Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ОБРАЗОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА

Читайте также:
  1. I. Духовное развитие
  2. I.3.1) Развитие римского права в эпоху Древнего Рима.
  3. II. Организм как целостная система. Возрастная периодизация развития. Общие закономерности роста и развития организма. Физическое развитие……………………………………………………………………………….с. 2
  4. II. Системы, развитие которых можно представить с помощью Универсальной Схемы Эволюции
  5. III РАСШИРЕНИЕ ГРУППЫ И РАЗВИТИЕ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ
  6. III, IV и VI пары черепных нервов. Функциональная характеристика нервов (их ядра, области, образование, топография, ветви, области иннервации).
  7. Pr.). - Обязательство — это правовые узы, в силу которых мы связаны необходимостью что-либо исполнить в согласии с правом нашего государства.
  8. VI. Развитие навыков счета.
  9. VI.2.1) Образование отношений опеки и попечительства.
  10. VII. Выполнение задания на развитие внимания, смекалки.

Образование государства у восточных славян явилось закономерным итогом длительного процесса разложения родоплеменного строя и перехода к классовому обществу. Большинство ученых поддерживают мысль академика Б.Д. Грекова о феодальном характере Древнерусского государства, так как развитие феодальных отношений стало с IX века ведущей тенденцией в социально-экономическом развитии Древней Руси.

В исторической науке еще в XVIII веке возник спор об образовании государственности у восточных славян. Долгое время общепризнанной считалась Норманская теория. Авторами ее были приглашенные в XVIII веке в Россию немецкие ученые Г.Байер, Г.Миллер и А. Шлецер. Историки - норманисты ссылаются на «Повесть временных лет» - древнейший русский летописный свод. Летописное предание рассказывает, что в 862 г. для прекращения междоусобиц жители Великого Новгорода отправили послов в Скандинавию с предложением варяжским вождям стать их правителями. «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет». На приглашение откликнулись три брата-варяга: Рюрик, стал править в Новгороде, Синеус- в Белоозере и Трувор в Изборске. С этого события и началось создание государства у восточных славян.

Горячим противником этой теории выступал М.В. Ломоносов. Сам факт пребывания варяжских дружин, под которыми, как правило, понимают скандинавов, на службе у славянских князей, их участия в жизни Руси не вызывает сомнения, как и постоянные вза­имные связи между скандинавами и Русью. Однако нет следов сколько-нибудь заметного влияния варягов на экономические и соци­ально-политические институты славян, а также на их язык и культу­ру. Историки обладают убедительными доказательствами, что есть все основания утверждать: у восточных славян устойчивые традиции государственности сложились задолго до призвания варягов. Госу­дарственные институты возникают в результате развития общества. Действия отдельных крупных личностей, завоевания или другие внешние обстоятельства определяют конкретные проявления этого процесса. Следовательно, факт призвания варягов, если он действи­тельно имел место, говорит не столько о возникновении русской го­сударственности, сколько о происхождении княжеской династии. Сложившееся государство находилось в самом начале своего пути: первобытно-общинные традиции еще долго сохраняли место во всех сферах жизни восточно-славянского общества.



Датой образования Древнерусского государства условно считается 882 г., когда князь Олег, захвативший после смерти Рюрика власть в Новгороде (некоторые летописцы называют его воеводой Рюрика), предпринял поход на Киев. Убив княживших там Аскольда и Дира, он впервые объединил северные и южные земли в составе единого государства. Так как столица была перенесена из Новгорода в Киев, это государство часто называют Киевская Русь. Во главе Киевского государства стоял князь, который именовался Великим князем; на местах управляли зависимые от него князья. Великий князь не был самодержцем; скорее всего, он был первым среди равных. Великий князь управлял от имени своих ближайших родственников и ближайшего окружения — крупного боярства, сформировавшегося из верхушки княжеской дружины и знати Киева. Титул Великого князя передавался по наследству в роду Рюриковичей. После кончины Великого князя киевский престол занимал старший сын, а после его смерти по очереди остальные сыновья.

В государственной структуре Киевской Руси наряду с монархической ветвью власти имелась также и демократическая, «парламентская» ветвь — вече. На вече участвовало все население, кроме рабов; бывали случаи, когда вече заключало с князем договор, «ряд». Иногда князей заставляли присягать вече, особенно в Новгороде. Основной силой, на которую опиралась власть, было войско. Оно состояло из двух частей: из княжеской дружины и народного ополчения.



Дружина составляла основу войска. По варяжскому обычаю, дружинники сражались пешими и были вооружены мечами и секирами. Народное ополчение созывалось в случае больших военных походов или для отражения нападения неприятеля. Часть ополчения выступала пешим строем, часть садилась на коней. Народным ополчением командовал тысяч­ник, назначаемый князем.

В развитии Древнерусского государства традиционно выделяют три основных этапа:

1. Раннефеодальный (IX - X вв.);

2. Расцвет Древнерусского государства (конец X - XI вв.);

3. Феодальная раздробленность. Распад государства (конец XI-XII вв.).

Во время первого этапа происходило присоединение восточнославянских племен к Древнерусскому государству. На момент образования Киевская Русь протянулась узкой полосой по Днепру, и процесс покорения всех восточнославянских племен затянулся еще на столетия. Киевский князь Олег (882—912) согласно «Повести временных лет» покоряет уличей, тиверцев, древлян. Торговым партнером Руси была могущественная Византийская империя. Киевские князья неоднократно совершали походы на сво­его южного соседа. Так, еще в 860 г. Аскольд и Дир предприняли на этот раз удачный поход на Византию. Еще большую известность получил договор Руси и Византии, заключенный Олегом. В 907 и 911 гг. Олег с войском дважды успешно воевал под сте­нами Константинополя (Царьграда). В результате этих походов были заключены договоры с греками, составленные, как записал летопи­сец, «на двое харатьи», т. е. в двух экземплярах — на русском и греческом языках. Это подтверждает, что русская письменность появилась задолго до принятия христианства.

После Олега княжил Игорь (912-945). В его княжение в 944 г. был под­твержден договор с Византией на менее выгодных условиях. При Игоре произошло первое народное возмущение, описанное в летопи­си,— восстание древлян в 945 году. Сбор дани в древлянских землях осуществлял варяг Свенельд со своим отрядом, чье обогащение вы­звало ропот в дружине Игоря. Игоря погубила его страсть к стяжательству. Он решил взять двойную дань с древлян, которые до этого исправно ему платили. Древляне перебили княжескую дружину и захватили самого князя. Потом они нагнули два дерева, привязали к ним Игоря и, отпустив деревья, разорвали его надвое.

После смерти Игоря остались вдова Ольга и сын Святослав, которому в то время было четыре года, поэтому править Русью стала княгиня Ольга. С именем княгини Ольги летопись связывает проведение в 946—947 гг. ряда мероприятий, направленных на укрепление княжеской власти в пределах сельских территорий: нормирование повинностей, получавших регулярный характер, устройство погостов как постоянных центров сбора дани. По возвращении из своего затянувшегося путешествия в Византию Ольга официально передала княжение своему сыну Святославу. К тому времени, в свои 16 лет он был уже вполне взрослым и весьма опытным юношей. Святослав покорил жившее по Оке славянское племя вятичей, до тех пор остававшееся независимым, ходил на хазар, победил их, взял их главный город на Дону - Белую Вежу. В 967 году, по приглашению греческого императора Никифора, приславшего ему деньги, Святослав пошел на дунайских болгар, завоевал их землю и остался в ней жить. На самом деле Никифор пытался столкнуть Русь с Болгарией, а потом уже поодиночке подчинить их своему диктату. Но Святослав, наоборот, помог болгарам освободиться от византийского влияния. Греки скоро почувствовали угрозу безопасности своей империи. Чтобы отвлечь Святослава, Никифор спровоцировал нападение печенегов на ослабленный в военном отношении Киев. Святослав вернулся в Киев и прогнал печенегов, но не остался на Руси, а вернулся в Болгарию, где, несмотря на свою необыкновенную храбрость, не смог осилить греческого войска. При возвращении на Русь он был убит печенегами при днепровских порогах в 972 году.

После смерти Святослава князем Киевским стал его старший сын Ярополк, по своим убеждениям — христианин, однако позднее он был вынужден уступить власть Владимиру. В 988 году при Владимире в качестве государственной религии было принято христианство. Христианство с его идеей вечности человеческой жизни (бренная земная жизнь предшествует вечному пребыванию в раю или аду души человека после его смерти) утверждало идею равенства людей перед Богом. По новой религии путь в рай открыт как богатому вельможе, так и простолюдину в зависимости от чест­ного исполнения ими своих обязанностей на земле. Принятие христианства укрепляло государственную власть и территориальное единство Киевской Руси. Оно имело большое международное значение, заключавшееся в том, что Русь, отвергнув «примитивное» язычество, становилась теперь равной другим христианским странам, связи с которыми значительно расширились. Наконец, принятие христианства сыграло большую роль в развитии русской культуры, испытавшей на себе влияние ви­зантийской, через нее и античной культуры.

Во главе русской православной церкви был поставлен митропо­лит, назначаемый константинопольским патриархом; отдельные об­ласти Руси возглавляли епископы, которым подчинялись священники в городах и селах.

Все население страны было обязано платить налог в пользу церкви — «десятину» (термин происходит от размеров налога, со­ставлявшего на первых порах десятую часть дохода населения). Впо­следствии размер этого налога изменился, а его название осталось прежним. В руках церкви был суд, ведавший делами об антирелигиозных преступлени­ях, нарушениях нравственных и семейных норм. Принятие христианства в православной традиции стало одним из определяющих факторов нашего дальнейшего исторического разви­тия. Владимир был канонизирован церковью как святой и за заслуги в крещении Руси именуется равноапостольным.

Чтобы укрепить свою власть в различных частях обширного государства, Владимир назначил своих сыновей наместниками в различные города. После смерти Владимира между его сыновьями началась ожесточенная борьба за власть.

Один из сыновей Владимира, Святополк (1015-1019), захватил власть в Киеве и объявил себя великим князем. По приказу Святополка были убиты трое его братьев — Борис Ростовский, Глеб Муромский и Святослав Древлянский.

Занимавший престол в Новгороде Ярослав Владимирович понимал, что опасность угрожает и ему. Он решил выступить против Святополка, призвавшего себе на помощь печенегов. Войско Ярослава состояло из новгородцев и наемников-варягов. Междоусобная война между братьями завершилась бегством Святополка в Польшу, где он вскоре умер. Ярослав Владимирович утвердился в качестве Великого князя Киевского (1019-1054).

В 1024 г. против Ярослава выступил его брат Мстислав Тмутараканский. В результате этой усобицы братья поделили государство на две части: область к востоку от Днепра переходила к Мстиславу, а территория западнее Днепра осталась за Ярославом. После смерти Мстислава в 1035 г. Ярослав стал единодержавным князем Киевской Руси.

Время Ярослава — это время расцвета Киевской Руси, ставшей одним из сильнейших государств Европы. В 1036 году у стен Киева Ярослав окончательно разгромил печенежские орды, и с тех пор они перестали являть собой сколько-нибудь заметную угрозу русским землям. В память об этой великой победе на месте решающего сражения был построен храм собора святой Софии. Воздвигая в Киеве храм, подобный крупнейшему храму православного мира - собору святой Софии в Константинополе, Киев времен Ярослава превратился в один из крупнейших городских центров всего христианского мира. Парадный въезд в город украшали великолепные Золотые ворота. В самом Киеве имелось 400 церквей, 8 рынков и пребывало множество народа. Киев по праву превратился в крупнейший экономический и политический центр государства. В нем широко велись работы по переписке и переводу книг на русский язык, обучению грамоте.

Чтобы подчеркнуть могущество Руси, ее равенство с Византией, Ярослав, без согласования с константинопольским патриархом, назначил на Руси главу церкви - митрополита. Им стал русский церковный деятель Илларион Берестов, тогда как прежде митрополиты присылались из Византии. Традиция связывает составление «Русской Правды» с именем Ярослава Мудрого. Это сложный юридический памятник, опиравшийся на нормы обычного права (неписаных пра­вил, сложившихся в результате неоднократного, традиционного их применения). Для того времени важ­нейшим признаком силы документа были узаконенный прецедент и ссылка на древность. Хотя «Русская Правда» приписывается Яро­славу Мудрому, многие ее статьи и разделы были приняты позже, уже после его смерти. Ярославу принадлежат только первые 17 статей «Русской Правды» («Древнейшая Правда» или «Правда Яросла­ва»).

«Правда Ярослава» ограничивала кровную месть кругом ближай­ших родственников. Это говорит о том, что нормы первобытного строя существовали при Ярославе Мудром уже как пережитки. Зако­ны Ярослава разбирали споры между свободными людьми, прежде всего в среде княжеской дружины. Новгородские мужи стали поль­зоваться такими же правами, как и киевские.

«Русская Правда» говорит о различных общественных сословиях того времени. Большую часть населения составляли свободные общинники — «людины», или просто «люди». Они объединялись в сельскую общину — «вервь». Вервь обладала определенной территорией, в ней выделя­лись отдельные экономически самостоятельные семьи. Вторая большая группа населения — смерды; это было несвобод­ное или полусвободное население княже­ского владения. Третья группа населения — рабы. Они известны под разными названи­ями: челядь, холопы. Челядь — раннее название, холопы — позднее. «Русская Правда» показывает рабов полностью бесправными. Раб не имел права быть свидетелем на суде; за его убийство хозяин не нес ответственности. Наказанию за побег подвергался не только раб, но и все, кто ему помогал. Массовые народные выступления прокатились по Киевской Руси в 1068—1072 гг. Наибо­лее мощным было восстание в Киеве в 1068 г. Оно вспыхнуло в ре­зультате поражения, которое потерпели сыновья Ярослава (Ярославичи) — Изяслав, Святослав и Всеволод — от половцев. Восстания конца 60-х — начала 70-х го­дов XI в. потребовали от князей и бояр энергичных действий. «Рус­ская Правда» была дополнена рядом статей, получивших название «Правда Ярославичей» (в отличие от первой части кодекса — «Правда Ярослава»). «Правда Ярославичей» отменила кровную месть и усилила разни­цу в плате за убийство различных категорий населения, отразив за­боту государства о защите собственности, жизни и имущества фео­далов.

Начиная с 30-х гг. XII в. Русь уже необратимо вступила в полосу феодальной раздробленности, которая стала законо­мерным этапом развития всех крупных государств Европы в период средневековья. Если ее ранние проявления еще гасились силой инерции, волей таких выдающихся государственных деятелей, как Владимир Мономах и Мстислав, то после их ухода с исторической арены новые экономические, политические, социальные тенденции властно заявили о себе.

К середине XII в. Русь раскололась на 15 княжеств, которые были лишь в формальной зависимости от Киева. В начале XIII в. их стало уже около 50. Русь в течение XII в. стала политически похожа на лоскутное одеяло.

Конечно, одной из причин такого состояния государственности на Руси были постоянные княжеские разделы земель между Рюриковичами, их бесконечные междоусобные войны и новые переделы земель. Однако, не политические причины лежали в основе этого явления. В рамках единого государства за три века сложились самостоятельные экономические районы, выросли новые города, зародились и развились крупные вотчинные хозяйства, владения монастырей и церквей. В каждом из этих центров за спиной местных князей встали выросшие и сплотившие­ся феодальные кланы — боярство со своими вассалами, богатая верхушка городов, церковные иерархии.

Становление в рамках Руси самостоятельных княжеств проходило на фоне бурного развития производительных сил общества, прогресса сельского хозяйства, ремесла, внутренней и внешней торговли, усиливавшегося обмена товарами между отдельными русскими землями. Усложнилась и социальная структура русского общества, более определенными стали его слои в отдельных землях и городах: крупное боярство, духовенство, торговцы, ремесленники, низы города, включая холопов. Развивалась зависимость от землевла­дельцев сельских жителей. Вся эта новая Русь уже не нуждалась в прежней раннесредневековой централизации. Отдельные земли, отличавшиеся от других природными, экономическими условиями, все более обособлялись. Для новой структуры хозяйства нужны были иные, чем прежде, масштабы государства. Огромная Русь с ее весьма поверхностным политическим сцеплением, необходимым прежде всего для обороны от внешнего врага, для организации дальних завоевательных походов, теперь уже не соответствовала нуждам крупных городов с их разветвленной феодальной иерархией, развитыми торгово-ремесленными слоями, нуждами вотчинников, стремящихся иметь власть, близкую их интересам,— и не в Киеве, и даже не в виде киевского наместника, а свою, близкую, здесь, на месте, которая могла бы полно и решительно отстаивать их интересы.

Все это определило смещение исторических акцентов с центра на периферию, с Киева на центры отдельных княжеств. Потеря Киевом своей исторической роли была в известной мере связана и с перемещением основных торговых путей. В связи с бурным ростом итальянских городов и активизацией итальянско­го купечества в Южной Европе и Средиземноморье теснее стали связи между Западной и Центральной Европой. Крестовые походы приблизили Ближний Восток к Европе. Эти связи развивались, обходя Киев стороной. В Северной Европе набирали силу германские города, на которые все более стал ориентироваться Новгород и другие города русского северо-запада. Померк былой блеск некогда славного «пути из варяг в греки».

Не могли для Киева и Киевской земли пройти бесследно и столетия напряженной борьбы с кочевниками. Эта борьба истощала народные силы, замедляла общий прогресс края. Преимущество получали те районы страны, которые хотя и находились в менее благоприятных природных условиях (Новгородская земля, Ростово-Суздальская Русь), но не испыты­вали такого изнуряющего давления со стороны кочевников.

Как оценивать распад Руси? С точки зрения общеисторического развития политическое дробление Руси — лишь закономерный этап на пути к будущей централизации страны и будущему экономическому и политическому взлету уже на новой цивилизационной основе. Об этом говорит и бурный рост городов и вотчинного хозяйства в отдельных княжествах, и выход этих практически самостоятельных государств на внешнеполитическую арену: собственные договоры с Прибалтийскими государствами, с немец­кими городами заключали позднее Новгород и Смоленск; Галич активно вел дипломатические сношения с Польшей, Венгрией и Римом. В каждом из этих княжеств-государств продолжала развиваться культура, строились замечательные архитектурные сооружения, создавались летописные своды, расцветала литерату­ра, публицистика. Знаменитое «Слово о полку Игореве» родилось как раз в пору этого политического распада некогда единой Руси.

В рамках княжеств-государств набирала силу русская церковь. Из кругов духовенства вышло в эти годы немало замечательных литературных, философско-богословских творений. А главное — в условиях становления новых экономических районов и оформле­ния новых политических образований, шло неуклонное развитие крестьянского хозяйства, осваивались новые пахотные земли, происходило расширение и количественное умножение вотчин, которые для своего времени стали наиболее прогрессивной формой ведения крупного и комплексного хозяйства, хотя и происходило это за счет труда зависимого крестьянского населения.

Политический распад Руси никогда не был полным. Сохраня­лись центростремительные силы, которые постоянно противостояли силам центробежным. Во-первых, это была власть великих киевских князей. Пусть порой призрачная, но она существовала, и даже Юрий Долгорукий, оставаясь на дальнем северо-востоке, именовал себя великим киевским князем. Киевское княжество хотя и формально, но цементировало всю Русь. Недаром для автора «Слова о полку Игореве» власть и авторитет киевского князя стояли на высоком политическом и нравственном пьедестале.

Сохраняла свое влияние и общерусская церковь. Киевские митрополиты являлись руководителями всей церковной организа­ции. Церковь, как правило, выступала за единство Руси, осуждала междоусобные войны князей, играла большую миротворческую роль. Клятва на кресте в присутствии церковных деятелей являлась одной из форм мирных договоренностей враждующих сторон.

Противовесом силам распада и сепаратизма была и постоянно существовавшая внешняя опасность для русских земель со стороны половцев. С одной стороны, соперничающие княжеские кланы привлекали половцев в качестве союзников и те разоряли русские земли, с другой — в общерусском сознании постоянно жила идея единения сил в борьбе с внешним врагом, сохранялся идеал князя — радетеля за Русскую землю, каким были Владимир I и Владимир Мономах. Недаром образы этих двух князей слились в один идеальный образ защитника Русской земли от злых врагов в русских былинах.

Среди полутора десятков княжеств, которые образовались в XII в. на территории Руси, наиболее крупными были: Киевское с центром в Киеве, Черниговское и Северское с центрами в Чернигове и Новгороде-Северском, Новгородское с центром в Новгороде, Галицко-Волынское с центром в Галиче и Владимире-Волынском, Владимиро-Суздальское с центром во Владимире-на-Клязьме.

Каждое из них занимало обширные земли, ядром которых были не только исторические территории еще старых племенных княжений, но и новые территориальные приобретения, новые города, которые выросли в землях этих княжеств за последние десятилетия.

Киевское княжество хотя и утратило свое значение политического центра русских земель, однако Киев сохранил свою историческую славу «матери русских городов». Оставался он и церковным центром русских земель. Киевское княжество было средоточием наиболее плодородных земель на Руси. Здесь располагалось наибольшее количество крупных владельческих вотчинных хозяйств и находилось наибольшее количество па­хотных земель. В самом Киеве и городах Киевской земли трудились тысячи ремесленников, чьи изделия славились не только на Руси, но и далеко за ее пределами. Киевское княжество занимало обширные пространства на Правобережье Днепра, почти весь бассейн реки Припяти.

Смерть Мстислава Великого в 1132 г. и последующая борьба за киевский престол между Мономаховичами и Ольговичами стали поворотным пунктом в истории Киева. Именно в 30—40-е гг. XII в. он безвозвратно потерял контроль над Ростово-Суздальской землей, где правил энергичный и властолюбивый Юрий Долгору­кий, над Новгородом и Смоленском, боярство которых само начало подбирать себе князей. Для Киевской земли остались в прошлом большая европейская политика, дальние походы в сердце Европы, на Балканы, в Визан­тию и на Восток.

Крупными княжествами периода феодальной раздробленности являлись Черниговское и Северское княжества. Попытка обособить Чернигов была сделана еще при сыне Ярослава Мудрого Святославе, а затем при его сыне Олеге. Но в ту пору Киев еще крепкой рукой держал бразды правления. Когда же хозяином там стал Владимир Мономах, а потом его сын Мстислав, Чернигов покорно шел в фарватере общерусской политики. И все же с каждым годом Черниговское княжество все более обособлялось. И дело было здесь не столько в личных качествах, честолюбии Олега Святославича и его энергичных сыновей — Ольговичей, сколько в общих экономических и политических особенностях края. Сам Чернигов стал одним из крупнейших русских городов. Здесь сформировалось мощное боярство, опиравшееся на вотчинное землевладение. Здесь был свой епископ, в городе возвышались величественные храмы, и в первую очередь кафедральный собор Спаса, появились монастыри. У черниговских князей были сильные, искушенные в боях дружины. Торговые связи чернигов­ских купцов простирались по всей Руси и за ее пределами. Есть известие о том, что они торговали даже на рынках Лондона. В состав Черниговского княжества входило немало крупных и известных городов. Среди них — Новгород-Северский (т. е. но­вый город, основанный в земле северян), Путивль, Любеч, Рыльск, Курск, Стародуб, Тмутаракань К Черниговско­му княжеству также «тянули», т. е. входили в его подчинение, Муром и Рязань. В 40—50-е гг. XII в. Северская земля во главе с Новгородом, что стоял на реке Десне, частично обособилась от Чернигова.

Особые отношения сложились у Черниговского княжества в пору владычества там Ольговичей с половцами. Олег чернигов­ский дружил с половцами, и они нередко помогали ему в борьбе с Владимиром Мономахом. Авторы XII в. не раз ставили в вину Олегу связь с половцами, хотя дружеские и даже союзные отношения с ними (как и войны) были характерны для политики многих русских князей. И дело здесь не только в личных симпатиях Олега и его потомков. Черниговское княжество издавна включало в свой состав земли вплоть до Таманского полуострова, которые затем стали местом половецких кочевий. Степь, половцы были традиционными соседями черниговских князей, и те традиционно не столько воевали, сколько дружили со своими соседями.

После смерти Олега, а затем и его братьев, власть в Чернигове перешла в руки Всеволода Ольговича, другие сыновья Олега «сидели» в иных городах Черниговского княжества. Тогда-то в Северской земле утвердился Святослав Ольгович, отец знамени­того новгород-северского князя Игоря, героя «Слова о полку Игореве».

В течение всей второй половины XII в. черниговские князья активно боролись с потомками Мономаха за киевский престол, который, правда, все более утрачивал свое былое значение. Поначалу успех в этой борьбе сопутствовал Мономаховичам. Но позднее старший в роду Рюриковичей Всеволод Ольгович утвердился в Киеве, и теперь черниговские князья надолго закрепились в Киеве.

Владимиро-Суздальская земля занимала междуречье Оки и Волги. Древнейшими жителями этого лесистого края были славяне и финно-угорские племена, часть которых впоследствии была ассимилирована славянами. Благоприятное воздействие на экономический рост этой Залесской земли оказывал усилившийся с XI в. колонизационный приток славянского населения, особенно с юга Руси под влиянием половецкой угрозы. Важнейшим занятием населения этой части Руси было земледелие, которое велось на благодатных выходах чернозема среди лесов (так называемые ополья). Заметную роль в жизни края играли ремесла и связанная с Волжским путем торговля. Древнейшими городами княжества были Ростов, Суздаль и Муром, с середины XII в. столицей княжества стал Владимир-на-Клязьме.

Возвышаться Северо-Восточная Русь стала при Владимире Мономахе. Сюда он попал на княжение в возрасте 12 лет, посланный отцом Всеволодом Ярославичем. С тех пор Ростово-Суздальская земля прочно вошла в состав «отчины» Мономаховичей. В пору трудных испытаний, в пору жестоких поражений дети и внуки Мономаха знали, что здесь они всегда найдут помощь, поддержку. Здесь они смогут набраться новых сил для жестоких политических схваток со своими соперниками. Сюда в свое время Владимир Мономах послал на княжение одного из своих младших сыновей Юрия.

По мере мужания Юрия, по мере того как уходили из жизни старшие князья, голос ростово-суздальского князя звучал на Руси все громче и его претензии на первенство в общерусских делах становились все основательней. И дело было не только в его неуемной жажде власти, стремлении к этому первенству, за что он и получил прозвище Долгорукого, но и в экономическом, политическом, культурном обособлении огромного края, который все более стремился жить по своей воле. Особенно это относилось к большим и богатым северо-восточным городам. Если «старые» города — Ростов и особенно Суздаль — были, кроме того, сильны своими боярскими группировками, и там князья все более чувствовали себя неуютно, то в новых городах — Владимире, Ярославле — они опирались на растущие городские сословия, верхушку купечества, ремесленников, на зависимых от себя землевладельцев, полу­чавших землю за службу у князя.

В середине XII в. усилиями, в основном, Юрия Долгорукого Ростово-Суздальское княжество из далекой окраины, которая прежде покорно посылала свои дружины на подмогу киевскому князю, превратилось в обширное независимое княжество, которое проводило активную политику.

Юрий Долгорукий неустанно воевал с Волжской Булгарией, которая в пору ухудшения отношений пыталась блокировать русскую торговлю на волжском пути. Вел он противоборство с Новгородом за влияние на смежные и пограничные земли. Уже в XII в. зародилось соперничество Северо-Восточной Руси и Новгорода, которое позднее вылилось в острую борьбу новгородской аристократической республики с поднимающейся Москвой. В течение долгих лет Юрий Долгорукий упорно боролся также за овладение киевским престолом.

Участвуя в междукняжеских усобицах, воюя с Новгородом, Юрий имел союзника в лице черниговского князя Святослава Ольговича, который был старше ростово-суздальского князя и ранее него предъявил свои права на киевский престол. Юрий помогал ему войском, сам же предпринял успешный поход на новгородские земли. Святослав не завоевал себе киевского престола, но завоевал смоленские земли. А потом оба князя-союзника встретились для переговоров и для дружеского пира в пограничном суздальском городке Москве. Юрий Долгорукий пригласил туда, в маленькую крепостицу, своего союзника и написал ему: «Приди ко мне, брате, в Москов». 4 апреля 1147 г. союзники встретились в Москве. Так в исторических источниках впервые была упомянута Москва. Но не только с этим городом связана деятельность Юрия Долгорукого. Он построил ряд других городов и крепостей. Среди них — Звенигород, Дмитров. В 50-е гг. XII в. Юрий Долгорукий овладел киевским престолом, но вскоре умер в Киеве, в 1157 г.

В 1157 г. на престол в Ростово-Суздальском княжестве вступил сын Юрия Долгорукого Андрей Юрьевич, рожденный от половецкой княжны, первой жены Юрия. Андрей Юрьевич родился около 1120 г., когда еще был жив его дед Владимир Мономах. До 30 лет князь прожил на севере. Отец отдал ему в удел город Владимир-на-Клязьме, и именно там провел Андрей свои детские и юношеские годы. Он редко бывал на юге, не любил Киева, смутно представлял себе все сложности династиче­ской борьбы среди Рюриковичей. Все его помыслы были связаны с севером. Еще при жизни отца, который после овладения Киевом наказал ему жить рядом в Вышгороде, независимый Андрей Юрьевич против воли отца уехал на север в свой родной Владимир. После смерти Юрия Долгорукого бояре Ростова и Суздаля избрали своим князем Андрея, стремясь утвердить в Ростово-Суздальской земле собственную династическую линию и прекра­тить такой порядок вещей, когда великие князья посылали в эти земли на княжение то одного, то другого из своих сыновей.

Однако Андрей сразу же спутал все их расчеты. Прежде всего, он согнал с других ростово-суздальских столов своих братьев, которые «сидели» по разным городам. Среди них был и знаменитый в будущем Всеволод Большое Гнездо. Затем Андрей удалил от дел старых бояр Юрия Долгорукого, распустил его поседевшую в боях дружину. Летописец отметил, что Андрей стремился стать «самовластцем» в Северо-Восточной Руси.

На кого же опирался Андрей Юрьевич в этой борьбе? Прежде всего, на города, городские сословия. Подобные стремления проявили в это время и властелины некоторых других русских земель, например Роман, а потом Даниил Галицкие. Свою резиденцию он перенес в молодой город Владимир; близ города в селе Боголюбове он построил великолепный белокаменный дворец, отчего и получил прозвище «Боголюбского». С этого времени и можно называть Северо-Восточную Русь Владимиро-Суздальским княжеством, по имени ее главных городов.

В 1169 г. вместе со своими союзниками Андрей Боголюбский взял штурмом Киев, выгнал оттуда своего двоюродного племянни­ка Мстислава Изяславича и отдал город на разграбление. Уже этим он показал все свое небрежение по отношению к прежней русской столице. Андрей не оставил город за собой, а отдал его одному из своих братьев, а сам вернулся во Владимир. Позднее Андрей предпринял еще один поход на Киев, но неудачно. Воевал он, как и Юрий Долгорукий, с Волжской Булгарией.

Действия Андрея Боголюбского вызывали все большее раздра­жение среди ростово-суздальского боярства. Их чаша терпения оказалась переполненной, когда по приказу князя был казнен один из родственников его жены, видный боярин Степан Кучка, чьи владения находились в районе Москвы, эта местность тогда носила название Кучково. Захватив владения казненного боярина, Андрей приказал построить здесь укрепленный замок. Так в Москве появилась первая крепость. В результате сговора знати и представителей ближайшего окружения князя возник заговор, и в 1174 г. Андрей Юрьевич был убит в своей резиденции Боголюбове (близ Владимира).

Гибель Андрея Боголюбского не остановила процесса централизации Владимиро-Суздальской Руси. Когда боярство Ростова и Суздаля попыталось посадить на престол племянников Андрея и управлять за их спиной княжеством, поднялись «меньшие люди» Владимира, Суздаля, Переяславля, других городов и при­гласили на владимиро-суздальский престол Михаила — брата Андрея Боголюбского. Его конечная победа в нелегкой междо­усобной борьбе с племянниками означала победу городов и поражение бояр.

Когда в 1177 г. после тяжелой болезни Михаил умер, его дело взял в свои руки вновь поддержанный городами третий сын Юрия Долгорукого Всеволод Юрьевич.

В 1177 г. он, разгромив своих противников в открытом бою близ города Юрьева, овладел владимиро-суздальским престолом. Мятежные бояре были схвачены и заточены в тюрьму, их владения конфискованы. Поддержавшая противников князя Рязань была захвачена, а рязанский князь попал в плен. Всеволод получил прозвище «Большое Гнездо», так как имел восемь сыновей и восемь внуков, не считая потомства женского пола. В своей борьбе с боярством Всеволод Большое Гнездо опирался не только на города, но и на мужающее с каждым годом дворянство, которое выступает в источниках под именем «отроков», «мечников», «вирников», «гридей», «меньшей дружины» и служило князю за землю, доходы, другие милости. Эта категория населения существовала и прежде, но теперь она становится все более многочисленной и влиятельной. С увеличением значения великокня­жеской власти в некогда заштатном княжестве их роль и влияние также вырастали год от года. Они по существу несли всю основную государственную службу: в войске, судопроизводстве, посольских делах, сборе податей и налогов, расправе, дворцовых делах, управлении княжеским хозяйством.

Укрепив свои позиции внутри княжества, Всеволод стал оказывать все большее влияние на дела Руси: вмешивался в дела Новгорода, овладел землями на Киевщине, подчинил полностью своему влиянию Рязанское княжество. Он успешно противобор­ствовал Волжской Булгарии. Его поход на Волгу в 1183 г. закон­чился блестящей победой. Тяжело заболев в 1212 г., Всеволод Большое Гнездо собрал своих сыновей и завещал престол старшему сыну Константину, сидевшему в то время в Ростове в качестве наместника отца. Но Константин, уже крепко связавший свою судьбу с ростовским боярством, попросил отца так и оставить его в этом городе, а сам престол перенести туда из Владимира. Это могло нарушить всю политическую ситуацию в княжестве. Больной Всеволод пришел в ярость. При поддержке своих соратников и церкви он передал престол второму по старшинству сыну Юрию и наказал ему оставаться во Владимире и отсюда управлять всей Северо-Восточной Русью.

Вскоре Всеволод умер в возрасте 64 лет, «просидев» на великокняжеском престоле 37 лет. Его преемнику Юрию не сразу удалось взять верх над старшим братом. Последовала новая междоусобица, продлившаяся 6 лет, и только в 1218 г., после смерти Константина, Юрий Всеволодович сумел овладеть престо­лом. Тем самым была окончательно нарушена старая официальная традиция наследования власти по старшинству, отныне воля великого князя — «единодержавца» стала сильней, чем былая «старина». Северо-Восточная Русь сделала еще один шаг к централизации власти. В борьбе за власть Юрий, однако, вынужден был заключить компромиссы со своими братьями. Владимиро-Суздальская Русь распалась на ряд уделов, где сидели дети Всеволода. Но процесс централизации был уже необратим. Татаро-монгольское нашествие нарушило это естественное развитие политической жизни на Руси и отбросило его назад.

Галицко-Волынское княжество сформировалось на основе земель бывшего Владимиро-Волынского княжества, которое располагалось на западных и юго-западных границах Руси. В XI — XII вв. во Владимире-Волынском правили второстепенные князья, направляемые сюда великими киевскими князьями.

Галицко-Волынская земля располагалась в местах, исключи­тельно благоприятных для хозяйства, торговли, политических контактов с окружающим миром. Ее границы подходили с одной стороны к предгорьям Карпат и упирались в течение Дуная. Отсюда было рукой подать до Венгрии, Болгарии, до торгового пути по Дунаю в центр Европы, до Балканских стран и Византии. С севера, северо-востока и востока эти земли обнимали владения Киевского княжества, которое ограждало его от натиска могучих ростово-суздальских князей.

В здешних местах за время существования единого государства Руси выросли и расцвели многие крупные города. Это Владимир-Волынский, названный так по имени Владимира I. Он был долгие годы резиденцией великокняжеских наместников. Здесь же располагался выросший на солеторговле Галич, где в середине XII в. сформировалось мощное и независимое боярство, активные городские слои. Заметно выросли центры местных удельных княжеств, где «сидели» потомки Ростислава — сына рано умерше­го старшего сына Ярослава Мудрого Владимира. Ростиславу Владимировичу дали в пожизненное владение малозначительный Владимир-Волынский. Во второй половине XII в. наиболее примечательными фигурами на политическом горизонте Галицко-Волынской Руси были потомки Ростислава и Мономаха. Назовем здесь пятерых князей: галицких князей — внука Ростислава Владимира Володаревича, его сына, знаменитого по «Слову о полку Игореве» Ярослава Осмомысла, двоюродного брата Ярослава — Ивана Берладника, а также волынских князей потомков Мономаха — его праправнука Романа Мстиславича волынского и его сына Даниила.

В середине XII в. в Галицком княжестве, которое к этому времени стало самостоятельным и отделилось от Волыни, началась первая большая княжеская смута, за которой просматривались интересы как боярских группировок, так и городских слоев. Горожане Галича, воспользовавшись отъездом своего князя Владимира Володаревича на охоту, пригласили в город в 1144 г. на княжение его племянника из младшей ветви тех же Ростиславичей, Ивана Ростиславича, который княжил в небольшом городке Звенигороде. Судя по позднейшим делам этого князя, он показал себя правителем, близким к широким городским слоям, и его приглашение вместо взбалмошного и драчливого Владимира Володаревича было вполне закономерным. Владимир осадил Галич, но горожане встали горой за своего избранника, и лишь неравенство сил и отсутствие у горожан военного опыта склонило чашу в пользу галицкого князя. Иван бежал на Дунай, где обосновался в области Берлади, отчего и получил прозвище Берладника. Владимир занял Галич и жестоко расправился с мятежными горожанами.

После долгих скитаний Иван Берладник еще раз попытался вернуться в Галич. Летопись сообщает, что смерды открыто переходили на его сторону, но он столкнулся с сильной княжеской оппозицией. К этому времени его противник Владимир Володаревич уже умер, но галицкий престол перешел к его сыну — энергичному, умному и воинственному Ярославу Осмомыслу, женатому на дочери Юрия Долгорукого Ольге. При Ярославе Галицкое княжество достигло наивысшего расцвета, славилось своим богатством, развитыми международны­ми связями, особенно с Венгрией, Польшей, Византией. Правда, далось это Ярославу Осмомыслу нелегко, и автор «Слова о полку Игореве», рассказывая о его успехах и мощи, опускает те политические трудности, которые пришлось испытать этому князю в борьбе с боярскими кланами. Сначала он боролся с Иваном Берладником. Позднее против него поднял мятеж его сын Владимир, который вместе со своей матерью — дочерью Юрия Долгорукого и видными галицкими боярами бежал в Польшу. За этим мятежом ясно читается противоборство своевольного галицкого боярства политике Ярослава Осмомысла, стремившего­ся к централизации власти с опорой на «младшую дружину» и горожан, натерпевшихся от своеволия бояр.

Если Галицкое княжество прочно находилось в руках Ростиславичей, то в Волынском княжестве прочно сидели потомки Мономаха. Здесь правил внук Мономаха Изяслав Мстиславич. К концу XII в. и в этом княжестве, как и в других крупных княжествах-государствах, стало просматриваться стремление к объединению, к централизации власти. Особенно ярко эта линия проявилась при князе Романе Мстиславиче. Опираясь на горожан, на мелких землевладельцев, он противостоял своеволию боярских кланов, властной рукой подчинял себе удельных князей. При нем Волынское княжество превратилось в сильное и относительно единое государство. Теперь Роман Мстиславич стал претендовать на всю Западную Русь. Он воспользовался раздорами среди правителей Галича после смерти Ярослава Осмомысла и попы­тался воссоединить Галицкое и Волынское княжества под своей властью. Вначале ему это удалось, но в междоусобную борьбу включился венгерский король, который сумел захватить Галич и изгнал оттуда Романа. Его соперник, сын Осмомысла Владимир, был схвачен, выслан в Венгрию и там заточен в башне. И лишь после его смерти в 1199 г. Роман Мстиславич вновь объединил и теперь уже надолго Волынь и Галич. В дальнейшем он стал и великим князем киевским, превратившись в обладателя огромной территории, равной Германской империи.

Роман, как и Ярослав Осмомысл, продолжал политику централизации власти, подавлял боярский сепаратизм, содейство­вал развитию городов. Подобные же стремления были видны в политике зарождающейся централизованной власти во Франции, Англии, других странах Европы. Правители крупных русских княжеств в этом смысле шли тем же путем, что и другие страны, опираясь на растущие города и мелких землевладельцев, зависимых от них. Именно этот слой стал и в Европе, и позднее на Руси основой дворянства — опоры центральной власти. Но если в Европе этот процесс шел естественным путем, то на Руси он был прерван в самом начале опустошительным татаро-монгольским нашествием.

Новгородская боярская республиказанимала огромную территорию от Ледовитого океана до верховья Волги, от Прибалтики до Урала.

Новгородская земля находилась далеко от кочевников и не испыта­ла ужаса их набегов. Богатство Новгородской земли заключалось в на­личии громадного земельного фонда, попавшего в руки местного бояр­ства, выросшего из местной родоплеменной знати. Своего хлеба в Нов­городе не хватало, но промысловые занятия — охота, рыболовство, солеварение, производство железа, бортничество — получили значитель­ное развитие и давали боярству немалые доходы. Возвышению Новго­рода способствовало исключительно выгодное географическое положе­ние: город находился на перекрестке торговых путей, связывавших За­падную Европу с Русью, а через нее — с Востоком и Византией. У причалов реки Волхов в Новгороде стояли десятки кораблей.

Как правило, Новгородом владел тот из князей, кто держал киев­ский престол. Это позволяло старшему среди Рюриковичей князю контролировать великий путь «из варяг в греки» и доминировать на Руси. Используя недовольство новгородцев (восстание 1136 г.), бояр­ство, обладавшее значительной экономической мощью, сумело окон­чательно победить князя в борьбе за власть. Новгород стал боярской республикой. Высшим органом республики было вече, на котором избиралось новгородское управление, рассматривались важнейшие вопросы внутренней и внешней политики и т. д. Наряду с общего­родским вечем существовали «кончанские» (город делился на пять районов — концов, а вся Новгородская земля — на пять облас­тей— пятин) и «уличанские» (объединявшие жителей улиц) вечевые сходы. Фактическими хозяевами на вече были 300 «золотых поя­сов»— крупнейшие бояре Новгорода.

Жителям Новгородской земли удалось отбить натиск крестонос­ной агрессии в 40-х годах XIII в. Не смогли захватить город и монголо-татары, но тяжелая дань и зависимость от Золотой Орды сказа­лись на дальнейшем развитии этого региона.

Огромное воздействие на судьбу Руси, как и многих других стран Европы и Азии, оказало образование в начале XIII в. в степях Центральной Азии сильного Монгольского государства. Монгольские племена в XII-XIII вв. занимали территорию современной Монголии и Бурятии. В начале XIII в. произошло их объединение под властью одного из ханов - Темучина.

В 1206 г. на курултае (съезде племен) он был провозглашен Великим ханом под именем Чингисхана. В 1213 г. начались завоевательные походы монголов. За 20 лет они завоевали Северный Китай, Корею, Среднюю Азию, Закавказье. В причерноморских степях монголы столкнулись с половцами. Половецкий хан Котян обратился за помощью к Киевскому, Черниговскому и Галицкому князьям. В 1223 г. на реке Калке произошла битва, ставшая первым столкновением русских с монголами. Объединенные силы русских и половцев были разгромлены. Главная причина поражения заключалась в слабости русских полков, разъединенных княжескими усобицами. Из похода вернулась лишь десятая часть русского войска. Несмотря на успех, монголы повернули назад в степь.

В 1235 г. монгольские ханы принимают решение о походе на запад. Возглавил набег внук Чингисхана Бату (Батый). Новейшие исследования определяют численность монгольского войска в 65 тыс. воинов. В исторической науке продолжает оставаться открытым вопрос о том, кто все-таки напал на Русь: монголы, татары или монголо-татары. По русским летописям - татары. В 1236 г. монголы овладели Волжской Булгарией и подчинили своей власти кочевые народы степи. В 1237 г. хан Батый вторгся в русские земли. Первым русским городом, подвергшимся разорению, стала Рязань. После шестидневной осады она была взята. В январе 1238 г. монголы вторглись во Владимиро-Суздальскую землю. Батый на четвертый день осады взял Владимир. Это же постигло многие города Северо-Восточной Руси. Великий князь Юрий Всеволодович еще до появления неприятеля под стенами Владимира отправился собирать войско, но на реке Сить 4 марта 1238 г. русские дружины были разбиты, а князь Юрий погиб. Монголы двинулись на Северо-Запад Руси и не дошли всего 100 км до Новгорода. Весна заставила Батыя отступить в степь. Но и по пути домой монголы разоряли русские земли.

В 1239-1240 гг. Батый обрушился на южную Русь. В 1240 г. он осадил Киев, захватил и разрушил его. В 1240-1242 гг. монголы вторглись в Польшу, Венгрию, Чехию. Встретив упорное сопротивление и ослабленный предыдущими походами, Батый отступил на восток. В 1242 году монголы в низовьях Волги образовали новое государство - Золотую Орду (Улус Джучи), формально бывшее частью Монгольской империи. Оно включало в себя земли волжских булгар, половцев, Крым, Западную Сибирь, Приуралье, Среднюю Азию. Столицей стал город Сарай Бату.

Русский народ вел самоотверженную борьбу, но разобщенность и несогласованность действий сделали ее безуспешной. Поражение привело к установлению на Руси монголо-татарского ига. Термин «иго» впервые употребил Н.М. Карамзин. В исторической литературе есть две точки зрения на монгольское иго. Традиционная рассматривает его как бедствие для русских земель. Другая - трактует нашествие Батыя как рядовой набег кочевников. Согласно традиционной точке зрения иго - достаточно гибкая система властвования, которая изменялась в зависимости от политической ситуации (сначала - кровавое завоевание и набеги, затем - экономическое угнетение и политическая зависимость). Иго включало комплекс мер. В 1257-1259 гг. монголы провели перепись русского населения для исчисления дани (подворное обложение, так называемый «ордынский выход»). В русские земли назначались наместники - баскаки с сильными военными отрядами. Их задачей было удержание населения в повиновении, контроль за сбором и доставкой дани на Волгу. Сторонники традиционной точки зрения крайне негативно оценивают воздействие ига на различные стороны жизни Руси. Происходило массовое перемещение населения на запад и северо-запад, а вместе с ним и земледельческой культуры на территории с менее благоприятным климатом. Резко снизилась политическая и социальная роль городов. Усиливалась власть князя по отношению к населению.

Иная точка зрения на монгольское иго принадлежит «евроазийцам» и Л.Н. Гумилеву. Он рассматривал вторжение монголов не как завоевание, а как «великий кавалерийский рейд» (Гумилев). Разрушались только те города, которые стояли на пути орды; гарнизонов монголы не оставляли; постоянной власти не установили; с окончанием похода Батый ушел на Волгу. Целью этого набега было не завоевание Руси, а война с половцами. Так как половцы удерживали линию между Доном и Волгой, то монголы применили тактический прием обхода и совершили «кавалерийский рейд» через Рязанское, Владимирское княжества. Факты говорят о том, что Батыево нашествие нанесло огромный ущерб (из 74 городов Древней Руси были разрушены 49). Но влияние монгольского погрома на исторические судьбы русского народа не следует и преувеличивать. Почти половина территории Руси, включая Новгородскую землю, Полоцкое, Турово-Пинское и отчасти Смоленское княжества, избежали разгрома. Полагают, что монгольское нашествие положило начало отставанию Руси от стран Запада или усилило этот процесс.

В первой половине XIII века над Русью нависла грозная опасность с запада. Немецкие рыцари-крестоносцы (в 1237 г. рыцари двух орденов, Тевтонского и Меченосцев, создали новый Ливонский орден) начали осуществлять насильственную колонизацию и католицизацию прибалтийских племен. Шведы не оставили давних притязаний на новгородские земли (Приневье и Приладожье). В июле 1240 г. шведский десант во главе с полководцем Биргером высадился на невском берегу (в районе Усть-Ижоры). Новгородский князь Александр Ярославович атаковал шведский лагерь и разгромил противника. За эту победу он получил почетное прозвище «Невский». К 1242 г. немецкие рыцари, захватив города Изборск, Ям и Копорье, угрожали Новгороду. 5 апреля 1242 г. на льду Чудского озера состоялась битва, вошедшая в историю, как «Ледовое побоище». Победа была достигнута благодаря мужеству русских воинов, а также полководческому искусству князя Александра Невского. Агрессия на Русь была сорвана, военная мощь Ливонского ордена существенно ослаблена.

Весь оригинальный культурный опыт восточного славянства стал достоянием единой русской культуры. Она складывалась как культура всех восточных славян, сохраняя в то же время свои региональные черты — одни для Поднепровья, другие — для Северо-Восточной Руси и т. д.

В общей культуре Руси отразились как традиции, скажем, полян, северян, радимичей, новгородских словен, вятичей, других восточнославянских племен, так и влия­ние соседних народов, с которыми Русь обменивалась производ­ственными навыками, торговала, воевала, мирилась,— угрофинов, балтов, иранских племен, других славянских народов.

В пору своего государственного становления Русь испытывала сильное влияние Византии, которая для своего времени была одним из наиболее культурных государств мира. Таким образом, культура Руси складывалась с самого начала как синтетическая, т. е. нахо­дящаяся под влиянием различных культурных направлений, стилей, традиций.

Одновременно Русь не просто копировала эти чужие влияния и безоглядно заимствовала их, но применяла к своим культурным традициям, к своему дошедшему из глубины веков народному опыту, пониманию окружающего мира, своему представлению о прекрасном. Поэтому в чертах русской культуры мы постоянно сталкиваемся не только с влияниями извне, но с их порой значительной духовной переработкой, их постоянным преломлени­ем в абсолютно русском стиле.

Долгие годы русская культура развивалась под влиянием языческой религии, языческого мировоззрения. С принятием христианства положение Руси резко изменилось. Новая религия претендовала на то, чтобы изменить мировоззрение людей, их восприятие всей жизни, а значит, и представления о красоте, художественном творчестве, эстетическом влиянии. Однако хрис­тианство, оказав сильнейшее воздействие на русскую культуру, особенно в области литературы, архитектуры, искусства, развития грамотности, школьного дела, библиотек, не преодолело народных истоков русской культуры. Долгими годами на Руси сохранялось двоеверие: официальная религия, которая преобладала в городах, и язычество, которое ушло в тень, но по-прежнему существовало в отдаленных частях Руси, особенно на Северо-Востоке, сохраняло свои позиции в сельской местности. Развитие русской культуры отразило эту двойственность в духовной жизни общества, в народном быту. Языческие духовные традиции, народные в своей основе, оказывали глубокое воздействие на все развитие русской культуры раннего средневековья.

Основой любой древней культуры является письменность. Когда она зародилась на Руси? Долгое время существовало мнение, что письмо на Русь пришло вместе с христианством. Однако согласиться с этим трудно. Есть свидетельства о существовании славянской письменности задолго до христианизации Руси. В 1949 г. во время раскопок под Смоленском нашли глиняный сосуд, относящийся к началу X века, на котором было написано «горушна» (пряность). Это означало, что уже в это время в восточнославянской среде бытовало письмо, существовал алфавит. Об этом же говорит и «Житие» византийского дипломата и славянского просветителя Кирилла. Во время пребывания в Херсонесе в 60-е гг. IX в. он познакомился с Евангелием, написанным славянскими буквами. В дальнейшем Кирилл и его брат Мефодий стали основоположниками славянской азбуки, которая, видимо, в какой-то части основывалась на принципах славянского письма, существовавшего у восточных, южных и западных славян задолго до их христианизации.

Надо вспомнить и о том, что договоры Руси с Византией, относящиеся к первой половине X в., также имели копии на славянском языке. К этому времени относится существование толмачей-переводчиков и писцов, которые записывали речи послов на пергамент.

Христианизация Руси дала мощный толчок дальнейшему развитию письменности, грамотности. На Русь стали приезжать церковные грамотеи, переводчики из Византии, Болгарии, Сербии. Появились, особенно в период правления Ярослава Мудрого и его сыновей, многочисленные переводы греческих и болгарских книг как церковного, так и светского содержания. Переводятся, в частности, византийские исторические сочинения, жизнеописания святых. Эти переводы становились достоянием грамотных людей: их с удовольствием читали в княжеско-боярской, купеческой среде, в монастырях, церквях, где зародилось русское летописание. В XI в. получают распространение такие популярные переводные сочинения, как «Александрия», содержащая легенды и предания о жизни и подвигах Александра Македонского, «Девгениево деяние», которое представляло собой перевод византийской эпической поэмы о подвигах воина Дигениса.

Общий подъем Руси в XI в., создание центров письменности, грамотности, появление целой плеяды образованных людей в княжеско-боярской, церковно-монастырской среде опреде­лили развитие древнерусской литературы. Эта литература развива­лась, складывалась вместе с развитием летописания, ростом общей образованности общества. У людей появилась потребность донести до читателей свои взгляды на жизнь, свои размышления о смысле власти и общества, роли религии, поделиться своим жизненным опытом.

Нам неведомы имена авторов сказаний о походах Олега, о крещении Ольги или войнах Святослава. Первым известным автором литературного произведения на Руси стал священник княжеской церкви в Берестове, впоследствии митрополит Илларион. В начале 40-х гг. XI в. он создал свое знаменитое «Слово о законе и благодати», в котором в яркой публицистической форме изложил свое понимание места Руси в мировой истории. Это «Слово» посвящено обоснованию государственно-идеологической концеп­ции Руси, полноправному месту Руси среди других народов и государств, роли великокняжеской власти, ее значении для русских земель. «Слово» объясняло смысл крещения Руси, выявляло роль русской церкви в истории страны. Уже одно это перечисление указывает на масштабность сочинения Иллариона. Во второй половине XI в. появляются и другие яркие литературно-публицистические произведения: «Память и похвала Владимира» монаха Иакова, в котором идеи Иллариона получают дальнейшее развитие и применяются к исторической фигуре Владимира.

Культура Руси воплощалась в ее архитектуре. Русь долгие годы была страной деревянной, и ее архитектура, ее языческие молельни, крепости, терема, избы строились из дерева. В дереве русский человек, как и народы, жившие рядом с восточными славянами, выражал свое восприятие строительной красоты, чувство пропорции, слияние архитектурных сооружений с окружающей природой. Если деревянная архитекту­ра восходит в основном к Руси языческой, то архитектура каменная связана с Русью уже христианской. К сожалению, древние деревянные постройки не сохранились до наших дней, но архитектурный стиль народа дошел до нас в позднейших деревянных сооружениях, в древних описаниях и рисунках. Для русской деревянной архитектуры была характерна многоярусность строений, увенчивание их башенками и теремами.

И, конечно, важным элементом всей древнерусской культуры являлся фольклор — песни, сказания, былины, пословицы, пого­ворки, афоризмы, сказки. В свадебных, застольных, похоронных песнях отражались многие черты жизни людей того времени. Так, в древних свадебных песнях говорилось и о том времени, когда невест похищали, «умыкали», (конечно, с их согласия), в более поздних — когда их выкупали, а в песнях уже христианского времени шла речь о согласии и невесты, и родителей на брак.

 


Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 11; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ВОСТОЧНЫЕ СЛАВЯНЕ В VI – VIII ВВ. | ОБРАЗОВАНИЕ ЕДИНОГО РУССКОГО ГОСУДАРСТВА
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.037 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты