Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Управление, политика




Читайте также:
  1. Quot;Военный коммунизм": политика и идеология
  2. XIX и XX династии Египетских фараонов. Внутренняя и внешняя политика. Рамзес II и хетты. Причины упадка новоегипетской державы.
  3. Аграрная политика
  4. Аграрная политика
  5. Альтернативы развития московского государства в XVI в. : Иван Грозный и его политика в оценках историков.
  6. Антиинфляционная политика
  7. Антиинфляционная политика
  8. Антиинфляционная политика государства
  9. Антиинфляционная политика государства и альтернативные стратегии ее осуществления
  10. Антиинфляционная политика государства.

Альфред Маршалл

Сведения об Альфреде Маршалле даны в настоящей Хресто­матии перед его текстом «Желания в их отношении к видам дея-ельности» (см. раздел 2, подраздел 2.2). Ниже впервые на русском зыке приведена еще одна глава его основной работы «Принципы экономической науки» (1889).


 




Мы включаем этот отрывок в Хрестоматию для того, чтобы проиллюстрировать, как оценивалось и анализировалось предпри­нимательство ведущим представителем новой экономической науки в Англии в конце XIX в. Важно обратить внимание на социальные характеристики бизнесслоя, который озабочен прежде всего эффек­тивным управлением бизнесом, предполагающим, что современный организатор производства специализируется на осуществлении функции посредника между производителем и потребителем.

В приведенном отрывке дается концентрированная характери­стика деловых и психологических качеств целого слоя людей, на­зываемых ныне менеджерами, анализируются социальные условия формирования этого слоя, рассматриваются процессы социальной мобильности в связи с жесткой конкуренцией в среде среднего и крупного бизнеса, показывается восприятие успеха, неудачи и по­беды в области управления бизнесом.

Весьма актуальны для современного российского бизнеса на­блюдения и выводы Маршалла по проблеме смены поколений в управлении деловыми организациями, переходящими из стадии молодости в стадию зрелости своего жизненного цикла. Как и в Англии конца XIX в., в России начала XXI в. многие «отцы-осно­ватели» фирм оказываются перед необходимостью передавать управление фирмой не своим детям, а профессиональным моло­дым менеджерам. Более широко проблемы управления бизнесом в современной России рассмотрены в базовом пособии учебного комплекса (глава 14).

A3.

УПРАВЛЕНИЕ БИЗНЕСОМ*

Бизнес можно рассматривать как обеспечение необходимых предпосылок для удовлетворения потребностей других в расчете на вознаграждение, прямое или косвенное, со стороны тех, чьи по­требности удовлетворяются. Таким образом, бизнес существенно отличается как от процесса самостоятельного удовлетворения наших потребностей, так и от услуг, оказываемых по доброй воле близким

* Цит. по: Marshall A. Business Management (from Principles of Economics) // Theo­ries of Society. Foundation of Modern Sociological Theory. Ed. T Parsons et all. The Free Press of Glencoe, 1961. V. I. P. 487-493. Пер. В.Г. Кузьминова, редактор перевода — А.Г. Здравомыслов. Цитируемый текст иллюстрирует содержание главы 14 базового пособия учебного комплекса по общей социологии.




в силу семейной привязанности или желания улучшить благосо­стояние окружающих. Управление бизнесом или предпринимательство всегда осуществлялось во множестве различных форм, но никогда раньше число и разнообразие их не было таким, как в современной Англии1, где наряду с реликтовыми формами, которые когда-либо имели место, постоянно развиваются новые.

Примитивный ремесленник сам управлялся со своим бизнесом, и, поскольку покупателями товаров были, за редким исключением, его ближайшие соседи, поскольку ему требовался для ведения дела небольшой капитал, поскольку производственный план определялся традицией, поскольку ему не требовалось наблюдать за работой вне дома, постольку решаемые задачи не предполагали особо больших умственных усилий. Для него не была характерна ситуация устой­чивого процветания. Войны и скудость ресурсов постоянно довлели над ним и его соседями, мешая его труду и ограничивая спрос на его товар. Но он был склонен воспринимать превратности судьбы как нечто такое, что от него не зависит, как не зависели от него восход солнца или дождь; его руки были постоянно заняты работой, в то время как его мозг редко перегружался.



Даже в современной Англии то тут, то там встречаются сельские мастеровые, которые, придерживаясь примитивных способов труда, изготавливают на собственные средства вещи для продажи соседям, самостоятельно ведут свой бизнес и несут все его издержки. Однако таких случаев немного; самые же поразительные примеры привер­женности старомодным методам управления бизнесом касаются профессий, требующих высокой квалификации, как, например, врач или поверенный, которые, как правило, сочетают в одном лице и бизнесмена, и профессионала. Такой способ управления не лишен недостатков: много драгоценного времени профессионалов высокого класса тратится впустую либо с минимальной пользой, так как они не обладают умением устанавливать деловые связи. Их труд опла­чивался бы лучше, они вели бы более спокойную жизнь и принесли бы больше пользы обществу, если бы их работу организовывал некто вроде посредника. Однако в целом пусть все остается так, как оно есть: существуют веские причины для достаточно широко распро­страненного мнения о нежелательности вмешательства посредника в процесс оказания услуг, требующих тонкого ума и деликатности, и цель которых может быть достигнута в полной мере лишь при условии полной конфиденциальности.

1 Имеется в виду конец XIX в. — Прим. пер.


 




Английские поверенные, однако, действуют если не как работо­датели или предприниматели, то как коммивояжеры, предлагающие услуги представителей той ветви юридической профессии, которая наиболее престижна и требует наивысшего умственного напряжения. Равно как многие из лучших наставников юношества продают свои услуги не непосредственно потребителю, а руководству колледжа или школы или старшему педагогу, который организует их покупку. Рабо­тодатель обеспечивает учителю рынок труда, а покупателю, который не всегда может судить о том, что ему на самом деле нужно, — должен предоставить некоторые гарантии качества обучения.



Это касается и представителей различных творческих про­фессий: какими бы выдающимися они ни были, они часто находят более выгодным нанять кого-либо для продажи продуктов их твор­чества, в то время как у менее удачливых само существование ино­гда зависит от торговцев-капиталистов, которые сами не являются художниками, но которые знают, как продать продукт творчества с наибольшей выгодой.

Однако выше мы уже видели, насколько неподходящим для боль­шей части бизнеса является примитивный способ управления им в со­временном мире. Задача так организовать управление производством, чтобы каждое усилие максимально способствовало удовлетворению человеческих потребностей, весьма труднодостижима в сложных условиях современной жизни. Поэтому функция управления должна быть вычленена и передана в руки специального органа работодателей или, если использовать более современный термин, бизнесменов, ко­торые способны к «предпринимательству» и «риску», соединяют труд и капитал, «разрабатывают» общий план производства и осуществляют детальный контроль за его реализацией. С одной стороны, бизнес­мены — это высококвалифицированные специалисты производства, с другой — посредники между производителем и потребителем.

Существует категория бизнесменов, которые специализиру­ются на определенном типе товаров, не являются работодателями в собственном смысле этого слова, но идут на большой риск и самым существенным образом влияют на уровень благосостояния как про­изводителей, так и потребителей их товаров. Характерными при­мерами являются биржевые маклеры или оптовые перекупщики на товарном рынке, которые ежедневно покупают и продают огромные партии товаров, но у которых тем не менее нет ни собственного про­изводства, ни оптового магазина, а имеется в лучшем случае контора с несколькими клерками. Вопрос о положительных либо отрицатель­ных последствиях действий такого рода предпринимателей настоль-


ко сложен сам по себе, настолько связан с колебаниями кредитных ставок и изменениями на финансовом рынке, что не может быть подробно рассмотрен в данный момент. Действительно, элемент спекуляции присутствует в любом бизнесе, однако будет лучше на начальной стадии нашего исследования уделить основное внимание тем формам бизнеса, где ярко выражен административный аспект, в то время как элементом спекуляции можно пренебречь в силу его не­значительности. Рассмотрим поэтому наиболее типичные примеры бизнеса, а именно те, где отношения по поводу риска перевешивают все другие стороны деятельности бизнесмена.

Строительное дело наилучшим образом отвечает нашим зада­чам, отчасти потому, что в нем некоторым образом прослеживается приверженность к простейшим формам ведения бизнеса. В позднее Средневековье было принято строить дом самостоятельно, не при­бегая к помощи мастера, и этот обычай еще не отошел в прошлое. Человек, который затевает собственное строительство, должен сам нанять рабочих, сам наблюдать за их работой, сам проверять справедливость их требований по поводу заработной платы, сам за­купать материалы в разных местах и обходиться без использования дорогостоящих механизмов, если он не в состоянии их арендовать. В результате, скорее всего, будет потрачено больше, чем того требуют накладные расходы. Но, несмотря на то, что кто-то выигрывает, в то время как сам хозяин теряет, убытки, в конечном счете, не бывают слишком значительными. Однако потери во времени, потраченном на переговоры с наемными рабочими, на контроль за их работой и ее проверку с помощью его неглубоких познаний, на поиск мате­риалов соответствующего сорта и количества и мест, где их можно достать и т.д., весьма существенны. Этого можно было бы избежать, если бы существовало разделение труда с передачей функций непо­средственного наблюдения профессиональному строителю, а задачи разработки проекта — профессиональному архитектору.

Разделение труда зачастую носит еще более сложный характер, в том случае, когда дома строятся не за счет тех, кто будет в них жить, а в расчете на спекуляцию жильем. Когда строительство осущест­вляется в широких масштабах, как, например, строительство ново­го пригорода, ставки бывают настолько высокими, что появляется притягательное поле деятельности для крупных капиталистов с вы­соким уровнем деловой активности, но, возможно, без достаточных технических знаний в строительном деле. Они полагаются на соб­ственное решение относительно спроса и предложения различных типов домов, но они передоверяют другим конкретное управление


 




процессом строительства. Они нанимают архитекторов и топографов для разработки плана в соответствии с их общим замыслом, а затем заключают контракты с профессиональными строителями, с тем чтобы реализовать этот план. Но они сами несут ответственность за главные риски проекта и осуществляют общий контроль.

* * *

Когда речь заходит о прибылях, которые приносит бизнес, то в общественном мнении они обычно связываются с работодателем: понятие «работодатель», как правило, не выходит за рамки поня­тия «получатель прибыли». Однако вышерассмотренные примеры демонстрируют ту истину, что функции работодателя гораздо шире; получение прибыли и общий надзор за работой — лишь одна и час­то не самая главная сторона бизнеса. Работодатель, который дей­ствительно несет полную ответственность за риски своего бизнеса, предоставляет обществу два вида различных услуг, требующих от него два рода качеств.

Идеальный фабрикант, например, если он изготавливает то­вары не по индивидуальному заказу, а для рынка, должен в своей первой ипостаси торговца и организатора производства обладать детальным знанием о положении вещей в своей отрасли. Он должен уметь прогнозировать долговременные тенденции в производстве и потреблении, изыскивать возможности внедрения новых товаров, которые находят спрос, или улучшать технологию производства старых товаров. Он должен быть способен к здравому суждению и риску и, несомненно, должен обладать знаниями о материалах и механизмах, используемых в его отрасли.

В своей второй ипостаси работодателя он должен быть при­рожденным лидером, за которым идут люди. Это подразумевает способность правильно подобрать помощников и оказать им полное доверие, заинтересовать их делами своего бизнеса и заставить их поверить в себя так, чтобы пробудилась их предпринимательская и творческая активность, сам же он в это время осуществляет об­щий контроль и обеспечивает порядок и неуклонность реализации общего плана бизнеса.

Качества, присущие идеальному работодателю, столь много­численны, что лишь немногие в состоянии проявить все их в пол­ной мере. Их относительная значимость меняется в зависимости от характера производства и размеров бизнеса; в то время как один работодатель демонстрирует один ряд качеств, другой демонстрирует другой ряд. Некоторые люди продвигаются благодаря качествам


благородства и никаким иным, в то время как другие обязаны своим процветанием качествам, в которых мало достойного восхищения, кроме смекалки и целеустремленности.

Обрисовав, таким образом, общий характер процесса управ­ления бизнесом, мы должны далее рассмотреть те возможности, которыми располагают различные классы людей в плане развития способностей бизнесмена, а при наличии таковых — возможности управления капиталом с целью его наращивания. Этот анализ хоро­шо сочетается с изучением различных «форм управления бизнесом». До сих пор мы рассматривали преимущественно ту форму, где от­ветственность и контроль целиком сосредоточены в руках отдельного индивида. Но эта форма уступает место другим, в которых высшее управление рассредоточено между несколькими компаньонами или между большим числом акционеров. Частные фирмы и акционерные компании, кооперативы и корпорации играют все большую роль в управлении бизнесом. Одной из главных причин этого является то, что они предлагают поле деятельности для людей, которые имеют хорошие деловые способности, но не располагают значительными возможностями для ведения бизнеса.

Сын человека, уже укоренившегося в бизнесе, несомненно, об­ладает преимуществом в сравнении с другими. Ему с юности предо­ставлены благоприятные условия для получения знаний и развития качеств, необходимых для управления отцовским бизнесом. Благо­даря отцу он постепенно овладевает навыками и приемами общения с людьми в сфере семейного бизнеса, а также в смежных областях закупок и торговли. Он рано начинает понимать относительное и абсолютное значение тех проблем, которыми озабочен его отец, он приобретает технические знания о производственных процессах и оборудовании. Частично то, чему он научился, приложимо лишь к родительскому бизнесу, однако большая часть этих знаний найдет применение в областях, так или иначе связанных с этим бизнесом. Те же наиболее общие знания о плане и ресурсах, о риске и осторож­ности, о твердости и обходительности, которые Сыли приобретены им в процессе общения с людьми, которые контролируют наиболее важные направления какого-либо бизнеса, будут служить ему и в дальнейшем, облегчая руководство и управление практически лю­бым бизнесом. Далее, дети успешных бизнесменов начинают дело, располагая более значительным капиталом в сравнении с другими людьми (дети состоятельных родителей, которые в силу воспитания и образования не испытывают склонности к бизнесу или просто не способны к нему, не являются предметом нашего рассмотрения).


 



29-3033



Кроме того, если они будут продолжать дело отца, у них под ногами будет благоприятная почва уже установившихся деловых связей. На первый взгляд кажется, что бизнесмены должны были бы слиться в нечто наподобие касты, где командные позиции распределены между их сыновьями, что привело бы к образованию наследствен­ных династий, которые стали бы совместно управлять целыми от­раслями на протяжении жизни многих поколений. На самом деле ситуация иная.

Дело в том, что когда одному человеку удалось подмять под себя огромный бизнес, его потомкам, несмотря на все их видимые пре­имущества, не удается развить должные способности, сформировать наклонности и темперамент для продолжения дела с равным успехом. Сам он, скорее всего, был воспитан родителями с сильными и чест­ными характерами, пребывал под их личным влиянием и с детства вместе с ними преодолевал жизненные невзгоды. Но его дети, если они были рождены, когда он после всех перипетий все же разбогател, и уж, по крайней мере, его внуки, почти целиком отдаются на попече­ние домашних слуг, которые слеплены из другого теста в сравнении с его родителями. Поэтому в то время как у него самой главной целью было достижение успеха в бизнесе, его дети и внуки будут в лучшем случае озабочены социальной или академической карьерой.

В течение какого-то времени все может тем не менее идти не­плохо. Его сыновья будут располагать прочно установившимися деловыми связями и, что может быть более важно — хорошо подо­бранным штатом сотрудников, заинтересованных в бизнесе. С по­мощью одного лишь усердия и осторожности, извлекая пользу из традиций фирмы, они могут поддерживать дело достаточно долго. Однако со сменой поколений, когда традиции перестают быть на­дежным путеводителем и когда рвутся связи, удерживавшие старый штат, бизнес практически неизбежно распадается на части, если только он не переходит под контроль новых людей, сумевших под­няться в фирме с низов до уровня совладельцев.

Но в большинстве случаев путь, который проходят наследни­ки, гораздо короче. Они предпочитают большие доходы, которые они получают без малейших усилий с их стороны, доходы, которые могли бы быть вдвое больше при условии непрестанного труда и самоотдачи; они продают дело частным лицам или акционерному обществу либо остаются спящими компаньонами при деле, неся ответственность за риски и получая свою долю доходов, однако не принимая участия в управлении, в любом случае контроль над капиталом полностью переходит в руки новых людей.


Наиболее проверенный и простой способ вдохнуть новую жизненную силу в бизнес — это привлечь к партнерству некоторых наиболее способных наемных работников. Авторитарный владелец и менеджер крупной производящей или торговой компании с течением времени обнаруживает, что необходимо делегировать все большую ответственность своим главным подчиненным, частично из-за того, что увеличивается объем работы, частично из-за того, что иссякают собственные силы. Он продолжает осуществлять общий контроль, однако многое начинает зависеть от подчиненных, от их энергии и честности. Таким образом, если его сыновья еще не повзрослели или в силу других причин не готовы взять часть груза управления на свои плечи, он решает стимулировать усердие одного или нескольких своих наиболее доверенных помощников, делая их компаньонами. Тем он облегчает свою ношу и в то же время обеспечивает передачу дела всей жизни тем, чьи навыки он сам сформировал и к кому он испытывает почти отцовскую привязанность. Многое из того, что окрашено в романтические тона, многие наиболее светлые страницы социальной истории Англии от Средних веков до наших дней связа­ны с партнерством подобного рода в сфере частного бизнеса.

Но существует сейчас, как существовала и в прошлом, форма партнерства на паритетной основе, когда два или более человек, обладающие примерно равными состояниями и возможностями, объединяли ресурсы для организации более крупного и сложного предприятия. В этом случае часто прослеживается четкое разделение управленческого труда: в производящих фирмах, например, один партнер посвящает свое время исключительно закупке сырья и про­даже готовой продукции, тогда как другой отвечает за управление фабрикой, а в торговых фирмах один компаньон контролирует опто­вую торговлю, другой — розничную. В этих и иных случаях частное партнерство способно решать огромное количество проблем; оно, сильное и гибкое одновременно, сыграло свою роль в прошлом и остается жизнеспособным сегодня.

Однако расширение старых сфер предпринимательства и воз­никновение новых уже давно приводит к вытеснению капиталов, которые могут быть легко составлены частными компаниями. С конца Средних веков по настоящее время наблюдается постоянно усиливающееся движение по замещению компаний с общественным акционерным капиталом, акции которых могут без ограничений про­даваться на открытом рынке частными компаниями, акции которых не могут передаваться без согласия всех заинтересованных сторон. 15 разных странах были также разработаны программы (в данный



момент не будем их касаться), имеющие целью ограничить риски отдельных акционеров размерами их акций. В результате этих изме­нений у акционеров, многие из которых не были глубоко знакомы со сферой бизнеса, появился побудительный мотив для передачи права распоряжения их капиталами специально нанятым людям, что при­вело к еще одному разделению труда по управлению бизнесом.

Главные убытки в случае рисков, на которые идет акционерное общество, несут держатели акций, но, как правило, они не при­нимают активного участия в организации бизнеса и выработке его стратегии, равно как в повседневном руководстве. Как только бизнес выпадает из рук тех, кто стоял у его истоков, контроль за ним пере­ходит преимущественно к «директорам», которые, если компания весьма крупная, владеют, если владеют вообще, небольшим коли­чеством акций, и в то же время их большая часть не располагает достаточными техническими знаниями о работе, которая должна быть выполнена. От них не требуется, чтобы они все свое время по­свящали этому, однако предполагается, что они, опираясь на знания общего характера, смогут здраво судить о стратегической политике компании и в то же время следить, чтобы «менеджеры» тщательно выполняли свою работу. На менеджеров и их помощников ложится основной груз ответственности за обеспечение технической сторо­ны дела, они также целиком отвечают за повседневное руководство компанией. Вместе с тем им не нужно вкладывать собственный капитал, а продвижение их по ступеням управленческой лестницы зависит от их прилежания и способностей. Поскольку совокупный доход акционерных компаний Соединенного королевства равняется 100 млн фунтов стерлингов и на их долю приходится десятая часть всей деловой активности в стране, они предоставляют широкие возможности для продвижения людей с природными задатками к управлению бизнесом, но которые тем не менее не унаследовали какой-либо капитал или деловые связи.

Акционерные компании весьма гибки и могут развиваться прак­тически в любом направлении, если продукция, на которой они спе­циализируются, находит широкий рынок сбыта. Они укоренились в различных сферах бизнеса. Их единственным существенным недо­статком является отсутствие глубокого знания бизнеса у держателей акций — у тех, кто прежде всего рискует капиталом. Глава крупной частной фирмы также рискует, причем в наибольшей степени, в то время как контроль за деталями бизнеса передоверяется другим, однако его положение в фирме закреплено правом непосредствен­ного суждения о том, служат ли подчиненные его интересам с пре-


данностью и разумным усердием. Если те, кому он доверил покупку или продажу товаров, берут комиссионные с контрагентов, он имеет возможность уличить и наказать обманщиков. Если они насаждают фаворитизм и продвигают некомпетентных людей либо просто своих родственников или если они сами бездельничают и пренебрегают своими обязанностями, или перестают проявлять способности, благодаря которым они были в свое время выдвинуты наверх, глава фирмы может исправить положение.

Во всех этих вопросах, за редкими исключениями, подавляю­щая часть держателей акций акционерной компании практически бесправна, хотя некоторые более или менее крупные акционеры пытаются разобраться в том, что происходит, и оказать мудрое и эффективное влияние на управление бизнесом. Это служит убеди­тельным доказательством происходящего в последнее время роста настроений честности и справедливости в коммерции, доказатель­ством того, что ведущие менеджеры крупных компаний все меньше поддаются многочисленным соблазнам, встречающимся на их пути. Если бы они использовали возможности разного рода нечестного обо­гащения, которыми полна коммерческая история предшествующих цивилизаций, то злоупотребление доверием, которым они облечены, приобрело бы такой размах, что развитие данной демократической формы ведения бизнеса полностью прекратилось бы. Есть веские основания надеяться, что прогресс торговой морали будет продол­жаться, дополнившись в будущем, как это было и в прошлом, сни­жением секретности в деловой сфере и возрастанием открытости в ее различных видах. Таким образом, коллективные и демократические формы управления бизнесом станут успешно распространяться и в тех направлениях, где они прежде терпели фиаско, смогут предоставить еще более грандиозные возможности карьерного роста тем, кто не обладает преимуществами наследственного положения.

То же самое можно сказать и о предпринимательской деятель­ности правительства на государственном и местном уровнях. У нее богатое будущее, хотя до сих пор налогоплательщик, несущий мак­симальный риск, в целом был отстранен от эффективного контроля за государственным бизнесом и от подбора менеджеров, которые бы действовали с такой же энергией и предприимчивостью, с какой они действуют в частных компаниях. Проблема государственного предпринимательства имеет, однако, множество важных дополни­тельных аспектов, к подробному обсуждению которых мы подойдем в дальнейшем.

* * *


 




При рассмотрении вопроса о трудностях, стоящих перед работ­ником в его продвижении к руководящим постам, на которых он мог бы в полной мере проявить свою деловую хватку, ударение обычно делается на отсутствие капитала, но это, однако, не является главным препятствием. К примеру, потребительские кооперативы сосредото­чили огромный капитал, под который трудно получить хорошие про­центы и часть которого они были бы рады передать определенному кругу работников, способных справляться со сложными проблемами бизнеса. Те кооператоры, которые обладают отличными деловыми качествами и «личным капиталом», т.е. высокой репутацией у своих товарищей, без труда могли бы получить кредит, необходимый для начала собственного бизнеса. Трудность лишь в том, чтобы убедить достаточное число окружающих в наличии у них этих качеств. С по­хожей ситуацией сталкивается индивид, который пытается получить заем, требуемый для начала бизнеса, из обычных источников.

Действительно, практически в каждом бизнесе размер началь­ного капитала для успешного старта постоянно возрастает, но еще больше возрастает число обладателей капитала, которые не хотят им распоряжаться самостоятельно и горят таким желанием его одолжить, что готовы мириться с постоянно падающими ставками кредита. Значительная часть таких капиталов переходит в руки банкиров и подобных им — людей с изощренным умом и кипучей энергией, лишенных классовых предрассудков и не озабоченных социальным неравенством, готовых немедленно ссудить капитал любому, в способностях и честности которого они убеждены. Что же говорить тогда о поставщиках сырья и оборудования для различных производств; возможности прямого займа у них настолько велики, что рост размеров начального капитала не является серьезным пре­пятствием для тех, кто уже заработал репутацию человека, способ­ного распорядиться кредитом должным образом.

Возможно, большей, хотя и не столь очевидной помехой в ка­рьерном продвижении простого работника является усложнение бизнеса. Глава фирмы должен сегодня задумываться о таких вещах, о которых он и понятия не имел в прошлом, и это как раз те трудности, на которые меньше всего обращают внимание при подготовке пер­сонала. Требуется немедленное улучшение характера образования работника не только в школе, но, что более важно, в последующий период посредством печати, участия в работе кооперативов, про­фсоюзов и другими путями.

Около трех четвертей населения Англии принадлежит к классам, живущим на зарплату, и, в любом случае, когда они хорошо питают-


ся, имеют приличное жилье и получили хорошее образование, они вносят свою лепту в общие затраты той нервной энергии, которая является сырым материалом деловой активности. Занимаясь своим делом, все они, сознательно или бессознательно, конкурируют в борьбе за посты в управлении бизнесом. Обычный работник, если он проявит способности, становится мастером, затем он может под­няться до уровня менеджера и далее войти в долю со своим работо­дателем. Или, скопив небольшую сумму, он может открыть один из тех маленьких магазинчиков, которые до сих пор сохраняют свою нишу в рабочих кварталах, закупить товары главным образом в кре­дит и на пару с женой торговать в нем: она — днем, а он на смену ей вечером. Тем или иным образом он может приумножить капитал для того, чтобы завести небольшую мастерскую или фабрику. Неплохо начав, он обнаруживает, что есть банки, готовые предоставить ему льготный кредит. В запасе у него должно быть время, и, если только он не входит в бизнес, уже прожив половину отпущенных ему лет, у него впереди должна быть долгая и насыщенная жизнь. При этом условии, а также при наличии «терпения, таланта и удачи» он скорее всего сколотит солидный капитал, прежде чем умрет. На фабрике те, кто работает руками, имеют больше возможностей занять руко­водящие должности, чем бухгалтеры и другие категории, которые в силу социального происхождения занимают более высокое место. В торговых концернах все обстоит наоборот: ручной труд там не имеет образовательного эффекта, в то время как конторский опыт больше способствует подготовке к управлению коммерческим, а не производственным бизнесом.

Так или иначе, в целом наблюдается процесс массового про­движения снизу вверх. Возможно, не так часто простой работник становится сразу работодателем, однако имеется масса примеров, когда отцы продвигаются достаточно далеко, чтобы предоставить своим сыновьям шанс занять высокие посты. Полный подъем не так часто завершается на протяжении жизни одного поколения, скорее — он растягивается на два поколения, но в целом процесс движения наверх сегодня заметнее, чем когда-либо. Можно попут­но отметить, что для общества в целом лучше, когда этот процесс охватывает два поколения. Работники, которые в начале этого века в огромном количестве стали работодателями, редко подходили для этой роли: характер у них часто был грубым и тираничным, они не отличались самообладанием и не были ни благородными, ни счастливыми в полном смысле этого слова. Их дети становились надменными, экстравагантными и пресыщенными индивидами,


 




которые проматывали состояния на грубые развлечения и обладали худшими чертами старой аристократии без ее достоинств. Мастер или контролер, кто должен одновременно подчиняться и руководить, но кто тем не менее неуклонно продвигается по ступеням управ­ленческой лестницы и рассчитывает, что его дети продвинутся еще выше, в некотором смысле достоин большего уважения, чем владе­лец небольшого дела. Его успех не столь очевиден, но его труд более сложен, а результаты — более значимы для общества, в то время как у него вырабатывается характер более обходительный и утонченный, однако не менее сильный. Его дети хорошо образованы и, если они получат наследство, они сумеют разумно им распорядиться.

Когда человек с незаурядными способностями, каким бы ни был его путь наверх, становится наконец главой собственного дела, он вскоре сможет при благоприятном раскладе проявить свое умение приумножать капитал, так что перед ним откроются те или иные пути получения практически любых нужных ему сумм. Получаемые прибыли он добавляет к собственному капиталу, и этот дополнительный капитал облегчает ему дальнейшие заимствования, ибо заимодавцы становятся менее требовательными в предоставлении полных гарантий безопасности ссуд. Разумеется, везение играет в бизнесе не последнюю роль: даже очень способный человек может однажды обнаружить, что судьба повернулась к нему спиной, и тогда сам факт финансовых потерь не может не сказаться на доверии к нему кредиторов. Если он лишь частично прибегает к использованию займов, его неудача может привести к отказу со стороны кредиторов их возобновить, и тогда он будет вынужден смириться с тем, что может быть названо временной неудачей при условии, что он рисковал только собственным капиталом. В любом случае он должен быть готов к тому, что его путь наверх будет напоминать шахматную доску, где чередуются черные и белые клетки, и будет полон борьбы, тревог и, возможно, несчастий. Но он должен достойно вести себя не только в случае успеха, но и в случае неудачи, поскольку человек по природе своей оптимист, кроме того, как хорошо известно, люди охотнее одалживают тем, кто прошел через финансовую катастрофу без ущерба для деловой репутации. Таким образом, несмотря на превратности судьбы, способный бизнесмен обнаруживает, что, в конечном счете, капитал, которым он распоряжается, прирастает в зависимости от его способностей.

Тем временем человек с ограниченными способностями, но с большим капиталом быстро его теряет. Он, возможно, справился бы с небольшим бизнесом под кредиты и сумел бы его расширить, но,


поскольку у него нет задатков для решения масштабных проблем, то он тем скорее потерпит фиаско, чем масштабнее будут эти проблемы. Дело в том, что крупный бизнес, как правило, может развиваться только путем трансакций, при которых потери от обычного риска резко снижают процент прибыли. Небольшая прибыль на быстрый и крупный оборот приносит большой доход способным людям, а в тех отраслях, где в силу их характера обращаются очень крупные капиталы, конкуренция снижает норму прибыли на оборот капитала до приемлемой величины. Сельский торговец может получить при­быль с оборота на пять процентов меньше, чем его более удачливый конкурент, и все-таки быть в состоянии держаться на плаву. Но в крупных производящих и торговых компаниях с установившимся порядком и быстрой отдачей конечная прибыль с оборота часто столь мала, что бизнесмен, отставший от конкурентов даже надолю процента, теряет огромные суммы на каждом обороте.

Крупный же бизнес, не основанный на рутине и сложный по характеру, приносит очень высокую прибыль с оборота талантливому менеджеру, в то время как люди со средними способностями могут остаться совсем без прибыли.

Две этих тенденции, одна из которых приводит к наращиванию капиталов в руках способных людей, а другая — к его разрушению в руках менее способных, свидетельствуют о более тесной взаимо­зависимости между способностями бизнесменов и размерами их бизнеса, чем это могло бы показаться на первый взгляд. Этот факт, а также множество рассмотренных выше способов, с помощью ко­торых человек с выдающимися природными способностями к биз­несу может выдвинуться наверх в частной фирме или акционерной компании, приводят к выводу, что как только в такой стране, как Англия, возникает потребность в реализации масштабных задач, способные люди и капитал, необходимые для этого, не заставят себя долго ждать.

Более того, навыки и умения в области промышленного про­изводства с каждым днем все больше и больше зависят от здравого мышления, быстроты реакции, внутренних ресурсов, внимания, целеустремленности, т.е. тех качеств, которые не связаны напря­мую с какой-либо отраслью, а в той или иной степени находят применение везде. То же самое касается навыков и умений в сфере бизнеса. Действительно, здесь /требуются/ деловые способности, неспециализированные и более общие, чем промышленные умения и навыки, и чем выше уровень деловых способностей, тем шире спектр их применения.


 




Перемещение деловых людей, способных управлять капита­лом, сегодня значительно упростилось как по горизонтали, когда из перенасыщенных кадрами сфер бизнеса они переходят в другие, открывающие новые возможности для приложения сил, так и по вертикали, когда более способные занимают все более высокие посты в собственной сфере бизнеса. Следовательно, можно заключить, что в современной Англии предложение людей, способных управлять капиталом, приближается к спросу.


Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 10; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.048 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты