Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Структуры юридической антикультуры




Читайте также:
  1. II. ЕДИНСТВЕННО ПРАВИЛЬНЫЙ ТИП ОРГАНИЗАЦИОННОЙ СТРУКТУРЫ
  2. Lt;variant>возлагается. Эта обязанность состоит в том, что обвиняемому дозволяется обратиться за юридической помощью
  3. lt;variant>Эта обязанность состоит в том, что обвиняемому дозволяется обратиться за юридической помощью
  4. Абстрактные структуры данных
  5. Адаптивные структуры управления
  6. Алгоритм определения предпочтительной организационной структуры управления диверсифицированной фирмой
  7. Анализ динамики и структуры депозитов ОАО «РСК Банк», тыс.сом
  8. Анализ динамики и структуры объекта исследования
  9. Анализ динамики и структуры объекта исследования
  10. Анализ и оценка состава и структуры ресурсной базы КБ. Анализ основных направлений использования ресурсов.

В отечественной литературе рассматриваются, как правило, структуры отдельных негативных явлений, а именно: правонарушений, преступлений, юридических конфликтов, ошибок и т.д. (см., например, [13. С. 191 и след.; 21. С. 72 и след.; 22. С. 74 – 96]). Так, по мнению подавляющего большинства авторов структуру правонарушения составляют субъекты, объекты, субъективные и объективные его элементы. Такие же компоненты в структуре юридических конфликтов выделяет и Т.В. Худойкина (см. [22. С. 64]). В.С. Жеребин полагает, что «структурный состав» юридического конфликта «характеризуется наличием следующих элементов: а) контрсубъектов; б) объекта; в) предмета; г) идейно – правовой компоненты» [23. С. 74].

Отсутствие достаточно серьезных и научно обоснованных общетеоретических разработок структурирования ЮАК создает, на наш взгляд, определенные трудности методологического плана при структурном и функциональном подходах к отдельным ее типам, видам и подвидам.

Попытку исправить данный недостаток в общетеоретической науке предпринял А.С. Бондарев. Он пишет: «Правовая антикультура субъекта права есть сплав в его правосознании и правовом поведении противоположных его правовой культуре правовых элементов: незнания права либо поверхностных, отрывочных правовых знаний, правовых предубеждений, отрицательных правовых установок, правовой пассивности либо социально-противоправной активности» [24. С. 29]. И далее им подробно рассматривается каждый из указанных элементов структуры ЮАК.

Хотелось бы обратить внимание на то, что А.С. Бондарев, во-первых, не раскрывает общего понятия «структура» ЮАК; во-вторых, отождествляет термины «структура» и «содержание» правовой антикультуры [Там же. С. 29]; в-третьих, явно упрощает структурирование ЮАК в целом, ее внутренней и внешней сторон, отдельных типов, видов и подвидов юридических аномалий (правового инфантилизма, дилетантизма, нигилизма, идеализма, противоправной активности субъектов и т.д.).

Итак, в самом общем плане структура юридической антикультуры (от лат. struktura – строение, расположение, порядок) – это такое строение ЮАК, расположение основных ее элементов и связей, которое обеспечивает целостность и сохранение объективно-необходимых свойств при воздействии на нее внешних и внутренних, объективных и субъективных, индивидуальных и надындивидуальных, нормативных и иных фактов реальной действительности.



Здесь так же, как и при анализе правовой культуры, следует иметь в виду, что каждая юридическая патология (неправо, юридический нигилизм, ошибка, конфликт, правонарушение и т.д.) и ЮАК в целом представляют собой полиструктурное образование, включающее, в частности, генетическую и логическую, функциональную и стохастическую, временную и пространственную, синергетическую и рекурсивную, циклическую и иные виды структур.

Генетическая структура раскрывает связи отдельных негативных юридических явлений, процессов и состояний, их элементов и /или ЮАК в целом с экономическими и политическими, социальными и организационными, нравственными и религиозными, юридическими и иными предпосылками жизнедеятельности общества. Именно она позволяет на всех уровнях раскрыть причины (условия, поводы и т.п.) их возникновения и развития, механизмы детерминации, «живучести» в самых различных правовых системах и странах однотипных правонарушений, юридических ошибок, конфликтов и других юридических аномалий.



Логическая (логико-философская) структура позволяет отразить взаимосвязь элементов системы, частей и целого, содержание и формы ЮАК. Содержание образует единство всех составляющих ее свойств и элементов. Поскольку существенные признаки ЮАК мы уже рассмотрели, перейдем к тем элементам, связям и сторонам, из которых складывается ее строение.

Напомним читателю, что, по нашему мнению, правовая культура не является самостоятельным компонентом правовой системы общества, а служит лишь ценностной ее характеристикой. Поэтому ЮАК в данном контексте также характеризует правовую систему, но уже с точки зрения наличия в ней деструктивных элементов, свойств и сторон.

Обратим внимание на то, что правовая система общества, на наш взгляд, состоит из права, юридической практики и правосознания, которые образуют относительно самостоятельные подсистемы (подробнее см. [10. Ч. 1. С. 22 – 28; 21. С. 55 – 64.]).

Таким образом, при исследовании права, юридической практики и правосознания с точки зрения проявляющихся в них антиценностей, негативных, вредных и консервативных моментов:

А. Право в этом плане рассматривается нами в качестве «неправа». Данная категория достаточно плодотворно использовалась еще Гегелем (см. [18]). Он выделял три основных вида неправа. К первому он относил непреднамеренное неправо, которое присуще субъектам с наивным, низким уровнем правосознания, не видящим разницы между правом и его противоположностью. Субъекты при этом понимают под правом все то, к чему стремится их воля и что «хорошо» для удовлетворения их частных интересов.

Вторым видом неправа Гегель считал сознательный обман, позволяющий одним субъектам создавать видимость права для других с тем, чтобы последние не замечали подмены, в которой действительное заменено кажущимся, реалии – иллюзиями. Третий вид неправа, по мнению Гегеля, – это преступления, субъекты которых сами желают неправа, даже не пытаясь прибегать к видимости права.



Для всех видов неправа внешним проявлением является насилие и другие формы принуждения, которые изначально неправомерны (подробнее интерпретацию взглядов Гегеля см., например, в [19. С. 14 – 20; 20. С. 222 и след.]).

На наш взгляд, Гегель и его последующие интерпретаторы довольно широко трактуют понятие «неправо», включая в него и элементы правосознания и противоправного поведения (юридической деятельности). В нормативном понимании права к неправу относятся пробелы, противоречия, правовые коллизии и другие недостатки его содержания и формы.

Если собственная и инструментальная ценность права как важнейшего элемента правовой культуры проявляется в его общесоциальных (экономической, политической, идеологической и др.) и специально-юридических (регулятивной, охранительной, превентивной, компенсационной и др.) функциях, когда право выступает важнейшим средством управления и упорядочения общественных отношений, достижения общественного прогресса, то неправо выражается в разнообразных дисфункциях, негативных социально – юридических последствиях его воздействия, которые «выпадают» из сферы культурного пространства и не входят в комплекс правовых ценностей.

Б. Второй существенный компонент правовой системы общества, отражающий соответствующие конструктивные и деструктивные параметры, – это юридическая практика (правотворческая, интерпретационная, правореализующая, правосистематизирующая, их отдельные виды и подвиды), осуществляемая в рамках определенных юридических связей и правовых отношений (подробнее см. [10. Ч. 1 – 6; 21. Гл. 12 – 18.]) ЮАК находит проявление как в деструктивных аспектах юридической деятельности, так и в негативном социально-правовом опыте.

Следует обратить внимание, что ЮАК находит выражение во всех институциональных элементах юридической деятельности, а именно: в ее носителях (субъектах и участниках), их деформированных или противоправных действиях и операциях, неграмотном, ошибочном или правонарушительном использовании соответствующих средств (техники) и способов (тактики), неумении планировать и прогнозировать свое поведение (стратегии), достигнутых негативных (ущербных, вредных и т.п.) социальных и юридических результатах, которые образуют антикультурный юридический массив.

Для ЮАК также присущ своеобразный негативный юридический опыт, который накапливается в процессе подготовки и издания нормативных правовых актов, их толкования, систематизации, реализации, например, в правонарушительной, ошибочной и конфликтной юридической деятельности. Он представляет собой комплекс «образцов» неграмотных, нецелесообразных, бесполезных и вредных антиправовых решений и т.д. Этот опыт как важнейший компонент ЮАК представляет собой коллективную, надындивидуальную, социально-правовую память, обеспечивающую накопление, систематизацию, хранение и передачу определенной информации (деструктивных знаний, умений, оценок, подходов, «образцов» неправильного и правонарушительного поведения, неграмотного использования средств и т.д.), позволяющую фиксировать и в определенной степени воссоздавать весь процесс юридической деятельности или отдельные его фрагменты.

Не только для позитивного юридического опыта и правовой культуры в целом, но и для ЮАК и негативного юридического опыта характерны устойчивые тенденции и «стремления» к преемственности и наследию, юридической аккультурации и экспансии. Примерами тому могут служить закономерности развития юридического нигилизма и фетишизма (идеализма), криминальных субкультур и т.п. в российском обществе. Поэтому вызывает некоторое недоумение позиция А.С. Бондарева, когда он пишет: «Правовая культура, равно как и правовая антикультура, есть только «живые» человеческие явления. Они живут только в правовом сознании и правомерном либо неправомерном поведении всех субъектов права, действующих именно в данное время и в данном правовом пространстве. Живут именно до тех пор, пока действуют правомерно либо неправомерно субъекты права – носители правовой культуры и правовой антикультуры данного исторического типа. С уходом с исторической арены того или иного общества, действующего на основе определенного типа права, закономерно уходят как его правовая культура, так и правовая антикультура данного типа именно вследствие того, что исчезают субъекты данного типа права как их создатели и носители, обладающие определенным уровнем правовых знаний либо не знания правовых умений, навыков либо не приобретшие достаточных правовых навыков и умений, сформировавших либо не сформировавших в полной мере свою правовую убежденность, а следовательно, совершавшие правомерные либо неправомерные действия» [24. С. 19 – 20].

Для любой юридической практики характерно самое разнообразное проявление ЮАК. Это «манипуляция» нормативно-правовыми предписаниями либо их «игнорирование», правонарушения, неисполнение (злоупотребление) субъективных прав и субъективных юридических обязанностей, юридические ошибки и конфликты, иные социально-правовые отклонения и нарушения правопорядка.

В. Одним из центральных компонентов правовой системы общества является правосознание. В ЮАК могут быть включены как сознательные, так и подсознательные (антиобщественные инстинкты, интуиция, автоматизмы и т.п.) элементы психики. ЮАК затрагивает юридическую психологию и идеологию, индивидуальные и общее, обыденное и научное, профессиональное и непрофессиональное, ретроспективное и иные типы правосознания.

В содержании ЮАК можно выделить следующие деформации правосознания:

– погрешности в ощущениях, восприятиях, представлениях, кодировании информации в памяти и т.д. (в блоке сбора и обработки фактической и правовой информации);

– дефекты мотивации, ложно понятые интересы, неверные установки и т.д. (в мотивационном блоке);

– заблуждение в прогнозах, планах, определении целей (в программно – целевом блоке);

– изъяны в волеизъявлениях, эмоциональные огрехи, невнимательность и т.д. (в энергетическом блоке);

– дефекты в знаниях, умениях, навыках, способностях и т.д. (в блоке личного опыта);

– неправильные оценки (в оценочном блоке);

– неверные интеллектуальные и волевые решения (в блоке принятия рациональных решений и их выполнения);

– ложные суждения, понятия, идеи, теории и т.д.

Указанные деформации правосознания и подсознания только тогда входят в структуру ЮАК, когда они внешне выражены, объективированы в праве, юридической практике (деятельности и опыте), общественных и правовых отношениях.

Более подробный анализ логической структуры ЮАК, к сожалению, не входил в наши планы и, без сомнения, ждет своих исследователей.

Функциональная структура показывает связи между конкретными деструктивными явлениями (юридическим нигилизмом, пробелами в праве, правонарушениями и т.п.), их отдельными элементами (действиями субъектов, используемыми ими средствами и т.д.) и ЮАК в целом. Здесь мы уже сталкиваемся с тем, что сама ЮАК выступает определенной детерминантой по отношению, например, к экономической и политической, социальной и правовой системам, духовной среде и правовой культуре, другим сферам жизнедеятельности общества. Данная структура позволяет выявить тот вред (ущерб и т.п.), который приносит отдельное негативное юридическое явление, раскрыть значение каждого его элемента в нанесении вреда, а также показать дезорганизующую роль и опасность всей ЮАК либо отдельных ее типов (например, юридических ошибок), видов (ошибок в области осуществления правосудия), подвидов (например, ошибочной юридической деятельности Конституционного Суда РФ).

Временная структура позволяет раскрыть особенности ЮАК, отдельных ее типов (видов и подвидов), существующих в различные исторические периоды времени. Кроме того, временная структура дает возможность увидеть определенную последовательность в появлении и развитии различных по своей природе юридических аномалий. За допущенной следователем юридической ошибкой, например, может последовать серия конфликтов между следователем и обвиняемым, следователем и прокурором, прокурором и судьей. Безнаказанные административные правонарушения влекут за собой нередко преступные деяния. В рамкам указанной структуры можно исследовать основные стадии (фазы) возникновения, изменения и прекращения конкретной юридической патологии. Например, всякий юридический конфликт проходит в самом общем плане следующие стадии: а) возникновение конфликтной ситуации; б) ее осознание; в) переход к конфликтным действиям; г) разрешение конфликта; и т.д.

Стохастическая структура позволяет применительно к каждому типу (виду и подвиду) и ЮАК в целом на конкретном этапе развития конкретного общества выяснить объективно необходимые и случайные (нестационарные, переменные и т.д.) ее свойства, стороны, элементы, составы и связи между ними. Например, ни одно правонарушение, как правило, не похоже на другое по составу субъектов и объектов, содержанию и форме противоправных действий и операций, средствам и способам их осуществления, времени и месту, социальным и юридическим последствиям.

Синергетическая структура ЮАК указывает на то, как достичь в конкретной разновидности юридической деятельности (например, противоправной или конфликтной) ее субъектам и участникам наибольшей эффективности за счет оптимального использования разнообразных вариантов неправовых действий, средств, способов, норм и т.п. Яркими примерами тому служат так называемые «ложные банкротства», которые не только нарушают законность, но и весьма существенно дестабилизируют отдельные сферы экономической и социальной жизнедеятельности в России и в некоторых других странах.

Рекурсивная структура позволяет проследить причинно-следственные связи между различными типами (видами, подвидами) и элементами ЮАК. Так, низкий уровень ресоциализации осужденных лиц ведет, как правило, к рецидиву преступлений.

Понятия «цикл», «циклическая структура» применительно к ЮАК и ее отдельным типам (видам и подвидам) отражают, во-первых, законченность, например, соответствующей противоправной деятельности предполагаемым (прогнозируемым) и планируемым результатом; во-вторых, диахронность развития, т.е. повторяемость использования в процессе совершения, например, типичных правонарушений строго определенных средств (общесоциальных, технических, специально-юридических), способов, методов и т.д.; в-третьих, накопление негативного юридического опыта и передачу нужной информации от одних субъектов (например, осужденных) другим, от «одного их поколения» другим «поколениям»; в-четвертых, замкнутость, упорядоченность правонарушительных деяний и использования конкретных средств, приемов, способов, «мер безопасности» и т.п., например, в «специализированных» преступных сообществах (домушников, карманников, наперсточников и др.).

Пространственная структура проявляется в наличии разнообразных типов (видов и подвидов) ЮАК, одновременно существующих в юридическом пространстве той или иной страны. К их анализу мы и переходим.


Дата добавления: 2014-12-03; просмотров: 23; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.039 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты