Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Послесловие. После того как рукопись этой книги была готова и отослана в издательство, у меня состоялся разговор о проблемах воспитания с молодым коллегой




Читайте также:
  1. Из воспоминаний Послесловие издательства
  2. КРАТКОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ
  3. Послесловие
  4. Послесловие
  5. ПОСЛЕСЛОВИЕ
  6. ПОСЛЕСЛОВИЕ
  7. ПОСЛЕСЛОВИЕ
  8. Послесловие
  9. ПОСЛЕСЛОВИЕ

 

После того как рукопись этой книги была готова и отослана в издательство, у меня состоялся разговор о проблемах воспитания с молодым коллегой, которого я очень ценю. По мнению отца двоих детей, очень чуткого человека, психоаналитики, к сожалению, так до сих пор не разработали методические указания для педагогов, призванные сделать воспитание более гуманным. Я высказала сомнение относительно самой возможности гуманной педагогики как таковой, т.к. на основании достаточно богатого опыта убедилась, что даже самые утонченные формы педагогического воздействия представляют собой манипулирование людьми. Я объяснила коллеге, что, на мой взгляд, любое воспитание совершенно излишне, если рядом с ребенком с раннего детства постоянно находится человек, позволяющий ему спокойно выражать свои чувства. Ребенок не должен бояться потерять его, если он будет откровенным с ним (об этом и писал Винникотт). Если к ребенку относятся с уважением, он может без всякой санкции воспитателя самостоятельно постигать как свой внутренний, так и окружающий мир. Мой собеседник полностью согласился со мной, однако заявил, что для родителей очень важно получить конкретные рекомендации. Тогда я высказала мысль, более четко сформулированную в моей книге в главе "Скрытая логика абсурдного поведения": "Если родителям удается отнестись к своему ребенку с тем же уважением, с каким они относились к собственным родителям, тогда не нужно будет заботиться о развитии его способностей. Он все сделает сам".

Мой коллега рассмеялся, а затем, помолчав немного, серьезно сказал: "Но это же невозможно"... "Почему?" - спросила я. "Потому... потому, что дети не предъявляют к нам требований и не грозят нам в случае жестокого обращения уйти из дома. А даже если они и выскажут такую угрозу, мы знаем, что они ее никогда не исполнят..." Коллега снова замолчал, а потом добавил: "Знаете, я вот сейчас спрашиваю себя, а может быть, то, что мы называем педагогикой, есть способ осуществления власти, и, может, лучше не ломать голову, выдумывая новые методы воспитания, а больше писать о скрытых способах осуществления власти?" "Именно это я и попыталась сделать в своей книге", - ответила я.



Трагизм судьбы "воспитанного" человека заключается в следующем: даже в зрелом возрасте он не способен понять, каким образом им манипулировали в детстве и как он теперь манипулирует своим ребенком. Это обстоятельство хорошо используют всевозможные государственные и общественные институты и в особенности тоталитарные режимы. В наш век открылись возможности для использования психологии для подчинения как отдельных людей, так и целых народов. Порой она выступает как оружие, как инструмент власти. И совершенно неважно, какими терминами это маскируется - "воспитание" или "психотерапия". Ведь за неудержимым желанием захватить власть над людьми и использовать ее в своих корыстных интересах обычно скрывается стремление не дать прорваться в сознание ощущению собственного бессилия, поэтому бесполезно взывать к морали и нравственности людей, использующих психологию во зло.

Если в "Третьем рейхе" сумели применить достижения технического прогресса для массовых убийств, то в наше время компьютерную технику и кибернетику вполне можно с успехом использовать для широкомасштабного уничтожения души человека: открывают большие возможности, чем интуитивная психология. Я не знаю, какими средствами можно изменить ситуацию. Психоанализ также не исключение, есть реальная опасность использования его в учебных заведениях в целях манипулирования сознанием воспитанников. На мой взгляд, единственное, что еще можно сделать, - это помочь человеку, подвергающемуся манипуляции, определиться в своих ощущениях, понять, что с ним делают, чтобы он в дальнейшем уже сознательно противостоял угрозе духовного порабощения.



Не секрет, что не психологи, а писатели первыми поднимают те или иные прежде запретные темы. За последние десять лет появилось множество публикаций автобиографического характера, в которых прослеживается довольно любопытная тенденция. Оказывается, чем моложе автор, тем менее он склонен идеализировать своих родителей. Представители послевоенного поколения готовы не только разумом принять правду о своем прошлом, но и справиться с горечью, возникающей в результате его анализа. Ни тридцать, ни даже двадцать лет назад невозможно было описать родителей так, как это, например, сделали в своих книгах Кристоф Мекель (1980), Эрика Буркарт (1979), Карин Штрук (1975), Рут Реман (1979), Бригитта Швайгер (1980). Сюда я также отношу составленные Барбарой Франк и Марго Ланге документальные сборники, вышедшие в 1979 г. Это внушает мне определенный оптимизм. Я очень надеюсь, что мы на правильном пути, на дороге к истине. Одновременно я еще раз убедилась, что даже незначительный отход от педагогических принципов способен принести плоды. Это хорошо видно на примере писателей, от которых, как известно, наука всегда отстает.



В то самое время, когда писатели, поняв все значение детских лет, гневно разоблачают губительные последствия воспитательного процесса, представляющего из себя фактически процесс осуществления власти, студентов психологических факультетов университетов на протяжении четырех лет продолжают приучать рассматривать человека как механизм. Если вспомнить, сколько времени и сил ими было затрачено на то, чтобы, упуская последний шанс юношеских лет, сдерживать, используя научные доводы, особенно бурные в этом возрасте порывы чувств, вряд ли стоит удивляться тому, что люди, привыкшие к самопожертвованию, с легкостью жертвовали своими пациентами, ибо считали их не самостоятельными творческими личностями, а всего лишь инструментом своего интеллекта. Авторы многих "научных" публикаций, посвященных проблемам психологии, своим рвением и стремлением к последовательному самоуничтожению напоминают офицера из новеллы Кафки "В исправительной колонии", а наивный и доверчивый заключенный схож с современным студентом, думающим, что от него в университете требуют только труд, но не душу.

Громко заявившие о себе в начале нашего века экспрессионисты - как писатели, так и художники - гораздо лучше разбирались в неврозах (во всяком случае, подсознательно), чем почтенные профессора психиатрии, они рассказали о них в своих произведениях. Те лишь бестолково смотрели на истеричных пациенток, не понимая, что причиной их болезненного состояния являются перенесенные в детстве психические травмы. Фрейд сделал доступной для психиатров бессвязную речь пациентов и получил за это не только благодарность, но и неприязнь, ибо отважился коснуться запретной темы.

Детей, понимающих, что с ними обращаются жестоко, обычно наказывают за это понимание, и последствия применения карательных мер бывают настолько серьезными, что, даже повзрослев, дети предпочитают не ворошить прошлое. Однако многие не смогут окончательно избавиться от горестных воспоминаний, и потому все же есть надежда, что, несмотря на превращение психологии в своеобразную отрасль технических знаний, далеко не все сферы нашей жизни станут похожи на описанную Кафкой исправительную колонию. Ведь душу человека нелегко уничтожить, и она в любой момент может воскреснуть, пока живо его тело.

 

Литература

 

Aries Philippe (I960), Geschichte der Kindheit. Munch en; Wien: Hanset.

Bowlby John (1979), On knowing what you are not supposed to know and feeling what you are not supposed to feel // Journal of the Canadien Psychiatrie Association.

Braunmtihl Ekkehard von (1978), Zeit fur Kinder. Frankfurt: Fischer - (1976); Antipadagogik. Weinheim; Basel: Beltz.

Bruch Hilde (1980), Der goldene Kafig, Rutsel der Magersucht. Frankfurt: Fischer.

Burkart Erika (1979), Der Weg zu den Schafen. Zurich: Artemis F., Christiane (1979), Wir Kinder vom Bahnhof Zoo / Hrsg. von Kai Hermann und Horst Rieck. Hamburg: Stern-Buch.

Fest Joachim (1978), Hitler. Band I. Berlin: Ullstein - (1963), Das Gesicht des Dritten Reiches. Munchen: Piper.

Frank Barbara (1979), Ich schaue in den Spiegel und sehe meine Mutter. Hamburg: Hoffmann & Campe.

Handke Peter (1972), Wunschloses Ungluck. Salzburg: Residenz.

Heiden Konrad (1936), Adolf Hitler. Wien: Europa.

Heifer Ray E., Кетре C. Henry (Hrsg.) (1979), Das geschlagene Kind. Frankfurt: Suhrkamp (stw 247).

Hob Rudolf (1963), Kommandant in Auschwitz / Hrsg. von Martin Broszat. Munchen: dtv Dokumente.

Jetzinger Franz (1957), Hitlers Jugend. Wien: Europa.

Kestenberg Judith (1974), Kinder vontiberlebenden der Naziverfolgung// Psyche 28, S. 249-265.

Klee Paul (1957), Tagebucher. K6ln: DuMont.

Krtill Marianne (1979), Freud und sein Vater. Munchen: Beck.

Lange Margot (1979), Mein Vater. Frauen erzahlen vom ersten Mann ihres Lebens. Reinbek: Rowohlt.

Mause de Lloyd (1977), H6rt ihr die Kinder weinen. Frankfurt: Suhrkamp - (1979), Psychohistory. Ober die Unabhangigkeit eines neuen Forschungsgebietes// Kindheit 7, S. 51-71.

Meckel Cbristopb (1979), Suchbild. Ober meinen Vater. Diisseldorf: Ciaassen. Miller Alice (1979), Das Drama des begabten Kindes und die Suche nach dem wahren Selbst. Frankfurt: Suhrkamp.

Moor Paul (1972), Das Selbstportrat des Jiirgen Bartsch. Frankfurt: Fischer (Fischer bucherei 1187).

Niederland William G. (1980), Folgen der Verfolgung. Frankfurt: Suhr-kamp. Olden Rudolf (1935), Adolf Hitler. Amsterdam: Querido.

Platb Sylvia (1975), Briefe nach Hause. Munchen: Hanser - (1978); Die Glasglocke. Frankfurt: Suhrkamp.

Rauscbning Hermann (1973), Gespruche mit Hitler. Wien: Europa.

Rutschky Katharina (Hrsg.) (1977), Schwarze Padagogik. Berlin: Ullstein.

Scbatzman Morton (1978), Die Angst vor dem Vater. Reinbek: Rowohlt.

Scbwaiger Brigitte (1980), Lange Abwesenheit. Wien; Frankfurt: Zsolnay.

Stierlin Helm (1975), Adolf Hitler, Familienperspektiven. Frankfurt: Suhrkamp.

Struck Karin (1973), Klassenliebe. Frankfurt: Suhrkamp; Die Mutter. Frankfurt: Suhrkamp.

Theweleit Klaus (1977), Mannerphantasien. Frankfurt: Roter Stern.

Toland John (1977), Adolf Hitler. Bergisch; Gladbach: Lubbe.

Zenz Gisela (1979), Kindesmifihandlung und Kindesrechte. Frankfurt: Suhrkamp.

Zimrner Katharina (1979), Das einsame Kind. Munchen: Kosel.

 

 


[1]Охотничий замок Геринга примерно в 60 км от Берлина, названный так в честь его первой жены, - Прим. пер.

 

[2]Почетное звание членов НСДРП, вступивших в нее до 1933 г. - Прим. пер.

 

[3]Один из приближенных Гитлера, президент сената Данцига, еще до начала Второй мировой войны разочаровавшийся в нацизме и эмигрировавший в Швейцарию.

 

[4]Так на Западе принято называть массовое уничтожение евреев в годы Второй мировой войны.

 

[5]Так назывались немцы, проживавшие на территории фашистской Германии в границах 1938 г. - Прим. пер.

 

[6]Бывший начальник Генерального штаба, в результате государственного переворота в июле 1943 г. сменивший Муссолини на посту премьер-министра и 8 сентября объявивший о капитуляции Италии. - Прим. пер.

 

[7]Колумбийский священник, примкнувший впоследствии к партизанской группировке маоистского толка. - Ирин. пер.

 

[8]Говорящее имя; в переводе с немецкого: "я хочу". - Прим. пер.

 

[9]Свой вывод я сделала на основании многолетнего психоаналитического опыта и была просто поражена, обнаружив в необычайно увлекательной книге Марианны Крюлл (Marianne Kriill, 1979) почти полное совпадение ее взглядов с моими. Марианна Крюлл - социолог, стремящаяся найти на практике подтверждение своим теоретическим выкладкам. Она специально съездила в город Фрейберг, где родился Фрейд, и довольно долго стояла в его маленькой комнате, пытаясь представить и понять, какие ощущения копились тогда в сознании маленького Зигмунда.

 

[10]Zoo - сокращенное название центрального берлинского вокзала Zoologischer Garten. - Прим. пер.

 

[11]В книге Вильяма Нидерланда "Последствия преследования" (William G. Niederland. Folgen der Verfolgung, 1980) с точки зрения психиатра весьма убедительно показана ситуация, когда бывший заключенный сталкивается с полнейшим непониманием со стороны окружающих.

 

[12]Оба брата носили одну и ту же фамилию, но в метрических книгах она была записана по-разному. Это связано с особенностями немецкой орфографии и немецкого произношения. - Прим. пер.

 

[13]Гражданский чин в Австро-Венгрии.

 

[14]В изданном Рэй Хельфер и Генри Кемпе в 1979 г. сборнике статей (Ray Е. Heifer, С. Henry Kempe, "Das geschlagene Kind") содержится множество глубоких и эмоционально написанных статей о мотивах истязания именно младенцев.

 

[15]Во время чтения корректуры я узнала, что два семейных журнала также решились на столь смелый шаг.

 


Дата добавления: 2015-04-11; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты