Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Периодизация 5 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

Чикаго был поделен на 75 различных районов, в которых проживало бо­лее 3000 соседских общин. Все это определяло пространственно-террито­риальную характеристику Чикаго и до сих пор сохранило свои очертания (особенно заметные, когда имеется возможность обозревать город со смот­ровой площадки самого высокого здания в Чикаго, да и во всех США, — Сире Тауэр). Современная телефонная книга Чикаго по сей день сохраня­ет многие названия и классификацию районов, предложенную Бёрджессом на основании изучения им данных переписей населения города в 1930 и 1934 гг. Изучение каждого естественного района (из 75 предложенных Бёр­джессом) должно было включать два основных направления: 1) определе­ние пространственного образа района, размещение общин (соседских, хотя и с этническим уклоном), инфраструктуры, мест отдыха и т.д.; 2) изучение обычаев, стереотипов, образа жизни, культурного облика общин. Интерес­но, что. когда М. Вебер посетил Чикаго в 1904 г., он сравнил этот город с «человеком, с которого содрали кожу так, что видно, как действуют его вну­тренние органы». В этом смысле Вёрджессу было что исследовать, посколь­ку город жил, действительно, своим «пространством».

В основе программы социолога по изучению локальных сообществ Чи­каго лежала социально-экологическая теория Парка, который связывал из­менения в городе с физической, пространственной, социальной, культур-


356 Часть II. Современнйш этап

ной мобильностью. При лом изменение физической среды ставилось iiза| висимопь 01 пространственных отношений между людьми и группам* Бизнес-центр, расположенный в нейтральной части города («дауп-таупс»)!1! рассматривался как сто основной градообразующий фактор.

Анализируя рост города и факторы, обеспечивающие его, Бёрджесс рассматривал различные виды мобильности: индивидов, семей, профес­сиональных групп, даже отдельных городских институтов (структур го­родской и районной (муниципальной) власти). Именно эта мобильность и была содержанием концепции концентрических зон города.

Изучая городскую среду, и Парк, и Бёрджесс, и их ученики рассматри­вали практически всю совокупность социальных явлений и процессов го­родской жизни: локализацию отдельных видов девиантиого поведения, ре­гуляцию взаимодействия различных групп населения и общин, создание эффективных средств социальной помощи и социального контроля и т.д.



Характеристика взглядов У. Отборна и Л. Вирта

Характеристика Чикагской школы будет неполной, если не коснуться хо­тя бы кратко взглядов двух известных ее представителей — У. Отборна и Л. Вирта. Они также много и успешно занимались изучением американ­ского города. Огборн, в противоположность лидерам школы Парку и Бср-джессу, которые стремились органично соединить 'Количественные и ка­чественные методы исследования города, настаивал на необходимости лишь первых. Поэтому не случайно статистическая методология исследо­вания получила в его работах наиболее заметное выражение.

Одна из основных работ Огборпа — «Социальное изменение» - была опубликована в 1922 г. В пей он изложил свою теорию культурного отста­вания, или, как ее иногда называют, культурного лага. Суть ее состоит в том, что изменения в материальной культуре происходят, как правило, бы­стрее и активнее, чем преобразования в нематериальной (адаптивной, как се определял Огборн) культуре. Это означает, что развивающаяся техника, воздействующая в первую очередь па состояние материальной культуры, определяет все остальные социальные изменения. Он стал одним из пер­вых представителей технологического детерминизма в социологии. Одна­ко теория культурного лага подверглась в литературе того времени крити­ке и вызвала дискуссии за противопоставление двух типов культур -материальной и нематериальной. К концу 1920-х гг. влияние Огборна ста­ло заметным, не случайно именно ему как руководителю президент США Э. Гувер поручил проведение в 1930—1933 гг. социологического исследова­ния социальных тенденций развития американского общества.



Если теория Огборпа была связана с изучением города не жестко, то кон­цепция Вирта была самой что ни на есть урбанистической и касалась разра­ботки теории городского образа жизни. Он первым в социологии ввел поня­тие «городской образ жизни», который он противопоставил сельскому.


I лава 20. Американская эмпирическая социология и ее развитие в 1920—1930-х гг . 357

будучи непосредственным учеником Парка и Бёрджесса, Вирт соединил в своей трактовке анализ пространственной, социальной организации города и особенностей городского стиля (образа) жизни. Рассматривая типичные черты upon ранет венной и социальной организации города, социолог харак-1еризуст такие, как: высокая концентрация населения, его большая числен­ность, значительная социальная неоднородность, наличие поселений в виде i етго (его описанию и анализу была посвящена названная выше и очень по­пулярная в конце 1920-х гг. книга Вирта «Гетто», 1928) и т.д.

Также впервые подробно были описаны особенности городского стиля (образа) жизни: поверхностность контактов, их частота и кратковремен­ность, анонимность, некоюрое снижение роли семьи и в целом социальной сплоченное!и людей, ослабление влияния обычаев, традиций, социального контроля и т.д. Слабым местом концепции городского образа жизни Вирта было теоретическое положение о нем как о результате, продукте простран­ственной и содержательной организации города. Влияние общества на го­родской образ жизни, по существу, игнорировалось. Такой подход социо­лога, его взгляды вызывали дискуссии и даже критиковались. Тем не менее концепция городского образа жизни Вирта и по сей день сохранила свое значение в объяснении многих явлений и процессов большого города.



§ 4. Кризис Чикагской школы и ее значение для социологии Причины кризиса Чикагской социологической школы

Влияние Чикагской школы па развитие социологии вообще, эмпиричес­кой — в особенности сказывалось па протяжении 1930—1940-х гг., после чего инициатива перешла к Гарвардскому и Колумбийскому университе­там. В Гарварде в го время в полную мощь заявил о себе П. Сорокин, к ко­торому па социологический факультет приходили серьезные социологи-эмпирики (хотя, конечно, работали и теоретики, среди которых был Т. Парсопс). В Колумбийском университете также проводились значи­тельные исследования эмпирического характера, где решающую роль в их подготовке и проведении играли П. Лазарсфельд и Р. Мертон. Стано­вится понятным, что в условиях жесткой конкуренции американских университетов в области социологии было крайне трудно поддерживать постоянно высокий уровень работы одному из них — Чикагскому.

Ослаблению влияния Чикагской школы способствовали и другие обсто­ятельства. Прежде всего это был уход из университета Р. Парка. После него наметившиеся ранее противоречия относительно того, как и какие методы применят!) при проведении тех или иных исследований, обострились. Э. Бёр-джесс не сумел заменить Парка на посту неформального лидера школы, тем более что у него в это время была очень серьезная работа (с 1936-го по 1940 г. он был главным редактором «Американского журнала социологии»).



Часть II. Современный этап


После отъезда Парка выяснилось, что ему нет равнозначной замены is области теоретического руководства исследованиями. Наиболее талант­ливые и уже хорошо известные его ученики — Р. Маккензи, Л. Копрелл, Л. Вирт — не компенсировали далее вместе одной этой потери.

Наконец, еще одна крайне важная причина кризиса Чикагской школы и ее постепенного угасания как основного социологического центра и генера­тора новых идей состоит в снижении значения локальных и региональных исследований в целом в период экономической депрессии и обострения проблем общенационального значения. Чикагская школа занималась про­блемами своего города, штата, социальная же потребность американского общества в социологических исследованиях проявлялась все больше как по­требность в изучении общенациональных вопросов. Естественно, что в но­вых условиях жизни американского общества в середине 1930-х гг. акценты в социологических исследованиях неизбежно должны были смещаться в сторону иных проблем и ориентации, к чему представители Чикагской шко­лы не были в полной мере готовы.

Значение Чикагской школы в истории социологии

В целом, подводя итоги деятельности Чикагской школы, необходимо от­метить следующие позиции: а) для Чикагской школы наиболее характер­ным был социально-экологический подход к целостному социальному организму — обществу и его отдельным структурам, главным образом го­родам; б) анализ города и общества как системы осуществлялся социоло­гами на двух уровнях — макросоциологическом (общество, город как ор­ганизм) и микросоциологическом (общество, город как взаимодействие), причем второе иногда оказывалось сильнее, чем первое (как было однаж­ды сказано о Бёрджессе: «он смотрел на социальный лес, а видел социаль­ные деревья»); в) социологи из Чикагского университета глубоко разра­батывали методологию и особенно методику исследования, обращая внимание не только на количественные, но и на качественные методы. Все эти социологические завоевания стали достоянием мировой социоло­гической мысли.

Значение Чикагской школы и в американской, и в мировой социоло­гии состоит в том, что она ориентировала науку, а через нее — и общество в целом на социально-политические реформы, осуществление которых может быть наиболее эффективным на основе разработанных учеными социальных технологий. Благодаря исследованиям представителей Чи­кагской школы авторитет социологической науки замет но вырос.

Роль Чикагской школы обусловлена ее обращением к социально-эко­логической проблематике, означавшей стремление Парка и его сторонни­ков выявить тесную связь между обществом и природой, необходимость поддерживать баланс в экологической системе, в которую включен чело­век. Идея социальной экологии, экологии человека как особого предмета


Глава 20. Американская эмпирическая социология и ее развитие в 1920—1930-х гг ... 359

социологического внимания и исследования стала поистине новаторской и оказала значительное влияние на последующее развитие науки.

Нельзя не отмстить большую роль Чикагской школы в становлении одной из первых отраслей социологического знания — социологии города. Под вли­янием исследований Парка, Бёрджесса, Вирта, Маккензи проводились рабо-1 ы по изучению городов как в американской, так и в европейской социологии. Нельзя не назвать в этом плане сравнительное исследование супругов Линд «Миддлтаун» (1929, 1937), которое испытало на себе сильное воздействие Чикагской школы, а по своим основным характеристикам и значению для со­циологии города вряд ли уступает лучшим работам Парка и Бёрджесса.

В работах социологов-эмпириков, выполненных в рамках методологии Чикагской школы, подчеркивалось значение проблем, составлявших содер­жание повседневной жизни людей. Их исследования были направлены не на создание общей, систематической теории, а на выявление и анализ того кру­га проблем, которыми люди жили, которые их волновали и которые нужно было решать если не каждый день, то достаточно часто и регулярно. Этим са­мым был обеспечен поворот социологии к изучению конкретных нужд, по­требностей и интересов человека. Вместе с тем сотрудничество социологов в рамках Чикагской школы было направлено в русло изучения социальных потребностей общества (города) и создания условий для их реализации.

Значение Чикагской школы состояло в том, что в эмпирических ис­следованиях внимание обращалось не только на «субъективный фактор», т.е. мнения людей по тому или иному вопросу, но и на объективные обсто­ятельства экономического, социального и политического характера, вы­звавшие эти мнения. Таким образом, было обеспечено сочетание объек­тивного и субъективного, общего и частного.

Наконец, характеризуя значение Чикагской школы, нельзя не сказать о ее значительном вкладе в организацию профессионального социологи­ческого образования по совершенно новому образцу. Представители шко­лы, в первую очередь ее лидеры Парк и Бёрджесс, а до них Томас сумели органически соединить подготовку и проведение конкретных эмпиричес­ких исследований с учебным процессом, в котором как его равноправные субъекты участвовали преподаватели и студенты. По существу теорети­ческое обучение осуществлялось непосредственно в ходе проведения эм­пирического исследования. Рождался новый тип университетского про­фессионального социологического образования.

Вопросы и задания

1 Охарактеризуй ге причины появления эмпирической социологии и раскройте ее ха­
рактерные особенности.

2 Почему эмпирическая социология конституируется и институционализируется
прежде всею в США и только потом — в странах Западной Европы?



Часть II. Современный этап


3. Какие основные принципы и постулаты позитивизма используются эмпирической
социологией?

4. Проанализируйте специфику эмпирического социологического знания.

5. Почему исследование У. Томаса и Ф. Знанецкого «Польский крестьянин в Европе!
и Америке» считается тшчалом эмпирической социологии? Даше общую характе­
ристику этой работы и раскройте содержание ее проблемного поля.

6. Назовите наиболее острые социальные проблемы, привлекавшие внимание социо-1
логов-эмпириков в 1920-х гг., и их работы, посвященные анализу этих проблем.

7. Почему Чикагская социологическая школа привлекала к себе пристальное впима-1
пие со стороны и исследователей, и практиков?

8. Расскажите о подготовительном лапе деятельности Чикакчюй социоло! ической
школы.

9. Каковы особенности основного этапа деятельности Чикагской социологической
школы?

10. Почему Р. Парк и Э. Бёрджесс стали признанными лидерами Чикагской социоло­
гической школы? Изложите основные вехи их творчества.

11. Проанализируйте достижения Чикагской социологической школы и проблемы, ко-
горыс решались ее представителями.

12. В чем суть социальной экологии?

13. Охарактеризуйте взгляды У. Огборпа и Л. Вир га.

14. В чем заключались причины кризиса Чикагской социологической школы? Каковы
его последствия?

15. Покажите значение Чикагской социологической школы.

Литература

Банъковская СП. Роберт Парк. Эрнст Бёрджесс // Современная американская социо­логия. М., 1994.

Бараз/ова Е.С. Американская социология (традиции и современность). Екатеринбург; Бишкек, 1997.

Волков Ю.Г., Нечипуренко В.II., Самы/ин СМ. Со] (иология: история и современность. М.;' Ростов н/Д„ 1999.

Зпанецкий Ф. Исходные данные социологии // Американская социологическая мысль. Тексты М., 1996.

История социологии. Минск, \ 993.

История социологии в Западной Европе и США. М., 1999.

История теоретической социологии: В 4 т. М., 1998. Т. 3.

Капитонов Э.А. Социология XX века. Ростов п/Д., 1996.

Купты/ип В.П. Классическая социология. М., 2000.

Томас У., Знанецкий Ф. Методологические заметки // Американская социологическая мысль Тексты. М., 1996.

Фотев Г. Флориап Зпанецкий // Современная американская социология. М., 1994.


Глава 21

Зарождение и начальный этап развития отраслевых

социологии

§ 1. Индустриальная социология и теория человеческих отношений Зарождение индустриальной социологии

Эмпирическая социология, особенно активно развивавшаяся в США, по­сле того как достигла заметного прогресса в исследованиях представителей Чикагской школы на материалах изучения процессов в крупных городах (в первую очередь в Чикаго), постепенно стала утверждать себя в иных сферах социальной жизни. Вполне понятно и объяснимо, что одной из пер--вых среди них оказалась промышленность, индустрия. Материальное про­изводство очутилось под пристальным вниманием социологов. Отсюда и название целой отрасли социологического знания — индустриальная соци­ология. Она стала формироваться со второй половины 1920-х гг., а ее ут­верждение и выход на «передовые позиции» эмпирической социологии бы­ли сопряжены с проведением Хоториского эксперимента на заводах по производству электротехнического оборудования фирмы «Вестерн элект­рик компани» (в окрестностях Чикаго), который проводился в течение почти пяти лет (1927-1932).

Одним из основоположников индустриальной социологии и аналитиком эксперимента, положившего начало массовым исследованиям в промышлен­ности, явился американский социолог и психолог Элтон Мэйо (1880—1949). Он родился в Австралии (г. Аделаида), обучался в университете этике, фило­софии и логике. Заведовал кафедрой философии Квинслендского универси­тета (с 1919 г.). Оказавшись в Шотландии, изучал медицину и психопатоло­гию. Затем он переехал в США, где с начала 1920-х гг. стал профессором Пенсильванского университета. С 1926 г. преподавал в Гарвардском универ­ситете и руководил отделом промышленных изысканий в школе деловой ад­министрации — одном из основных структурных подразделений вуза. Глав­ные идеи научной и практической деятельности Мэйо в социологии изложены в трех его небольших работах: «Человеческие проблемы индуст­риальной цивилизации» (написана в 1933 г. по горячим следам Хоторнского эксперимента), «Социальные проблемы индустриальной цивилизации» (1945), «Политические проблемы индустриальной цивилизации» (1947).



Часть II Современный этап


Приглашению в Гарвардский университет, равно как и проводившемуся под руководством Мэйо Хоторнскому эксперименту, предшествовало одно очень важное и интересное исследование ученого в Филадельфии на текс­тильной фабрике, где он изучал причины высокой текучести рабочих в пря­дильном цехе. Дело в том, что на фабрике она составляла 5—6 %, а в этом це­хе — 25%. Мэйо провел глубокое интервьюирование рабочих и выяснил основные причины такой текучести: низкий престиж профессии и невозмож­ность для работников общаться друг с другом в рабочее время. Он предло­жил ввести некоторые, весьма незначительные изменения: разрешить людям общаться во время работы, останавливать станки по собственному усмотре­нию, установить два десятиминут ных перерыва для расслабления в комнате отдыха, использовать в цехе медсестру с определенными психотерапевтиче­скими функциями в ее деятельности. Последнее нововведение оказалось крайне важным и сыграло впоследствии, в ходе проведения Хоторнского эксперимента, существенную роль (о чем далее будет сказано подробнее).

Результаты превзошли все ожидания. Текучесть кадров сократилась до средней по фабрике, производительность труда выросла на 10%, значи­тельно улучшился психологический климат в коллективе. Филадельфий­ский опыт принес ученому не только широкую известность блестящего социолога-эмпирика, но и послужил своеобразным прологом (иногда го­ворят «пилотажем», т.е. пробным и разведывательным исследованием) Хоторнского эксперимента.

Чтобы была понятнее сущность эксперимента, необходимо коротко оп­ределить ситуацию, имевшую место на предприятиях «Вестерн электрик» ко второй половине 1920-х гг. Здесь работало порядка 30 тыс. рабочих и господствовал старомодный патернализм: рабочим выплачивались премии акциями, существовали хозяйские лавки, время от времени устраивались развлечения за хозяйский счет. Не было никаких профсоюзов, а в течение 20 лет — ни одной стачки. Однако во второй половине 1920-х гг. положение стало напряженным, администраторы жаловались на «ворчание и недо­вольство», на сознательное ограничение выработки рабочими. Стала расти текучесть кадров и падать производительность труда.

Специалисты фирмы пытались использовать для ее повышения гос­подствовавшую в то время в сфере производства концепцию Ф. Тейлора, в соответствии с которой основными факторами, влияющими на рост вы­работки, являются физические, прежде всего — освещенность рабочих мест. Но трехлетние опыты, связанные с усилением (ослаблением) осве­щенности, покраской стен в различные цвета и т.д., не дали никакого эф­фекта. Что касается отношения к работнику, то в рамках концепции Тей­лора—Форда он рассматривался как придаток механизма, призванный его обслуживать, и не более того. На этом, собственно, базировалась ноточно-конвейериая система. Именно такое представление о человеке и его месте на производстве и попытался разрушить Мэйо, доказывая, что иной под-


Глава 21 Зарождение и начальный этап развития отраслевых социологии 363

ход сулит не только возникновение новых социальных отношений (на­званных им «человеческими»), но и рост производительности труда.

Последнее как нельзя более соответствовало устремлениям деловых кругов, особенно если учесть специфику периода конца 1920-х — начала 1930-х гг. — времени самого крупного за всю историю капитализма кризи­са Председатель правления «Дженерал фудз корпорэйшн» К. Френсис су­щество нового подхода к человеку выразил так: «Люди состоят из тела, ума и души, и каждая из этих составных частей, особенно душа, должна быть использована для максимального увеличения производительности».

Хоторнский эксперимент

На первом этапе эксперимент на заводах «Вестерн электрик» не имел ни­какого отношения к социологии. Речь шла о том, чтобы доказать справед­ливость гипотезы: чем лучше освещение рабочих мест, тем выше произво­дительность труда. Однако в ходе изменения освещенности эта идея и одна из основных и широко внедрявшихся рекомендаций Тейлора не оп­равдала себя в плане влияния на производительность труда. Тогда стало ясно, что дело в иных факторах, не связанных с влиянием света. Было вы­сказано предположение о возможном воздействии некоторых иных физи­ческих и материальных условий труда. К этому выводу Мэйо «подтолк­нули» результаты и других новшеств, которые он внедрил на первом этапе эксперимента в связи с изменениями размеров перерывов для отды­ха, продолжительности работы и методов оплаты труда.

Вместе со своим постоянным заместителем Ф. Ретлисбергером он стал изучать действие так называемых неконтролируемых факторов, ко­торые могли влиять на рост производительности труда (второй этап экс­перимента). С этой целью от основной массы работающих в цехе по сбор­ке электротехнической аппаратуры была изолирована немногочисленная группа женщин-операторов (6 человек), занимавшихся сборкой реле. Пять работниц собирали реле (каждое из 30 деталей), шестая готовила детали для сборки и складывала уже собранные.

Вместе с девушками-сборщицами в экспериментальной комнате, где они трудились за одним длинным столом, находился ученый-наблюда­тель (взявший на себя и функции надзирателя, супервайзера), работав­ший в лаборатории Мэйо. Он должен был не только фиксировать в спе­циальном журнале все происходящее в течение рабочего дня в бригаде, но и способствовать созданию в ней дружеской атмосферы (вспомним мед­сестру из исследования на Филадельфийской текстильной фабрике). Чтобы у работниц не сложилось впечатления о якобы проводимом над ними эксперименте, им сообщили ложную цель (легенду). Было сказано, что необходимо выяснить влияние на работу таких факторов, как переры­вы в работе, небольшой прием пищи до обеда (второй завтрак за счет ад­министрации), сокращение рабочего времени. Девушкам было также со-



Часть II. Современный этап


общепо, что такой опыт нужен для общества, для пауки и приведем улучшению условий труда на всем предприятии. Им объяснили, что тс работы должен быть умеренным и что стараться обгонять друг друга нужно. Наблюдатель ежедневно вел с девушками неформальные беседы, осуществляя так называемый мягкий сгиль руководства. Беседы каса­лись различных сторон жизни работниц, вплоть до интимных. Главная за­дача супсрвайзера состояла в наблюдении за от ношением к труду каждой сборщицы реле, тем более что в бригаде не было ни мастера, ни старшего мастера.

Второй этап продолжался 2,5 года. За это время производителыюс1Ъ труда каждой работ пины выросла в среднем па 40%. Но внезапно (для ра­ботниц) все льготы (сокращенное время труда, бесплатные завтраки, до­полнительные перерывы) отменили. Это был один из пунктов экспери­мента. Однако, несмотря на ухудшение ряда физических и материальных условий, выработка по-прежнему оставалась высокой. Тогда был сделан вывод, что улучшение условий труда не является основной причиной по­вышения его производительности. Вопрос же о «неконтролируемых фак­торах» так и оставался открытым.

Было сформулировано пять гипотез, объясняющих связь между экс­периментальными переменными (производительность, условия груда, его монотонность, методы работы, утомляемость, время отдыха, зарпла­та). После проведения дополнительных исследований четыре были от­вергнуты, осталась лишь одна, основная, согласно которой па производи­тельность труда влияют прежде всего методы руководства и улучшение взаимоотношений в коллективе.

На третьем этапе эксперимента для подтверждения основной гипотезы! было проведено 20 тыс. интервью (каждое из них занимало от 30 минут до 1,5 часа с отрывом от работы и сохранением зарплаты, так что админист­рация пошла па немалые расходы). Все интервью были направлены на изучение отношений работников к труду и между собой. Выяснилось, что норма выработки определяется не столько добросовестностью и физичес­кими способностями работника, сколько давлением группы, следствием которого становятся его социальная позиция и статуе. Чет иертый этап ис­следований, занявший вторую половину 19,31 г., состоял в переходе от мас­сового опроса к эксперимеи гу с группой рабочих-сборщиков (14 человек), в ходе которого выявлялся стиль руководства и изучалась структура меж­личностных отношений.

Теория человеческих отношений как результат Хоторнского эксперимента

Каков конечный результат эксперимента? Был сделан вывод, что основ- ^ пым условием, влияющим на эффективность производственного пронес-, са и рост производительности труда, является фактор человеческих от но­шений, базирующихся на стремлении членов группы понимать друг


Глава 21 Зарождение и начальный этап развития отраслевых социологии



друга, ощущать себя включенными в нее и при этом чувствовать себя сво­бодными. Это желание человека быть включенным в определенную соци­альную общность Э. Мэйо назвал чувством «социабильности».

Отсюда был сделан еще один вывод, что необходимо стремиться к со­зданию на производстве «социабильных» образований, т.е. в рамках фор­мальных групп (бригад, например) — неформальных отношений, благо­даря которым работники чувствовали бы свою причастность к важным решениям, ощущали собственную необходимость. Для этого нужен был коллектив, сплоченная малая группа значимых друг для друга людей, в котором социальное поведение людей было бы функцией групповых норм, регулирующих его. «Вышло так, — писал Мэйо, — что шесть деву­шек превратились в коллектив, и этот коллектив искренне и стихийно от­дался сотрудничеству в проведении эксперимента. В результате они по­чувствовали себя его участниками и были счастливы, зная, что работают без принуждения сверху и без ограничения снизу»1.

Вывод социолога о необходимости установления человеческих отно­шений между участниками производственного процесса, а именно так эти неформальные отношения и были им названы, имел сугубо практический характер и дал немалый экономический и социальный эффект. Не менее важным был и еще один вывод: руководители производства должны ори­ентироваться не только и даже не столько на выпуск продукции, сколько на человека, его потребности и интересы, стремиться удовлетворить хотя бы часть из них. В итоге это обеспечит эффективную деятельность произ­водства, удовлетворенность индивида своей работой, социальную ста­бильность на предприятиях и в обществе в целом.

Здесь столь подробно говорилось о Хоторнском эксперименте по не­скольким причинам. Во-первых, потому, что это был один из самых пер­вых масштабных социологических экспериментов, равных которому со­циология, по существу, до сих пор не знает. Во-вторых, потому, что он знаменовал собой начало бурного развития индустриальной социологии, а вслед за ней — отпочковавшихся от нее социологии труда, социологии менеджмента и других отраслей социологического знания. В-третьих, по­тому, что он показал большие практические возможности социологии влиять на эффективность многих управленческих решений. Тем самым был дан толчок активному внедрению социологии в деятельность фирм. В-четвертых, потому, что он продемонстрировал тесную связь социоло­гии с социальной психологией и антропологией. Эмпирические исследо­вания в промышленности показали, что социально-психологические и «человеческие» факторы играют большую роль и недооценивать их нель­зя. Это способствовало развитию потребности в кадрах социологов — спе­циалистов нужной, модной и хорошо оплачиваемой профессии.


Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 8; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.016 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты