Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА




Читайте также:
  1. C. 4.35. 13). - Авторитетом права прямо признается, что доверенное лицо отвечает за dolus и за всякую culpa, но не за casus, которого нельзя было предусмотреть.
  2. I.2.1) Понятие права.
  3. I.2.3) Система римского права.
  4. I.3.1) Развитие римского права в эпоху Древнего Рима.
  5. I.3.2) Историческое восприятие римского права.
  6. II. Обязанности и права призывников
  7. II. По правовому основанию различались иски цивильного права и иски преторские.
  8. II.3. Закон как категория публичного права
  9. III. ИСТОЧНИКИ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ПРАВА
  10. Ius gentium и его роль в истории права

 

§ 1. Наименование и понятие международного частного права. § 2. Значение и тенденции развития международного частного права в современных условиях. § 3. Содержание отношений и природа норм международного частного права. § 4. Система международного частного права. § 5. Обзор литературы по международному частному праву

 

Литература

 

Перетерский И.С., Крылов С.Б. Международное частное право. М., 1959. С. 5 - 19; Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право. М., 1984. С. 3 - 17; Галенская Л.Н. Международное частное право. Л., 1983; Международное частное право / Под ред. К.Г. Матвеева. Киев, 1985. С. 5 - 36; Корецкий В.М. Избранные труды. Киев, 1989. Кн. 1. С. 224 - 225; Кн. 2. С. 4 - 125; Перетерский И.С. Система международного частного права // Сов. государство и право. 1946. NN 8 - 9. С. 17 - 30; Садиков О.Н. Развитие советской науки международного частного права // Ученые записки ВНИИСЗ. 1971. Вып. 23. С. 78 - 90; Лебедев С.Н. О природе международного частного права // Сов. ежегодник международного права. 1979. М., 1980. С. 61 - 80; Брагинский М.И. О природе международного частного права // Проблемы совершенствования советского законодательства. Труды ВНИИСЗ. М., 1982. Вып. 24. С. 146 - 160; Маковский А.Л. Проблема природы международного частного права в советской науке // Труды ВНИИСЗ. М., 1984. Вып. 29. С. 206 - 224; Рубанов А.А. Теоретические основы международного взаимодействия национальных правовых систем. М., 1984; Международное частное право: Современные проблемы. Кн. 1 - 2 / Отв. ред. М.М. Богуславский. М., 1993; Международное частное право: Современные проблемы / Отв. ред. М.М. Богуславский. М., 1994; Правовое положение иностранных граждан в России: Сб. нормат. актов / Вступ. ст. А.Л. Маковского. М., 1996; Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. М., 1996; Он же. Нормы международного права в правовой системе России. М., 1997; Звеков В.П. Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации и некоторые вопросы международного частного права // Сборник памяти С.А. Хохлова. Гражданский кодекс России. Проблемы, теория, практика. М., 1998. С. 154 - 163; Иссад М. Международное частное право / Пер. с фр. М., 1989. С. 24; Чешир Дж., Норт П. Международное частное право. М., 1982. С. 17 - 30; Международное частное право: Сб. документов / Сост. К.А. Бекяшев и А.Г. Ходаков. М., 1997. С. 1 - 188; Маковский А.Л. Новый этап в развитии международного частного права в России / Журнал российского права. 1997. N 1. С. 147 - 151; Мюллерсон Р.А. Соотношение международного и национального права. М., 1982; Маковский А.Л. Концепция развития российского законодательства в сфере международного частного права // Концепция развития российского законодательства. М., 1998; Грабарь В.Э. Материалы к истории литературы международного права в России. М., 1958; Богуславский М.М. Вклад В.М. Корецкого в советскую науку международного частного права // Идеи мира и сотрудничества в современном международном праве. Киев, 1990. С. 218 - 236; Богуславский М.М. Иван Сергеевич Перетерский (советские ученые-юристы и педагоги) // Правоведение. 1982. N 6. С. 76 - 84; Кудряшов С.М. Страницы истории: Николай Павлович Иванов (Зарождение науки международного частного права в России) // Московский журнал международного права. 1994. N 4; Абдуллин А.И. Становление и развитие науки международного частного права в России: проблема понимания природы международного частного права в работах российских правоведов // Журнал международного частного права. 1996. N 3. С. 13 - 19.



Новая литература. Звеков В.П. Международное частное право: Учебник. М., 2004. С. 21 - 65; Ануфриева Л.П. Международное частное право. Общая часть. М., 2000. Т. 1. С. 1 - 72; Международное частное право: Учебник / Под ред. Г. К. Дмитриевой: 2-е изд. М., 2003. С. 7 - 67; Международное частное право: Учебник / Под ред. Н.И. Марышевой. М., 2004. С. 17 - 32; Гаврилов В.В. Международное частное право: 2-е изд., перераб. и доп. М., 2002; Проблемы международного частного права. Сб. статей, посвященный памяти Лазаря Адольфовича Лунца / Под ред. Н.И. Марышевой. М., 2000. С. 5 - 67, 206 - 215; Лунц Л.А. Курс международного частного права в трех томах (переиздание трехтомного курса Л.А. Лунца в одном томе со статьей Н.И. Марышевой и А.И. Минакова "Лазарь Адольфович Лунц - выдающийся российский ученый"). М., 2002. С. 4 - 12; Кох Х., Магнус У., Винклер фон Моренфельс П. Международное частное право и сравнительное правоведение. М., 2001; Кудашкин В.В. Правовое регулирование международных частных отношений. СПб., 2003; Ануфриева Л.П. Соотношение международного публичного и международного частного права: правовые категории. М., 2002; Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М., 2002; Садиков О.Н. Профессор А.Н. Макаров и его вклад в становление международного частного права // Журнал российского права. 2001. N 2. С. 142 - 149; Садиков О.Н. Из истории юридической науки в России: барон Б.Э. Нольде (1876 - 1948 гг.) / Государство и право. 2002. N 1. С. 90 - 93; Зыкин И.С. Развитие международного частного права в свете принятия части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации // Государство и право. 2002. N 12. С. 55 - 61; Вельяминов Г.М. Международное экономическое право и процесс (академический курс): Учебник. М., 2004. С. 35 - 50, 276 - 299; Ерпылева Н.Ю. Понятие, предмет, система и источники международного частного права / Международное публичное и частное право. 2002. N 1. С. 18 - 30; Абдуллин А.И. Об истоках международного частного права в России // Журнал российского права. 2003. N 5. С. 140 - 148; Канашевский В.А. К вопросу о содержании категорий "отношение, осложненное иностранным элементом" и "применимое право" в международном частном праве // Журнал международного частного права. 2002. NN 2 - 3. С. 3 - 20; Ануфриева Л.П. К вопросу о теории международного частного права // Московский журнал международного права. 2003. N 1. С. 3 - 19; Базедов Ю. Унификация международного частного права в Европейском Союзе // Московский журнал международного права. 2004. N 1; Международное частное право: иностранное законодательство / Предисл. А.Л. Маковского; сост. и научн. ред. А.Н. Жильцов, А.И. Муранов. М., 2001.





 

§ 1. Наименование и понятие международного частного права

 

Международное частное право - это самая непонятная юридическая дисциплина. Ее название (private international law) было впервые предложено американским автором Джозефом Стори в 1834 г. В Европе это название стало повсеместно применяться начиная с 40-х гг. XIX в. (droit international prive, Internationales Privatrecht, diritto internazionale privato, derecho international privato). В западной литературе было предложено более 20 других названий (например, межгосударственное частное право), но все они признания не получили. Первая оригинальная работа в России Н.П. Иванова, посвященная этому предмету, была издана в 1865 г. в Казани под названием "Основания частной международной юрисдикции".

Непонятностью для широких кругов названия и самого содержания этого предмета объясняется появление в начале прошлого века в России научно-популярной брошюры С.В. Рождественского "Два этюда" (1916), в которой автор пытался объяснить читателю в одном из этих "этюдов", как устроен человеческий глаз, а в другом - что такое так называемое частное международное право. Мне уже приходилось приводить и другой анекдотический факт непонимания этого предмета: когда одна из героинь романа М. Алданова "Пещера" сказала, что она после окончания юридического факультета хочет заняться подготовкой работы по международному частному праву, другая спросила ее: "Это что еще за мура такая?" Конечно, в современных условиях интернационализации хозяйственной жизни, усиления взаимозависимости государств, научно-технической и информационной революции, невиданной ранее миграции населения эта юридическая дисциплина приобрела во всем мире не только теоретическое, но и большое практическое значение. В самом названии предмета, на что обращалось внимание в современной отечественной литературе, слово "частное" является определяющим. Частное право следует понимать в широком смысле этого слова, речь идет не об отношениях "по вертикали" (например, между государством и гражданином), а об отношениях "по горизонтали". Международное частное право, так же как гражданское, семейное и трудовое, регулирует имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на началах равенства сторон.

Однако существует одно принципиальное отличие между частноправовыми отношениями, регулируемыми нормами внутреннего права, и аналогичными отношениями, регулируемыми нормами международного частного права. Поясним это на примере семейно-правовых отношений. Заключение брака между гражданами одного и того же государства в какой-либо стране полностью регулируется нормами семейного права страны, в которой заключается брак. Однако если один из вступающих в брак - гражданин иностранного государства, то это уже отношения, регулируемые нормами международного частного права.

С большей степенью условности можно выделить три группы возникновения отношений такого рода:

1) один из субъектов отношений является иностранным физическим или юридическим лицом (например, российская компания и немецкая организация заключают контракт о поставке нефти, турецкая фирма участвует в строительстве объекта в России);

2) объект отношения (имущество, авторские права) находится на иностранной территории (например, имущество, которое должно перейти по наследству к гражданину Армении, находится в США; роман "Доктор Живаго" Бориса Пастернака впервые публикуется не в Советском Союзе, а в Италии);

3) юридический факт, с которым связано возникновение, изменение или прекращение правоотношений, происходит за границей: причинение вреда, смерть физического лица, регистрация фирмы и т.п. (например, самолет военно-воздушных сил США повредил подъемник на горнолыжном курорте в Италии, в результате чего погибло 20 туристов).

Как отмечалось в нашей литературе, в конкретном правоотношении подобные варианты могут присутствовать в любых сочетаниях, включая и случаи, когда все три изложенные выше схемы воплощаются в одной практической ситуации (например, два брата, имеющие российское гражданство, вступают в спор между собой и со своим родственником, проживающим в Израиле, из-за наследства, открывшегося в Германии после смерти их отца). Тем не менее в составе правоотношения достаточно наличия хотя бы одного из указанных элементов, чтобы оно имело иностранный, или международный, характер. Термин "международный характер" сам по себе условен, более правильным было бы говорить о наличии какого-то иностранного элемента в частноправовых отношениях.

Применительно к гражданско-правовым отношениям новое российское законодательство (часть третья ГК РФ) пошло именно по этому пути. Так, в ст. 1186 ГК говорится о гражданско-правовых отношениях с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо гражданско-правовых отношениях, осложненных иным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей. Являются ли приведенные выше отношения международными? С правовой точки зрения - нет, потому что в международном праве под международными отношениями понимаются прежде всего межгосударственные отношения. В международном частном праве речь идет об отношениях между субъектами различных государств (физическими и юридическими лицами), если же государство становится субъектом таких отношений, то эти его отношения будут регулироваться нормами международного частного права (см. гл. 6). Они так же, как и другие отношения в сфере международного частного права, не будут иметь властного характера. В отечественной литературе отношения, регулируемые нормами международного частного права, обычно определяются как совокупность частноправовых отношений особого рода, возникающих в условиях международного общения, или как система отношений частноправового характера с иностранным элементом. Таким образом, можно прийти к выводу, что термин "международное" в названиях "международное право" и "международное частное право" не следует понимать однозначно.

Этот вывод ни в коей мере не умаляет роли международного права, его общепризнанных принципов и норм для регулирования соответствующих отношений в сфере международного частного права. Включение в Конституцию РФ (ч. 4 ст. 15) положений о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, означает, что, во-первых, открывается возможность для судов и других органов государства применять непосредственно нормы международного права, во-вторых, заинтересованные физические и юридические лица могут ссылаться непосредственно на эти нормы при разрешении споров.

Возвращаясь к вопросу о наименовании, отметим, что одним и тем же термином "международное частное право" обозначаются и система норм (отрасль права), и отрасль правоведения. По сравнению с названиями других отраслей права название "международное частное право" не является общепризнанным.

Все три элемента данного названия часто оспариваются. Одни авторы утверждают, что это не международное, а внутреннее право (см. § 3 этой главы), другие указывают, что это не частное право, и, наконец, есть и такие, которые считают, что это вообще не право, а чисто технические правила о выборе законодательства. Последнее утверждение, в отличие от первых двух, не имеет какой-либо серьезной основы (см. гл. 3).

Приведем в качестве примера высказывание по поводу этого наименования из учебника Г. Кегеля и К. Шуринга: название "международное частное право" явно неточно. Речь идет не о международном, а о национальном (внутригосударственном) праве, и не о материальном частном праве, а о праве коллизионном. Однако сущность это название выражает достаточным образом.

В прошлом в советской юридической литературе также были высказаны возражения против термина "международное частное право" со ссылкой на отсутствие деления всего права на публичное и частное.

Однако несмотря на несоответствие названия "международное частное право" тем отношениям, которые оно регулировало в СССР, этот термин неизменно сохранялся и применялся и в учебной, и в научной литературе. В настоящее время это название общепринято в России и других государствах - участниках СНГ.

 

§ 2. Значение и тенденции развития международного

частного права в современных условиях

 

Значение международного частного права возрастает прежде всего в связи с интернационализацией хозяйственной жизни. Для современного мира характерна экономическая взаимозависимость государств, расширение не только традиционных форм внешнеэкономических связей, но и таких сравнительно новых форм, как лизинговые операции, франчайзинг и др. Иностранные капиталовложения активно участвуют в экономике различных стран, развивается промышленное и научно-техническое сотрудничество, возникают новые и совершенствуются старые формы участия иностранных компаний в строительстве различных объектов, освоении природных ресурсов.

Создание всемирной компьютерной сети и других технических достижений в области информатики поставило перед международным частным правом ряд совершенно новых проблем, связанных с охраной авторских прав, поскольку электронное копирование и распространение информации стало осуществляться в широких масштабах.

Технический прогресс делает возможным транснациональное использование информационных данных, достижений науки, техники и культуры, а успехи в освоении космоса - коммерциализацию космоса; однако отрицательные последствия научно-технического прогресса, загрязнение окружающей среды не могут быть ограничены пределами территории какого-либо одного государства (например, трагедии в Чернобыле и Бхопале).

Для международного частного права большую роль играет гуманизация международных отношений. В центре внимания всех государств - участников международного общения должны быть человек, его заботы, права и свободы. Защита прав человека - одна из задач международного частного права.

Взаимозависимость государств находит свое выражение в расширении сотрудничества в самых различных сферах, в резко увеличившемся объеме общения и контактов между людьми независимо от их гражданства и места проживания.

Расширение и углубление международной унификации норм права потребует при дальнейшем совершенствовании внутреннего регулирования более тщательного учета норм международных соглашений. Тенденцией развития международного частного права в современных условиях во всем мире является кодификация коллизионных и материальных норм международного частного права, которая осуществляется либо путем создания специальных законов о международном частном праве, либо путем кодификации международно-правовых норм прежде всего в сфере гражданского и гражданско-процессуального законодательства. Обновление законодательства либо принятие полностью новых актов призвано способствовать активной интеграции государства в мировую экономику.

Интерес к международному частному праву в России объясняется рядом специфических причин:

- выход на международный рынок широкого круга предприятий и организаций во многих субъектах РФ;

- расширение процессов трудовой миграции;

- расширение самых различных контактов российских граждан с иностранцами, порождающих правовые последствия;

- вступление России в Совет Европы, в ряд международных организаций, подготовка вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО);

- возможность использования норм международного частного права для большего обеспечения прав бывших граждан Советского Союза, оказавшихся не по своей воле в тяжелом положении за пределами России;

- резкое увеличение в государственных и третейских судах дел с иностранным участием.

Интеграция России в мировую экономику делает необходимым:

- дальнейшее совершенствование международных договоров, а главное - более эффективное использование их положений для защиты за рубежом экономических интересов государства в целом, российских предприятий и российских граждан;

- создание стабильного правового климата для иностранных инвестиций в нашей стране;

- приведение ее внутреннего законодательства в соответствие с нормами и правилами ВТО.

Особое значение имеет принятие третьей части Гражданского кодекса РФ, содержащей развернутую систему норм международного частного права, отражающей современные тенденции в этой области и восполняющей существенные пробелы предшествующего законодательства. Не следует, однако, исключать и возможности принятия в будущем специального закона о международном частном праве и международном гражданском процессе, а также присоединения России к ряду универсальных международных соглашений в области международного частного права и/или их ратификации. Приоритетным для нашей страны остается использование принципов и норм международного частного права для обеспечения эффективной защиты прав и законных интересов наших граждан и соотечественников в государствах СНГ, Балтии, а также в других странах.

В связи с проведением судебной реформы в нашей стране важной задачей стало решение ряда проблем процессуального характера, и прежде всего совершенствование международной правовой помощи и создание системы взаимного признания и исполнения иностранных судебных решений, а также решений международных коммерческих арбитражных судов.

 

§ 3. Содержание отношений и природа норм

международного частного права

 

1. Отвечая на вопрос, о каких отношениях, регулируемых нормами международного частного права, идет речь, обычно говорят о двух основных группах. Первая - экономические, хозяйственные, научно-технические и культурные отношения в той их части, которая подпадает под действие норм международного частного права. В данном случае задача международного частного права состоит в регулировании деловых связей организаций и фирм различных стран. Особое значение приобретает для России создание благоприятного климата для иностранных инвестиций, содействие экономической интеграции со странами СНГ.

Вторая - отношения с участием иностранцев, затрагивающие их имущественные и личные неимущественные, семейные, трудовые и другие права частноправового характера. Речь идет, например, о создании гарантий и обеспечении прав в случаях заключения смешанных браков (а их число растет), и особенно защиты интересов усыновленных детей. Таким образом, нормы международного частного права определяют правовое положение иностранных граждан в России и российских граждан за рубежом. Для российского государства и его органов особую актуальность имеет использование норм и принципов международного частного права для защиты законных прав и интересов россиян, проживающих за рубежом. Известно, что всесторонняя защита прав и интересов российских граждан и соотечественников за рубежом - это одна из основных целей внешней политики нашего государства. Нормы, регулирующие эти отношения, входят в состав международного частного права.

Отметим, что в российской литературе, в отличие от литературы подавляющего большинства других государств, не прекращаются дискуссии по вопросу о том, следует ли международное частное право как совокупность правовых норм относить к системе международного права или же к системе внутреннего (национального) права.

Господствующая же точка зрения в мире исходит из того, что международное и национальное (внутригосударственное) право действуют в различных сферах, представляют собой самостоятельные правовые системы, которые не находятся в соподчинении, но между ними существует сложное взаимодействие. В современном мире есть только два вида систем права - международное право и национальные системы права; международное частное право является частью национальных систем права различных государств. Нормы международного частного права - часть национальной правовой системы, они создаются государством самостоятельно и регулируют не публично-правовые, а частноправовые отношения, осложненные иностранным элементом.

Нормы международного публичного и международного частного права служат одной и той же цели - созданию правовых условий развития международного сотрудничества в различных областях. Общее состоит в том, что в обоих случаях речь идет о международных отношениях в широком смысле этого слова, т.е. отношениях, выходящих за пределы одного государства, связанных с двумя или несколькими государствами. Но нормы международного частного права регулируют не публично-правовые, а частноправовые отношения. "Международное" оно лишь в том смысле, что регулирует отношения, осложненные иностранным элементом (И.И. Лукашук).

Первое отличие международного частного права от международного публичного права касается самого содержания регулируемых отношений. В международном публичном праве главное место занимают политические взаимоотношения государств - вопросы обеспечения мира и международной безопасности, суверенитета государств, невмешательства, проблемы разоружения. Удельный вес правовых вопросов международной торговли, вопросов урегулирования экономического сотрудничества в международном публичном праве все время возрастает, что позволяет говорить о формировании международного экономического права. Но регламентируемые им отношения носят не гражданско-правовой, а межгосударственный характер. Что же касается международного частного права, то оно регулирует особую группу частноправовых отношений, которые имеют международный характер. Это прежде всего имущественные отношения. Наряду с имущественными отношениями в международном обороте возникают и связанные с ними неимущественные отношения (например, в области авторского и патентного права), которые также относятся к сфере регулирования международного частного права.

С отличием по предмету регулирования международного публичного и международного частного права тесно связано второе отличие - по субъектам отношений. Основными субъектами международного публичного права являются государства. Признается также правосубъектность межгосударственных организаций, которые являются вторичными (производными) субъектами. В международном же частном праве основным субъектом является не государство, хотя государство и может выступать в этом качестве, а отдельные лица - физические и юридические. Физические лица - это граждане, а юридические лица - это государственные организации, акционерные общества, частные фирмы, предприятия, научно-исследовательские и иные организации.

Отношения между государствами - сфера международного публичного права, в то время как отношения между юридическими лицами и гражданами государств - сфера международного частного права. Когда государства заключают договоры о торговле и мореплавании, то между ними устанавливаются отношения международного публичного права, а когда наши организации и предприятия заключают внешнеторговые сделки с иностранными фирмами, то возникают уже отношения международного частного права.

Таким образом, в международном частном праве сторонами в отношениях могут быть как граждане, так и юридические лица. Бывают случаи, когда и государство как таковое становится субъектом соответствующих отношений, но эти случаи не являются для международного частного права типичными. Если государство выпускает заем или предоставляет концессию, оно непосредственно участвует в этих отношениях. Государство может также явиться наследником имущества, которое осталось за границей. Но в подавляющем большинстве случаев в качестве субъекта международного частного права выступают граждане или юридические лица различных государств.

Можно с определенными оговорками говорить и о третьем отличии международного частного права от международного публичного права. В международном публичном праве роль основного источника регулирования отношений играет международный договор. В международном частном праве международные договоры также имеют большое значение, но их правила в одних государствах входят в состав правовой системы данной страны, они должны применяться непосредственно, хотя и не растворяются в этой системе, а занимают в ней особое положение, а в других - они могут применяться лишь после того, как это будет в определенной форме санкционировано государством.

Кроме таких норм договорного происхождения существенное значение - и это типично именно для международного частного права - имеют источники чисто внутреннего характера - законодательство, судебная и арбитражная практика.

Международное частное право имеет и другие отличия от международного публичного права, обусловленные в конечном счете неодинаковым характером предмета регулирования (разный порядок рассмотрения споров, применения санкций в случае нарушения прав и т.д.).

Однако эти две правовые системы не отделены друг от друга резкой разграничительной линией. Существует тесная связь между нормами и институтами международного публичного и международного частного права.

Связь международного публичного права и международного частного права проявляется прежде всего тогда, когда в качестве источника международного частного права применяются нормы, сформулированные первоначально в качестве правил международного договора, а затем трансформированные в нормы внутреннего законодательства. Возьмем в качестве примера международные договоры, содержащие унифицированные материально-правовые нормы, роль и значение которых в области международного частного права все время возрастают. Государства - участники такого договора обязались ввести эти нормы в свое внутреннее законодательство. Поэтому данные нормы следует рассматривать как составную часть содержания международно-правовых обязательств государств. В то же время эти нормы нельзя не признать и нормами гражданско-правовыми, поскольку их назначение - регулировать отношения гражданско-правового характера. И в конечном счете указанные нормы станут регулировать такие отношения субъектов из различных государств - участников международного договора. Таким образом, в двойственной природе подобных унифицированных норм международных договоров, предназначенных для единообразного регулирования имущественных отношений с иностранным элементом, также проявляется правовая связь между международным публичным и международным частным правом.

В современной доктрине общепризнанным является положение о том, что роль международных договоров как источников международного частного права повышается. Во второй половине XX в. число международных договоров, как многосторонних, так и двусторонних, содержащих нормы по вопросам международного частного права, резко возросло. Особенно это проявляется в области международного торгового права.

Связь между международным публичным и международным частным правом проявляется и в том, что в международном частном праве используется ряд общих начал международного публичного права. Определяющее значение здесь имеют прежде всего принципы суверенитета государств, невмешательства во внутренние дела, недопущения дискриминации (принцип недискриминации). В области международного частного права, нормы которого в значительной степени формируются каждым государством самостоятельно, большое значение имеет принцип соблюдения каждым государством как своих договорных обязательств, так и общеобязательных для всех государств норм и принципов международного права. В нашей литературе на это справедливо обращал внимание С.Н. Лебедев.

Применяемые российским государством нормы как международного частного, так и международного публичного права направлены на правовое оформление экономических, научно-технических и культурных связей России с другими странами, служат развитию широкого международного сотрудничества. В практике международных отношений эти нормы, а также соответствующие методы регулирования часто взаимодействуют, сохраняя при этом свою специфику и самостоятельное значение.

В ряде случаев и международное частное право, и международное публичное право регулируют общий комплекс одних и тех же отношений, но с использованием своих специфических для каждой из этих систем методов.

В литературе конца XIX в. нередко содержались утверждения, согласно которым в коллизионных принципах lex loci actus (закон места совершения акта) и lex rei sitae (закон местонахождения вещи) или же в принципе автономии воли сторон усматривались нормы международного обычного права.

Выдвинутые крупными юристами-международниками Э. Цительманом и Ф. Каном в конце XIX в. теории такого рода так и остались теоретическими построениями, не получившими подтверждения в международно-правовой практике, поскольку каждое государство устанавливало в своем законодательстве, по каким вопросам должны быть введены коллизионные нормы и каково должно быть содержание таких норм. К. Келлер и К. Сир исходят из того, что такие якобы обычные международно-правовые нормы могут в одностороннем порядке изменяться автономным правом отдельного государства или же вообще не применяться.

Таким образом, нельзя утверждать, что в общем международном праве имеются обязательные императивные нормы (jus cogens), предписывающие, какое право подлежит применению к правоотношению с иностранным элементом.

Следует остановиться и на вопросе соотношения общего международного права с международным частным правом, который стал весьма актуальным в последние годы. Речь идет о проблеме экстерриториального применения национального права. В определенных, строго ограниченных случаях с согласия одного государства на его территории могут осуществляться действия органов другого государства.

Новая ситуация возникла в связи с тем, что экстерриториальное применение картельного, валютного, внешнеэкономического законодательства, в частности законодательства об экспортном контроле одной страны в другой, вступает в конфликт с законодательством этой другой страны. В результате такой ситуации, как совершенно справедливо отмечали К. Келлер и К. Сир, свое государство может перестать быть хозяином в собственном доме, в то время как иностранное государство прямым или косвенным образом будет определять внутреннюю хозяйственную политику этого государства. Еще в 1996 г. был принят действующий и в настоящее время Регламент ЕЭС N 2271/96 о защите от последствий экстерриториального применения правовых актов, принятых в третьей стране (в приложении были указаны законодательные акты США в отношении Кубы, Ирана и Ливии).

2. Исторически основу международного частного права всегда составляли так называемые коллизионные нормы. Существенная особенность регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом состоит в том, что в ряде случаев нормы международного частного права не содержат прямого ответа, прямого предписания, как нужно решить тот или иной вопрос. Эти нормы указывают лишь, какое законодательство подлежит применению. Нормы такого рода называются коллизионными (см. гл. 3).

Типичным примером применения коллизионных норм в практике существования еще советского государства является следующее дело. Всесоюзное объединение "Совэкспортфильм" заключило договор с английской фирмой "Ромулус филмс лтд." о прокате в Великобритании советского кинофильма "Спящая красавица". В связи с утратой одной части фильма английская фирма в 1967 г. предъявила иск к объединению о возмещении убытков. Вопросы возмещения убытков в контракте определены не были. Возник, в частности, вопрос о том, должны ли возмещаться положительный ущерб и так называемая упущенная выгода в случае фактической невозможности исполнения, если такая невозможность возникла по вине одной из сторон. Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно знать, какое право подлежит применению к данному контракту. Поскольку договор был заключен в Лондоне, к нему были применены нормы английского права.

Коллизионные нормы с юридико-технической точки зрения представляют собой наиболее сложные нормы, входящие в область международного частного права. Совокупность таких норм, применяемых каждым государством, составляет коллизионное право. Наша доктрина исходит из того, что международное частное право не может быть сведено только к коллизионному праву. Коллизионное право составляет наиболее сложную и весьма существенную часть международного частного права, но коллизионными вопросами содержание международного частного права отнюдь не исчерпывается.

3. В сферу международного частного права необходимо включить все нормы, регулирующие гражданско-правовые отношения с иностранным элементом. Так следует сделать потому, что определяющее значение имеет сам характер отношений, предмет регулирования, а не метод регулирования. Может применяться несколько методов, при этом один из них не исключает применения другого. Материально-правовой метод и коллизионный метод - это два способа регулирования отношений с иностранным элементом, причем наиболее совершенным является первый способ (см. гл. 3), при котором происходит непосредственное применение материальной нормы без обращения к коллизионной норме. Исходя из такого подхода, к международному частному праву должны быть отнесены материально-правовые нормы, унифицированные путем заключения международных соглашений.

В объяснительной записке представителя Венгрии, направленной в 1965 г. Генеральной Ассамблее ООН, по вопросу о мерах, которые должны быть приняты для прогрессивного развития в области международного частного права, отмечалось, что "для целей, имеющихся в виду в настоящее время, под "развитием международного частного права" понимается не столько какое-либо международное соглашение о нормах коллизионного права, применяемых национальными и арбитражными судами, сколько унификация частного права, главным образом в области международной торговли (как, например, унификация правовых норм, касающихся международной продажи товаров или составления контрактов)". Это положение применимо в полной мере и к регулированию отношений в областях научно-технического и культурного сотрудничества, морских, железнодорожных и воздушных перевозок.

Процесс интернационализации хозяйственной жизни ускорил процесс унификации материально-правовых норм в областях торговли, транспорта и др. На значении унификации норм с помощью международных соглашений следует остановиться более подробно.

Была осуществлена унификация в многочисленных международных универсальных и региональных конвенциях не только материально-правовых норм, но и норм коллизионных. В одних областях (поставки товаров, отношения по специализации и кооперированию, по перевозке) такие коллизионные нормы дополняли унифицированные материально-правовые нормы, в других - имели самостоятельное значение (в семейных, наследственных правоотношениях). Последнее объясняется тем, что в некоторых областях отношений существенную роль играют исторические, национальные и иные особенности. Поэтому унификация материально-правовых норм была бы здесь преждевременной, а унификация коллизионных норм путем заключения двусторонних соглашений (договоров о правовой помощи) оказалась бы эффективной.

Практика показала, что наиболее целесообразным является заключение таких соглашений, направленных на унификацию правового регулирования отношений между хозяйственными организациями различных стран, в которых установление единообразных материально-правовых норм дополняется унифицированными коллизионными нормами, отсылающими к национальному законодательству, подлежащему применению по вопросам, не урегулированным такими нормами. Применительно к сфере торгового мореплавания в нашей литературе (А.Л. Маковский) отмечалось, что материально-правовая унификация должна касаться основных вопросов регулирования в сочетании с другими методами регулирования, в том числе с решением в тех же международных соглашениях относительно менее важных вопросов путем установления унифицированных коллизионных норм. Особый характер носит унификация международного частного права в ЕС, в состав которого входит 25 государств (см. § 2 гл. 2).

Таким образом, в состав международного частного права входят как коллизионные, так и материально-правовые нормы, регулирующие гражданско-правовые отношения с иностранным элементом, которые возникают в областях международного экономического, научно-технического и культурного сотрудничества, а также нормы, определяющие гражданские, семейные, трудовые и процессуальные права иностранцев. Тем самым, включая унифицированные нормы в состав международного частного права, подлежащего применению в силу коллизионных норм, мы с учетом специфических особенностей права придерживаемся широкой концепции международного частного права. В состав международного частного права как отрасли правоведения входит и международное гражданское процессуальное право (см. об этом подробнее в гл. 18).

4. В доктрине международного частного права различных государств вопрос о предмете этой отрасли права решается неодинаково.

В работах английских (А. Дайси, Дж. Чешир, П. Норт) и американских (Дж. Биль, Г. Гудрич) авторов рассматриваются как вопросы выбора права (choice of law), так и вопросы подсудности (juridiction), т.е. правила о том, какие споры по правоотношениям с иностранным элементом должны рассматриваться местными судами, а какие - судами других государств. Такой процессуальный подход к проблемам международного частного права приводит в ряде случаев к ограничению применения иностранных законов и, соответственно, к расширению сферы действия внутреннего права.

Во Франции доктрина (А. Батиффоль, П. Саватье) относит к международному частному праву прежде всего нормы о гражданстве, имея в виду правила о французском гражданстве (nationalite). В курсах и учебниках традиционно рассматривается правовое положение во Франции иностранцев (condition des etrangers), т.е. правила внутреннего материального права по широкому кругу вопросов (въезд, пребывание иностранцев, их имущественные и иные права), и только после рассмотрения этих двух комплексов изучаются вопросы коллизии законов (conflit des lois) и международной подсудности (conflit de juridicion).

Более широкий подход характерен для работ И. Лусуарна и П. Бореля (Франция), П. Лалива (Швейцария) и др.

Германские юристы Л. Раапе, Г. Кегель, К. Шуринг, К. Сир, Т. Раушер и другие сводят международное частное право к коллизионному праву. В ряд учебников, вышедших в последние годы (К. Сира, Т. Раушера и др.), включено рассмотрение вопросов международного гражданского процессуального права и процессуального права Европейского союза. Г. Кегель и К. Шуринг включили в свой учебник (хотя и в виде приложения) вопросы международного гражданского процесса, международного "права экспроприации", международного валютного права, права картелей и международного регулирования права культурных ценностей, оговорив публично-правовой характер этой проблематики.

По мнению М. Иссада (Алжир), в современных условиях международное частное право не может быть ограничено коллизионным правом. В более широком смысле, считает он, "международное частное право - это право, регулирующее международные отношения независимо от применяемых методов. Методов может быть множество, и один не должен исключать другой".

Чешский юрист П. Каленский относит к этой области и коллизионные, и материально-правовые нормы.

Китайская доктрина (Ияо Хуанг, Рен Лишенг, Лью Динг), как правило, исходит из широкого подхода к международному частному праву, относя к нему все случаи регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом (китайская теория "большого международного частного права"), однако Ли Хоа Пей рассматривает международное частное право как исключительно коллизионное право (теория "маленького международного частного права").

По вопросу о том, входит ли международное частное право в состав международного права или же относится к внутреннему праву, в советской юридической литературе были высказаны различные точки зрения. По мнению ряда авторов (С.Б. Крылов, М.А. Плоткин, С.А. Голунский, М.С. Строгович, В.Э. Грабарь, А.М. Ладыженский, Ф.И. Кожевников, С.А. Малинин, В.И. Менжинский, И.П. Блищенко, Л.Н. Галенская), нормы международного частного права входят в состав международного права в широком смысле слова. В обоснование этой точки зрения указывалось не только на глубокую связь, которая существует между международным публичным и международным частным правом, на близкое внутреннее родство между ними, но и на единство источников, которому придавалось решающее значение.

Эта точка зрения основывается на том, что в международном частном праве речь идет о межгосударственных отношениях, затрагивающих вопросы гражданского права. При этом обращалось внимание на то, что всякий спор, конфликт в гражданско-правовой области между отдельными фирмами, даже спор о разводе между гражданами разных государств может в конечном счете перерасти в конфликт между государствами.

Была высказана и иная точка зрения, исходящая из того, что вопрос о природе норм международного частного права решается прежде всего с учетом характера регулируемых им отношений. Из того факта, что предметом регулирования в международном частном праве являются отношения гражданско-правового характера, заключали, что международное частное право входит в состав гражданского, внутреннего, права, а наука международного частного права является одной из гражданско-правовых наук. Этот вывод был сделан И.С. Перетерским, а затем подробно обоснован в многочисленных трудах Л.А. Лунца, и прежде всего в его классическом трехтомном курсе международного частного права, переизданном в 2002 г.

Из данной точки зрения исходят в своих работах по международному частному праву такие авторы, как А.Б. Альтшулер, М.И. Брагинский, И.А. Грингольц, С.А. Гуреев, Г.К. Дмитриева, К.Ф. Егоров, В.П. Звеков, С.Н. Лебедев, А.Л. Маковский, Н.И. Марышева, Г.К. Матвеев, Н.В. Орлова, В.С. Поздняков, М.Г. Розенберг, А.А. Рубанов, О.Н. Садиков и др.

Отнесение международного частного права к внутреннему праву было поддержано в работах И.И. Лукашука, Е.Т. Усенко и в некоторых других трудах по международному публичному праву. В современной учебной литературе Л.П. Ануфриева, поддержав тезис о принадлежности международного частного права к внутригосударственному, оговорила при этом, что определяющим является его международный характер.

Еще И.С. Перетерский обращал внимание на то, что отношения, которые входят в область международного частного права, хотя и являются отношениями гражданско-правовыми, имеют свою специфику. Не будь ее, самостоятельное существование международного частного права не имело бы вообще никакого основания. "Правоотношения, входящие в область международного частного права, - писал он, - хотя и являются гражданскими, представляют собой известное своеобразие, совмещение гражданско-правовых и международно-правовых начал, действующих совместно и неразрывно".

Интернационализация хозяйственной жизни, развитие интеграционных процессов, влияние технического прогресса на правовое регулирование - все это предопределяет тенденцию повышения роли международного договора как источника международного частного права.

В отношении международных договоров следует иметь в виду, что они делятся на самоисполняемые и несамоисполняемые. Первые применяются к отношениям, регулируемым гражданским, семейным, трудовым законодательством непосредственно, что же касается договоров второй категории, то для их применения требуется издание внутригосударственного акта. Это деление учтено в ст. 7 ГК РФ, поскольку в ней говорится о том, что международные договоры РФ применяются к отношениям, регулируемым гражданским законодательством, непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта.

Нормы международного частного права, содержащиеся в международных договорах, становятся частью правовой системы России. Но эти нормы сохраняют автономное положение во внутренней правовой системе каждого государства - участника международного договора. Автономный характер этих норм обусловлен прежде всего тем, что они выражают волю не одного государства, а всех государств - участников договора и что, как правило, цель создания этих норм - регулировать специфические имущественные и иные отношения с международным (иностранным) элементом, а не вообще гражданско-правовые отношения.

Из данного свойства норм, из факта их обособления следует, что, во-первых, нормы нельзя произвольно, без согласия других государств-участников, менять и, во-вторых, толкование их должно осуществляться также единообразно. На это обращается внимание в некоторых международных соглашениях. Так, в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. указывается, что "при толковании настоящей Конвенции надлежит учитывать ее международный характер и необходимость содействовать достижению единообразия в ее применении" (п. 1 ст. 7).

Толкование норм международных договоров осуществляется по иным критериям, чем толкование внутренних законов. Это вытекает из ст. 31 - 33 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. Применяемые в договоре понятия могут не совпадать с понятиями, терминами внутреннего законодательства. В этих случаях рекомендуется учитывать практику и цели договора (ст. 31). Наряду с текстом, включающим преамбулу и приложения, в процессе толкования возможно обращение к дополнительным средствам толкования, в том числе к подготовительным материалам.

Несмотря на тенденцию повышения роли международного договора в сфере международного частного права, внутреннее законодательство продолжает оставаться существенным источником в данной области. При отсутствии международных договоров соответствующие нормы формулируются в законах различных государств, и законодательство одной страны, не говоря уже о судебной практике, может существенно отличаться от законодательства другой страны. Единого международного частного права в настоящее время не существует. Каждое государство, за исключением случаев использования унифицированных норм международных договоров и общих начал международного права, применяет в области регулирования гражданско-правовых и иных частноправовых отношений не одни и те же нормы международного частного права, общие для всех государств, а различные нормы. Поэтому господствующая в российской доктрине точка зрения, сформулированная еще в середине XX в. И.С. Перетерским и Л.А. Лунцем, рассматривает международное частное право как особую отрасль права и относит его (вопреки, казалось бы, названию) к сфере внутригосударственного права.

В то же время в отечественной литературе отмечалось, что ряд норм международного частного права по своему происхождению имеет международно-правовой характер, поскольку они образуются путем заключения международных договоров, другие создаются исключительно в рамках внутреннего законодательства, но все они определяются в конечном счете состоянием международных отношений, внешнеполитической и внешнеэкономической позициями государств, развитием международного сотрудничества в самых различных областях. Как бы мы ни подходили к определению места международного частного права в правовой системе, невозможно отрицать влияние международного сообщества на его развитие, значение для него основополагающих принципов международного права.

Именно поэтому заслуживает особого внимания выдвинутая в отечественной литературе в 20-е гг. XX в. А.Н. Макаровым (см. § 5 настоящей главы), позднее разработанная Р.А. Мюллерсоном и поддержанная В.В. Гавриловым, Г.В. Игнатенко, О.И. Тиуновым и другими учеными точка зрения, согласно которой международное частное право не является частью какой бы то ни было системы права, а представляет собой полисистемный комплекс, состоящий из норм как национального, так и международного права. При этом соответствующие нормы не исключаются из национально-правовых систем или из международного публичного права.

 

§ 4. Система международного частного права

 

В настоящем параграфе рассматривается система международного частного права как учебного курса и как отрасли правовой науки. Ранее уже указывалось, что предметом международного частного права является регулирование гражданско-правовых отношений с иностранным элементом. Этим предопределяются последовательность изложения материала, система деления курса на соответствующие разделы. Она близка к системе построения учебников и курсов гражданского права, хотя и не совпадает с ней.

Учебный курс международного частного права делится на две части: Общую и Особенную. В Общей части рассматриваются вопросы, которые имеют значение для международного частного права в целом, вопросы, которые могут быть, так сказать, вынесены за скобки при анализе норм и институтов, составляющих содержание отдельных тем Особенной части. Общую часть составляет рассмотрение источников международного частного права, ряда общих понятий и принципов, прежде всего методов регулирования, национального режима и режима наибольшего благоприятствования, принципа взаимности, правил о квалификации юридических понятий, об обратной отсылке и отсылке к закону третьей страны, об оговорке о публичном порядке, о действии так называемых сверхимперативных норм в международном частном праве. К Общей части следует отнести и рассмотрение правового положения субъектов гражданско-правовых отношений с иностранным элементом, государства как особого субъекта таких отношений, иностранных юридических лиц и иностранных граждан.

Особенная часть обычно состоит из следующих разделов: 1) право собственности; 2) обязательственное право, и прежде всего договор купли-продажи товаров и договор перевозки; 3) кредитные и расчетные отношения; 4) обязательства из правонарушений; 5) право интеллектуальной собственности; 6) семейное право; 7) наследственное право; 8) трудовые отношения; 9) международное гражданское процессуальное право; 10) рассмотрение споров в международных третейских судах. Вопросам международного процессуального права, в состав которого входят и проблемы трансграничного банкротства, а также третейскому разбирательству уделяется в Особенной части большое внимание. Это вопросы процессуального положения сторон, иностранных граждан и лиц без гражданства, юридических лиц иностранного государства, вопросы подсудности, исполнения судебных поручений, признания и исполнения иностранных судебных решений.

Господствующая точка зрения не относит нормы процессуального характера, регулирующие отношения сторон, к составу норм международного частного права (см. об этом подробнее в § 1 гл. 18), поскольку суд (имеются в виду только государственные суды) - это орган государства, и отношения суда со сторонами - это отношения публично-правового характера. Но в современных условиях все более существенное значение приобретает принцип состязательности и принцип господства сторон в споре (они часто определяют подсудность, играют значительную роль в представлении доказательств). В международных договорах о правовой помощи одновременно регулируются вопросы применения права к соответствующим отношениям (коллизионные вопросы) и вопросы подсудности, т.е. определения того, суд какого государства будет рассматривать спор. Это объясняется тем, что на практике в случае возникновения спора между сторонами определению применимого права всегда предшествует решение процессуальных вопросов, и прежде всего вопроса о подсудности. В этом проявляются связи коллизионных и процессуальных норм в данной сфере. Особенно ярко такая связь видна в широко распространенном в мировой практике обращении к третейскому суду как органу для рассмотрения спора. В этом случае властные отношения вообще отходят на второй план, поскольку орган для рассмотрения спора и, соответственно, порядок рассмотрения избираются сторонами.

Примером проявления этой тенденции является заключение государствами - членами Содружества Независимых Государств Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. (Минская конвенция), а также новой редакции этой Конвенции (Кишиневская конвенция 2002 г.).

В этих Конвенциях разделы и части о личном статусе физических лиц, семейных делах, имущественных правоотношениях, наследовании содержат прежде всего положения о праве, подлежащем применению, а затем о том, суд (или иной орган) какого государства обладает компетенцией в соответствующем случае.

 

§ 5. Обзор литературы по международному частному праву

 

1. В дореволюционной русской литературе в области международного частного права в XIX - начале XX в. наибольшей известностью пользовались труды Н.П. Иванова, К.И. Малышева, Ф.Ф. Мартенса, А.А. Пиленко, П.Е. Казанского, Б.Э. Нольде и М.И. Бруна. Разработка этих проблем, в отличие от международного публичного и гражданского права, началась в России сравнительно поздно. В 1859 г. известный русский цивилист Д.И. Мейер в своих чтениях по русскому гражданскому праву изложил основные положения учения Савиньи о коллизиях законов.

Первой оригинальной работой в России, специально посвященной международному частному праву, была работа Н.П. Иванова (1839 - 1903) "Основания частной международной юрисдикции", изданная в 1865 г. в Казани. Бесспорно, писал Н.П. Иванов, что законодательная власть государства может и даже обязана признавать в известных случаях, внутри своих территориальных пределов, силу иностранных законов - этого требует интерес взаимного общения наций. Однако по его мнению, в отличие от точки зрения Савиньи вопрос о применении права в случае коллизий между законами должен решаться законодательной властью государства, а не судебной. Что же касается суда, то "в случае коллизии между законами отдельных государств судья обязан поступать на основании своего отечественного закона", а именно на основании тех постановлений отечественного законодательства, которые прямо предписывают применение иностранных законов. Автор не исключал применения иностранного права и путем толкования.

Другому русскому цивилисту - К.И. Малышеву (1841 - 1907) принадлежит заслуга в разработке учения о так называемых межобластных коллизиях, которое было весьма актуальным в дореволюционной России, потому что на ее территории действовали законодательные акты различных правовых систем (Свод законов России, Гражданский кодекс Наполеона и др.).

Систематическую разработку вопросов международного частного права осуществил Ф.Ф. Мартенс (1845 - 1909) в томе II своего курса "Современное международное право цивилизованных народов" (СПб., 1883. С. 285 - 377). В этом фундаментальном труде, переведенном на ряд языков, Ф.Ф. Мартенс, выдающийся русский юрист и дипломат, исходил из идеи связанности суверенного государства некоторыми основными началами международного частного права, выработанными в процессе международного общения. Под международным частным правом Мартенс понимал совокупность юридических норм, определяющих применение к данному правовому отношению заинтересованного лица в области международного оборота "права или закона отечественного или иностранного государства".

Курс Мартенса был наиболее известным в дореволюционной России. Мартенс последовательно исходил из идеи международного общения. Он считал, что международное общение есть единственное верное и положительное основание, на котором может развиваться международное частное право, и исходя из него только и могут быть решены запутанные и сложные вопросы, например о применении законов различных государств. Ф.Ф. Мартенс прежде всего исходил из международно-правовой концепции международного частного права.

Следует отметить большую практическую деятельность Ф.Ф. Мартенса в области кодификации международного частного права. Он был "первым делегатом" России на Гаагских конференциях по международному частному праву и избирался вице-президентом. Под председательством Ф.Ф. Мартенса при Министерстве иностранных дел России в 1898 г. было создано Совещание из представителей разных ведомств, в задачу которого входили рассмотрение программы работы Гаагских конференций и подготовка соответствующих предложений.

Широким подходом к международному частному праву отличались работы П.Е. Казанского, который относил к международному частному праву ("международному гражданскому праву") не только коллизионные нормы, как это делал Ф.Ф. Мартенс, но и нормы материального права. П.Е. Казанский говорил о двух задачах "международного гражданского права": во-первых, создать всемирный гражданский оборот и обеспечить каждому лицу определенную совокупность прав и, во-вторых, определить, "законы каких государств должны применяться к тем или другим отношениям между людьми".

Международному гражданскому праву он посвятил Особенную часть своего учебника международного права (Одесса, 1904), где определил "общие начала: понятие и юридическая природа всемирного гражданского права" (§ 96), говорил о договорах и кодификации этого права (§ 97), столкновении (т.е. коллизии) законов (§ 98), а также дал анализ отдельных норм.

Таким образом, несомненная заслуга П.Е. Казанского состоит в том, что он не ограничивал международное частное право (или, как он его называл, международное гражданское право) рамками коллизионного права, хотя и не всегда последовательно проводил в этом отношении свою точку зрения.

Теоретические проблемы Общей части международного частного права (понятие comitas, публичного порядка, отсылки и др.) были разработаны А.А. Пиленко (1873 - 1956) в работе "Очерки по систематике международного частного права" (1911); второе издание этой работы вышло в 1915 г. в Петрограде). Он же написал полный очерк международного частного права для первого издания курса международного права Ф. Листа (Юрьев, 1902. С. 371 - 404) в переводе и с дополнениями В.Э. Грабаря.

В 1911 - 1916 гг. вышел ряд работ профессора Коммерческого института в Москве М.И. Бруна (1860 - 1916), в которых отстаивалась точка зрения о цивилистическом и национальном, а не международном характере коллизионного права (см., например, Введение в международное частное право. Пг., 1915).

Б.Э. Нольде известен своим "Очерком международного частного права" (1912), помещенным во втором (1909) и в третьем (1912) издании курса международного права Листа - Грабаря, по которому учились несколько поколений русских юристов. Достоинством этого очерка является попытка автора дать свод "русских коллизионных норм". Автор, говоря о неточности самого термина "международное частное право", обращал внимание на то, что для оправдания этого термина требовалось бы, во-первых, чтобы конфликты гражданских законодательств носили всегда международный характер и, во-вторых, решения коллизий давались международным правом в собственном смысле слова, т.е. международными договорами или обычаями, но никак не внутренним правом отдельных государств. На самом деле это не так. Нольде признавал, в частности, что "по большей части решения коллизий даются не международным правом, а внутренним правом отдельных государств" (Лист Ф. Международное право. СПб., 1909. С. 465).

Ряд интересных и содержательных книг и статей был опубликован в 1918 - 1939 гг. русскими учеными-эмигрантами в Харбине, Праге и Париже, в том числе и Б.Э. Нольде и А.А. Пиленко. Обстоятельный обзор этих работ был дан Г.С. Стародубцевым (в учебнике под ред. Г.К. Дмитриевой и в других публикациях).

2. В советский период первые работы в области международного частного права были опубликованы ленинградским проф. А.Н. Макаровым, который сыграл в определенной степени роль связующего звена между дореволюционной и зарождающейся советской наукой в области международного частного права. В СССР им были опубликованы две работы: "Основные начала международного частного права" (М., 1924) и "Правовое положение иностранцев в СССР" (М., 1925).

В первой работе он в большей степени опирался на дореволюционную и западную литературу и в меньшей на советскую литературу и практику, что представляется вполне естественным, поскольку последние в то время только зарождались. "Под международным частным правом, - писал А.Н. Макаров, - надлежит... понимать совокупность правовых норм, определяющих пространственные пределы действия разномастных гражданских законов".

В отношении спора о том, "признавать ли международное частное право правом международным или правом внутренним, государственным", А.Н. Макаров исходил из того, что ни у кого не может быть сомнений относительно принадлежности к международному праву Гаагской конвенции о браке 1902 г. или норм любого иного договора по вопросам коллизионного права. В то же время он считал, что "приходится признать безоговорочно национальные коллизионные нормы нормами внутреннего государственного права".

Основной вывод, который делал А.Н. Макаров по этому вопросу, следующий. "Для меня лично, - писал он, - теорией, отвечающей современному уровню международного права, является теория раздельности двух правопорядков - международного и государственного. Логически неизбежным выводом этой основной теоретической предпосылки является признание раздельности и коллизионного международного и государственного права".

3. Первая попытка осветить вопросы международного частного права с позиций нового законодательства была предпринята И.С. Перетерским (1889 - 1956). Речь идет об изданной в 1925 г. книге "Очерки международного частного права РСФСР". Позднее, в 1930 г., была издана такая значительная работа, как учебник "Международное частное право" С.Б. Крылова (1888 - 1958).

В результате совместной работы И.С. Перетерского и С.Б. Крылова в 1940 г. вышел в свет учебник международного частного права (в 1959 г. его переиздали). Этот учебник сохраняет свое значение и до настоящего времени, потому что в нем были впервые сформулированы основные теоретические положения, заложены основы современной доктрины международного частного права. Из других пособий по международному частному праву, написанных до Великой Отечественной войны, следует отметить работу А.Г. Гойхбарга "Международное право" (1928) и особенно С.И. Раевича "Международное частное право" (1934), которая отличалась как новой постановкой вопроса об объеме международного частного права, так и оригинальной разработкой проблем.


Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 36; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.048 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты