Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Главное отличие Живого




Читайте также:
  1. A7 Рациональное познание, в отличие от чувственного,
  2. I. Природа стихотворной речи и ее отличие от прозы
  3. V Главное в творчестве не внешняя активность, а внутренняя.
  4. Акт применения права: понятие, признаки, отличие от иных правовых актов.
  5. Акты применения права, их виды и структура. Отличие акта применения права от нормативно-правового акта.
  6. Арнольд Джозеф Тойнби (1889—1975) — английский историк и обществовед. Главное произведение "Постижение истории".
  7. Атом водорода. Главное, орбитальное и магнитное квантовые числа. Спин электрона.
  8. Белок: стройматериал живого
  9. В государстве Г. существует пропорциональная избирательная система, в которой ведущая роль принадлежит политическим партиям. Укажите признак, являющийся отличием данной системы.
  10. В отличие от реакции якоря при активной нагрузке в рас­сматриваемом случае магнитное поле не искажается.

Перейдём к проблеме определения живой материи. Сразу заметим, что взгляды на сущность живого, которые господствуют сегодня, по ряду причин не удовлетворяют автора.

В математике часто встречаются определения по одному признаку. Сферическая поверхность, например, хотя имеет немало разных свойств, определяется лишь как поверхность, все точки которой расположены на одинаковом расстоянии от центра. Противоположный случай – определение по многим признакам – характерен для биологических видов.

При выделении того или иного биологического вида приходится учитывать столько разных свойств, что проблема классификации превратилась в нескончаемый труд множества учёных. Например, при классификации лесных мышей Закавказья, даже такая малость, как отсутствие жёлтого пятна на горле, оказалась причиной тяжких размышлений специалистов о том, относить ли их к малым мышам Apodemus „mikrops” или же к лесным мышам Apodemus sylvaticus [Павлинов, Россолимо, 1987]. (При наличии такого пятна соответствующие особи были бы отнесены к жёлтогорлым мышам Apodemus flavicollis.)

Различие в сложности определений имеет объективные причины. Оно связано с разными условиями их функционирования. Каждое определение существует в своём, особом мире, где рядом с определяемыми объектами располагаются родственные им объекты, от которых и нужно отделиться. Чем меньше в таком мире разных групп объектов, тем проще строится определение. И наоборот.

Определение сферической поверхности проще, чем определение мыши, потому что в мире поверхностей меньше групп объектов, чем в мире животных. Известно не больше нескольких десятков названий поверхностей, что несравнимо с разнообразием животных, среди которых только насекомых – около миллиона видов. Поэтому выделить биологический вид по единственному признаку принципиально невозможно.

Но когда громоздкое многофакторное определение обнаруживается в мире с малым числом качественно отличающихся групп объектов, это – верный признак их недостаточной изученности. Как раз непонимание сущности объекта заставляет вместо его главного, принципиального отличия называть несколько вторичных и второстепенных характеристик.

Так произошло с определением живой материи. Привычка к многофакторным определениям сыграла с биологами злую шутку. Они не избежали многофакторности даже в пространстве признаков, где нужно разделить всего две группы объектов – живые и неживые. В результате, предлагаемые сегодня определения Живого, чаще всего, многофакторны.



 

Существуют и однофакторные (или иначе – моноатрибутивные) определения Живого. Существо такого подхода – в выделении из всего многообразия проявлений жизни главного, основного, в чем фокусируется жизнь в целом. Например, Л.А. Блюменфельд называет живыми самовоспроизводящиеся системы, способные к созданию информации, прямо или косвенно влияющей на их самовоспроизведение. Ф. Энгельс и А.И. Опарин видели первооснову жизни в обмене веществ, а Э.С. Бауэр – в принципе „устойчивого неравновесия”.

Количество факторов, используемых в определении, является одной из существенных характеристик определяемого объекта. Представим себе, что мы встретились с объектами, отличающимися по двум независимым признакам. Пусть это, например, организмы с независимыми генами А и В, каждый из которых может быть представлен доминантным либо рецессивным аллелем. Тогда перед нами окажутся четыре группы объектов – организмы с сочетаниями генов АВ, Ав, аВ и ав. Вообще, количество групп объектов определяется величиной 2x, где x– число независимых отличий. При трёх независимыхпризнаках – восемь групп объектов, при четырёх – шестнадцать и т.д.



Соответственно, если рассматриваются только две качественно различные группы объектов (в нашем случае – живые и неживые), то сколько бы отличий между ними мы ни насчитывали, принципиальное, независимое отличие возможно только по одному признаку. На нём и нужно основывать определение. При правильном построении определения, все остальные отличия должны вытекать из главного признака, являться его следствиями.

 

Вопреки этому, например, энциклопедический словарь даёт такое определение:

„Жизнь – одна из форм существования материи, закономерно возникающая при определённых условиях в процессе её развития. Организмы отличаются от неживых объектов обменом веществ, раздражимостью, способностью к размножению, росту, развитию, активной регуляции своего состава и функций, к различным формам движения, приспособленностью к среде и т.п.”. „Полагают, что жизнь возникла путём абиогенеза.” [Советский энц. сл., 1988]

 

Абиогенез там же определяется как образование вне организма (без участия ферментов) органических соединений, распространённых в живой природе. В широком смысле абиогенез рассматривается в данном источнике как возникновение живого из неживого, как исходная гипотеза современной теории происхождения жизни. Экспериментальной основой представлений об абиогенезе стал абиогенный синтез белковоподобных и др. органических веществ, осуществлённый в условиях, близких к условиям первобытной Земли.



 

Сакраментальный вопрос о коренном отличии живой материи от неживой, в некотором смысле является главным вопросом естествознания, потому что для разумных существ исключительно важно выяснить, что именно отделяет их мир живой материи от остальной Вселенной, узнать, где проходит принципиальная граница между этими мирами?

Вопрос о границе и коренном отличии обостряется, когда мы ищем точку старта биологической эволюции, потому что как раз момент возникновения главного отличия и должен быть принят за начало истинно биологического развития. Многофакторное определение жизни размывает точку старта.

Но беда не только в этом. Создаваемая многофакторным определением неоднозначность распространяется и на наше время, поскольку известны объекты, обладающие только частью из названного энциклопедическим словарём перечня отличий. Например, вирусы, которые нужно было бы отнести к живой материи, не подходят под энциклопедическое определение, потому что не способны к росту, сами по себе не обладают обменом веществ, не способны к размножению, их нелепо называть организмами и т.п.

Итак, с одной стороны, совершенно неудовлетворительное многофакторное определение, а с другой – всего две группы объектов в пространстве признаков (живые и неживые), указывающие на существование лишь одного принципиального отличия. Вероятно, как раз этого принципиального отличия и нет среди перечисленных словарём свойств, иначе обнаружилось бы, что все остальные свойства вторичны, не принципиальны.

Выше отмечался разительно высокий уровень насыщенности живой материи информацией. Не в этом ли её главная особенность? Нельзя ли основать определение Живого на информационном критерии? Действительно, если временно отвлечься от вопроса о происхождении Живого, можно предложить следующее определение [Барбараш, 1999, 2001б].

 

Жизнь является формой существования материи, отличающейся формированием сходных структур, начиная от молекулярного уровня, по информации, полученной от предков в виде информационных молекул.

 

Заметим, что задание структуры часто оказывается, вместе с тем, и заданием определённых процессов. Например, структурой белка-фермента задаётся как само протекание катализируемой им реакции (или группы реакций), так и её (их) интенсивность.

 

С изложенных позиций, чуждый информационному аспекту абиогенез (при котором информация не столько создаётся, сколько разрушается электрическими разрядами и ультрафиолетовым излучением) не может быть исходной гипотезой теории возникновения жизни. Эксперименты по абиогенезу, приводящие к образованию белковоподобных и других органических молекул, не могут рассматриваться как возникновение живого из неживого уже потому, что при этом отсутствует „формирование сходных структур, от молекулярного уровня, по информации, полученной от предков в виде информационных молекул”.

Способ формирования биологических структур в том виде, в каком мы его знаем, можно назвать генетическим способом,и связать его с существованием генетической системы. При создании множества структур, похожих друг на друга, генетическая система запоминает и навязывает среде процессы, хорошо зарекомендовавшие себя в прошлом, делает их при прочих равных условиях более вероятными, чем сходные процессы в неживой материи. Благодаря этому, генетическая система, начиная от самых примитивных проявлений Жизни, выступает как инициирующий фактор, как первопричина вереницы событий.

 

Генетический способ формирования структур и, соответственно, передачи информации, не следует понимать слишком узко, как передачу её только в виде ДНК или РНК. На базе процессов синтеза, зафиксированных генетической системой, часть информации о клеточных структурах передаётся дочерним клеткам напрямую, в виде частей, „затравок” этих структур (мембран, центриолей и т.п.), что в одноклеточных организмах составляет существенную долю наследственной информации [Полянский, 1991].

 

Принципиально важно, что информационный способ формирования живых структур органически связан с использованием памяти. Живая материя инициирует протекание не любых, а лишь прошедших длительный естественный отбор и сохранённых в генетической памяти процессов, а, следовательно, инициирует формирование лишь структур, хорошо приспособленных к данным условиям. Такое свойство даёт живой материи неоценимое преимущество перед неживой материей, при чём выигрыш становится всё весомее по мере накопления в генах опыта многих поколений.

С изложенных позиций, Жизнь неразрывно связана с существованием наследственной информации. Информация же, в её новом понимании, неразрывно связана с процессами кодирования и декодирования. Отсюда можно сделать следующий обобщающий вывод.

 


Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 9; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты