Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Табли ца 8 Оценка уровня сформированности психических процессов




Читайте также:
  1. Ei — экспертная оценка i-й характеристики.
  2. Ex lege XII tabularum aes alienum hereditarium... pro portionibus... ipso iure divisum (C. 2. 3.26). - По законам XII таблиц наследственные долги делятся автоматически на доли.
  3. I. Анализ инженерно-геологических условий территории, оценка перспективности её застройки
  4. I. Анализ инженерно-геологических условий территории, оценка перспективности её застройки
  5. II. Решение логических задач табличным способом
  6. III. Бактериологическая оценка молока.
  7. III. Для обеспечения проверки исходного уровня Ваших знаний и умений решите задачу.
  8. III. Для обеспечения проверки исходного уровня Ваших знаний-умений необходимому, предлагаем решить 2 задачи.
  9. III. Для обеспечения проверки исходного уровня Ваших знаний-умений необходимому, предлагаем решить 2 задачи.
  10. III. Для обеспечения проверки исходного уровня Ваших знаний-умений необходимому, предлагаем решить задачу.
Катего­ Степень выраженности недостаточности
мышления речи обучаемости
рия I II I III I II III
(тип) (отсут­ (сред­ (гру­ (отсут­ (сред­ (гру­ (отсут­ (сред­ (гру­
нару­ ствие няя) бая) ствие няя) бая) ствие няя) бая)
шенного недо­         недо­         недо­        
развития статоч­         статоч­         статоч­        
    ности)         ности)         ности)        

 


Рассмотрим здесь характеристики только тех функций, кото­рые охватываются таблицей. Что же касается степени нарушения зрительных, слуховых и моторных функций, то для их оценки используются обычно медицинские и физиологические (клини­ческие и параклинические) показатели, достаточно четко разра­ботанные и имеющие количественное выражение (например, ос­трота зрения). В то же время для оценки уровня сформированно­сти психических процессов таких четких показателей нет, и обыч­но обследователи прибегают к эмпирической оценке. В этих случа­ях описание совокупности признаков, которые могут применять­ся в качестве критериев, позволяет в значительной степени пре­одолеть этот эмпиризм.

Начнем с оценки состояния мыслительной деятельности. До­статочно надежно она может быть произведена только в том слу­чае, если имеются данные, характеризующие все три вида мыш­ления: наглядно-действенное, наглядно-образное и словесно-ло-гическое. Это обязательно должно быть предусмотрено при под­боре диагностических методик. К нормальному уровню развития мышления могут быть отнесены случаи, когда выполнение зада­ний, требующих участия всех трех видов мышления, осуществля­ется примерно так же, как это наблюдается у нормально развива­ющихся детей того же возраста или несколько хуже (последнее относится особенно к развитию словесно-логического мышления как наиболее сензитивного ко всем неблагоприятным условиям развития ребенка и в несколько меньшей степени к наглядно-образному мышлению).



Если при этом наблюдаются некоторые затруднения при ре­шении задач наглядно-действенного характера, следует выяснить, не имеют ли они вторичной природы, а именно: не связаны ли они с непониманием инструкции или с дефектами моторики. Для этого целесообразно использовать задания для оценки мелкой моторики, предложенные Н.И.Озерецким (1928), например ук­ладывание спичек в коробок. Неловкость при решении задач на­глядно-действенного характера не дает основания для снижения оценки успешности их решения.

Точно так же при оценке успешности решения словесно-логи-ческих заданий не следует придавать значение недостаткам рече­вой формы ответов, некоторым неточностям, если в целом вид­но, что ребенок понимает смысл задания и его решение идет в правильном направлении. Приравнивать к нормальному уровню выполнения можно и решения, достигаемые ребенком после ока­зания ему помощи. Это относится к оценке решения не только словесно-логических заданий, но задач наглядно-действенного и наглядно-образного характера.



Во всех случаях, при предъявлении любых заданий, необходи­мо убедиться в том, что ребенок понял и усвоил инструкцию.


Проводящему обследование важно всегда иметь в виду, что даже нормально развивающийся ребенок в 7 лет в состоянии безоши­бочно воспринять и усвоить инструкцию объемом в среднем в 7 — 8 слов. Когда объем инструкции увеличивается и превышает инди­видуальный объем памяти хотя бы на одно слово, происходят как бы выпадения ее частей. Обычно при этом выпадают средние звенья инструкции, что может привести к искаженному понима­нию ее содержания или даже к полному непониманию. В таких случаях следует расчленить инструкцию и давать ее в виде 2—3 коротких предложений, предлагая запоминать ее по частям.

Как легкая и средняя степени нарушения развития мышления могут оцениваться случаи, когда количество выполненных мыс­лительных заданий, даже при условии оказания помощи ребенку, на 25—30 % меньше среднего их количества, выполняемого нор­мально развивающимися детьми. Чаще всего (что особенно харак­терно для детей с задержкой психического развития и детей с общим речевым недоразвитием) невыполненными оказываются задания словесно-логического характера, а также часть наглядно-образных заданий.

К тяжелой степени нарушения развития мыслительной дея­тельности относятся случаи невыполнения большинства заданий, несмотря на оказанную обследуемому ребенку помощь. В наиболее тяжелых случаях, при грубых нарушениях развития мышления и познавательной деятельности в целом, очевидные трудности воз­никают уже при восприятии и усвоении инструкции. Иногда при этом, даже добившись полного воспроизведения инструкции, об­следующий обнаруживает, что ребенок ее не понимает. Такие факты имеют место при изучении умственно отсталых детей.



Оценивая состояние речевого развития ребенка, психологу сле­дует принимать во внимание как собственные данные, получен­ные им при анализе понимания ребенком инструкций, называ­ния им объектов, используемых при обследовании, ответов на задания, спонтанных высказываний и высказываний во время бе­седы с ним, так и данные специального изучения особенностей речи ребенка, т.е. результаты логопедического обследования. При­нимаются во внимание особенности фонетико-фонематической стороны речи, словарного запаса и грамматического строя выска­зываний ребенка.

Нормальный уровень речевого развития (отсутствие наруше­ний) фиксируется в тех случаях, когда состояние всех трех сторон речи близко к тому, что наблюдается у нормально развивающих­ся детей. Недостатки произношения отдельных звуков, некоторая ограниченность активного словаря и недостаточная сформирован-ность грамматического строя (например, трудности в употребле­нии и понимании некоторых предлогов, творительного падежа, неупотребление сложных предложений, упрощенность структуры


высказываний, что характерно для детей с задержкой психиче­ского развития) не снижают оценки речевого развития как нор­мального. Важно, чтобы в пределах бытовой тематики активная речь была в основном правильной.

Существенное значение в оценке речевого развития как нор­мального имеют возможности ребенка переводить речь из внут­реннего плана во внешний, что происходит, например, при опи­сании ребенком картинки или при его спонтанных высказываниях.

Средняя степень недостаточности речи фиксируется в тех слу­чаях, когда в истории развития ребенка (старшего дошкольного и младшего школьного возраста) отмечаются позднее появление слов (при этом они были сильно искажены), задержанное появление первых фраз, ограниченность словаря, дефекты произношения от­дельных звуков и недостатки в грамматическом оформлении фраз.

К грубым недостаткам речевого развития относятся случаи, ког­да на рубеже дошкольного и школьного возраста наблюдаются трудности во внутреннем программировании и речевом оформле­нии высказываний, выраженные недостатки грамматического строя, бедность словаря, который состоит лишь из высокочастот­ных слов, недостатки произношения нескольких групп звуков, трудности в различении фонем.

Сложнее рассматривать степень недостаточности обучаемости. Для ее оценки необходимо учитывать все показатели наличия пе­реноса усваиваемых операций, приемов, действий в условия но­вой сходной задачи, а также все данные, свидетельствующие об использовании ребенком оказываемой ему помощи, включая и такие наиболее примитивные ее формы, как повторение инст­рукции, дополнительная стимуляция. Однако особо важное зна­чение имеет анализ решения ребенком заданий, построенных та­ким образом, что их выполнение может осуществляться поэтапно с использованием градуированной и для всех обследуемых одина­ковой помощи. Это так называемые обучающие задания, вернее, обучающий эксперимент. В набор методик, используемых при пси­холого-педагогическом обследовании, обязательно должны вклю­чаться задания, построенные таким образом.

В самых общих чертах, определяя уровень обучаемости (степе­ни ее недостаточности), можно отнести к нормальному уровню обучаемости все случаи, когда ребенок решает полностью само­стоятельно 60—80% мыслительных (интеллектуальных) заданий разных видов, а с остальными справляется после оказания ему помощи, исключая форму прямой подсказки или прямой демон­страции полного решения.

Средняя степень недостаточности по показателям обучаемости может быть зафиксирована в тех случаях, когда ребенок самостоя­тельно выполняет 30—50% заданий и 60—80% после одного-двух этапов помощи.


Как грубая недостаточность обучаемости (низкий ее уровень) оцениваются те случаи, когда ребенку для выполнения задания приходится оказывать помощь в наиболее развернутой форме, вплоть до демонстрации решения. В наиболее тяжелых случаях ре­шение может не воспроизводиться и после его демонстрации.

Использование приведенных выше оценок степени недостаточ­ности функций, выделенных в качестве основных, составляющих когнитивный аспект структуры нарушенного развития, позволяет в известной мере объективизировать данные, полученные при при­менении различных заданий. Если набор заданий достаточно полон для того, чтобы оценить функцию по перечисленным характери­стикам, то, расположив результаты обследования в соответствую­щих графах таблицы, можно будет увидеть, что задержка психи­ческого развития, легкая степень умственной отсталости и общее недоразвитие речи достаточно четко дифференцируются.

В таблице 9 представлены варианты расположения данных об­следования, характерные для умственно отсталых детей, детей с задержкой психического развития и общим недоразвитием речи. Степень нарушения отмечается в соответствующих столбцах таблицы.

Наиболее типичными случаями для рассматриваемых катего­рий являются следующие.

При умственной отсталости обычно отмечаются значительные нарушения мышления, легкие недостатки речевого развития и низ­кий уровень обучаемости.

Легкая или средняя степень выраженности недостатков в раз­витии мышления, при возможном наличии некоторых речевых дефектов и несколько сниженной (слегка или умеренно) по срав-

Таблица 9 Оценка уровня сформированности психических процессов

Категория Степень выраженности недостаточности
           
нарушенного мышления речи обучаемости
развития            
II III
Умственная отсталость Задержка психического развития Общее недоразвитие речи * * (*) * (*) (*) * * * * * (*) *

 


нению с нормой обучаемостью, наблюдается обычно при задерж­ке психического развития.

Отсутствие нарушений в развитии мыслительной деятельности (что особенно отчетливо обнаруживается при выполнении зада­ний наглядно-практического характера) или слабая их выражен­ность и преимущественное проявление в заданиях словесно-логи-ческого характера, значительные недостатки в развитии речи и близкая к норме или незначительно сниженная обучаемость ха­рактерны для случаев общего недоразвития речи.

Для каждой категории нарушенного развития представлены как наиболее часто распространенный вариант сочетания разных сте­пеней выраженности недоразвития обследованных функций, так и менее вероятные, но встречающиеся варианты. В последнем слу­чае данные о степени недостаточности функции взяты в скобки. Такие варианты при умственной отсталости прежде всего прояв­ляются в состоянии речи. Так, в некоторых случаях у детей с лег­кой степенью умственной отсталости, особенно если на протяже­нии дошкольного периода с ними достаточно много занимались, речевое развитие может быть вполне благополучным. И в то же время у педагогически запущенных умственно отсталых дошколь­ников наблюдается выраженное отставание в речевом развитии, грубо проявляющееся при обследовании всех сторон речи. Осо­бенно значительные нарушения развития речи наблюдаются у умственно отсталых со сложным дефектом, при котором разлитое поражение коры мозга сочетается с локальным повреждением речевых зон.

Соответственно при общем недоразвитии речи может наблю­даться разный уровень обучаемости: от близкого к нормальному до средней степени недостаточности.

Как видно из описанной выше таблицы, наибольшее значение для дифференциальной психодиагностики нарушений развития придается особенностям мыслительной деятельности (в трех ви­дах мышления), состоянию речевого развития (с учетом трех сто­рон речи) и обучаемости ребенка (как общей характеристике по­тенциальных возможностей познавательной деятельности).

Именно соотношение этих компонентов (или факторов) струк­туры психической деятельности, как мы попытались показать, определяет принадлежность ребенка к тому или иному типу нару­шенного развития.

Это не значит, что особенности памяти или внимания не име­ют значения. Конечно, для того чтобы определить, какие коррек-ционные мероприятия должны проводиться с ребенком, важно знать и другие особенности его психической деятельности, и их изучение осуществляется в процессе диагностики индивидуаль­ных особенностей. Однако основное направление педагогической работы с ребенком определяется именно этими тремя факторами.


Умственно отсталого ребенка независимо от того, каковы его па­мять и внимание, целесообразно направлять на обучение во вспо­могательную школу или вспомогательный класс. То же можно ска­зать и о детях с задержкой психического развития: независимо от других индивидуальных особенностей соотношение основных эле­ментов (факторов) структуры нарушенного развития определяет целесообразность обучения этих детей в условиях соответствую­щей специальной школы или специального класса выравнивания для детей с задержкой психического развития.

* * *

При проведении психодиагностического обследования необ­ходимо иметь в виду, что главным условием получения достовер­ных данных является установление контакта с ребенком.

Для этого должна быть создана спокойная, доброжелательная обстановка. Ребенок должен чувствовать теплое, приветливое от­ношение, получать поощрение своим действиям, одобрение ус­пехам.

Обследование необходимо начинать с заданий, заведомо до­ступных для ребенка. Очень важно, чтобы он мог успешно выпол­нить эти задания без помощи психолога. Затем можно постепенно усложнять задания.

Более сложные задания должны быть построены так, чтобы можно было оказывать ребенку дозированную, постепенно уве­личивающуюся в объеме помощь. Виды помощи могут быть раз­ными, начиная с простого побуждения к повторной попытке выполнить задание. Затем часть задания может выполнить экспе­риментатор, предлагая затем ребенку продолжить решение. Если это не удается, экспериментатор может выполнить задание сам, а затем попросить ребенка повторить решение и предложить дру­гое, аналогичное задание. При выполнении заданий наглядно-об­разного характера (типа матриц Равена) помощь может быть орга­низована в форме замены мысленного, «образного» решения прак­тическим действием: находящиеся под матрицей варианты запол­нения недостающей части могут быть вырезаны, и обследуемому в этом случае предлагается выбрать подходящий вариант и нало­жить на недостающую часть. Обследование нужно проводить в от­дельной комнате, без посторонних людей. Допускается присут­ствие одного из родителей при условии его полного невмеша­тельства в действия психодиагноста и ребенка. В помещении не должно быть лишних предметов, которые могут отвлекать внима­ние ребенка.

Психолог, проводящий психодиагностическое обследование, должен иметь в виду, что помимо результатов выполнения зада­ний для оценки особенностей психического развития ребенка не­обходимо использовать ряд так называемых «надтестовых» пока-


зателей. К ним относятся такие, как легкость установления кон­такта с ребенком, его ориентировка в ситуации обследования, активность и целенаправленность в выполнении заданий, верба­лизация ребенком выполняемых заданий и результатов собствен­ных действий, оценка им самим успешности собственной дея­тельности, эмоциональная реакция на успехи и неудачи.

На основе данных психодиагностики может быть определен пси­холого-педагогический диагноз. Поскольку ребенок должен быть обследован также и педагогом (причем в случае наличия трудно­стей в обучении или других каких-либо недостатков в числе об­следующих педагогов могут быть специалисты по обучению ум­ственно отсталых детей с недостатками речи и др.), окончатель­ный психолого-педагогический диагноз определяется вместе со специалистами.

Психолого-педагогический диагноз исключает использование медицинских определений, таких, например, как «олигофрения», «эпилепсия», «болезнь Дауна» и т.п., которые могут применяться только врачами. В этом диагнозе указывается педагогическая кате­гория нарушенного развития (например, «умственная отсталость», «общее недоразвитие речи» и т.п.), степень выраженности нару­шения (легкая, средняя, тяжелая), недостатки психического раз­вития вторичного характера (например, недостатки речи при ум­ственной отсталости), на которые следует обращать внимание в педагогической работе, потенциальные возможности ребенка, а в случае, если обследование проводится перед поступлением в шко­лу, должна быть определена готовность ребенка к школьному обу­чению.

Важно подчеркнуть, что при затруднениях в дифференциаль­ной диагностике лучше недооценить степень выраженности нару­шения, чем переоценить, т.е. лучше всегда предполагать наличие у ребенка более высоких потенциальных возможностей.

Заслуживают внимания еще несколько проблем психодиагно­стики нарушений развития.

Первая из них — проблема применения единой системы стан­дартизованных тестов в целях психодиагностики нарушений раз­вития. Как уже отмечалось, в России такие тесты не используются. И это не только потому, что они специально не разрабатывались. Существуют объективные обстоятельства, которые делают невоз­можным создание набора тестов, которые могли бы применяться при обследовании детей, относящихся к разным типам недостат­ков развития.

Так, при обследовании незрячих, естественно, исключена зри­тельная презентация заданий. Между тем, как известно, во всех широко распространенных интеллектуальных тестах, например те­стах Векслера, Термен-Мерилл, Амтхауэра и др., большинство заданий предъявляется зрительно. Следовательно, для оценки на-


глядных видов мышления (а оно есть и у незрячих!) необходим иной способ предъявления заданий. Наоборот, для психодиагно­стики при нарушениях слуха непригодно не только устное предъяв­ление словесных заданий, но должны учитываться и возможные трудности восприятия заданий в форме письменной речи, имею­щиеся вследствие вторичных недостатков речевого развития.

Но если эти трудности очевидны, то менее явственно обнару­живаются такие, которые возникают при дифференциальной диа­гностике нарушений развития при сохранном слухе и зрении. Меж­ду тем даже в этих случаях основной результат применения бата­реи интеллектуальных тестов — суммарный интеллектуальный по­казатель — не дает достаточных данных для дифференциального диагноза. Он может свидетельствовать лишь о некотором отстава­нии уровня умственного развития, но не дает оснований для ус­тановления природы отставания. Суммарный показатель может быть ниже среднего из-за трудностей в решении задач наглядно-дей­ственного и наглядно-образного характера, а может быть след­ствием отставания в речевом развитии. Эти сложности отмечают­ся и исследователями в тех странах, где стандартизованные тесты широко применяются в целях психодиагностики нарушений раз­вития, например в США (А.Анастази, 1982).

Очевидно, при психодиагностике нарушений развития необхо­димо пользоваться не суммарным показателем, а сопоставлять ре­зультаты выполнения всех заданий, входящих в батарею тестов. Сле­дует отметить, что такой способ представления результатов психо­логического тестирования впервые был предложен российским пси­хиатром и психологом Г. И. Россолимо (1910). Рассматриваемая в настоящей главе таблица также представляет собой некоторый ана­лог профильного подхода, поскольку в ней используется сопо­ставление показателей по разным психическим функциям.

Последняя из проблем, на которой необходимо остановиться, — задачи психодиагностики нарушений развития. Кроме основной задачи — выявления типа нарушенного развития — психодиагно­стика необходима для оценки продвижения детей с умственными и физическими недостатками в процессе обучения, а также для оценки эффективности коррекционных программ, методов и дру­гих средств и условий обучения. Отсутствие разработанных средств психодиагностики нарушений развития является серьезным не­достатком отечественной дефектологии.

Психодиагностика, кроме того, является основным средством для выявления наиболее выраженных проявлений недостаточно­сти вторичного порядка, которые необходимо корригировать. Как отмечал еще Л.С.Выготский, вторичные дефекты корригируются эффективнее, чем первичные. Эти данные психодиагностики имеют важнейшее значение для составления индивидуального плана обу­чения ребенка с недостатками развития.


Психологическая диагностика дает проводящему обследование определенные сведения об изучаемом человеке — взрослом или ребенке. В то же время и сам объект исследования, решая различ­ные тестовые задачи, отвечая на вопросы, может отметить какие-то свои особенности, в частности те, на которые он ранее не обращал внимания. Трудности или даже — что тоже возможно — полный неуспех в выполнении каких-то заданий могут привести его к изменению представлений о себе и, как крайний случай, даже к принятию определенных решений, неблагоприятных для его жизнедеятельности.

Знание об особенностях индивида, если они доступны посто­роннему, могут также при определенных условиях быть использо­ваны во вред обследованному.

Определенная опасность может исходить и от квалификации проводящего обследование. Она просматривается в нескольких на­правлениях.

Во-первых, неумелое или неадекватное использование тестов и других психодиагностических методик может травмировать про­ходящего обследование.

Во-вторых (и это, очевидно, самая большая опасность), в ре­зультате неквалифицированного использования тестов могут быть получены неправильные представления о человеке, что в ряде случаев может привести к ошибочному решению, определяюще­му его дальнейшую судьбу. Так, например, ошибочные результа­ты диагностики специальных способностей в процессе профессио­нальной ориентации и профессионального отбора могут спрово­цировать не соответствующий реальным возможностям индивида выбор направления профессионального обучения или послужить основанием для неадекватной оценки его соответствия той или иной профессии. Неполноценная психодиагностика недостатков развития ребенка может явиться причиной того, что он будет на­правлен в специальную школу, тип которой не соответствует его особенностям.

Все эти (и другие) возможные опасности тестирования приво­дят к размышлениям о необходимости введения определенных нравственных норм использования тестов и применения резуль­татов тестирования. Пока в России таковыми серьезно никто не занимался, но в странах, где психодиагностика применяется ши­роко и давно, об этом заботятся. В частности, в США существует целый ряд документов, определяющих нормативы деятельности в этой области. Важнейший из них — «Этические стандарты психо­логов», разработанные Американской психологической ассоциа­цией и впервые изданные в 1963 г. В дальнейшем изложении про­блем используются в основном положения этого документа.

Одной из важных этических проблем диагностики являются воп­росы распространения и использования диагностических методик.


Совершенно очевидно, что психологическая диагностика долж­на осуществляться только специалистами, имеющими квалифи­кацию, достаточную для того, чтобы правильно применять соот­ветствующие диагностические методики, оценивать и адекватно трактовать полученные результаты. Для этого, например, психо­лог, занимающийся диагностикой нарушений развития, должен не только владеть методиками, но и знать особенности детей, от­носящихся к разным категориям нарушенного развития, а также уметь общаться с ними таким образом, чтобы, не выходя за рам­ки инструкций и правил применения методик, полностью рас­крыть возможности ребенка в выполнении предъявляемых заданий.

Знание психологических особенностей детей с различными от­клонениями в развитии позволит избежать ошибочной интерпре­тации результатов применения диагностических методик.

Естественно, такой уровень владения методиками и знаниями об объектах исследования может быть достигнут только в резуль­тате достаточно серьезной теоретической и практической подго­товки.

Эти требования определяют, в свою очередь, порядок (усло­вия) распространения методик: они должны быть доступны толь­ко тем специалистам, которые будут проводить психологическую диагностику на законном основании, т.е. диагностические мето­дики не должны поступать в открытую продажу. Свободный дос­туп к методикам может привести, например, к тому, что родите­ли будут «натаскивать» своих детей на выполнении заданий, вхо­дящих в эти методики, в результате чего их диагностическое при­менение станет абсолютно бессмысленным, они утратят диагнос­тическую ценность.

Проиллюстрируем это одним уже историческим примером. В середине 1950-х гг. в России начали создаваться первые детские сады для умственно отсталых. Началась разработка содержания занятий в этих садах, при этом, естественно, в такие занятия стало вводиться обучение различным действиям, которыми овла­девает нормально развивающийся ребенок в преддошкольном и дошкольном возрасте, например складывание пирамидки из цвет­ных колец, построение домиков из кубиков, складывание разрез­ных картинок, вкладывание предметов в «коробку форм» и др. Эти же действия традиционно использовались при диагностике детей на медико-педагогических комиссиях, осуществляющих от­бор в специальные школы, с целью выявления отставания в ум­ственном развитии. Они, действительно, представляют определен­ные трудности для умственно отсталых детей, не прошедших до­школьной подготовки. Понятно, что первое появление «выпуск­ников» специальных детских садов для умственно отсталых на ме­дико-педагогических комиссиях вызвало некоторое замешательство у работавших там специалистов: заведомо умственно отсталые дети


довольно успешно справлялись со многими заданиями, имевшими для специалистов критическое диагностическое значение.

Не менее важным вопросом является правильное понимание природы (сущности) и целей тестирования теми, кто осуществ­ляет психодиагностику, а также осознание ограниченных возмож­ностей как психодиагностических инструментов, так и тех, кто их использует. Как бы хорошо ни был подготовлен психолог, осуще­ствляющий психодиагностику, он не может быть универсальным специалистом. Он должен знать границы своей компетентности (так же, как и понимать, что применение любого теста, опросни-ка имеет определенные ограничения) и не только не принимать решений в области, выходящей за ее пределы, но и не браться за проведение психодиагностики в тех случаях, когда он не чувству­ет себя достаточно к этому готовым.

В странах с развитыми системами психодиагностической служ­бы допуск к ведению соответствующей деятельности производит­ся после прохождения аттестации и получения свидетельства и лицензии на психодиагностическую практику. К сожалению, «ско­ростная» подготовка школьных психологов, происходившая в по­следнее время у нас в стране, не обеспечивала достаточной квали­фикации.

В этой связи особенно важно иметь в виду ответственность спе­циалиста, осуществляющего психодиагностику. Эта ответственность требует понимания задач тестирования, а также того, что диагно­стические методики должны соответствовать как этим задачам, так и особенностям обследуемого индивида.

Обследование должно быть абсолютно беспристрастным. На него не должны оказывать влияния общие впечатления о личности об­следуемого: симпатии или, наоборот, антипатии, равно как и соб­ственное состояние или настроение.

Вся информация, получаемая в процессе обследования, долж­на быть строго конфиденциальной: она должна быть доступна толь­ко тому, для кого она предназначена. Конфиденциальность этой информации может нарушаться только в тех случаях, когда не­раскрытие диагностических данных представляет опасность для обследуемого индивида или для общества.

Применительно к обследованию детей на психолого-педагоги­ческих консультациях (комиссиях) в целях выявления недостат­ков развития следует отметить, что школа получает общее заклю­чение об итогах исследования, но полные официальные данные о результатах выполнения примененных тестов могут быть переда­ны только с согласия самого обследованного, его родителей или представляющих их лиц (например, опекунов).

Положение о конфиденциальности диагностической инфор­мации введено в проект Закона Российской Федерации «Об обра­зовании лиц с ограниченными возможностями здоровья» и, надо


надеяться, послужит началом разработки этических норм в обла­сти психодиагностики в нашей стране.

Нельзя не отметить, что само тестирование (или применение других психодиагностических средств) в странах с развитой сис­темой психодиагностической службы осуществляется только с со­гласия субъекта (в случае обследования ребенка и его родителей) и при условии объяснения задач тестирования и общего смысла применяемых тестов.

Особо остановимся на вопросе общения психолога с родите­лями детей с недостатками развития. Установление какого-либо недостатка у ребенка, в частности и прежде всего недостатка в умственном развитии, всегда болезненно для родителей. Не имея специальных психологических знаний, родители далеко не всегда правильно оценивают ход развития ребенка. Обычно им свойствен­на переоценка его возможностей. Поэтому психолог должен до­ступно объяснить родителям сущность результатов обследования и важность выполнения рекомендаций, вытекающих из результа­тов обследования (в частности, важность обучения ребенка в ус­ловиях, соответствующих уровню и особенностям его психичес­кого развития).

В заключение надо сказать, что основным требованием к дея­тельности психолога-диагноста должна быть общая для него и для врача заповедь «Не навреди!».

8.4. Психологическая служба в специальных (коррекционных) образовательных учреждениях

Психологическая служба в данном разделе рассматривается в двух направлениях в соответствии с теми задачами, которые стоят перед психологами разных учреждений: психолого-медико-педа­гогических консультаций (комиссий) — ПМПК; различных цент­ров (диагностических, лечебно-диагностико-консультативных); ре-абилитационных и дошкольных и школьных специальных образо­вательных учреждений.

Обследование детей, имеющих те или иные отклонения от нор­мального психического развития, — одна из основных задач диа­гностических консультаций и центров.

Главная цель этих обследований — всестороннее изучение ре­бенка, определение причин нарушения его психофизического раз­вития, нахождение возможных путей его лечения и психолого-педагогической коррекции. В работе таких комиссий и центров важная роль принадлежит психологу.

Во избежание ошибок в заключениях обследования детей и раз­ночтений необходимо придерживаться следующих общих поло­жений психологической диагностики отклонений в развитии детей.


Первое положение заключается в том, что психологи­ческое обследование является необходимой составляющей частью комплексного медико-физиологического, психолого-педагогиче­ского и социального обследования.

Психологическому обследованию предшествует ознакомление (в беседе с матерью ребенка) со сведениями о том, как протека­ли беременность и роды, с анамнезом ребенка, социальным ста­тусом семьи, взаимоотношениями членов семьи, воспитанием ребенка в семье или детском саду.

Кроме того, выясняется, где и как воспитывался, обучался ре­бенок, получал ли коррекционно-педагогическую помощь, если да, то какую.

Перед обследованием необходимо иметь заключение о состоя­нии соматического и физического статуса ребенка — общее кли­ническое (педиатра и терапевта), офтальмолога с полной харак­теристикой зрительных функций (острота зрения, диагноз, состояние глазного дна, цветовое зрение, глазодвигательные функ­ции и др.), отоларинголога, психоневролога, аудиолога (не толь­ко субъективная аудиометрия, но и объективная — методом вы­званных потенциалов). Немаловажно иметь данные электроэнце-фалографического исследования.

После сбора разносторонней подробной информации о ребен­ке можно приступать к реализации второго положения пси­хологического обследования — всесторонности обследования. Этот принцип включает в себя изучение психики ребенка, всех ее сто­рон — познавательных процессов, речи, эмоционально-волевой сферы и личностных особенностей обследуемого.

Третье положение — учет возраста обследуемого ребен­ка, предполагаемый уровень его развития. Форма и содержание предъявляемого для обследования материала должны этому соот­ветствовать в обязательном порядке.

В этих целях выделяется девять основных возрастных этапов при условии дополнительных подразделений внутри них, особенно для первого и второго года жизни. К ним относятся следующие этапы:

первый год жизни; второй; третий—четвертый; пятый—шестой;

седьмой—восьмой; девятый—одиннадцатый; двенадцатый—че­тырнадцатый; пятнадцатый—семнадцатый; восемнадцатый год жизни и более взрослый возраст.

Четвертое положение заключается в том, что обследо­вание должно происходить в привычной для ребенка форме дея­тельности.

В первые два года жизни преобладает наблюдение за спонтанной двигательной активностью, вокальными и речевыми реакциями, действиями с предметами, взаимоотношениями со взрослыми. Кро­ме того, необходимо постепенное подключение психолога в пред­метные действия ребенка, в разные виды общения с ним.


Обследование детей преддошкольного и трехлетнего возраста осуществляется в плане конструктивной и графической деятель­ности, организуемой психологом в виде игры. Необходимой частью данного обследования является и речевое общение.

Для детей 4—5 лет при обследовании сохраняются те же ос­новные виды деятельности. Но при этом возрастает строгость про­цесса обследования. Задания, предлагаемые для выполнения ре­бенку взрослым, включают элементы делового общения взросло­го с ребенком.

Преобладание делового общения начинается с 6-летнего воз­раста с обязательным включением предметно-практической и иг­ровой деятельности.

В форме заданий учебного характера проводится обследование детей 10-летнего возраста. Кроме того, предлагаются наглядные и графические задания.

Пятое положение — подбор системы диагностических заданий для каждого возрастного этапа должен быть строго науч­но обоснован. В соответствии с этим для диагностики нужно ис­пользовать те задания, характер выполнения которых соответствует определенной научной квалификации. Таким способом выявля­ются те стороны психической деятельности, которые необходи­мы для правильного выполнения задания.

Основой шестого положения является доступность пред­лагаемых для выполнения заданий. Ребенку или подростку долж­ны предъявляться такие задания, которые могут быть выполнены правильно и успешно. В случае ошибочного их выполнения следу­ет предлагать задания, ориентированные на более ранний возраст. Аналогичным образом продолжать обследование до успешного выполнения заданий, после чего можно вернуться к более слож­ным вариантам тех заданий, которые в начале обследования были выполнены неверно.

Такой способ предоставляет возможность выяснить причину не­успеха в начале обследования; временные ли это недостатки функ­ционального состояния ребенка (подростка) или относительно низкий уровень его психического развития.

Седьмое положение направлено на выяснение максималь­ных возможностей ребенка на день обследования, т.е. на опреде­ление зоны его ближайшего развития (по Л. С. Выготскому). В этих целях, во-первых, диагностический набор должен включать зада­ния, имеющие общую направленность, но разные по степени сложности. Ребенку предлагаются задания по возрастающей сте­пени сложности, и определяется, какие из них доступны для пра­вильного самостоятельного решения, а какие нет. Во-вторых, не­обходимо предусмотреть заранее характер и виды помощи, кото­рая может состоять в указаниях на неправильность или неточность ответа или действия, в предложении посмотреть внимательно,


подумать еще. Далее помощь детализируется, может предлагаться в ходе выполнения задания. В этих случаях психолог привлекает внимание ребенка к неправильно понятой или неправильно вы­полненной части задания, предъявленного в словесной или на­глядной форме. Для этого предлагается повторить или прочесть еще раз определенную часть условия задания; указывается на не­обходимое место объекта, чертежа и т.п. При неэффективности этих видов помощи психолог может показать правильное выпол­нение той части задания, которая ошибочно делалась ребенком, после чего просить его снова выполнить задание.

Для более действенного проникновения в механизм умствен­ной и наглядно-практической деятельности следует использовать и такой вид помощи, суть которого состоит в том, что после не­правильного выполнения задания (решения задачи) предлагается аналогичное невыполненному, но более легкое. При неправиль­ном его выполнении задание снова упрощается. После правиль­ного решения задания последовательно предъявляются усложня­ющиеся варианты.

Результаты самостоятельных решений заданий разной степени сложности и действенность оказываемых видов помощи дают ос­нование для характеристики как уровня развития психических про­цессов у ребенка (подростка), так и предполагаемых способов фор­мирования и совершенствования этих процессов в условиях кор-рекционного обучения и воспитания.

Для реализации положений психолого-диагностического об­следования, изложенных выше, необходимо соблюдать опреде­ленные условия его проведения.

Как уже отмечалось ранее, психолог к началу обследования ребенка должен иметь все необходимые сведения о нем (медико-клинико-физиологического и социально-педагогического харак­тера).

Психологу следует иметь все исследовательские средства — на­боры диагностических методик с точными указаниями: 1) для кого они предназначены; 2) исследуемых сторон психического развития; 3) процедуры взаимодействия взрослого и ребенка при выполнении каждой группы заданий; 4) предусматриваемых ви­дов помощи в случаях затруднений и ошибок у ребенка; 5) спосо­бов обработки полученных результатов и допустимых вариантов оценочных суждений на их основе.

Немаловажным условием психологического обследования де­тей определенного возраста является наличие в арсенале методик для более младшего и более старшего возраста, кроме предназна­ченных для данного возраста, так как уровень развития обследуе­мого ребенка может оказаться много ниже или несколько выше ожидаемого в соответствии с его возрастом. При этом возможны и варианты развития так называемого парадоксального характера,


при котором отмечается заметное запаздывание одних сторон пси­хической деятельности при достаточно высоком уровне развития других.

Исходя из положения о всесторонности психологического об­следования, необходимо в диагностическом наборе для детей 6—7 лет предусмотреть задания, направленные на исследование восприятия, наглядно-образного и наглядно-действенного мыш­ления, основ понятийного мышления, образной и словесной па­мяти и речи в различных ее функциях и видах, представлений об окружающем, пространственной ориентировки, навыков мелкой моторики и владения элементарными математическими знаниями.

Организацию деятельности ребенка можно наблюдать при вы­полнении заданий с предметами, их изображениями, сюжетны­ми картинками.

Волевые качества прослеживаются при преодолении трудно­стей во время выполнения все более усложняющихся заданий. Раз­ные по форме и содержанию задания вызывают те или иные эмо­циональные состояния у детей.

Особенности поведения и работоспособности обнаруживаются у детей во время полного обследования, продолжительность ко­торого около одного часа с 5— Ю-минутньш перерывом.

Подобно описанному составляются задания для детей более младшего и более старшего возраста с учетом их возрастных осо­бенностей. Для старших — дополнительно включаются специаль­ные задания на выявление интересов и склонностей, отношений к окружающему и самому себе и др., т.е. личностных особенно­стей обследуемого.

Психологическое обследование следует проводить в спокой­ной обстановке, в отдельной комнате с минимальным количе­ством предметов, которые не должны иметь яркую окраску, от­влекать детей. Ребенок должен чувствовать доброжелательное к себе отношение.

Обследование начинается с легких заданий. Используются при необходимости предусмотренные виды помощи. Обследующий вни­мательно наблюдает за всеми действиями ребенка.

В обязательном порядке у психолога должен быть ассистент для ведения записи всего процесса обследования с регистрацией вре­мени выполнения каждой группы заданий.

Присутствие матери ребенка при его обследовании допускает­ся. Однако исключается какое бы то ни было ее вмешательство в ход обследования.

По окончании обследования обязательна беседа психолога с матерью.

Заключение на ребенка предполагается готовить в два этапа. На первом этапе психологом совместно с ассистентом производится обработка по предложенной системе результатов выполнения всех


заданий, проходит их обсуждение, делаются выводы об уровне развития познавательной деятельности, речи, эмоционально-во­левой сферы, особенностях поведения ребенка и возможных при­чинах своеобразия в его психическом развитии, которые также решают вопрос о характере коррекционной помощи с указанием возможного учреждения.

После этого выводы сообщаются врачам и другим специали­стам, обследовавшим ребенка ранее, совместно определяется со­держание заключения и оценивается весь комплекс результатов обследования ребенка.

Второе направление психологической службы — это работа пси­холога в специальных дошкольных и школьных учреждениях.

Каждое дошкольное и школьное учреждение, УВК имеет свои особенности в зависимости от его контингента (дети с нарушени­ями слуха, зрения, с задержкой психического развития, умствен­но отсталые, с речевыми нарушениями и другими физическими и интеллектуальными ограничениями). Поэтому специфика задач, формы и методы работы психолога зависят от типа детского уч­реждения.

И все-таки главная задача психолога этих учреждений в отли­чие от задач психолога ПМПК и различных диагностических цент­ров — психолого-педагогическая коррекция тех или иных нару­шений развития, вызванных недостатками физического или ин­теллектуального характера.

На этапе становления психологической службы в специальных учреждениях решение главной задачи потребует проведения психо­лого-диагностического обследования, так как у значительной ча­сти детей (может быть, и у всех) не имеется подробных заключе­ний диагностических центров с указанием характера коррекци­онной помощи.

Обследование детей проводится при соблюдении положений и условий, описанных выше.

Основное внимание следует обратить на общее состояние ре­бенка на момент обследования, его физические и интеллектуаль­ные недостатки.

Психолог, кроме того, должен знать особенности развития вве­ренного ему контингента детей, возрастные особенности в норме и патологии, закономерности протекания психических процессов нормально развивающихся детей.

Весьма важно учитывать при диагностическом обследовании социальные условия воспитания ребенка: его семейную обстанов­ку, социальный статус родителей и т.п.

Основная цель психолого-диагностического обследования — оп­ределение особенностей в развитии ребенка. После их установле­ния психолог разрабатывает и совместно с дефектологом-методи-стом, специалистом определенного профиля (сурдопедагогом, тиф-


лопедагогом, логопедом и др.), воспитателями, учителями и ро­дителями реализует коррекционно-развивающие программы.

К великому сожалению, психолог не в состоянии провести диа­гностическое обследование всего коллектива детей и тем более составить с учетом индивидуальных возможностей и особенно­стей ребенка программы психолого-педагогической коррекции. Приходится ограничиваться диагностированием интеллектуальных и личностных особенностей тех детей, которые препятствуют нор­мальному протеканию воспитательного (в детских садах) и учеб­но-воспитательного (в школах) процесса, и проведением их кор­рекции совместно с педагогическим коллективом и родителями. Диагностико-коррекционную работу необходимо также проводить и с неуспевающими и недисциплинированными школьниками.

Психологу следует держать под постоянным контролем пере­ходные, переломные возрастные моменты в жизни детей до­школьного и школьного возраста.

Ему придется проводить и работу по устранению причин нару­шений межличностных отношений детей с воспитателями, учи­телями, сверстниками, родителями и другими людьми.

Одной из форм работы психолога является консультирование администрации учреждения, педагогического и родительского кол­лективов по психологическим проблемам развития, обучения и воспитания детей, по развитию их внимания, восприятия, пред­ставлений, памяти и мышления, характера и т.п. с учетом осо­бенностей состояния их физических и психических функций.

К школьному психологу могут обращаться учащиеся по вопро­сам обучения, проблемам жизненного самоопределения, само­воспитания, взаимоотношений со взрослыми и сверстниками.

Немаловажное значение в работе психолога имеет психологи­ческое просвещение — приобщение педагогического коллектива, родителей и учащихся к психологическим знаниям.

Психологическая служба в детских садах и школах не может рассматривать отдельно диагностику, коррекцию или развитие. Они существуют в деятельности психологов как единый по своей сути вид работы — диагностико-коррекционный или диагностико-раз-вивающий.

Диагностическая работа психолога должна начинаться в дет­ском саду. С этой целью необходимо вести учет детей, имеющих недостатки физического и умственного развития, как можно с более раннего возраста, в крайнем случае — с пятилетнего возра­ста, для того чтобы иметь возможности принять необходимые меры для развития и подготовки к школьному обучению. С этой целью проводится полное диагностическое обследование с учетом опи­санных выше положений, составляется коррекционная програм­ма, которая реализуется с участием родителей, если ребенок не посещает детский сад. При обследовании, проводимом через год,


выясняется успешность продвижения ребенка, и при достижении им достаточного уровня развития для начала школьного обучения его зачисляют в I класс. Если же ребенок в результате повторного обследования оказывается неготовым к школьному обучению, то ему еще на год продлевается подготовительный период. В таком случае составляется новая программа психолого-педагогической коррекции с учетом выполнения первой, намечаются особые пе­дагогические меры, способствующие дальнейшему развитию ре­бенка.

Начав работу с детьми дошкольного возраста, психолог берет под контроль период поступления ребенка в школу, во время ко­торого должна произойти смена ведущих видов деятельности — игры на учебу. Своевременная оценка психологической готовно­сти детей к обучению в школе является одним из основных средств профилактики возможных последующих трудностей в обучении.

Следует твердо помнить, что психодиагностика — это выясне­ние психических особенностей детей с целью своевременной кор­рекции, а не ранжирования их по тем или иным психологиче­ским или психофизическим признакам.

Рекомендации, которые предлагаются школьными психолога­ми в рамках психокоррекционной и консультативной работы учи­телям, воспитателям, самим детям, должны быть конкретными и понятными.

На этапе становления школьной психологической службы в специальных образовательных учреждениях ее основная цель, как и в массовых школах, заключается в наиболее полном раскрытии индивидуальных возможностей (интеллектуальных, эмоциональ­ных и др.) каждого учащегося, что способствует прочному овла­дению знаниями, улучшению подготовки учащихся к активной самостоятельности в жизни, к адаптации в обществе. Это конеч­ная цель, цель на перспективу. Для ее реализации психологу при­дется решать многие задачи, преодолевать повседневные трудно­сти, возникающие в процессе обучения и воспитания детей с на­рушением зрения.

Конкретизируем содержание работы психолога в специальных образовательных учреждениях на примере его деятельности в школе для детей с недостатками зрения.

Два направления деятельности школьного тифлопсихолога со­существуют в неразрывном взаимодействии. Работа на конечную цель начинается со знакомства с ребенком при определении его готовности к школе. Заканчивается она формированием готовнос­ти ученика к жизни, к жизненному самоопределению, адаптации в обществе.

Реализуя эту главную цель на протяжении всего школьного обу­чения и воспитания детей, психолог оказывает помощь не только детям, но и учителям, воспитателям и родителям.


Наряду с работой на конечную (перспективную) цель тифло-психолог решает многие повседневные задачи:

- после определения психологической готовности детей к школьному обучению составляет совместно с учителем, офталь­мологом и дефектологом-методистом программу индивидуальной работы с детьми с целью формирования и развития их познава­тельной деятельности, лучшей адаптации к школе;

- помогает в реализации программы педагогическому кол­лективу;

- разрабатывает и осуществляет совместно с учителями, де­фектологом-методистом и родителями развивающие программы с учетом индивидуальных возможностей и особенностей учащих­ся и тех задач их развития, которые соответствуют каждому возра­стному этапу;

- держит под постоянным контролем детей (особенно имею­щих прогрессирующие заболевания органа зрения) в переходные, переломные моменты в жизни школьников;

- диагностирует интеллектуальные, личностные и эмоциональ­но-волевые особенности учащихся, которые препятствуют нор­мальному протеканию учебно-воспитательного процесса, осуще­ствляет их коррекцию совместно с педагогическими и родитель­скими коллективами;

- проводит диагностико-коррекционную работу с неуспеваю­щими и недисциплинированными школьниками;

- выявляет и устраняет психологические причины нарушений межличностных отношений учащихся с учителем, воспитателем, со сверстниками, родителями и другими людьми;

- консультирует администрацию школы, педагогической и ро­дительский коллективы по психологическим проблемам развития, обучения и воспитания детей, имеющих нарушение зрения, дает рекомендации по развитию их внимания, восприятия, представ­лений, памяти, мышления, характера и т.д. с учетом особенно­стей их зрения;

- проводит индивидуальное и групповое консультирование школьников по вопросам обучения, развития, по проблемам жиз­ненного самоопределения, самовоспитания, взаимоотношений со взрослыми и сверстниками;

- осуществляет постоянную профориентационную работу с уча­щимися (выявляет и развивает их способности, интересы, фор­мирует адекватные самооценки, ценностные ориентации, жиз­ненные перспективы и др.), которая должна подвести их к про­фессиональному самоопределению, к осознанному, самостоятель­ному выбору будущей профессии, сферы профессиональной дея­тельности с учетом зрительных возможностей.

Из перечисленного (далеко не полного) круга задач, которые предстоит решать школьному психологу, видно, что только по-


стоянные профессиональные наблюдения за детьми в тесном кон­такте с дефектологом-методистом и офтальмологом, глубокие знания особенностей развития детей с нарушением зрения, се­мейной и школьной среды, в которой находится ребенок, воз­можность длительного контакта с ним, проведение неоднократ­ных (когда это необходимо) обследований одного и того же ре­бенка, контроль и изучение результатов собственных рекоменда­ций сделают работу практического психолога эффективной.

Каждая школа, каждое детское учреждение имеет свои осо­бенности, которые в той или иной мере влияют на развитие детей. Поэтому специфика задач и формы работы школьного психолога зависят от типа детского учреждения.

В специальных школах (они в основном интернатного типа) психолог должен решать еще одну задачу — вести курс «Этика и психология семейной жизни». Психолог, хорошо зная учащихся, может помочь им разобраться в их нередко противоречивых чув­ствах, способствовать воспитанию культуры и тонкости эмоцио­нальных переживаний. Кроме того, психолог содействует созда­нию благоприятного общего климата в школе, касающегося слож­ных проблем взаимоотношения полов, понимания того, что у девочек и мальчиков, девушек и юношей не только могут, но и должны возникать определенные отношения друг к другу, чув­ство симпатии, дружба, влюбленность. Об этом часто забывают как в семье, так и в школе.

Психологу свою деятельность необходимо начинать с того, что он лучше всего знает и умеет делать. Торопиться показать свои спо­собности не следует. Надо помнить, что пришел в школу работать надолго, и важно сразу сформировать у коллектива установку на то, что психолог не все сразу может решить, он не волшебник. Развитие психических процессов, так же как и их коррекция, за­нимает длительное время, и результаты видны не сразу. Для реше­ния психологических проблем требуется в каждом отдельном слу­чае разное время. Оно может варьировать от нескольких минут до нескольких месяцев в зависимости от степени их сложности.

В первый период своей работы психолог должен адаптировать­ся к школе, а школа к нему. В это время он проводит беседы с администрацией школы, педагогическим коллективом, учащими­ся, их родителями, окулистом-офтальмологом, дефектологом-методистом, который должен быть первым и главным помощни­ком психолога, врачом-педиатром или терапевтом (в зависимо­сти от их наличия в школе); посещает уроки заседания педсове­тов, родительские собрания.

Следует при этом обратить особое внимание на состояние зре­ния, слуха у детей, их зрительное восприятие, завести для себя карту обследования на каждого ученика, и прежде всего на уча­щихся младших классов.


На собраниях, в беседах необходимо знакомить учителей, уча­щихся и их родителей с задачами и методами работы школьного психолога (в общей форме).

Психолог в школе — явление новое, поэтому признание педа­гогическим, родительским и детским коллективами придет не сразу. От тифлопсихолога потребуется терпение, спокойный, благоже­лательный, тактичный тон, выдерживаемый во всем поведении.

Психолог приходит в школу как специалист в области психо­логии детей с данной патологией. Кроме того, он владеет знани­ями по детской, педагогической и социальной психологии.

Эффективность его работы будет зависеть от того, насколько он может обеспечить основные психологические условия, спо­собствующие развитию учащихся.

Известно, что контингент детей, обучающихся в специальных школах, характеризуется значительной неоднородностью не только по состоянию зрения, слуха и т.д., но и по уровню сформирован­ное™ психических процессов и личностных качеств. Кроме того, у них нередко отмечаются сопутствующие заболевания, среди ко­торых широко распространены нарушения речедвигательной сфе­ры, соматические заболевания. Нарушение зрения нередко сопро­вождается задержкой психического развития, психофизическим инфантилизмом, иногда грубыми нарушениями интеллектуаль­ного развития, нервно-психическими отклонениями.

Выявить индивидуальные возможности каждого ученика, с тем чтобы комплектовать с учетом этих возможностей вспомогатель­ные классы, классы риска или выравнивания, возможно при ус­ловии систематического и разностороннего изучения личности ребенка, а также вторичных отклонений, возникших вследствие сенсорного дефекта.

Особые условия необходимы при профилактике отклонений в психическом развитии учащихся с нарушением зрения.

Детей нужно изучать главным образом в процессе их повсе­дневной деятельности, т.е. изучать, воспитывая и обучая их, с тем чтобы воспитывать и обучать, изучая их, — таков наиболее плодотворный путь познания психологии детей.

В распоряжении школьного психолога имеются разнообразные психодиагностические методы, но они не всегда могут заменить длительное наблюдение за поведением школьника в естественных условиях его повседневной жизни и деятельности. Возможность же осуществлять такое наблюдение имеется только у учителя, вос­питателя и родителей. В осуществлении коррекционно-воспита-тельной работы учителю тоже принадлежит решающая роль. Школьный психолог на основе поставленного психолого-педаго­гического диагноза определяет характер и общее содержание та­кой работы. А реализуют коррекционную работу в основном педа­гоги и родители.


Однако и при такой постановке работы дефицит времени за­ставит школьного психолога ограничить сферу своей деятельно­сти главным образом оказанием помощи трудным ученикам. На самом же деле в психологической помощи нуждаются практиче­ски все школьники. В числе проблем — развитие познавательной деятельности, учебных способностей, преодоление трудностей в учебе, в межличностной коммуникации, помощь в профессио­нальном самоопределении.

Наконец, нельзя забывать и о необходимости оперативно оце­нивать результаты дидактических и воспитательных воздействий. Возможность такой оценки дает прежде всего работа над учебны­ми ошибками школьников.

Все это подводит к выводу, что школьную психологическую службу нельзя представлять себе как деятельность одного лишь школьного психолога. Конечно, он будет главной, направляющей фигурой этой службы. Но не единственной. В работе психолога обя­зательно должен принимать самое активное участие весь педаго­гический коллектив. Весьма важно иметь и ближайшего помощ­ника в лице дефектолога-методиста.

Функционирование психологической службы необходимо рас­сматривать, кроме того, и как процесс своеобразной психологи-зации всего педагогического персонала школы. Психолог в школе — полпред психологической науки вообще и тифлопсихологии в част­ности в педагогическом коллективе.

В соответствии с целями и задачами, стоящими перед школь­ной психологической службой, можно выделить следующие ос­новные виды работы тифлопсихолога:

- психодиагностика, заключающаяся в углубленном обследо­вании познавательного и личностного развития детей с наруше­нием зрения;

- психокоррекция, направленная на устранение отклонений в познавательном и личностном развитии детей, имеющих наруше­ние зрения;

- психологическое консультирование — помощь в решении не­отложных проблем, с которыми приходят к психологу учителя, воспитатели, родители и учащиеся;

- психологическое просвещение — приобщение педагогическо­го коллектива, родителей и учащихся к психологическим знаниям.

В зависимости от конкретных ситуаций, от той проблемы, ко­торую решает психолог, каждый из названных видов работы на данный момент может быть основным.

Рассмотрим содержание каждого из видов деятельности тиф­лопсихолога.

Психодиагностика детей с нарушением зрения подчинена глав­ной задаче — разработке рекомендаций по коррекции развития познавательной сферы и личности детей с нарушением зрения.


Эта деятельность не является самоцелью. Данные психодиагно­стики необходимы: 1) для обеспечения контроля за динамикой и коррекцией психического развития детей, которая должна начи­наться как можно раньше; 2) для определения дальнейшей про­граммы работы с ребенком в целях создания оптимальных усло­вий, способствующих продвижению как слабых, так и сильных учащихся на более высокий уровень; 3) для установления направ­ления продуктивного развития учащихся, обнаруживающих осо­бые способности; 4) для проверки эффективности проводимой психологом психопрофилактической работы; 5) для выбора бо­лее актуальной для данной школы тематики психологического просвещения; и т.д.

Напомним, что перед началом выявления психолого-педаго­гической готовности ребенка к школьному обучению психолог обязан подробно ознакомиться с результатами комплексного ме­дицинского обследования ребенка (офтальмологического, сома­тического, психоневрологического, сурдологического), изучить анамнестические данные, социальный статус семьи и др.

Психолого-диагностическое обследование детей на выявление их готовности к обучению в школе проводится по следующим па­раметрам: общее интеллектуальное и речевое развитие, особенно­сти игровой деятельности, развитие двигательной сферы, опреде­ление ведущей сенсорной основы обучения ребенка, возможности произвольного поведения, выраженность познавательных интере­сов, особенности воображения, умение общаться со сверстниками и взрослыми, стремление к лидерству, преобладающий эмоцио­нальный фон, наличие физических недостатков и болезней (кроме основного заболевания органов зрения). Результаты такого обсле­дования послужат основанием для заключения о познавательных и личностных особенностях ребенка, его готовности к обучению.

Выяснение состояния психических процессов, определение ос­новной, ведущей сенсорной основы обучения у детей с наруше­нием зрения не ограничивается только их дошкольным возрас­том, т. е. обследованием их готовности к обучению в школе. К пси­хологу могут обращаться учителя, воспитатели, родители или сами учащиеся с проблемами, которые они сами не могут решить и для решения которых требуется помощь со стороны психолога. Сле­довательно, к тифлопсихологу поступают запросы самого разного плана, касающиеся, например, выяснения причин нежелания не­которых учеников учиться, причин неуспеваемости по каким-то предметам, проявлений различных комплексов, неуверенности в себе, трудностей в поведении, во взаимоотношениях с другими и т.п. Наряду с выяснением причин от психолога требуется и со­ставление программ по преодолению обнаруженных трудностей. Процедура диагностико-коррекционной деятельности школьного психолога не только сложна и объемна, но и ответственна.


Психодиагностика в специальной школе подчинена главной задаче — разработке рекомендаций по коррекции недостатков пси­хического развития детей, имеющих те или иные нарушения зре­ния, по созданию социальной готовности и системы специфи­ческих знаний и умений, необходимых для вхождения в мир зрячих.

С учетом концептуальных положений организации психологи­ческой службы в школах и задач психодиагностики предлагается определенная последовательность ее осуществления:

1) изучение практического запроса;

2) формулировка психологической проблемы на основе всей имеющейся информации о ребенке, который должен подвергать­ся психологическому обследованию (анамнез, специальные, ме­дицинские заключения с указанием структуры дефекта, результа­тами клинического, электрофизиологического, педиатрического, неврологического, генетического обследования; сведения об ус­певаемости и поведении в школе, о социальных и воспитатель­ных условиях в семье и т.п.);


Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 31; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.082 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты