Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Использование природных форм в строительстве: А. Гауди, Э. Сааринен и другие. Л. Г. Салливен (работы для частных клиентов).




Читайте также:
  1. IV. ТЕХНОЛОГИИ И КОНЕЧНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПОСТОЯННЫ И ЗАДАНЫ
  2. IV.1.1) Внесудебная защита частных прав.
  3. VV Использование DreamLink'а во время утреннего сна
  4. Автоматические идентификационные системы (АИС). Назначение, использование информации АИС
  5. Агроэкосистемы, их отличия от природных экосистем. Последствия деятельности человека в экосистемах. Сохранение экосистем.
  6. Анализ и оценка обобщающих и частных показателей эффективности торговой деятельности
  7. АНАЛИЗ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ ПРОЕКТА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЭЛЕКТРОННЫХ ТАБЛИЦ
  8. Анальгезия и использование антидепрессантов при инфаркте миокарда
  9. Б16 В2 Использование имитационного моделирования в инвестиционных процессах.
  10. Билет 12. Лазер и его использование при сварке

Антонио Гауди (полное имя Antonio Gaudi y Cornet) родился 25 июня 1852 г. в городе Реусе, недалеко от Барселоны, в семье, принадлежащей к роду потомственных каменщиков. С 1868 г. жил в Барселоне, где в 1873 – 1878 гг. занимался в Высшей технической школе архитектуры. На выпускном вечере, вручая диплом, директор школы сказал: «Джентльмены, перед нами либо гений, либо сумасшедший». На что Гауди ответил: «Похоже, теперь я архитектор».

Первой серьёзной работой Гауди был Каса Висенс – дом, который был заказан в 1878 г. (рис. 21). Заказчик владел керамической фабрикой, и причудливая мавританская фантазия, устланная по фасаду желтыми с зелёным изразцами, стала заодно и рекламой его товара. Ещё не завершив работы по этому заказу, Гауди получил новый от богатого промышленника-хлопкопроизводителя Эусеби Гуэля на строительство двух павильонов для его летней резиденции в пригороде Барселоны. Павильоны соединены великолепной кованой решеткой в виде дракона. Для графа Эусеби Гуэля, который становится меценатом и близким другом архитектора, Гауди построил также дворец Гуэль, находящийся на улице Ноу де ла Рамбла.

 

Рис. 21. А. Гауди. Каса Висенс в Барселоне

В духе совершенно иной эстетики, с соблюдением простоты форм и сдержанности декора, выполнен женский Монастырь св. Терезы (Convento Teresiano), строительство которого началось в 1889 г.

Годом раньше Гауди приступил к работам над Каса Кальвет (рис. 22), заказ на который он получил от текстильного промышленника Педро Кальвета. Бурная фантазия архитектора проявилась в выполнении внутреннего лифта, который имеет вид драгоценной шкатулки из резного дерева и кованого железа.

Примерно в тот же период Гауди работает над созданием Виллы Бельесгуард на холме Тибидабо, на окраине Барселоны, основной примечательностью которой стала крыша в виде усеченной пирамиды, с прорезанными слуховыми окнами.

 

 

Рис. 22. А. Гауди. Барселона. Колледж монастыря святой Терезы (фасад)

 

Одним из самых причудливых зданий, которые Гауди построил в Барселоне, является дом Батло. Дом Батло – это «жилой» дом, построенный в 1877 году для текстильного магната и располагается в районе Эшампле, Барселона.

В 1906 г. был перестроен легендарным архитектором Антонио Гауди. Местное название дома – Casa dels ossos (Дом костей), и в отличии от Костницы, не имеет ничего общего с реальными костями.



Это «огромная, диковинная, многоцветная, сверкающая и переливающаяся мозаика с искрящейся игрой красок, откуда проступают водные стихии» – так писал о доме Батло Сальвадор Дали (рис. 23, 24).

Культ изогнутой линии и объёмных форм достигает здесь своего апогея: всё, начиная от колонн и балконов и кончая фантастической кровлей из черепицы, выложенной в виде чешуи, смотрится как живое, трепещущее существо, поэтому дом Батло отождествляют с драконом.

 

 

Рис. 23. А. Гауди. Дом Батло

 

Рис. 24. А. Гауди. Дом Батло

 

Это плод причудливой фантазии, имеющей литературное происхождение. В основу дома Батло положен сюжет как Св. Георгий убивает дракона. Первые два этажа напоминают кости и скелет дракона, фактура стены – его кожу, кровля – его хребет, а округлая деталь слева от центра, заканчивающаяся башенкой с крестом, представляет собой меч Георгия, вонзенный в спину дракона.

К числу шедевров современной архитектуры причисляют дом Мила (1906–10), одна из известных построек модерна, получившая название «Ла Педрера» (каменоломня), обусловленное странностью этого сооружения. Это – расположенный на угловом участке шестиэтажный доходный дом с двумя внутренними дворами и шестью световыми колодцами.



Возможно, Ла Педрера – это лучшее и наиболее полное архитектурное выражение концепции верности природе, которую исповедовал Антонио Гауди. Это своего рода гора, созданная человеком, с пещерами, открывающимися на фасаде, откуда исходит мощная жизненная сила (рис. 25).

 

Рис. 25. А. Гауди. Дом Мила, или «Ла Педрера»

 

Здание, как и квартиры, имеет сложный криволинейный план. Первоначально Гауди намеревался придать криволинейные очертания всем внутренним перегородкам, но впоследствии отказался от этого, придав им ломаные очертания, контрастирующие с волнистой поверхностью фасада.

В доме Мила применены новые конструктивные решения: отсутствуют внутренние несущие стены, все междуэтажные перекрытия поддерживаются колоннами и наружными стенами, в которых балконы играют конструктивную роль.

Это одна из первых попыток создать новое планировочное решение, известное впоследствии как «свободный план». Кровля опирается на аркады.

На крыше дома установлена терраса, скорее, обходной путь сложной композиции, который позволяет любоваться каменным «зверинцем» на кровле дома, состоящем из вентиляционных труб, шахт, лестниц, имеющих сложное пластическое решение биоморфного характера.

В целом декоративном решении дома отражена тема природных мотивов (пещер, моря, подводного мира), характерная для архитектуры стиля модерн.

Антонио Гауди создал и парк Гуэль (El Parque Guell, 1900 – 1914 гг.). В этом парке Гауди попытался воплотить идеи, которые есть в природе, но никогда не реализовывались в архитектуре. Постройки кажутся выросшими из земли, все вместе они составляют единое целое, очень органичное, несмотря на многообразие форм и размеров (рис. 26 – 28).



Там находится знаменитый дракон Гауди, выложеный разноцветной мозаикой, украшающий парадную лестницу, которая ведёт к огромной площади-террасе, по всему периметру которой тянется одна длинная змееобразная скамья.

В одном из двух домов, построенных в парке жил Гауди на протяжении 20 лет, а на данный момент в здании открыт Дом-музей Гауди. Барселону называют городом Гауди не случайно: 14 из 18 его произведений находятся именно здесь.

 

 

Рис. 26. Парк Гуэль

 

Рис. 27. Парк Гуэль

 

 

Рис. 28. Парк Гуэль

Печатью гениальности зодчего отмечена знаменитая криволинейная скамья Зала ста колонн и дом-музей самого архитектора и дом Кальвет (La Casa Calvet), показанный на рис. 29.

 

 

Рис. 29. Дом Кальвет (La Casa Calvet)

 

Храм Святого семейства – пожалуй, самая значительная из работ Гауди, к сожалению, так и не законченная. Стиль, в котором выполнен собор, отдаленно напоминает готику, но вместе с тем, это что-то совсем новое, современное.

Здание собора рассчитано на хор из 1500 певцов, детский хор из 700 человек и 5 органов. Храм должен был превратиться в центр католической религии. С самого начала строительство храма поддерживал Папа Леон XIII.

Работы над созданием храма начались еще в 1882 г. под руководством архитекторов Мартореля (Juan Martorell) и Де Вильара (Francisco de P. Del Villar). В 1891 г. строительство возглавил Антонио Гауди. Зодчий сохранил план своего предшественника – латинский крест с пятью продольными и тремя поперечными нефами, но внес свои изменения.

В частности, им была изменена форма капителей колонн крипты, высота арок увеличена до 10 м, лестницы перенесены им в крылья вместо предполагавшегося фронтального их размещения. Он постоянно дорабатывал замысел в ходе строительства.

По замыслу Гауди, храм Святого семейства должен был стать зданием-символом, грандиозной аллегорией Рождества Христова, представленного тремя фасадами (рис. 30).

Восточный посвящен Рождеству; западный – Страстям Христовым, южный, самый внушительный, должен стать фасадом Воскресения.

Порталы и башни храма оснащены изобильной скульптурой, воспроизводящей как бы весь живой мир, головокружительная сложность профилей и деталировки превосходит все, что было когда-либо известно готике. Это своего рода готический модерн, в основу которого, однако, положен план сугубо средневекового собора.

Несмотря на то, что Гауди строил храм на протяжении тридцати пяти лет, ему удалось возвести и оформить только Рождественский фасад, конструктивно являющийся восточной частью трансепта, и четыре башни над ним. Западная часть апсиды, составляющая большую часть этого величественного здания, до сих пор не достроена.

 

 

Рис. 30. Храм Святого семейства

Более чем через семьдесят лет после смерти Гауди, строительство собора продолжается и сегодня. Постепенно возводятся шпили (при жизни архитектора был окончен только один), оформляются фасады с фигурами апостолов и евангелистов, сценами подвижнической жизни и искупительной смерти Спасителя. Строительство храма Святого семейства, предположительно закончится к 2030 г. В храме удивительно интересные скульптура (в экстерьере) и сам интерьер (рис. 31 – 33).

 

 

Рис. 31. Храм Святого семейства: скульптура

 

 

Рис. 32. Храм Святого семейства: скульптура

 

Рис. 33. Храм Святого семейства: интерьер

 

Уже пятое поколение барселонцев наблюдает рождение архитектурного шедевра. Но даже недостроенный собор стал символом Барселоны и останется им навсегда, как, впрочем, и другие произведения Антонио Гауди.

 

Архитектура Гауди – это открытая книга для всех почитателей его таланта. Своим уникальным и, в то же время, вызывающим столько споров и по сей день творением – собором Святого семейства – Антонио Гауди присоединился к плеяде своих великих земляков (Пабло Пикассо, Сальвадору Дали и Хуану Миро) своими идеями перевернувших современное искусство.

По воспоминаниям современников, Гауди был человеком страстного темперамента и обладал незаурядными умственными способностями. При этом он жил в своем мире, отрекшись от всего мирского. «Чтобы избежать разочарований, не надо поддаваться иллюзиям», – оправдывался он, утверждая при этом, что каждый человек должен иметь Родину, а семья – свой дом. «Снимать дом – все равно, что иммигрировать», – убеждал Гауди других, всю свою жизнь не имевший ни семьи, ни своего дома.

Талант архитектора намного опередил своё время: обладая способностью сочетать в себе таланты строителя, скульптора, художника и архитектора, Гауди основал и развил новый и пока ещё никем не превзойдённый стиль – стиль Гауди.

Никому не удалось успешно подражать Гауди. Не существует школы Гауди. Но здания, созданные им, зачаровывают, поражают воображение. Он не оставил после себя научных трудов, дневников или мемуаров. Он вообще мало говорил и очень много работал. Тем ценнее те немногочисленные высказывания легендарного архитектора, которые дошли до нас в записи его друзей и учеников. Вот одно из них: «Созидание дается трудностями, которые лишают значения мелкие житейские неудачи, приводят к тому, что мелочи исчезают так же, как листья, уносимые ветром. Эти трудности не оставляют нас в течение всей жизни и порой вызывают острую неудовлетворенность содеянным, и от расщепления души рождаются прекрасные плоды, вкус и аромат которых могут питать многие поколения».

Именно такие плоды оставил нам Антонио Гауди-и-Корнет, создатель волшебной Саграды Фамилиа.

Саринен Ээро (1910 – 1961), финский и американский архитектор, сын Элиеля Сааринена. Учился в архитектурной школе Йельского университета в Нью-Хейвене. Чистота линий, уравновешенность масс, эффектное использование материалов играли важнейшую роль в работах отца и сына Саариненов, но если Элиель стремился достичь ощущения живописности и рукотворности архитектуры, то Ээро тяготел к механистической сверхточности. Он активно использовал в своих работах новые материалы: алюминий, стекло и даже фарфор. В 1937 Ээро начал работать вместе с отцом. В 1947 их фирма завоевала первый приз за проект здания для Смитсоновского института в Вашингтоне. С 1949 Ээро Сааринен работал самостоятельно.

Среди его авторских работ: Арка Договора в Национальном мемориале Т. Джефферсона в Сент-Луисе; перекрытый куполом из бетона и стекла зал и цилиндрической формы капелла, входящие в комплекс построек Массачусетского технологического института; технический центр «Дженерал Моторс» в Детройте и терминал авиакомпании «Транс-уорлд эйрлайнз» в нью-йоркском аэропорту имени Дж. Кеннеди. Капелла Массачусетского технологического института была включена в список уникальных церковных сооружений, построенных за четверть века, составленный в 1956 Национальным советом церквей США. Ээро Сааринен был также знаменитым дизайнером мебели.

Примеры зданий великого архитектора показаны на рис. 34 – 36. В этих постройках словно соединяются очертания древних храмов, структуры музыкальных инструментов и футуристическое оформление как интерьера, так и экстерьера. В зданиях есть и монументальность, и философское осмысление мира, и функциональность, и свой, уникальный «космос».

 

 

Рис. 34. Ээро Саринен. Капелла Кресдж. 1950-55.

(Капелла Массачусетского технологического института)

 

Рис. 35. Ээро Саринен. Капелла Кресдж: интерьер

 

Рис. 36. Ээро Саринен. Капелла Кресдж: Интерьер

Л. Г. Салливен– создатель органической архитектуры.Салливен (Sullivan) Луис Генри (3.9.1856, Бостон, – 14.4.1924, Чикаго), американский архитектор и теоретик архитектуры, один из пионеров рационализма. Работал в мастерской архитектора Ф. Фёрнесса в Филадельфии. Посещал Школу изящных искусств в Париже (1874). С 1875 работал в Чикаго (с 1879 – в мастерской инженера Д. Адлера, с 1881 – его компаньон). Первая большая совместная работа Салливена и Адлера – так называемый Аудиториум в Чикаго (1886 – 1889), театральный зал, заключённый в оболочку из 10-этажных корпусов отеля и конторских помещений (рис. 37).

 

Рис. 37. Л. Г. Салливен и Д. Адлер. Аудиториум в Чикаго

Под влиянием Г. Х. Ричардсона Салливен тяготел к сочетанию рациональной логики и романтической фантазии. Разрабатывая новый тип сооружения – высотное здание, Салливен выявлял эстетические принципы каркасной конструкции, стремился использовать новые пропорции и ритмику, продиктованные ячеистой структурой конторского здания (Уэйнрайт-билдинг в Сент-Луисе, штат Миссури, 1890 – 1891; Гаранти-билдинг в Буффало, 1894 – 1895; универсальный магазин Шлесинджера и Мейера, ныне здание фирмы «Карсон-Пири-Скотт», в Чикаго, 1899 – 1900). В 1896 г. Салливен опубликовал статью «Высотное конторское здание с художественной точки зрения» – первое изложение его теории рационалистической архитектуры. В 1901 – 1902 гг. Салливен создал большую часть своего литературного наследства, в том числе книгу «Беседы в детском саду».

Салливен – среди предтеч архитектуры 20 в. в целом, во всём многообразии её школ и течений. Так, созданная им концепция органической архитектуры была развита затем Ф. Л. Райтом. Творчество Салливен, его афоризм «форму в архитектуре определяет функция» оказало значительное влияние на развитие европейского функционализма 1920-х гг. (рис. 38).

Как и большинство творческих людей XIX века, он проникся эволюционным учением Дарвина и передовыми достижениями биологии. Салливен считал, что человек должен жить и работать в домах, которые гармонично вписываются в окружающий ландшафт.

а) б)

Рис. 38. архитектор Л. Х. Салливен: «форму определяет функция»:

а) Гаранти-билдинг в Буффало; б) здание фирмы «Карсон-Пири-Скотт» (Чикаго)

Хотя философия органической архитектуры звучала, скорее, как некий идеал, к которому надо стремиться, ее последователи, включая самого знаменитого из них – Фрэнка Ллойда Райта, творившего в конце XIX – первой половине XX века, создали прекрасные образцы.

Поселившийся в Индии англичанин Лаури Бэйкер воплотил эти идеи в домах, вполне традиционных внешне, но так органично встроенных в зеленые заросли тропиков, что можно подумать, они сами выросли из земли, как грибы после дождя.

Сходное впечатление производят сооружения австрийского художника и архитектора Фриденсрайха Хундертвассера. Отличительной чертой органической архитектуры стала приверженность к природным материалам: вместо стали, бетона и пластика используются камень, дерево и стекло. «Лесная спираль» (нем. Waldspirale) – жилой комплекс в Дармштадте в форме спирали, спроектированный и отличающийся полным отсутствием прямоугольных форм (рис. 39).

 

Рис. 39. Лесная спираль австрийского архитектора Фриденсрайха Хундертвассера

 

Проблема создания гармонии бионической архитектуры и природной среды. Проблема поиска и применения рациональной технологии в разработке оригинальной архитектурной формы. Тенденции формообразования, современная органическая архитектура.Сегодня актуальны проблемы создания гармонии бионической архитектуры и природной среды, а также поиска и применения рациональной технологии в разработке оригинальной архитектурной формы. Современная органическая архитектура интересна тем, что, в отличие от органической архитектуры ХХ века, ее бионические формы создаются не только из натуральных, а, наоборот, более из искусственных материалов с новыми свойствами, о которых архитекторы прошлого могли только мечтать.

Такую архитектуру можно смело назвать «бионическим хай-теком», она являет нам образцы красивейших сочетаний бионических форм и ультрасовременных технологий как проектирования, так и строительства: «В мировой архитектурной практике за прошедшие 40 лет использование закономерностей формообразования живой природы приобрело новое качество и получило название архитектурно-бионического процесса и стало одним из направлений архитектуры хай-тека».

Современные проекты в бионическом стиле поражают воображение, они походи на космические города и даже корабли и ассоциируются с совершенно иным будущим. Многие здания вполне можно отнести именно к футуродизайну, благодаря их инновационности, функциональности и гармонии с окружающей средой.

Рассмотрим тенденции формообразования на примере проектов современной органической архитектуры (рис. 40 – 46).

 

 

 

Рис. 40. Проект крутящегося небоскрёба. Архитектор Дэвид Фишер (David Fisher)

 

 

 

Рис. 41. Дом – «подводная лодка». SUBMARINE HOUSE

 

 

С другой стороны, в бионической архитектуре вовсе не обязательно только использование футуристических форм: в эпоху полистилизма происходит смешение разных элементов.

На рис. 41 мы видим проект, в котором совмещены как элементы античных колонн, так и бионические формы.

Рис. 42. Проект Рона Арада (Ron Arad)

 

Перспективы бионического хай-тека:

1. Энергосберегающие здания и здания, вырабатывающие энергию. Человечество всегда искало новые источники энергии. Энергия - это жизнь. Однако люди платят высокую цену за свою потребность в свете и тепле. Изменение климата, загрязнение атмосферы и радиоактивные отходы говорят о том, что современные методы использования энергии не соответствуют требованиям устойчивого развития. В настоящее время уже успешно разрабатываются и внедряются технологии, связанные с энергообеспечением: новые теплоизоляционные материалы, использование энергии солнца и ветра. Имеется опыт постройки «пассивных» домов. При этом эксплуатируется парниковый эффект, в результате чего солнечная энергия «пассивно» превращается в тепло. Нет необходимости постройки дорогого и занимающего много места центрального отопления. В принципе, технологии строительства «пассивных» домов конкурентоспособны и на сегодняшний день. В США, например, новые методы теплоизоляции дают на 40% энергии больше, чем вся американская нефтяная промышленность. Все больше появляется домов, обеспечивающих сами себя теплом, в Германии. Планируется, что к 2020 году доля подобного жилья составит в этой стране 15%.

Возможно, что в будущем экономия и обеспечение жилья энергией повлияют на формообразование построек (данные исследования проводит бионическая архитектура).

Рис. 43. Проект Рона Арада (Ron Arad)

 

 

Рис. 44. Проект Рона Арада (Ron Arad)

 

 

Рис. 45. Проект Рона Арада (Ron Arad)

2. Имеется и с каждым днем увеличивается потребность в использовании мобильных сооружений, быстровозводимых зданий. Никогда мир не был так мобилен, как сегодня. Движение открывает новые горизонты и дает новые шансы. Решение рассматриваемых задач неразрывно связано с общими тенденциями в развитии архитектуры. Принципы динамической адаптации зданий и сооружений находят самое широкое использование в различных областях человеческой деятельности: торговле, рекламе, проектировании архитектурной среды в экстремальных ситуациях.

Дальнейшее развитие получает и идея трансформации обитаемого пространства. Необходимость его развития происходит от потребностей общества. Использование принципов конструктивной трансформации в архитектуре, основанных на достижениях строительной техники, открывает большие преимущества и перспективы для осуществления функциональных процессов практически во всех областях человеческой деятельности.

Возможно появление новой, необычной сферы деятельности архитектора – организация труда человека, функции человека на рабочем месте, рабочего пространства. Труд как основа существования человека находится в процессе радикальных перемен.

 

 

Рис. 46. Проект Рона Арада (Ron Arad)

 

3. Классические формы организации труда на предприятии исчезают. Создаются мобильные рабочие места. Например, известный мастер хай-тека, французский архитектор Жан Нувель создал для тематического парка «всемирный театр труда» в Гановере сценографию: сотни актеров передвигаются на огромном овальном помосте и демонстрируют в кратких сценках новые виды труда. Девиз: «будущее труда – это перемены».

4. Мы на пороге нового тысячелетия. Какие новые перспективы и задачи встануг перед архитектурой? Освоение, организация нового, неизвестного пространства Земля – Космос? С тех пор, как развитие технологий и связанное с ним исчезновение различий привели к глобализации экономической, культурной и общественной жизни на нашей планете, любые горизонтальные границы начали исчезать.

Реальные и поисковые проекты в рамках программы освоения космоса – еще неизвестная страница истории архитектуры XX века. За занавесом полной секретности долгие годы оставались как научно-технические изобретения, так и сами архитектурные чертежи первых космических кораблей, орбитальных станций и даже планировавшихся поселений на Луне. А ведь именно в этой области творчества представляется уникальная возможность расширить традиционно сложившиеся границы профессий «дизайнер» и «архитектор».

Самостоятельная работа студентов.*


Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 119; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.046 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты