Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Байдфордские ведьмы




Читайте также:
  1. Абердинские ведьмы
  2. Баскские ведьмы
  3. Ведьмы из Питтенвима
  4. Ведьмы из Северного Бервика
  5. Ведьмы из Сент-Озита
  6. Виндзорские ведьмы
  7. Ланкаширские ведьмы
  8. Нью-йоркские ведьмы
  9. Салемские ведьмы

 

По мере приближения XVII столетия к концу отношение к ведовству постепенно менялось. Этот процесс протекал бы значительно быстрее, если бы суды противостояли травле ведьм, но в отсутствие примера со стороны лорда главного судьи окружные и городские судьи ради того, чтобы задобрить общественное мнение, провозглашали юридическую возможность ведовства, хотя втайне, вероятно, испытывали по этому поводу сомнения. Были, однако, и такие случаи, когда прозвучавшие в суде обвинения и свидетельские показания носили характер столь неправдоподобный, что ни один думающий человек не принял бы их на веру, какого бы мнения о возможности существования ведовства он ни придерживался, и тем не менее, страх перед возмущением толпы в случае вынесения оправдательного приговора склонял правосудие к преступлению.

Наиболее вопиющий и позорный случай такого рода имел место в Эксетере в 1682 г., когда троих престарелых женщин из местечка под названием Байдфорд привлекли к суду на основании целого ряда обвинений в ведовстве. Невзирая на признания старух, показания свидетелей были таковы, что любой здравомыслящий и верный своему долгу судья убедил бы присяжных вынести оправдательный приговор, но обитатели Эксетера были настроены против обвиняемых до такой степени, что судьи опасались бунта, если заключенных откажутся признать виновными, и, чтобы избежать этого, согласились извратить дух правосудия.

Роджер Норт, видный юрист и родственник одного из тех судей, что участвовал в этом процессе, описал позднее троих заключенных как «самых немощных, жалких старух, которых мне доводилось когда-либо видеть, чьи признания превзошли даже те фантастические обвинения, что им предъявляли». Это были Темперанс Ллойд, которая давно уже пользовалась в Байдфорде отвратительной репутацией и считалась причиной падения остальных, Сюзанна Эдуардс и Мэри Тремблз.

Главное обвинение против Темперанс Ллойд заключалось в том, что она наслала порчу на Грейс Томас, а также, согласно ее собственному признанию, убила при помощи колдовства Уильяма Герберта, Анну Феллоу, Джейн Даллин и Лидию Бурман. Сюзанна Эдуардс и Мэри Тремблз проходили как соучастницы по делу об околдовании миссис Грейс Барнз; каждую из них в отдельности обвиняли и в других смертях.



Старухи, очевидно, колдовали совместно. Сюзанна Эдуардс утверждала, что ведовству ее обучила Темперанс Ллойд, а Мэри Тремблз, в свою очередь, обучилась этому от Сюзанны. Все трое сознались в заключении договора с дьяволом, а также в сексуальных сношениях с ним.

Темперанс Ллойд уже дважды привлекали к суду за ведовство — в 1670 г. как ответственную за смерть Уильяма Герберта, которого она заколдовала, и в 1679 г. за смерть Анны Феллоу. В обоих случаях ее (чудесным образом) оправдали. Но когда она предстала перед судом в третий раз, чернь преисполнилась решимости не дать ей уйти живой.

Свидетельских показаний против трех старух было вполне достаточно, чтобы вынести им смертный приговор, что и было сделано, несмотря на то что их признания, равно как и предъявленные им обвинения, чересчур фантастичны даже для ведовского процесса. Судью Норта так сильно мучила совесть, что он даже написал государственному секретарю объяснительную записку. «Мы не можем объявить их невиновными, — писал он, — без того, чтобы не подвергнуть сомнению сам факт существования ведьм, что противоречит закону». Однако он считал, что коль скоро закон, даже несправедливый, существует, то пусть лучше он остается в руках судей, нежели во власти толпы; иначе возможно возрождение «старого обычая поиска ведьм, стоившего жизни стольким невинным людям, которое правосудие может предотвратить». Немногие судьи отличались таким двуличием; если бы правосудие всегда вершилось по тому принципу, которым руководствовался он, то между государственными судами и разбушевавшейся толпой разница была бы совсем не велика.



Темперанс Ллойд, похоже, совсем не волновало, какая судьба ее ожидает. Возможно, на старости лет она уже не отдавала себе отчет в том, что ее осудили на смерть, потому что всю дорогу к эшафоту она усердно сосала беззубым ртом сухую корку. У подножия виселицы ко всем троим подошел священник, пытаясь заставить их еще раз повторить признания. Старухи подтвердили, что дьявол являлся им и оказывал помощь, но отказались признать тот факт, что он сосал у них кровь или вступал с ними в плотские сношения. По лестнице они взобрались под аккомпанемент молитв и 40-го псалма, прочитанного священником, попросили у Бога прощения и вскоре умерли. Эти три старые женщины из Байдфорда были последними, кого казнили в Англии за ведовство. Памфлет, в котором описывается этот случай, насчитывающий около 40 страниц, поступил в продажу в считаные недели после суда.

Процесс, осуждение и казнь трех ведьм, а именно Темперанс Флойд, Мэри Флойд и Сюзанны Эдуардс, которые были привлечены к суду в Эксетере 18 августа 1682 года. И, будучи признаны виновными в ведовстве, присуждены к смертной казни через повешение, каковой приговор приведен в исполнение в присутствии множества зрителей, которые никогда не забудут удивительное и достойное сожаления бесстыдство этих ведьм. А также их признания в том, какой вред они причинили с помощью дьявола, который возлежал с упомянутой Темперанс Флойд девять ночей подряд. А также о том как они замучили некую Ханну Томас до смерти, как вызвали крушение нескольких кораблей и сделали так, что мальчик свалился с мачты в море. И многие другие удивительные вещи, достойные вашего внимания.



 

Свидетельские показания Арркас Коулман, жены Ажона Коулмана, моряка из упомянутого Байдфорда, данные под присягой, и так далее, и так далее.

Упомянутая свидетельница под присягой заявляет, что не позднее конца августа месяца года нашего Господа 1680-го у нее начались мучительные боли, ломота в руках, колотье в животе и сердце, такие сильные, каких никогда раньше не бывало. Тогда свидетельница попросила некоего Томаса Бреминкома сходить к доктору Беару попросить у него какого-нибудь средства от этих болей. Вскоре упомянутый доктор пришел к свидетельнице сам.

Посмотрев на нее, он сказал, что его искусства не хватит, чтобы ее вылечить, так как ее околдовали.

И далее она говорит, что когда у нее начинались эти мучительные боли, она видела у себя в комнате Сюзанну Эдуардс и что она, свидетельница, может указать то место, где Сюзанна Эдуардс обычно стояла и куда она уходила И еще говорит, что, так продолжалось с первого раза, почти каждую неделю.

И добавляет, что, когда упомянутую Сюзанну арестовали касательно Грейс Барнз из Байдфорда, она пошла навестить Сюзанну. А в тюрьме Сюзанна созналась свидетельнице, что околдовала ее и наслала порчу на ее тело своим колдовством.

И тогда она упала на колени и просила свидетельницу молиться за нее, Сюзанну Эдуардс.

Свидетельские показания Томаса Бреминкома, джентльмена из Байдфорда упомянутого графства, и так далее, и так далее.

В показаниях, данных свидетелем под присягой, сказано, что около двух лет назад Доркас Коулман, жена Джона Коулмана, моряка, сильно заболела и свидетель отправился к доктору Беару за лекарством от ее болей. Мистер Беар, придя к ней и взглянув на нее, заявил, что излечить ее не в его силах, так как ее околдовали.

И далее говорится, что после ухода доктора Беара он, свидетель, увидел Сюзанну Эдуардс, которая пришла навестить упомянутую Доркас.

Далее свидетель добавляет, что как только Доркас увидела Сюзанну Эдуардс, она попыталась вцепиться ей в лицо, но не смогла встать с кресла, в котором сидела. Свидетель и Джон Коулман, муж Доркас, попытались помочь ей подняться, и тогда Сюзанна Эдуардс начала пятиться к выходу из комнаты.

И далее сказано, что, когда Сюзанна уже почти ушла, Доркас соскользнула с кресла на спину и попыталась так подползти к ней. Тогда свидетель и ее муж, видя, как ей плохо, стали поднимать ее, но не могли, пока Сюзанна не спустилась с лестницы.

Далее свидетель сообщает, что во время мучительных болей, когда она ничего не видела и не могла сказать ни слова, так сильны они были, свидетель видел, как она указывала пальцем в том направлении, куда скрылась Сюзанна.

И далее говорится, что, выйдя из двери дома Доркас, он увидел Сюзанну Эдуардс, которая удалялась в том самом направлении, куда указывала Доркас.

 

Свидетельские показания Джона Коулмана, моряка…

Указанный свидетель под присягой заявляет, что Доркас Коулман, его жена, давно страдает непонятным и мучительным недугом, средства от которого он искал повсюду.

И далее заявляет, что обращались за советом к докто-ру Джорджу Беару, в отсутствие свидетеля (тот был в море) мистер Беар сообщил (как сказали свидетелю его жена и дядя, Томас Бреминком, когда он вернулся), что не в его силах вылечить Доркас, так как ее околдовали.

Далее свидетель сообщает, что примерно три месяца тому назад его жена сидела в кресле и не произносила ни слова, как вдруг в комнату вошла Сюзанна Эдуардс под тем предлогом, что хочет ее повидать.

Жена упомянутого свидетеля тут же попыталась наброситься на Сюзанну, но не могла встать.

Тогда свидетель и упомянутый Томас Бреминком стали ей помогать встать, и Сюзанна попятилась к двери. И далее говорится, что когда Сюзанна уже почти дошла до двери, Доркас, по-прежнему не произнося ни слова, соскользнула с кресла на пол и, лежа навзничь, попыталась подползти к Сюзанне; они не могли ее поднять, пока Сюзанна не сошла с лестницы.

И далее сказано, что упомянутая Доркас страдает от той же странной и необычной болезни до сих пор и ей редко становится лучше.

Свидетельские показания Грейс Томас, старой девы…

Упомянутая свидетельница под присягой сообщила, что дня примерно второго февраля месяца года нашего Господа 1680-го у нее начались сильные боли в голове и конечностях, и продолжались они до первых дней августа месяца того же года; тогда боли у этой свидетельницы стали утихать, и она смогла выходить на улицу дышать свежим воздухом; однако по ночам боли по-прежнему ее беспокоили, и она не могла спать. Далее свидетельница сообщает, что не позднее тридцатого дня прошлого сентября она шла по Хайстрит в Байдфорде, когда навстречу ей попалась Темперанс Ллойд, которая, увидев ее, повалилась перед ней на колени и, причитая, сказала: «Миссис Грейс, как я рада снова видеть вас такой здоровой и сильной». На что свидетельница спросила: «Что это ты по мне плачешь?» — а Темперанс Ллойд ответила: «Я плачу от радости, что снова вижу вас бодрой», так она тогда притворялась.

Далее свидетельница сообщает, что в ту ночь ей было очень плохо, колющие и режущие боли так мучили ее, точно по всему телу ее кололи булавками и шилами, от макушки до пят, так что она лежала словно на дыбе. И добавляет, что эти колющие боли не утихают и по сей день и что ночами они гораздо сильнее, чем днем. Эта свидетельница далее сообщает, что в четверг первого дня июня месяца сего года ночью ей показалось, будто ее связали и сковали цепями и все режущие боли собрались в животе; неожиданно ее живот раздулся вдвое против обычных размеров, отчего она закричала: «Я умру, я умру»; в таком печальном состоянии свидетельница лежала, как мертвая, очень долго (люди, которые были с ней, сосчитали, что она пролежала так два часа). И далее говорится, что в прошлую пятницу ночью, июня тридцатого дня, ее опять мучили такие сильные боли в голове, плечах, руках и ногах, что доходили до самого сердца, и ей казалось, будто с ее костей кто-то срывает плоть щипцами и прямо руками.

И далее говорится, что она даже упала с постели и лежала так около трех часов (как ей потом сказали те самые упомянутые персоны, которые находились в ее комнате). И далее говорится, что первого дня сего июля месяца, как только упомянутую Темперанс Ллойд арестовали и посадили в тюрьму Байдфорда, свидетельница немедленно почувствовала, что колющие и режущие боли стали стихать и ослабевать.

И еще сказано, что в таком состоянии она пребывает по сей день, но по-прежнему слаба. Она верит, что Темперанс Ллойд послужила орудием, которое причинило столько боли и страданий ее телу, мучая ее так, как сообщается в ее свидетельских показаниях.

Показания Элизабет Истчерч, жены Томаса Истчерча, джентльмена…

Следующие показания, данные ею под присягой, гласят, что во второй день сего июля месяца упомянутая Грейс Томас, которая жила тогда в доме, принадлежащем мужу свидетельницы, услышав, как она жалуется на колющие боли в колене, осмотрела ее колено и обнаружила на нем девять следов от уколов, каждый из них такого размера, как если бы в колено втыкали шипы терновника. После чего свидетельница, в тот же самый второй день июля, задала упомянутой Темперанс Ллойд вопрос, нет ли у нее воскового или глиняного изображения, при помощи которого она мучила Грейс Томас. На что Темперанс ответила, что ни воскового, ни глиняного изображения у нее нет, но призналась, что есть у нее только кусок кожи, в который она воткнула девять шипов.

Свидетельские показания Анны Уэйкли, жены Уильяма Уэйкли, крестьянина… Указанная свидетельница под присягой сообщила, что во второй день июля сего месяца она, по распоряжению господина мэра осмотрела тело Темперанс Ллойд в присутствии Онор Хупер и еще нескольких женщин.

Во время обыска в потайных органах Темперанс она обнаружила два соска рядом, напоминавшие часть плоти, которую сосал младенец. Каждый из них был длиной около дюйма. Тогда она спросила у Темперанс, сосал ли ее в этом месте черный человек (имея в виду дьявола). На что Темперанс отвечала, что черный человек и впрямь сосал ее там трижды и что в последний раз это было в пятницу перед обыском (а это было 30 июня). И далее эта свидетельница сообщает, что ходила за Грейс Томас около шести недель и что в последний четверг (то есть 29 июня прошедшего месяца) поутру она увидела что-то вроде сороки за окном комнаты, где лежала Грейс. Тогда она спросила у Темперанс Ллойд, знает ли она, что за птица порхала перед упомянутым окном.

На что та ответила, что это был черный человек в облике птицы и что сама Темперанс была в тот момент у дверей дома упомянутого Томаса Истчерча, где проживала Грейс Томас. Такие же показания дала под присягой и Онор Хупер, служанка в доме упомянутого Томаса Истчерча. Показания были взяты у нее в упомянутый день того же года.

Допрос Темперанс Ллойд…

Упомянутая свидетельница приведена к нам констеблем согласно жалобе Томаса Истчерча, джентльмена из Байдфорда. Ей предъявлено обвинение в соответствии с подозрением в том, что она использовала некоторые магические искусства, колдовство или ведовство против тела Грейс Томас, старой девы из Байдфорда, а также в том, что она вступала в контакт и имела сношения с дьяволом в образе черного человека. На вопрос, когда она в последний раз вступала в контакт или имела сношения с дьяволом в образе или в виде черного человека, ответила, что сентября 30-го числа сего года в полдень она встречалась с дьяволом в образе черного человека на некоей улице в городе Байдфорд под названием переулок Хайер-Ганстоун. Там он соблазнял и уговаривал ее пойти с ним в дом Томаса Истчерча причинять мучения Грейс Томас. Сначала она отказалась, но затем, поддавшись соблазну и уговорам дьявола в облике черного человека, пошла с ним в дом Томаса Истчерча, поднялась вслед за черным человеком по лестнице, и оба они вошли в комнату, где лежала Грейс Томас. Там они увидели Анну Уэйкли, жену Уильяма Уэйкли, которая растирала и похлопывала руку Грейс.

И далее она созналась, что стала щипать ногтями плечи, лицо, бедра и ноги Грейс. После этого они спустились из комнаты Грейс Томас на улицу. И там она увидела что-то похожее на серого кота, который шмыгнул в лавку Томаса Истчерча.

Когда ее спросили, бывала ли она еще в доме Томаса Истчерча, она сказала, что на следующий день снова пришла туда невидимой и никто ее не заметил. Там же она вновь встретила серого кота, который опять заскочил в лавку Томаса Истчерча На вопрос, когда она была в доме Истчерча в последний раз, она ответила, что приходила туда 30-го числа прошлого июня. Дьявол в образе черного человека снова был с ней. Вместе они поднялись в комнату Грейс Томас, где она лежала на кровати в очень плохом состоянии. Невзирая на это, она и черный человек стали мучить ее вновь. Она даже чуть не выволокла Грейс из кровати, и все это ради того, чтобы лишить ее жизни. И еще она сообщила, что черный человек (или дьявол) сосал ее в потайных местах, где у нее соски, и что для этого она встала перед ним на колени на улице, когда возвращалась к себе домой после того, как они причинили Грейс Томас мучения, описанные выше. Когда у нее спросили, какого роста был черный человек, она ответила, что он был высотой в ее руку, а глаза у него очень большие, и что он подпрыгивал и подскакивал перед ней, а потом сосал ее снова, когда она прилегла, причиняя ей этим сильную боль, а потом скрылся с глаз. Далее она призналась, что в первый день прошедшего июня в отсутствие мистера Истчерча и его жены она щипала и колола грудь и живот Грейс Томас (с помощью черного человека, точнее, дьявола) и что они продолжали мучить ее таким образом два или три часа с намерением убить.

И далее сказано, что в то же самое время она видела Анну Уэйкли, которая растирала различные части тела Грейс Томас, хотя Анна Уэйкли, присутствовавшая на допросе, утверждает, что допрашиваемой не видела. Поскольку Темперанс Ллойд полностью созналась и сделала подробное заявление касательно упомянутой Грейс Томас, мы, проводившие допрос, вынуждены были задать ей и другие вопросы относительно других случаев ведовства, которое она совершала против телесного здоровья иных обитателей этого города, а именно:

Она призналась, что числа примерно 14-го дня месяца марта года нашего Господа 1670-го она была арестована по обвинению в занятиях ведовством во вред Уильяму Герберту, покойному жителю Байдфорда, крестьянину. И хотя тогда на суде в Эксетерском замке судья и присяжные признали ее невиновной, она сознается, что вина лежит на ней и что по наущению черного человека она замучила Уильяма до смерти.

А также числа примерно 15 мая в год нашего Господа 1679-й она предстала перед судом тогдашнего мэра Байдфорда по обвинению в применении ведовства против Анны Феллоу, дочери Эдуарда Феллоу, джентльмена. И поскольку ее обыскали тогда несколько женщин, но никаких ясных указаний на связь с дьяволом на ее теле не нашли, то мистер Феллоу решил не продолжать против нее дело. Однако теперь она сознается, что упомянутый черный человек, или дьявол (или другой черный человек, или дьявол) с ней вместе причинил вред телесному здоровью Анны Феллоу, отчего Анна Феллоу вскоре скончалась.

Настоящим мы, Томас Истчерч с супругой Элизабет, Онор Хупер и Анна Уэйкли, заявляем, что вчера, в третий день июля 1682 года, дали под присягой показания против Темперанс Ллойд, вдовы из Байдфорда, которая использовала и приводила в исполнение ведовство против Грейс Томас, старой девы, проживающей в том же городе, что нашими показаниями подтверждаем.

Однако мы не удовлетворены некоторыми подробностями касательно куска кожи, который, как призналась Темперанс Ллойд Элизабет Истчерч, она использовала: мы полагаем, что при помощи этого куска кожи или над ним могли быть произнесены какие-либо заклинания. По этой причине сегодня, четвертого июля, мы, с разрешения и одобрения судей, привели Темперанс в приходскую церковь Байдфорда, в присутствие Майкла Огилби, священника означенной приходской церкви, и других людей, где мистер Огилби стал спрашивать у Темперанс, как давно дьявол обратил ее ко злу.

Тогда Темперанс призналась, что лет двенадцать тому назад дьявол впервые убедил ее стать орудием смерти Уильяма Герберта.

Что до Грейс Томас, то Темперанс призналась, что в прошлую пятницу (23-го дня прошедшего июня) она пришла в лавку Томаса Истчерча в образе кошки и утащила оттуда куклу, или изображение (именуемое игрушечным ребенком), принесла ее в комнату, где лежала Грейс, и оставила подле кровати. Но в том, что втыкала в эту куклу булавки, не созналась, хотя мистер Огилби специально спрашивал ее об этом.

Также Темперанс призналась там же и тогда же, что была причиной смерти Анны Феллоу.

Там же и тогда же она созналась, что стала причиной смерти Джейн Даллин, покойной жены моряка Саймона Даллина из Байдфорда, уколов ее взглядом, причем сделала она это так искусно, что никто ее не заподозрил и она осталась безнаказанной.

Также Темперанс Ллойд созналась и заявила, что она убила своим колдовством Лидию Бурман из Байдфорда, незамужнюю, потому что та была свидетельницей на выездной сессии суда, перед которым она предстала по обвинению в смерти Уильяма Герберта, и заявила, что означенная Темперанс Ллойд явилась ей в облике рыжей свиньи, пока она варила пиво в доме Хамфри Акланда в Байдфорде.

Когда у нее спросили, в какой части дома мистера Истчерча или в какой части кровати, на которой лежала Грейс Томас, оставила она свою куклу, она отказалась отвечать, сославшись на то, что дьявол разорвет ее на куски.

Затем мистер Огилби выразил желание, чтобы Темперанс прочитала молитвы «Отче наш» и «Верую», что она и сделала, однако с большими ошибками. Тогда мистер Огилби дал ей множество полезных наставлений и с этим ее оставил.

Показания Уильяма Герберта, кузнеца…

Этот свидетель под присягой сообщил, что примерно второго дня февраля месяца года нашего Господа 1670-го он слышал, как его отец сказал перед кончиной, что это Темперанс Ллойд заколдовала.

Отец велел ему вместе с другими родственниками осмотреть его тело после смерти, и так они увидят, какие знаки и отметины оставила на нем Темперанс Ллойд. И также сказал, что его отец был уверен в том, что кровь его падет на голову Темперанс Ллойд, и желал, чтобы свидетель добился ее ареста. Так он и сделал, однако в тот раз на суде ее оправдали.

И также добавил, что в четвертый день июля месяца сего года он пошел в Байдфордскую тюрьму к Темперанс (по поводу миссис Грейс Томас) и спросил ее, причиняла ли она какой-либо вред упомянутому покойному Уильяму Герберту, на что она ответила: «Конечно, Уильям, это я убила твоего отца».

Свидетель потребовал от нее ответа и на другой вопрос: причиняла ли она когда-нибудь какой-нибудь вред или зло Лидии Бурман, незамужней. На что Темперанс ответила положительно и заявила, что была причиной ее смерти.

Тогда свидетель спросил, почему она не сказала об этом, когда была в тюрьме в последний раз. Она отвечала, что тогда время еще не вышло, ибо дьявол наделил ее большим могуществом и отвел ей больше времени. И он также слышал, как Темперанс Ллойд призналась, что была причиной смерти Анны Феллоу. А также в том, что она околдовала Джейн, жену Саймона Даллина, только поглядев на нее.

Показания Джона Барнза, йомена…

Указанный свидетель под присягой показал, что на Пасху во вторник (18-го дня прошедшего мая месяца) у его жены начались сильные колющие и режущие боли в руках, животе и груди, точно ее кололи шилом, так же как описывала упомянутая Грейс, до такой степени, что свидетель опасался, что она немедленно умрет. В таком состоянии она пребывает по сей день, мучительные боли не оставляют ее.

И далее сказано, что в прошлое воскресенье, 16-го дня июля сего месяца, около десяти утра его жене было настолько плохо, что четверо мужчин и женщин едва могли ее удержать.

В это самое время Агнес Уайтфилд, жена Джона Уайтфилда, веревочника, которой случилось быть в его доме, услышала, что за дверью кто-то есть, открыла и увидела Мэри Тремблз из Байдфорда, незамужнюю, которая стояла с белой миской в руках, как будто собралась в общую пекарню. И тут его жена спросила у Агнес Уайтфилд, кто пришел. На что Агнес Уайтфилд ответила, что это Мэри Тремблз. Тогда его жена сказала, что Мэри Тремблз и есть одна из тех, кто мучает и ее, и что теперь она пришла, чтобы лишить ее жизни.

Показания Грейс Барнз, жены Джона Барнза, йомена…

Указанная свидетельница под присягой показала, что очень больна и страдает сильными болями уже несколько лет и что лекарства от них она искала повсюду и никогда и не подозревала, что против нее использовали колдовство или магическое искусство, пока полтора года назад один врач не сказал ей об этом. И далее сообщается, что она заподозрила в этом некую Сюзанну Эдуардс, вдову из Байдфорда, которая часто приходила в дом ее мужа под разными легкомысленными предлогами, а то и вовсе без предлога.

И далее сказано, что примерно в середине прошлого мая у нее начались очень сильные колющие и режущие боли в руках, груди и сердце, как будто ее по всему телу кололи шилом, и так она мучилась много дней и ночей подряд без облегчения.

А также сказано, что в воскресенье 16-го дня прошлого июля месяца ей стало совсем плохо. В это самое время случилась в доме ее мужа Агнес Уайтфилд, которая открыла дверь и увидела на пороге Мэри Тремблз. Свидетельница спросила, кто пришел. Агнес ответила, что это Мэри Тремблз. После чего свидетельница сразу уверилась, что Мэри Тремблз и Сюзанна Эдуардс и есть те самые персоны, которые мучили ее, применяя какое-то магическое искусство или ведовство против ее тела.

Показания Уильяма Эдуардса, кузнеца из Байдфорда…

Упомянутый свидетель под присягой показал, что в семнадцатый день июля месяца сего года он слышал, как Сюзанна Эдуардс созналась в том, что дьявол обладал ее телом и сосал ее грудь и потайные органы. И далее сказано, что он слышал, как Сюзанна Эдуардс говорила, что она и Мэри Тремблз невидимками вместе приходили в дом Джона Барнза, где Грейс, жена Джона Барнза, лежала в очень плохом состоянии. И далее сказано, что он слышал также, как Сюзанна сказала, что она и Мэри Тремблз приходили, чтобы покончить с Грейс Барнз.

Показания Джоан Джоунз, жены Энтони Джоунза, крестьянина…

Упомянутая свидетельница под присягой показала, что в восемнадцатый день июля месяца сего года она была с Сюзанной Эдуардс, когда к той пришел некто Джон Даннинг из Грейт-Торрингтона, и она слышала, как он допытывался у Сюзанны, как и каким образом она стала ведьмой. На что Сюзанна отвечала, что никогда раньше об этом никому не рассказывала, а теперь расскажет. И далее сказано, что она слышала, как Сюзанна Эдуардс призналась Джону Даннингу, что собирала однажды хворост в лесу и вдруг увидела джентльмена, который шел прямо к ней. Она обрадовалась, решив, что, может быть, ей удастся выпросить у него немного денег.

И далее свидетельница сообщает, что Джон Даннинг стал спрашивать у Сюзанны, где именно повстречала она этого джентльмена. Она ответила, что было это у Парсонадж-Клоуз. И далее сообщается, что после ухода Джона Даннинга она слышала, как Сюзанна Эдуардс призналась, что в воскресенье шестнадцатого дня июля месяца сего года она и Мэри Тремблз с помощью дьявола кололи и мучили Грейс Барнз.

И далее сказано, что она слышала, как Сюзанна Эдуардс и Мэри Тремблз сознавались, что сегодня, восемнадцатого июля, они мучили и кололи упомянутую Грейс Барнз снова.

И еще сообщает, что слышала, как Мэри Тремблз говорила Сюзанне Эдуардс: «Ах ты, мошенница, я теперь все расскажу. Ведь это ты превратила меня в ведьму, и сама ты ведьма, и я по совести должна в этом поклясться!» На что Сюзанна отвечала: «Вот не думала, что у тебя хватит наглости рассказывать всем об этом». И далее говорится, что Сюзанна Эдуардс созналась, что дьявол часто пользуется ее невидимым обличьем (призраком).

И далее сказано, что Сюзанна Эдуардс созналась, что колола и мучила Доркас Коулман, жену Джона Коулмана, моряка.

И далее сказано, что она слышала, как Сюзанна Эдуардс призналась, что дьявол в образе молоденького мальчика несколько раз лежал с ней в постели и сосал ее грудь, отчего ей было очень холодно. И еще сказано, что, пососав ее грудь, упомянутый мальчик или дьявол несколько раз обладал ее телом.

И далее сказано, что ее муж Энтони Джоунз, увидев, как Сюзанна тискает и шарит руками по собственному телу, сказал ей: «Ты, дьяволица, ты и сейчас кого-то мучаешь». На что Сюзанна рассердилась и ответила: «Ну ладно, будь по-твоему». И в эту минуту Грейс Барнз почувствовала сильную колющую боль и укол в сердце, как она позднее подтвердила. И далее свидетельница подтверждает, что господин мэр отправил одного из констеблей, ее мужа и еще нескольких человек за Грейс Барнз, чтобы они привезли ее в ратушу Байдфорда, что они и сделали. И, как только ее муж вместе с другими привел и с большими трудами поднял Грейс Барнз в здание ратуши, Сюзанна Эдуардс обернулась и так поглядела на ее мужа, что с тех самых пор он чувствовал себя очень плохо, пока провожал Грейс Барнз в ратушу в присутствие мэра и судей. Он даже воскликнул: «Жена, эта дьяволица и меня заколдовала», имея в виду Сюзанну Эдуардс. И тут же он стал подпрыгивать и подскакивать, точно безумный, а потом упал на пол, весь дрожа и с пеной на губах, и лежал так с полчаса, точно мертвый или умирающий. Наконец, придя в себя, муж сказал ей, что Сюзанна Эдуардс его околдовала.

И далее свидетельница заявляет, что никогда раньше не знала, чтобы у ее мужа случались какие-нибудь припадки или конвульсии, но все время, пока он был ее мужем, здоровье у него было самое отменное.

До npoc Мэри Тремблз из Байдфорда, незамужней…

Упомянутую женщину, обвиняемую в ведовстве против Грейс Барнз, спросили, как давно она занимается ведовством, на что она ответила, что около трех лет тому назад Сюзанна Эдуардс сказала ей, что если она станет делать, как сама Сюзанна, то ей будет очень хорошо. Допрашиваемая поддалась тогда на уговоры Сюзанны и сказала, что будет делать, как она.

И далее допрашиваемая подтверждает, что Сюзанна Эдуардс обещала ей, что она никогда больше не будет знать нужды в деньгах, провизии, напитках или одежде. И далее допрашиваемая подтвердила, что после того, как она вступила в эту сделку с Сюзанной Эдуардс, дьявол в образе льва (так ей подумалось) пришел и возлег с ней и спознался с ней во плоти. После чего дьявол принялся сосать ее в потайных местах и сосал так жестоко, что она кричала от боли.

И далее обвиняемая подтверждает, что во вторник на пасхальной неделе, 18-го дня прошлого мая месяца, она ходила по городу Байдфорду, прося подаяния, и встретилась с Сюзанной Эдуардс, которая спросила, где она была. На что Мэри ответила, что ходила по городу просила хлеба, но никто ей ничего не дал. Тогда они вместе с Сюзанной пошли в дом Джона Барнза, надеясь, что там им что-нибудь дадут. Но Джона Барнза не было дома, а Грейс Барнз, его жена, и ее служанка ничего им не дали. Тогда Сюзанна Эдуардс и она оставили дом Джона Барнза. В тот же самый день, но позже, Сюзанна попросила ее пойти в дом Барнза купить на фартинг табаку. Она пошла, но снова ничего не получила. После этого она встретилась с Сюзанной Эдуардс, которая сказала, что лучше бы Грейс Барнз не пожалела табаку.

И далее обвиняемая подтверждает, что в шестнадцатый день сего месяца июля она и Сюзанна пошли в дом Джона Барнза, прошли невидимыми сквозь дверь в комнату, где едва не защипали Грейс Барнз до смерти. Джона Барнза они видели с женой в постели, он лежал у стенки.

Когда у нее спросили, сколько раз дьявол вступал с ней в плотские сношения помимо упомянутого, она ответила, что еще три раза, в последний раз шестнадцатого дня сего июля месяца по дороге в общественную пекарню. И что в тот раз с помощью дьявола она наверняка прикончила бы Грейс Барнз, не разлей она немного теста, которое несла в пекарню.

Допрос Сюзанны Эдуардс, вдовы…

Упомянутую женщину, обвиняемую в применении ведовства против Грейс Барнз, спросили, как давно она вступила в связь с дьяволом. Ответила, что около двух лет тому назад она повстречала джентльмена возле поля, называемого Парсонадж-Клоуз, в городе Байдфорд. А также сообщила, что одет он был во все черное. Она надеялась, что он даст ей немного денег. Когда джентльмен подошел к ней, она присела перед ним почтительно, как она думала подобает оказывать честь джентльмену.

Когда у нее спросили, кто же был этот джентльмен, о котором она говорит, ответила, что это был дьявол. А также созналась, что дьявол задал ей вопрос, не бедная ли она женщина, на который она ответила, что так и есть. Тогда дьявол в облике джентльмена сказал ей, что если она выполнит его просьбу, то никогда больше не будет знать нужды в еде, питье и одежде. Тогда она спросила у джентльмена (или, скорее, дьявола): «Именем Господним, что же это такое у меня будет?» И он тут же исчез.

И далее обвиняемая призналась, что после к ней приходило нечто в образе маленького мальчика, и она думает, что это был дьявол. Он ложился с ней в кровать и сосал ее грудь.

Также обвиняемая созналась, что позже встречала его в месте, называемом Стэмбридж-Лейн, в Байдфорде, что ведет к Абботишему, следующему приходу к западу от Байдфорда, и там он тоже сосал кровь из ее груди. И далее обвиняемая созналась, что в воскресенье, в шестнадцатый день сего июля месяца, она вместе с Мэри Тремблз ходила в дом Джона Барнза и никто их не видел. И там они вошли в ту самую комнату, где была Грейс, жена Джона Барнза, кололи ее и щипали и причиняли большие мучения, так что Грейс Барнз едва не скончалась.

И еще обвиняемая созналась, что сегодня днем снова колола и терзала Грейс Барнз (и показала, как она это делала). А также созналась, что дьявол наущал ее покончить с Грейс Барнз и обещал прийти к ней еще раз до того, как она уйдет из города. А еще она сказала, что может уйти в любое место невидимой, а тело ее при этом останется лежать на постели.

Когда ее спросили, причиняла ли она вред телесному здоровью кого-либо еще, кроме упомянутой Грейс Барнз, созналась, что колола и мучила Доркас Коулман, жену Джона Коулмана, моряка. И еще сказала, что отдалась дьяволу, когда повстречалась с ним на Стэмбридж-Лейн. И еще сказала, что Мэри Тремблз служила ей также, как она сама служила дьяволу (которого она по-прежнему называла джентльменом).

Напечатан Дж. Диконом, возле трактира «Радуга», что позади церкви св. Андрея в Холборне.


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 14; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.025 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты