Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



МЕТОДИЧНА РОЗРОБКА ПРАКТИЧНОГО ЗАНЯТТЯ № 13 39 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

же принесли его, так?

- Нет, - Оуэн, глотая слезы, достал сложенный листок бумаги. - Вместо

бутылки с противоядием я нашел в тайнике вот это.

Кэлен выхватила у него листок. Дрожащими пальцами развернув бумагу,

она поднесла его поближе к глазам, чтобы можно было в свете луны разобрать

написанное.

 

"Противоядие у меня. Также в моих руках нити жизни всех жителей

Бандакара. Я могу пресечь их жизни, так же как и жизнь Ричарда Рола.

Я отдам противоядие и жителей в обмен на Мать-Исповедницу.

Приведете Мать-Исповедницу на мост в миле к востоку от вашего убежища.

Если я не получу Мать-Исповедницу в течение часа, я вылью противоядие в

реку и прослежу за тем, чтобы все люди в городе умерли.

Император Николас".

 

Кэлен, чье сердце вырывалось из груди, направилась на восток.

- Мать-Исповедница, я знаю, о чем идет речь, - потянул ее назад Том,

схватив за руку.

Д'харианец ощутил, как тряслись руки Кэлен.

- Тогда ты знаешь, что у меня нет выбора, - с горечью сказала она.

- Что сказано в письме? - встала перед ней Дженнсен, не давая пройти.

- Николас хочет меня в обмен на противоядие.

Девушка обняла Кэлен за плечи, останавливая ее.

- Что?

- В письме сказано, что Николас хочет получить меня в обмен на жизни

всех жителей и противоядие, которое спасет жизнь Ричарду.

- Жизни всех жителей... Но как он сможет осуществить такую угрозу?

- Николас - могучий колдун. У таких людей найдется множество способов.

Если Николас не придумает ничего более подходящего, он может использовать

магический огонь и испепелить весь город.

- Но магия не причинит вреда людям здесь - они изначально неодаренные,

как и я.

- Если он воспользуется магическим огнем и подожжет дома, как

поступили мы с теми спящими солдатами в городе Оуэна, то людям, оказавшимся

внутри, будет неважно, отчего начался пожар. Если дома загорятся, огонь

будет самый обычный - огонь, который убивает любого. К тому же у Николаса

есть здесь солдаты. Он может приказать им казнить людей. Он может

уничтожить тысячи за короткое время. Я даже не могу представить, что еще

может выдумать такое чудовище, но он положил это письмо в тайник, где было

спрятано противоядие, и, значит, он не блефует.



Кэлен обошла Дженнсен и пошла дальше. Она не могла заставить себя

избавиться от дрожи, и, как ни пыталась успокоить, казалось, выскакивающее

из груди сердце, у нее ничего не выходило. Ричард должен получить

противоядие. Только это важно. Женщина сконцентрировалась на этой мысли,

быстро шагая по темной улице.

Том шел за ней вместе с Дженнсен.

- Мать-Исповедница, подождите. Мы должны все обдумать, - попросил он.

- Я уже сделала это.

- Мы можем послать на место встречи наших людей, они отберут

противоядие силой.

- У волшебника? - переспросила Кэлен, ни на секунду не

останавливаясь. - Не думаю. Кроме того, если Николас заметит пришедших

людей, он, возможно, выльет зелье в реку. И что тогда? Мы должны выполнить

его требования. Мы должны получить противоядие и безопасно унести его

подальше от них.

- Почему вы думаете, что Николас, заполучив вас, не выльет противоядие

в реку? - поинтересовался Том.

- Мы должны совершить обмен таким образом, чтобы точно получить

противоядие. Мы не можем рассчитывать на его добрую волю или честность.

Оуэн и Дженнсен изначально неодаренные. Они не пострадают от его

колдовства. Они помогут нам удостовериться, что мы получим противоядие при



обмене, - убежденно сказала она.

Дженнсен отбросила волосы с лица, подойдя ближе.

- Кэлен, ты не можешь этого сделать. Просто не имеешь права.

Пожалуйста, остановись. Ричард с ума сойдет, да и все мы. Пожалуйста, ради

него, не делай этого.

- В конце концов он и так сойдет с ума, если выживет, - голос Кэлен

был полон безнадежности.

Слезы катились по лицу Дженнсен.

- Но это же самоубийство, - рыдала девушка.

Кэлен осмотрела дома, улицы, убеждаясь, что нигде нет солдат.

- Будем надеяться, что Николас думает также.

- Мать-Исповедница, вы не можете так поступить, - вмешался Оуэн. -

лорд Рал показал нам, что это неправильно. Вы не можете торговаться с

такими людьми, как Николас. Вы не должны пытаться умилостивить зло.

- В мои намерения не входит умилостивить Николаса.

- Что ты имеешь в виду? - смахнула слезы со щеки Дженнсен.

Кэлен твердо объявила о своем решении.

- Какой лучший способ избавить от Имперского Ордена этот город и весь

Бандакар? Уничтожить Николаса. Как проще всего добраться до него? Заставить

его думать, что он победил.

- Ты намерена прикоснуться к нему своей силой? - удивленно моргнула

Дженнсен. - Ты ведь об этом думаешь, так ведь? Неужели ты думаешь, что у

тебя будет возможность прикоснуться к нему силой Исповедницы?

- Если я только смогу увидеть его, он умрет.

- Ричард никогда не согласился бы на это, - возразила девушка.

- Я его не спрашиваю. Это мое решение.

Том вышел вперед, загораживая ей дорогу.

- Мать-Исповедница, я поклялся защищать лорда Рала и понимаю ваше

желание рискнуть собой, чтобы защитить его, но это совсем другое дело. Вы,



наверно, постараетесь спасти его жизнь, но какой ценой? Мы можем потерять

слишком много. Я не могу вам это позволить.

- Я согласен, - Оуэн обошел Кэлен и встал рядом с Томом. - Лорд Рал

обезумеет, если вы обменяете себя на противоядие.

- Он нас всех убьет, - кивнула Дженнсен, выражая согласие. - Оторвет

нам головы за то, что мы позволили тебе сделать это.

Кэлен улыбнулась, глядя на напряженные лица друзей. Она приложила

ладонь к щеке Дженнсен.

- Помнишь, после того как мы встретились, я сказала тебе, что бывают

моменты, когда у нас нет иного выбора, кроме действия?

Девушка кивнула, заливаясь слезами.

- Сейчас один из таких моментов. Ричарду с каждым днем все хуже. Он

умирает. Если он не получит противоядие, у него не будет шансов, и он скоро

умрет. Такова правда. Как мы можем упустить такую возможность? Ведь другой

уже не появится. Единственный шанс спасти его будет потерян навеки. Это

будет конец. Я не хочу жить без него и не хочу, чтобы все остальные наши

люди жили без него. Если мне удастся осуществить мой план, Ричард останется

жив. Пока жив Ричард, остается надежда и для меня. Если я не смогу

справиться с Николасом с помощью своей силы, Ричард и остальные придумают,

как вытащить меня из лап врага. Но если Ричард умрет, умрут и наши надежды.

- Но, Мать Исповедница, если ты сделаешь это, мы потеряем тебя, -

возразила Дженнсен.

Кэлен посмотрела на каждого с возросшим гневом.

- Если у кого-то из вас есть идея получше, так говорите. В противном

случае, из-за вас я могу потерять единственный шанс.

Никто ничего не сказал. Кэлен была единственной, у кого был хоть

какой-то план действий. У остальных были только желания. Желания не спасут

Ричарда.

Кэлен снова пошла вперед, ускоряя шаг, чтобы успеть вовремя.

 

 

Глава 57

 

В замершей темноте Кэлен замедлила шаг недалеко от моста. Она с трудом

рассмотрела появившегося на другом берегу плотного человека. Он был один.

Кэлен не видела его лица и не смогла бы описать его внешность. Кэлен

осмотрела дальний берег реки, деревья и здания, залитые лунным светом,

высматривая притаившихся солдат или еще кого-нибудь, кто поджидал ее.

- Кэлен... пожалуйста, - Дженнсен сжала ее руку. Голос девушки дрожал

от слез.

Кэлен чувствовала себя абсолютно уверенно. Ничье мнение сейчас не

могло изменить ее решения, так что она не колебалась. Выбора не было.

Ричард будет жить или умрет. Все просто. Выбор ясен.

Ее мозг был готов к действию, потом пришли ясность и решительность.

Она смогла теперь сосредоточиться на том, что должна сделать.

Река, протекающая через город, оказалась шире, чем Кэлен предполагала.

Обрывы обоих берегов на этом участке были в несколько дюжин футов высотой и

облицованы каменными блоками. Сам мост, с двумя арками и оградой из простых

камней по обеим сторонам, был достаточно широк, чтобы могли разойтись две

повозки. Под мостом неслась темная вода. Кэлен мельком подумала, что не

хотела бы попытаться искупаться в такой реке.

Женщина приблизилась и остановилась в футе от моста. Человек на другой

стороне смотрел на нее.

- Противоядие у тебя? - обратилась к нему Кэлен.

Он поднял что-то, похожее на маленькую бутылочку, высоко над головой,

а потом опустил руку и указал на мост. Он хотел, чтобы Кэлен перешла через

мост.

- Мать-Исповедница, вы не передумали? - вмешался Оуэн.

- Передумала? Я могу дать Ричарду жизнь или позволить ему погибнуть от

яда? А что, если мне удастся убить Николаса? Это нанесет поражение Ордену и

даст твоим людям лучшие шансы освободиться? Как я смогу жить в мире с

собой, если Ричард умрет без противоядия, а я буду знать, что моя трусость

тому виной? Что я не сделала все возможное ради его спасения, не

использовала шанс подобраться к Николасу достаточно близко и уничтожить

его? Я не смогу жить, если не сделаю этого. - Голос Кэлен вибрировал от

переполнявшего ее волнения. - Мы сражаемся и ведем эту войну для того,

чтобы остановить подобных людей - тех, кто приносит смерть, тех, кто хочет

видеть нас мертвыми. Они стремятся убить нас, поскольку не могут

примириться с нашим желанием жить так, как мы хотим, с тем, что мы успешны

и счастливы. Такие люди ненавидят жизнь и поклоняются смерти. Они требуют,

чтобы мы присоединились к ним. Как Мать-Исповедница я объявила Имперскому

Ордену месть без пощады. Изменить нашему пути сейчас - самоубийство. Я не

передумаю.

- Что вы прикажете нам сказать лорду Ралу? - спросил Том.

- Что я люблю его, но он это и так знает, - ответила Кэлен, снимая

пояс с мечом и передавая его Дженнсен. - Оуэн, пойдешь со мной, - коротко

приказала она бандакарцу.

Кэлен пошла вперед, но Дженнсен протянула руки и крепко обняла ее.

- Не беспокойся, мы отдадим противоядие Ричарду и вернемся за тобой, -

прошептала она.

Наскоро обнявшись с девушкой, Кэлен шепотом поблагодарила ее и

направилась к мосту. Оуэн молча шел сбоку от нее. Человек на другом берегу

смотрел, но не двигался с места. На середине моста Кэлен остановилась.

- Принеси бутылку, - крикнула она.

- Подойди сюда и сможешь взять ее.

- Если хочешь получить меня, ты выйдешь на середину моста и отдашь

противоядие этому человеку, как предлагал Николас.

Человек некоторое время стоял, словно размышляя. Он выглядел как

простой солдат и был не слишком похож на описание Николаса, которым ее

снабдил Оуэн. Наконец мужчина вошел под арку моста. Оуэн прошептал, что он

похож на командира, которого он видел с Николасом. Кэлен ждала, наблюдая за

идущим сквозь лунный свет человеком. На одном бедре у него висел нож, на

другом - меч.

Почти подойдя к ней, он остановился в ожидании.

Кэлен протянула руку.

- В записке сказано, что мы будем меняться. Я в обмен на то, что есть

у Николаса.

Человек со сплющенным на сторону носом улыбнулся.

- Так давайте меняться.

- Я Мать-Исповедница. Либо отдашь мне бутылку, либо умрешь здесь,

сейчас же.

Посланец Николаса вынул из кармана бутылку и отдал ей. Кэлен увидела,

что та наполнена прозрачной жидкостью.

Она вытащила пробку и понюхала. Пахло корицей, так же как и от прошлой

бутылочки с противоядием.

- Он пойдет с ней назад, - сказала Кэлен человеку, угрюмо глядевшему,

как она передает Оуэну бутылку.

- А ты пойдешь со мной, или мы все умрем на этом мосту, - мужчина

крепко схватил ее за руку. - Он может идти, как договаривались, но если ты

попробуешь бежать, мы умрем.

Кэлен взглянула на Оуэна.

- Иди, - проворчала она.

Бандакарец посмотрел на темноволосого мужчину, затем перевел взгляд на

Муть-Исповедницу. Кэлен выглядела необычайно величественно в своей

суровости. Казалось, что Оуэн хотел многое сказать ей на прощанье, но

парень лишь кивнул и побежал назад по мосту, туда, где ждали Том и

Дженнсен. Кэлен следила за ним глазами.

- Идем, если не хочешь умереть здесь, - велел ей солдат, когда Оуэн

добрался до своих.

Кэлен вырвала руку. Затем он повернулся и пошел вперед, и добровольная

пленница последовала за ним. В молчании они миновали оставшуюся часть

моста. Женщина осматривала тени под деревьями на дальнем берегу реки,

тысячи укромных уголков между зданиями и улицами вдалеке. Она никого не

видела, но это не слишком улучшало ее самочувствие.

Николас где-то здесь, прячется в темноте, ждет ее.

Внезапно ночь позади нее взорвалась огнями. Кэлен повернулась и

увидела, что мост превратился в шар кипящего пламени. Огонь налетел волной.

Камни взлетали в небо. Пока росло огненное облако, она видела, что мост в

огне как будто складывался. Арки сложились вместе, и все строение длинной

каплей оседало в реку.

С холодным ужасом Кэлен гадала, есть ли еще мосты через реку. Как она

вернется к Ричарду, если добьется успеха? Как помощь доберется до нее, если

ей не удастся осуществить свой план?

Кэлен видела, что на другой стороне реки Том, Дженнсен и Оуэн

стремглав бегут к месту, где спит Ричард. Они не могли терять времени,

наблюдая за уничтожением моста. При мысли о муже Кэлен почти всхлипнула.

- Иди, - нетерпеливо толкнул ее мужчина.

Она оглянулась и посмотрела на вооруженного до зубов вояку, на его

самоуверенную ухмылку, самодовольное выражение в его глазах.

Кэлен шла впереди, и, хотя конвоир периодически больно толкал ее в

спину, женщина сохраняла самообладание. У нее возникало желание

использовать силу и отплатить за его презрительную грубость, но она должна

была сосредоточиться на Николасе.

Идя по улице, начинавшейся у реки, Кэлен заметила солдат, прячущихся

на темных улицах. Это закрывало все пути к отступлению. Но сейчас это

неважно. В этот момент ее не интересовало собственное спасение, а только

цель, ждущая ее впереди. Вся она превратилась в оружие возмездия. Мужчина,

шедший сзади, хоть и обращался с ней довольно грубо, был осторожен и

старался не делать ей больно, обходясь с ней с осмотрительным презрением.

Чем дальше они удалялись от берега реки, тем теснее прижимались друг к

другу домики. Узкие улицы человеческого муравейника криво бежали среди

полуразвалившихся строений. Деревья теснились на улочках. Их ветки нависали

над Кэлен словно руки, стремящиеся схватить ее острыми когтями. Женщина

старалась не думать о том, насколько далеко в глубь вражеской территории

она зашла, и сколько человек ее окружает.

Когда Кэлен в последний раз оказалась в ловушке и попала в окружение

подобных дикарей, ее избили почти до смерти. Ее ребенок умер, не родившись.

Ее ребенок. Ребенок Ричарда.

В тот день Кэлен в некотором роде потеряла невинность - ребяческое

чувство собственной непобедимости. Тогда к ней пришло понимание того,

насколько хрупка жизнь как таковая, насколько хрупка ее собственная жизнь,

и насколько легко потерять ее. Она знала, как сильно ранил Ричарда страх

потерять ее. Она помнила ужасную агонию в его глазах, появлявшуюся всякий

раз, когда муж смотрел на нее в минуты опасности. Совсем другую боль

вызывал в его глазах дар. Тогда Кэлен видела беспомощное страдание за нее.

Сама мысль, что эта боль будет снова терзать Ричарда, была ей ненавистна.

Справа из тени здания вышел человек. Он был одет в черные многослойные

одежды, разделенные на полоски, так что казалось, будто он покрыт черными

перьями. Одежды развевались по ветру с каждым шагом мужчины и казалось,

будто при движении все его тело беспокойно волнообразно колышется.

Его волосы были зализаны назад с помощью масла и блестели в лунном

свете. Близко посаженные маленькие черные глазки, окруженные красным

ободком, следили за Кэлен с лица, как будто искореженного неизлечимой

душевной болезнью. Мужчина сложил на груди кисти, украшенные черными

когтями.

Кэлен и без представлений поняла, что это Николас Скользящий. Она

могла бы предположить, что пришелец из темноты всего лишь вежливый молодой

человек, работящий отец или добрый дедушка. Но правда состояла в том, что

перед ней стоял человек, творящий безжалостное зло. Когда видишь простого

человека, мастерящего обувь за скамьей, или продающего хлеб за прилавком,

или ухаживающего за животными в поле, трудно представить себе, что он

способен на подлое преступление. Внешность бывает обманчива, и пока человек

не вооружен, иногда можно ошибиться. Но взглянув на Николаса, Кэлен не

сомневалась и доли секунды. Полная, предельная развращенность насквозь

прогнившего человека отражалась в его бегающих безумных глазах.

- Награда из наград, - прошипел Николас. Он приблизился, сжав руку в

кулак. - И я получил ее.

Кэлен едва слышала его. Она сосредоточилась на управлении своей силой.

Перед ней стоял человек, который держал в страхе невинных людей. Человек,

который нес страдание и смерть. Человек, который убил бы Ричарда и ее, если

бы представилась возможность.

Кэлен схватила его за протянутую руку, сжатую в кулак.

Для нее он больше не был человеком.

Ночь, укрытая сияющим куполом неба, казалось далекой и холодной.

Крепко сжимая руку Николаса, она чувствовала его напряженные попытки

освободиться. Но было слишком поздно. У него не было шансов. Он принадлежал

ей. Это было ее время.

Люди вокруг, спешащие к ним, были слишком далеко. Они не успеют

добежать вовремя, чтобы спасти Николаса. Рядом, всего в нескольких шагах,

стоял только мужчина, который привел ее с моста. Он был достаточно близко и

мог бы ей помешать, но теперь это не имело значения. Наступило время

Матери-Исповедницы. Николас принадлежал ей.

Кэлен не думала о том, что эти люди сделают с ней. Сейчас это не имеет

значения. Важна только ее способность сделать то, что необходимо. Этого

человека необходимо уничтожить. Он враг.

Этот человек принес пытки, насилие и смерть невинным людям во имя

Имперского Ордена. Этот человек применил магию, чтобы создать монстров,

призванных уничтожить их. Этот человек был орудием завоевателя. Этот

человек держал в руках жизнь Ричарда. Сила внутри нее накапливалась.

Все ее чувства сгустились в сердце силы. Кэлен больше не чувствовала

страха, ненависти, гнева, ужаса. Чувства уступили место сознанию того, что

необходимо сделать. Во всеуничтожающем беге времени, предшествующем вспышке

неистовой силы, она чувствовала только твердую решимость. Ее сила пришла

как инструмент чистого разума. Все барьеры рушились перед ней.

Одно краткое мгновение женщина смотрела в круглые глаза врага. Ее сила

пришла наконец целиком.

И, как она делала бесчисленное количество раз, Кэлен почувствовала,

что ограничивает ее и сама находится в потоке яростной силы, направленной к

единственной цели.

Но там, где она должна была почувствовать острое присутствие

безжалостной силы, ее встретила ужасная пустота. Там, где ее сила должна

была неистовым ураганом пройти сквозь мозг врага, было... ничто.

Глаза Кэлен расширились.

Она почувствовала, как лезвие ножа вошло в нее.

Она почувствовала вторжение чего-то чужого и гораздо более ужасного,

чем она могла бы вообразить.

Горячая волна агонии поглотила ее сознание до самой глубины души.

Казалось, ее разорвали на части.

Она попыталась закричать, но не смогла.

Ночь стала еще темнее.

Кэлен услышала смех, эхом отозвавшийся в ее душе.

 

 

Глава 58

 

Глаза Ричарда широко раскрылись. Внезапно он полностью проснулся,

содрогаясь от ужаса.

Волосы на шее стояли дыбом. Казалось, они хотели встать на цыпочки.

Его сердце вырвалось из-под контроля.

Он вскочил на ноги. Кара, сидевшая рядом, поймала его руку, удивленная

внезапным подъемом.

- Лорд Рал, в чем дело? С тобой все в порядке? - недоумевающе

нахмурилась Морд-Сит, боясь, что он может упасть.

В комнате воцарилась тишина. Люди вокруг выжидающе смотрели на

предводителя.

- Вон! - завопил он. - Берите свои вещи и вон! Все вон! Сейчас же!

Ричард схватил свой мешок. Он не видел Кэлен, но заметил вещи жены и

забрал их. Он подумал, что, возможно, все еще спит. Но Ричард никогда не

помнил своих снов и удивился, что смог испытать такой страх во сне. Нет.

Это была реальность.

Оправившись от смущения и удивления, вызванных внезапной командой

Ричарда, люди, видя, что он быстро собирает снаряжение, похватали вещи и

вскочили на ноги. Мужчины забирали все, что попадалось им на глаза, не

разбирая, где чьи вещи.

- Шевелитесь! - кричал Ричард, проталкивая колеблющегося человека в

дверь. - Идите! Шевелитесь, шевелитесь, шевелитесь!

Он чувствовал, как нечто пронеслось мимо него, ласково скользнув по

телу, нечто теплое и злое. Его руки покрылись гусиной кожей.

- Торопитесь!

Люди бегом поднимались по темной лестнице. Бетти, поддавшись общей

панике, проскользнула между его ног и понеслась по ступенькам. Кара

держалась рядом.

Волосы на затылке кололись, как после удара молнии. Ричард осмотрел

темную пустую комнату.

- Где Кэлен и Дженнсен?

- Они вышли на улицу еще раньше, - ответила Морд-Сит.

- Хорошо. Идем.

Когда Ричард добрался до вершины лестницы, огненный взрыв ударил его в

спину, и он растянулся на полу. Кара упала у него в ногах. Лестницу

освещали всполохи желтого и оранжевого света, дверь наполнилась языками

пламени. Капли огня падали на лестницу.

Лорд Рал нащупал руку своей защитницы и вместе с ней протиснулся в

дверь. Когда они вырвались в ночь, здание за их спиной пылало, извергая

чудовищный рев и треск. Дом на глазах рассыпался на части, некоторые части

подлетали в воздух. Ричард и Кара уворачивались от падающих вокруг пылающих

досок, светящихся на земле от жара.

Удалившись наконец от горящего здания, Ричард осмотрел улицу, ища

солдат Ордена. Не увидев никого похожего на них, он приказал своим людям

двигаться вниз по улице, увеличивая расстояние между ними и горящим домом.

- Надо убираться отсюда, - объяснил Ричард Энсону. - Николас знает,

что мы здесь. Огонь привлечет внимание солдат. У нас не слишком много

времени.

Оглядевшись, он по-прежнему не увидел нигде Кэлен. Его беспокойство

росло, так что он остановил Дженнсен, Тома и Оуэна, бежавших по улице к

ним. Взглянув на их лица, он тут же понял, что случилось нечто ужасное.

- Где Кэлен? - взяв за руку сестру, спросил Ричард, когда они

подбежали ближе.

- Ричард, она...она... - Дженнсен судорожно глотнула воздух и залилась

слезами.

Оуэн размахивал маленькой бутылочкой и листком бумаги, и тоже

безостановочно плакал.

Ричард сурово посмотрел на Тома, ожидая ответа.

- Что происходит?

- Николас нашел противоядие. Он предложил обменять его на...

Мать-Исповедницу. Мы пытались ее остановить. Лорд Рал, я клянусь, мы

пытались. Но она никого не слушала. Она решила, что пойдет и получит

противоядие, а затем попытается убить Николаса. После того, как вы примете

противоядие, если ей не удастся выполнить задуманное и вернуться, она

хотела, чтобы вы пришли за ней.

Колеблющиеся отсветы пламени освещали угрюмые лица вокруг него.

- Если ей что-то взбредет в голову, ничто ее не остановит, - добавил

Том. - Мать-Исповедница может заставить вас делать все, ей невозможно

отказать.

Ричард знал, что это правда. В реве и треске огня здание громыхало и

шипело. Крыша начала падать внутрь, послав в небо ливень искр.

Оуэн немедленно сунул бутылочку в руки Ричарда.

- Лорд Рал, она сделала это ради противоядия. Она хотела, чтобы вам

стало лучше. Она сказала, что надо принять его, пока не поздно.

Ричард вытащил пробку. Запахло корицей. Он сделал первый глоток,

ожидая тонкого, сладкого, пряного вкуса. Но ничего подобного он не

почувствовал.

Лорд Рал посмотрел на Оуэна и Дженнсен.

- Это вода.

- Что ты сказал? - переспросила его сестра, широко распахнув глаза.

- Вода. Простая вода с небольшим количеством корицы, - Ричард вылил

содержимое бутылочки на землю. - Это не противоядие. Она продала себя

Николасу за ничто.

Дженнсен, Оуэн и Том онемели.

Ричард почувствовал отстраненное спокойствие. Все кончено. Это конец

всему. Теперь у него есть только определенное и весьма небольшое количество

времени. Надо успеть сделать то, что он должен... а потом для него все

закончится.

- Дай мне взглянуть на письмо, - попросил он Оуэна.

Парень протянул ему бумагу. Ричарду было несложно прочесть ее в свете

горящего здания. Кара, Том, Дженнсен и Оуэн внимательно наблюдали за ним,

пока он трижды прочитал ее.

Наконец он опустил руку. Кара выхватила записку, чтобы прочитать

самой.

Ричард посмотрел на горящее здание в конце улицы, пытаясь разобраться.

- Как Николас узнал, что кто-то придет за противоядием именно в это

время? Он говорит, что у нас есть час. Он очень точно рассчитал время.

Откуда он узнал, что мы здесь, достаточно близко? Откуда он знал, когда мы

придем сюда за противоядием, чтобы написать нам это письмо, в котором дал

нам час?

- Может, он и не знал, - возразила Кара. - Возможно, он написал это,

чтобы заставить нас спешить и действовать необдуманно.

- Все может быть, - согласился Ричард и показал назад, на горящее за

их спиной здание. - Но как он узнал, что мы здесь?

- Магия? - предположила Дженнсен.

Ричарду не понравилась мысль, что Николас мог знать о них так много и

всегда оказывался на шаг впереди.

- Как ты узнал, что Николас собирается спалить дом? - спросила Кара.

- Я внезапно проснулся, головная боль прошла, и я понял, что надо

уходить, - объяснил Ричард.

- Так работает твой дар?

- Думаю, да. Дар работает - иногда предупреждает меня.

Он хотел бы каким-нибудь образом сделать свой дар более предсказуемым.

Но на этот раз Ричард был доволен тем, что дар проявился так вовремя и

помог, иначе они все бы погибли.

Том вглядывался в темноту.

- Думаете, Николас близко? Неужели он знал, где мы и послал огонь?

- Нет. Думаю, он хотел бы, чтобы мы ощутили страх от близости к нему.

Николас - чародей. Он может послать колдовской огонь с огромной дистанции.

Впрочем, я не эксперт по магии, и он может пользоваться какими-то другими

способами, чтобы зажечь огонь на расстоянии.

Ричард повернулся к Оуэну.

- Отведи меня к тому зданию, где ты прятал противоядие, где ты впервые

увидел Николаса, - приказал он.

Не теряя времени, Оуэн пошел по улице. Остальные небольшой группой

последовали за ним.

- Думаешь, она там? - спросила Дженнсен брата.

- Есть только один способ это выяснить.

Когда они добрались до реки, все уже задыхались. Ричард с ужасом

обнаружил, что мост исчез, только каменные блоки торчали в реке у дальнего

берега; все остальное исчезло в черной воде. Оуэн сказал, что есть еще один

мост на севере, и они пошли в этом направлении, следуя по дороге,

извивавшейся вдоль берега.

Но прежде чем они достигли моста, группа солдат выбежала с боковой

улицы, с оружием наголо, оглашая воздух боевыми криками.

В ночи раздался свист вынимаемого из ножен меча. Когда меч был

высвобожден, магии в нем не оказалось. Но для колотящегося сердца его

хозяина это было не важно. В Ричарде накопилось достаточно злости, и он

встретил врагов собственным криком.

Доставшийся первому солдату удар был настолько мощным, что разрубил

плотного человека сквозь кожаный доспех от плеча до противоположного бедра.

Ричард без остановки повернулся к солдату, подбежавшему сзади. Он вращал


Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.092 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты