шпионаже, насилии, разбое, грабеже, краже и халатном хранении денег и военного имущества.

В главе второй Устава, состоящей из четырех отделов и 79 параграфов, подробно излагался порядок полевого военного судопроизводства, начиная от стадии от возбуждения дела и до приведения приговора в исполнение.

В качестве наказания военными судами применялись: смерть, гражданская смерть, лишение всех чинов и изгнание из армии, лишение одного или нескольких чинов, разжалование в солдаты, заточение в крепость, ссылка, прогнание сквозь строй. Осужденные к смертной казни подлежали расстрелу через двое суток после утверждения приговора суда.

Согласно Уставу полевого судопроизводства уголовное дело рассматривалось в течение суток со дня представления материалов дела Председателю полевого суда. Сам процесс проводился в обычном порядке, с участием подсудимого, свидетелей и защитника, которого мог избрать себе подсудимый, в присутствии зрителей, когда не было «особого на то воспрещения» (§ 42 Устава). В судебном заседании приводились имеющиеся в деле документы, допрашивался подсудимый и свидетели. Приговор оглашался в присутствии подсудимого, после чего направлялся «на ревизию» полевому аудитору. Полевой аудитор представлял его со своим мнением главнокомандующему.

Полевое уголовное Уложение для большой действующей армии состояло из 7 глав, включающих статьи с перечислением преступлений, комментарий к ним и предусмотренные за их совершение меры наказания.

Названные нормативные акты, регламентирующие деятельность военных судов в сложный период ведения Россией войны с Францией имели большое значение для упорядочения судопроизводства в особый период.

Следует отметить, что Устав полевого судопроизводства и Полевое уголовное уложение являлись частью единого законодательного акта[287], направленного на совершенствование управления военным министерством действующей армией.

В этом акте имелся специальный раздел: «Особенные установления при большой действующей армии», в котором и были помещены подробные нормы, касающиеся особенностей образования военного суда, полевого судопроизводства (судопроизводства в военное время в действующей армии) и полевого уголовного уложения, т.е. уложения о преступлениях, совершаемых в военное время и в боевой обстановке.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что анализируемые нормы изложены четким, профессиональным языком и, как представляется, были просты и ясны в применении.

Важным видится и то, что в Уставе полевого судопроизводства имелись положения, запрещающие предавать суду виновных в преступлении лиц в ином порядке, как это установлено данным законом (§ 27 Устава).

В XIX в., после Венского конгресса[288], наступило, как известно, относительно продолжительное мирное время, что повлияло на ослабление сословных различий и утверждение равенства граждан европейских стран перед законом. В этот период разделы военного права, определявшие привилегированное положение лиц военного сословия, постепенно претерпели оправданные изменения и сокращения. В мирное время военные подчинялись общему праву (частному, уголовному), общему суду. Оставались прежними лишь немногие исключения, связанные с правонарушениями военнослужащих (отделение военной юстиции от общей, гражданской), реализацией ими наследственных прав, и некоторые другие. Вместе с тем были развиты и заметно расширены те части военного права, которые относились к процессу организации и управления вооруженных сил. В таком виде военное право существовало в XIX веке во всех развитых европейских государствах, включая Российскую империю.


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 21; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.032 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты