Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Концепция управления исторически реальной глобализацией 1 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. F. Область управления временем

Все что-то слышали о десяти ветхозаветных заповедях и о Нагорной проповеди Христа. И многие живут во власти мнения, что источником нравственности и всего благодетельного в истории нынешней глобальной цивилизации является Библия. Саму же Библию как таковую прочла весьма малая доля населения, а ещё меньшая доля при чтении соотносила её с реальной историей и текущей политикой; и уж совсем небольшое количество людей давали её персонажам, авторам текстов и редакторам исторически сложившегося канона нравственную оценку по совести.[58]

Если же читать Библию, стóя на позициях диалектической культуры познания и соотнося сообщаемое Библией с известными фактами истории и текущей политикой, с достаточно общей (в смысле универсальности приложений) теорией управления, то откроется, что Библия является источником если не всех, то большинства наиболее тяжёлых бедствий в жизни нынешней цивилизации человечества вследствие того, что её социологическая доктрина представляет собой средство порабощения человечества неким меньшинством от имени Бога.

Обратимся к Библии[59]:

«Не отда­вай в рост бра­ту твое­му (по кон­тек­сту еди­но­пле­мен­ни­ку-иу­дею) ни се­реб­ра, ни хле­ба, ни че­го-ли­бо дру­го­го, что воз­мож­но от­да­вать в рост; ино­зем­цу (т.е. не иу­дею) от­да­вай в рост, что­бы гос­подь бог твой(т.е. дья­вол, ес­ли по со­вес­ти смот­реть на су­ще­ст­во ростовщи­ческого паразитизма: поэтому слова «господь» и «бог» в приводимой нами тематической подборке цитат везде написаны не с заглавной буквы) бла­го­сло­вил те­бя во всём, что де­ла­ет­ся ру­ка­ми твои­ми на зем­ле, в ко­то­рую ты идёшь, что­бы овла­деть ею» (по­след­нее ка­са­ет­ся не толь­ко древ­но­сти и не толь­ко обе­то­ван­ной древ­ним ев­ре­ям Па­ле­сти­ны, по­сколь­ку взя­то не из от­чёта о рас­шиф­ров­ке един­ст­вен­но­го свит­ка истории болезни, най­ден­но­го на рас­коп­ках древней психбольницы, а из со­вре­мен­ной, мас­со­во из­дан­ной кни­ги, про­па­ган­ди­руе­мой все­ми Церк­вя­ми и некоторой ча­стью “ин­тел­ли­ген­ции” в ка­че­ст­ве веч­ной ис­ти­ны, дан­ной яко­бы Свы­ше), — Второза­коние, 23:19, 20. «…и бу­дешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы [и будешь гос­под­ство­вать над мно­ги­ми на­ро­да­ми, а они над то­бой гос­под­ство­вать не бу­дут].[60] Сделает тебя господь [бог твой] главою, а не хвостом, и будешь только на высоте, а не будешь внизу, если будешь повиноваться заповедям господа бога твоего, которые заповедую тебе сегодня хранить и исполнять, и не отступишь от всех слов, которые заповедую вам сегодня, ни направо ни налево, чтобы идти во след иных богов и служить им», — Вто­ро­за­ко­ние, 28:12 — 14[61]. «То­гда сы­но­вья ино­зем­цев (т.е. по­сле­дую­щие по­ко­ле­ния не-иу­де­ев, чьи пред­ки влез­ли в за­ве­до­мо не­оп­лат­ные дол­ги к пле­ме­ни рос­тов­щи­ков-еди­но­вер­цев) бу­дут стро­ить сте­ны твои (так ны­не мно­гие се­мьи ара­бов-па­ле­стин­цев в их жизни за­ви­сят от воз­мож­но­сти по­ез­док на ра­бо­ту в Из­ра­иль) и ца­ри их бу­дут слу­жить те­бе (“Я — ев­рей ко­ро­лей”, — воз­ра­же­ние од­но­го из Рот­шиль­дов на не­удач­ный ком­пли­мент в его ад­рес: “Вы — ко­роль ев­ре­ев”);ибо во гне­ве мо­ём я по­ра­жал те­бя, но в бла­го­воле­нии мо­ем бу­ду милостив к те­бе. И бу­дут от­вер­зты вра­та твои, не бу­дут за­тво­рять­ся ни днём, ни но­чью, что­бы бы­ло при­но­си­мо к те­бе дос­тоя­ние на­ро­дов и при­во­ди­мы бы­ли ца­ри их. Ибо на­ро­ды и цар­ст­ва, ко­то­рые не за­хо­тят слу­жить те­бе, по­гиб­нут, и та­кие на­ро­ды со­вер­шен­но ис­тре­бят­ся», — Иса­ия, 60:10 — 12.



Эта доктрина носит изначально расистский характер:

«…и не отдавать дочерей своих иноземным народам, и их дочерей не брать за сыновей своих» (Неемия, 10:30);«земля, в которую вы входите, чтобы наследовать её, осквернена сквернами иноплеменных земли, и они наполнили её нечистотами своими. И теперь не отдавайте дочерей ваших в замужество за сыновей их, и их дочерей не берите за сыновей ваших, и не ищите мира с ними ВО ВСЕ ВРЕМЕНА (выделено нами при цитировании),чтобы укрепиться вам и вкушать блага сей земли и оставить её в наследие детям вашим навек» (2 кн. Ездры, 8:80 — 82).

Приведённая выше подборка цитат из Библии, — если смотреть на неё, соотносясь с понятийным аппаратом достаточно общей теории управления, — представляет собой концепцию управления глобализацией.

Иерархии всех исторически сложившихся так называемых «хри­сти­ан­ских церк­вей», включая и иерархию Православия в России, на­стаи­ва­ют на боговдохновенности этой концепции, а ка­нон Но­во­го завета про­воз­гла­ша­ет её от име­ни Хри­ста, безо всяких к тому оснований, до скон­ча­ния ве­ков в качестве благого Божьего Промысла:

«Не ду­май­те, что Я при­шёл на­ру­шить за­кон или про­ро­ков[62]. Не на­ру­шить при­шёл Я, но ис­пол­нить. Ис­тин­но го­во­рю вам: до­ко­ле не прей­дёт не­бо и зем­ля, ни од­на ио­та или ни од­на чер­та не прей­дёт из за­ко­на, по­ка не ис­пол­нит­ся всё», — Матфей, 5:17, 18.

Подавляющее большинство церковников уходят от обсуждения проблематики воздействия Библии на историю в прошлом и политику в настоящем. Тем не менее единицы из числа церковных авторитетов доходят до осознания сути проекта. В частности П.А. Флоренский заканчивает своё письмо В.В. Розанову от 26 октября 1913 г. следующими словами:



«Итак, вопрос о гибели нашей есть вопрос, давно уж взвешенный судьбою.

Ни славянские ручьи не «сольются в русском море», ни оно не «иссякнет», но всё будет наводнено серою жидкою лавиною адвокатуры, которая, между прочим, зальёт и Талмуд, и ритуальные убийства.

И, в конце концов, — вопрос в одном: верим мы Библии или нет (выделено нами жирным при цитировании).

Верим ап. Павлу или нет (выделено нами жирным при цитировании). Израилю даны обетования — это факт. И ап. Павел подтверждает:

«Весь Израиль спасётся»[63].

Не «духовный» Израиль, как утешают себя духовные семинарии, увы, — не духовный. Ап. Павел ясно говорит о «сродниках по плоти» и подтверждает неотменность всех прежних обетовании об избранничестве.

Мы — только «так», между прочим. Израиль же — стержень мировой истории.

Такова Высшая Воля. Если смиримся — в душе радость последней покорности. Если будем упорствовать, отвергнемся того самого христианства, ради которого спорили с Израилем, т.е. опять подпадём под пяту Израиля. Обетования Божии непреложны. Это мы «в черте осёдлости»[64] Божественных предначертаний, — мы, а не они. Это мы — египтяне, обворовываемые и избиваемые и мучимые; это мы — те, у которых «головы младенцев разбиты о камень», — и об этом самом против себя мы поём в церквах ангельскими голосами: «На реках Вавилонских тамо седохом и плакахом». Нам — одно утешенье:

Хотя навек незримыми цепями
Прикованы мы к здешним берегам,
Но и тот круг должны свершить мы сами,
Что боги совершить предначертили нам.

Мы должны сами совершить круг своего подчинения Израилю! Может быть, вы — последний египтянин и я — последний грек. И, как загнанные звери, мы смотрим на «торжество победителей». Минутой позже, минутой раньше нас возьмут, зверей, может быть, — последних зверей, и выточат кровь для кошерного мяса. Но надо быть покорными.

И подлинно, как ни бери дела, а выходит всё одно. Ветхий Завет даёт и неустанно твердит обетования о будущем господстве над миром. Кому? — иудеям. А Новый? — Он отнюдь не говорит нам, христианам, что это господство переходит теперь к нам, христианам, а лишь зовет терпеливо нести свой крест и обещает за это спасение. Один Завет противоречит другому, — но не потому, что оба говорят одно, а потому именно, что оба говорят разное, и разное это обращено к разным лицам. И это глубокое и коренное расхождение обоих Заветов, примиримое при высоком парении духовного созерцания, как это было у апостола Павла, нестерпимо режет и жжёт наше бескрылое и дряблое сознание» (Комментарии В.В. Розанова и ответы ему П.А. Флоренского при цитировании опущены. Приводится по публикации на сайте: http://www.rusimperia.com/6_2004/vera1.html).

В данном случае необходимо указать на то обстоятельство, что П.А. Флоренский задаётся вопросами «верим ли мы Библии либо нет?», «верим ли апостолу Павлу либо нет?». Для него верить Библии и верить Богу — одно и то же, хотя это две разные веры, порождающие и две разные религии, и соответственно — два разных образа жизни общества. Поэтому он в своих размышлениях безальтернативно исходит только из положительного ответа на эти вопросы: он верит Библии и апостолу Павлу. Этой верой он подменяет веру Богу, отгораживается от Него Библией и потому даже не рассматривает возможность подлога и извращения в исторически сложившейся Библии вероучений Единого Завета, данных в своё время Моисею и Христу; по этой же причине перед ним не встаёт вопрос и о том, чтобы ознакомиться с Кораном и подумать о смысле тех разночтений, в которых Коран отрицает Библию и традиции истолкования жизни на её основе, сложившиеся в иудаизме и во всех ветвях христианства в их исторически реальном виде.



Таким образом при признании священности Библии и убеждённости в неизвращённости в ней Откровений Свыше, расово-«элитарная» доктрина «Второзакония-Исаии» (по названиям цитированных выше ветхозаветных книг) становится главенствующей политической доктриной в культуре библейской региональной цивилизации, а Новый завет в его исторически сложившемся виде программирует психику паствы церквей, основанных на имени Христа и действующих от Его имени, на подчинение этому проекту порабощения человечества от имени Бога:

«… не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобой и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду», — Матфей, 5:39, 40. «Не судите, да не судимы будете»(т.е. решать, что есть Добро, а что Зло в конкретике жизни вы не в праве, и потому не противьтесь ничему), — Матфей, 7:1.

Это — конкретный смысл Библии, и именно этим смыслом управляется вся библейская региональная цивилизация. Всё остальное в социологической доктрине Библии — мелочи и сопутствующие этому обстоятельства. И это же — концепция глобализации, целенаправленно проводимая в жизнь на протяжении примерно 3 000 лет, если относить исход древних евреев из Египта и Синайской пустыни к концу 2‑го тысячелетия до н.э.

По сути приведённая выше подборка цитат из Библии — глобально-политический проект, который:

· В одном своём аспекте, предполагает скупку планеты со всеми обитающими на ней и всем их имуществом на основе расово-мафиозной монополии иудеев на международное и транснациональное ростовщичество и построение глобальной системы долгового рабства.

Это утверждение нуждается в пояснении. В терминах теории игр институт кредита со ссудным процентом — ростовщичество — «игра с ненулевой суммой»[65]. В кредитно-финансовой системе со ссудным процентом в выигрыше всегда корпорация ростовщиков-кредиторов в целом, хотя отдельные её участники могут оказаться и в проигрыше, а вне её кто-то может финансово преуспеть, провернув выгодную сделку или поставив бизнес благодаря займу и отдав долю из полученных доходов ростовщику — в этом случае ссуду и проценты по ней возвращает ростовщику конечный потребитель продукции через цепочку сделок купли-продажи, соединяющей его с ростовщиком-кре­ди­­то­ром; если же бизнес, в котором прямо или опосредованноучаствуют кредитные деньги, ожидаемых доходов не приносит, то всё равно ростовщик получит «своё» и больше — заёмщику придётся вернуть ему и сумму ссуды, и проценты по ней, но платить придётся уже не из кармана конечного потребителя, а из своего, возможно распрощавшись со своею собственностью и обусловленным ею социальным статусом. При этом:

Ø ссудный процент, относимый на себестоимость продукции, является главным генератором роста цен;

Ø кроме того за счёт перекачки платёжеспособности из общества в корпорацию ростовщиков он же создаёт недостачу денежной массы по отношению к торговому обороту при заявленной стоимости товаров, выставленных на рынок по ценам, подросшим вследствие отнесения на себестоимость ссудного процента;

Ø ссудный процент также порождает заведомо неоплатный долг, некоторым образом распределённый в обществе, чем уничтожает платёжеспособный спрос и затормаживает сбыт продукции (в таких условиях сбыт становится возможным только за счёт понижения рентабельности «реального сектора» экономики и при этом предприятия, чья продукция не находит сбыта в должных объёмах по ценам выше себестоимости, теряют капитализацию вплоть до прекращения своего существования);

Ø недостача денежной массы (по отношению к необходимой для обеспечения товарооборота по заявленным ценам) и заведомо неоплатный долг, некоторым образом распределённый в обществе, в совокупности давят на психику тех людей, которые надеются решить свои финансовые и экономические проблемы посредством займа денег — так прошлые акты кредитования под процент стимулируют взятие новых кредитов и в результате ­необратимо раскручивается пресловутая «инфляционная спираль» и распространяется долговое рабство, в котором люди работают на оплату заведомо неоплатного долга.

При этом, хотя непосредственные заёмщики составляют меньшинство общества, но расплачиваться по сделанным ими долгам вынуждены все…

Всё это можно показать математически строго на основе моделей межотраслевого баланса продуктообмена и финансового обмена, однако социологическая и экономическая наука библейской цивилизации этой проблематикой принципиально «не интересуется»…

· А в другом своём аспекте, библейский проект глобализации предполагает уничтожение всех, кто не пожелает или бессознательно-автоматически не сможет ему подчиниться, предоставив всем прочим — подчинившимся — статус рабов и заложников заправил этого проекта.

Соответственно принципам построения библейского проекта управления глобализацией транснациональная корпорация ростовщиков-кредиторов (а точнее — её заправилы) может заплатить какую угодно монопольно высокую цену за всё: хоть за нужную им политику — хоть за убийство или свержение непродажных политиков, не говоря уж о более мелких покупках.

Чем это лучше гитлеризма? — вероучителя библейских культов и прочие «гуманисты от Библии» молчат либо впадают в истерику при задавании им такого рода вопросов, хотя принципиальная разница для непредвзятого человека просматривается только в одном:

· Гитлер полагал, что «расой господ» должны стать немцы (точнее — потомки членов СС, прошедших контроль на соответствие расово-«элитным» стандартам), и начал осуществление проекта военной силой (6-й приоритет обобщённых средств управления / оружия);

· а зачинатели библейского проекта роль «расы господ» возложили на древних евреев и их потомков, обратив их тем самым в тупое орудие исполнения проекта, а грубой военной силе предпочли принцип «где не пройдёт могучее войско, пройдёт осёл, навьюченный золотом» (4‑й приоритет обобщённых средств управления / оружия, не воспринимаемых подавляющим большинством людей в современной культуре в качестве оружия и средств управления). И кроме того, организовали систему «игр с ненулевыми суммами» в свою пользу на уровнях обобщённых средств управления / оружия третьего и более высоких приоритетов, о чём речь пойдёт в разделе 8.5.

Если оставаться под властью библейской культуры, то получается так, что евреям — на том основании, что Библия якобы боговдохновенна, а евреи — якобы народ, причём, в отличие от прочих народов, якобы богоизбранный (со всеми вытекающими из этого «факта» преимуществами над прочими людьми), — не только можно, но они обязаны делать то, за что порицается Гитлер. Однако боговдохновенность или хотя бы богуугодность приведённой выше социологической доктрины Библии реально ничем по жизни объективно не подтверждается: мнение о её якобы боговдохновенности — всего лишь субъективные мнения приверженцев этой доктрины и её рабов-невольников.

Говорить о том, что Новый завет её якобы отменил, — тоже не приходится, поскольку церкви имени Христа, по-прежнему признавая боговдохновенными ветхозаветные тексты, в которых она изложена, за две тысячи лет не выработали своей альтернативной социологической доктрины осуществления глобализации.

Это — один из примеров того, как библейские вероучения злостно целенаправленно насаждают двойственные нравственно-этические стандарты: с одной стороны декларируется «не укради», и тут же по умолчанию протаскивается «кради, но в форме мафиозно-корпо­ра­тивно организованного ростовщичества»; «не убий», и тут же «народы, которые не заходят служить тебе, совершенно истребятся», а точнее — это подразумевает: «подлежат истреблению».

Т.е. геноцид предписан и оправдан Библией, если его творят иудеи или кто-то другой ради «ублажения иудеев», а по сути — ради продвижения проекта в жизнь.

И далее, как следствия, уже в светской жизни: чей-либо нацизм, тем более устремившийся к мировому господству (т.е. имеющий свой проект глобализации), — это «плохо», а иудейский интернацизм (называемый «интернационализ­мом») — это «хорошо». И тем более без ответа остаются вопросы: Почему одно — характеризуется как фашизм, а другое — как Промысел Божий, якобы неисповедимый? и во имя чего библейский фашизм необходимо защищать от какого-то иного конкурирующего с ним фашизма, вместо того, чтобы покончить с фашизмом вообще во всех его разновидностях? и почему во мнении многих православная традиция — это «хорошо», а иудаизм — «плохо», хотя приведённые выше тексты одинаково признаются «священными» руководством и паствой обеих конфессий?

Эти и аналогичные им вопросы обходятся молчанием в исторически сложившейся политической культуре и в таких науках как история, социология, этика, политэкономия, экономические теории в их официальных культовых версиях. Это — следствие того, что культура, включая и развиваемую в ней науку, обусловлена концепцией организации жизни общества, обслуживает концепцию и не должна её подрывать.

Поскольку в данном случае культура целенаправленно формируется под библейский проект долгового порабощения человечества, то в развиваемой в этой культуре науке есть множество «запретных тем», которые запретны в силу того, что их объективное освещение способно положить конец библейскому глобально-политическому проекту.[66]

Тем не менее концепция управления глобализацией, реально осуществляемая в истории, выявлена. Она — на протяжении трёх последних тысячелетий — доминанта всемирной истории, о которой молчит историческая наука в её официальных и неофициальных культовых версиях по выше названной причине: наука как отрасль деятельности всегда служит концепции управления жизнью общества; и при осознанных или не осознанных действиях тех или иных представителей науки против господствующей над жизнью общества концепции, такие учёные выдавливаются из профессии, а то и из жизни.

Но кроме того, что выявленная библейская доктрина построения глобальной системы долгового рабства — доминанта всемирной истории, она же и её инвариант в том смысле, что не имеет принципиального значения:

· зародился библейский проект в древнем Египте, а древние евреи были введены в него в ходе 42-летнего «турпохода» по Синайской пустыне, как сообщает об их происхождении библейский исторический миф;

· либо древние евреи бродили где-то в районах северной Италии и Швейцарии, как то полагают А.Т. Фоменко и Г.В. Носовский и прочие приверженцы их «новой хронологии»;

· либо древних евреев не было вовсе, на чём настаивают некоторые историки-нетра­ди­ци­оналисты[67], но на протяжении истории «евреями» с позволения заправил проекта становятся те или иные индивиды или социальные группы, чьи агрессивно-пара­зи­тические наклонности отвечают букве и духу библейского проекта;

· либо библейский проект возник в истории человечества как-то иначе (например, он организован некой инопланетной цивилизацией с целью извратить и заблокировать развитие человечества).

Вне зависимости от того, кто именно и когда его задумал, и где и когда начал внедрять его в культуру человечества и в политическую практику, библейский проект — инвариант истории в том смысле, что по сути своей он неизменен, остаётся самим собой, а как именно в каждую эпоху формируется контингент «богоизбранных» иудеев — исторические детали, не оказывающие влияния на цели и суть этого проекта и на практику его воплощения в жизнь.

Историки-профессионалы, социологи и политические аналитики во всём мире — и даже в период становления и господства откровенно атеистической культуры в СССР — по каким-то частным причинам[68] его не выявили, что объективно является выражением работы исторически сложившейся исторической науки, социологии и политологии на обеспечение продвижения этого проекта в жизнь. Хотя:

В действительно свободных обществах, живущих под диктатом совести, выявление такого рода проектов и их последствий, выработка и проведение в жизнь эффективных альтернатив — ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА социологии, исторической науки и политологии.

Причём в отношении марксистского миропонимания о том, чтобы библейский проект порабощения человечества оставался не выявленным, а течение глобального исторического процесса представлялось неуправляемым, судя по всему, позаботился никто иной, как сам К. Маркс. В статье «К еврейскому вопросу» (1843 г., его полемика с Бруно Бауэром о путях эмансипации[69] евреев в общество) именно К. Маркс фактически учредил негласный запрет для марксистов на изучение Библии и её воздействия на психику людей, а через психику — на политическую практику и воплощающую её историю: «Поищем тайны еврея не в его религии, — поищем тайны религии в действительном еврее».И далее К. Маркс продолжает (пояснения в сносках, отмеченные обозначением «— Ред.», приводятся по цитируемой публикации, прочие пояснения и замечания — наши):

«Какова мирская основа еврейства? Практическая потребность, своекорыстие.

Каков мирской культ еврея? Торгашество. Кто его мирской бог? Деньги.

Но в таком случае эмансипация от торгашества и денег — следовательно, от практического, реального еврейства — была бы самоэмансипацией нашего времени.

Организация общества, которая упразднила бы предпосылки торгашества, а следовательно и возможность торгашества, — такая организация общества сделала бы еврея невозможным. Его религиозное сознание рассеялось бы в действительном, животворном воздухе общества, как унылый туман. С другой стороны, когда еврей признаёт эту свою практическую сущность ничтожной, трудится над её упразднением, — тогда он высвобождается из рамок прежнего своего развития, трудится прямо для дела человеческой эмансипации и борется против крайнего прак­тического выражения человеческого самоотчуждения.

Итак, мы обнаруживаем в еврействе проявление общего современного антисоциального элемента, доведённого до нынешней своей ступени историческим развитием, в котором евреи приняли, в этом дурном направлении, ревностное участие; этот элемент достиг той высокой ступени развития, на которой он необходимо должен распасться.

Эмансипация евреев в её конечном значении есть эмансипация человечества от еврейства[70]. Еврей уже эмансипировал себя еврейским способом.

“Еврей, который, например, в Вене только терпим, определяет своей денежной властью судьбы всей империи. Еврей, который может быть бесправным в самом мелком из германских государств[71], решает судьбы Европы. В то время как корпорации и цехи закрыты для еврея или ещё продолжают относиться к нему недоброжелательно, промышленность дерзко потешается над упрямством средневековых учреждений” (Б. Бауэр. “Еврейский во­п­рос”, с. 114).

И это не единичный факт. Еврей эмансипировал себя еврейским способом, он эмансипировал себя не только тем, что присвоил себе денежную власть, но и тем, что через него и помимо него[72] деньги стали мировой властью, а практический дух еврейства стал практическим духом христианских народов. Евреи настолько эмансипировали себя, насколько христиане стали евреями.

“Благочестивый и политически свободный обитатель Новой Англии”, — говорит, например, полковник Гамильтон, — “есть своего рода Лаокоон[73], не делающий ни малейших усилий, чтобы освободиться от обвивших его змей. Маммона[74]их идол, они почитают её не только своими устами, но и всеми силами своего тела и души. В их глазах вся земля — не что иное, как биржа, и они убеждены, что у них нет иного назначения на земле, как стать богаче своих соседей. Торгашество овладело всеми их помыслами, смена одних предметов торгашества другими — единственное для них отдохновение. Путешествуя, они, так сказать, носят с собой на плечах свою лавочку или контору и не говорят ни о чём другом, как о процентах и прибыли. Если же они на минуту и упустят из виду свои дела, то только затем, чтобы пронюхать, как идут дела у других”.

Мало того, практическое господство еврейства над христианским миром достигло в Северной Америке своего недвусмысленного, законченного выражения в том, что сама проповедь евангелия, сан христианского вероучителя превращается в товар, что обанкротившийся купец начинает промышлять евангелием, а разбогатевший проповедник евангелия берётся за торговые махинации.

“Человек, которого вы видите во главе почтенной конгрегации, был вначале купцом; когда он в этом деле потерпел крах, он стал священнослужителем; другой начал со служения богу, но как только у него в руках оказалась некоторая сумма денег, он променял кафедру проповедника на торговлю. В глазах большинства духовный сан — это настоящий доходный промысел” (Бомон, указ. соч., с. 185, 186)[75].

Бауэр считает “ложным такое положение вещей, при котором в теории за евреем не признаётся политических прав, между тем как на практике еврей пользуется огромной властью и проявляет своё политическое влияние en gros[76], когда это влияние стеснено для него en detail[77]” (“Еврейский вопрос”, с. 114).

Противоречие между политической властью еврея на практике и его политическими правами есть противоречие между политикой и денежной властью вообще. В то время как по идее политическая власть возвышается над денежной властью, на деле она стала её рабыней.

Еврейство удержалось рядом с христианством не только как религиозная критика христианства, не только как воплощённое сомнение в религиозном происхождении христианства, но также и потому, что практически — еврейский дух — еврейство — удержался в самом христианском обществе и даже достиг здесь своего высшего развития. Еврей, в качестве особой составной части гражданского общества, есть лишь особое проявление еврейского характера гражданского общества.[78]

Еврейство сохранилось не вопреки истории, а благодаря истории.

Гражданское общество из собственных своих недр постоянно порождает еврея.

Что являлось, само по себе, основой еврейской религии? Практическая потребность, эгоизм.

Монотеизм еврея представляет собой поэтому в действительности политеизм множества потребностей, политеизм, который возводит даже отхожее место в объект божественного закона. Практическая потребность, эгоизм — вот принцип гражданского общества, и он выступил в чистом виде, как только гражданское общество окончательно породило из своих собственных недр политическое государство. Бог практической потребности и своекорыстия — это деньги.

Деньги — это ревнивый бог Израиля, пред лицом которого не должно быть никакого другого бога. Деньги низводят всех богов человека с высоты и обращают их в товар. Деньги — это всеобщая, установившаяся как нечто самостоятельное, стоимость всех вещей. Они поэтому лишили весь мир — как человеческий мир, так и природу — их собственной стоимости[79]. Деньги — это отчуждённая от человека сущность его труда и его бытия[80]; и эта чуждая сущность повелевает человеком, и человек поклоняется ей.

Бог евреев сделался мирским, стал мировым богом. Вексель — это действительный бог еврея. Его бог — только иллюзорный вексель.

Воззрение на природу, складывающееся при господстве частной собственности и денег, есть действительное презрение к природе, практическое принижение её; природа хотя и существует в еврейской религии, но лишь в воображении. В этом смысле Томас Мюнцер признавал невыносимым, “что вся тварь сделалась собственностью — рыбы в воде, птицы в воздухе, растения на земле; ведь и тварь должна стать свободной”.

То, что в еврейской религии содержится в абстрактном виде — презрение к теории, искусству, истории, презрение к человеку, как самоцели, — это является действительной, сознательной точкой зрения денежного человека, его добродетелью. Даже отношения, связанные с продолжением рода, взаимоотношения мужчины и женщины и т.д. становятся предметом торговли! Жен­щина здесь — предмет купли-продажи.

Химерическая национальность еврея есть национальность купца, вообще денежного человека[81].

Беспочвенный закон еврея есть лишь религиозная карикатура на беспочвенную мораль и право вообще, на формальные лишь ритуалы, которыми окружает себя мир своекорыстия.


Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 6; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.033 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты