Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Вклад Рихарда Авенариуса в методологию психологических исследований.

Читайте также:
  1. Аграрне виробництво – особлива сфера вкладення капіталу
  2. В появившемся меню выбрать вкладку Проект геометрии и задать имя проекта геометрии, в данном случае это «РЕГРЕССИЯ» и нажать Применить.
  3. Визначення необхідного обсягу та джерел фінансування капітальних вкладень
  4. Вклад аналитика
  5. Вклад В.Д. Белякова в становлении и развитии эпидемиологической диагностики
  6. Вклад Вильгельма Вундта в развитие психологии
  7. Вклад греков и арабов
  8. Вклад отечественных эмбриологов в развитие науки
  9. Вклад пациента
  10. Вклад психології в розвиток гувернерства. О.Ф. Лазурський, П.Ф. Лесгафт.

 

ЭМПИРИОКРИТИЦИЗМ (“критическое исследование опыта”) — второй этап в развитии позитивизма. Главными фигурами эмпириокритицизма были Р. Авенариус и Э. Мах; среди его приверженцев можно назвать также Р. Вилли, Г. Корнелиуса, К. Пирсона.

В отличие от “первого” позитивизма главным предметом эмпириокритицизма стало само научное мышление, механизмы образования знания.

Приверженцы философской программы “второго” позитивизма были уверены, что тщательный критический анализ всего познавательного процесса вплоть до его истоков должен выявить области, где мысль ученого наиболее подвержена ошибкам, поскольку здесь не соблюдено главное условие достижения позитивного знания (о котором уже говорил “первый” позитивизм) — “непрерывность опыта” (непрерывность познавательного процесса). В результате подобных “сбоев”, как следствие недостаточного контроля за ходом мысли, в состав науки и проникают метафизические утверждения. Т. о., по мнению эмпириокритиков, “метафизику” в конечном счете питают “гносеологические корни”, и задача “позитивной” философии сводится к тому, чтобы заниматься “очищением опыта” и тем самым посредством выявления и нейтрализации истоков “метафизики” избавить от нее научное мышление. Результатом “очищения опыта” в эмпириокритицизме оказалось признание “потока ощущений” основанием и безусловным источником всякого позитивного знания. Ощущения как “изначальное” истолкованы эмпириокритицизмом как “нейтральные элементы”, как нечто “третье”, предсуществующее разделению целостного опыта на “физический” и “психический”. Из этих элементов образуются как “физические тела”, так и “содержания сознания”, между которыми существует корреляция (“принципиальная координация”). От дуализма “внутреннего” и “внешнего” (субъективного и объективного) как базового онтологического принципа следует отказаться, поскольку это утверждение не соответствует “изначальному” опыту. Если не провести “критику опыта” радикально, не осуществить редукцию всего состава знания к его изначальным элементам, возникает угроза “метафизики”. Тогда образуются противоборствующие философские лагери материалистов и идеалистов, каждый из которых превращает один из моментов отношения, связанного принципиальной координацией, в самостоятельную сущность. Вместо “бесконечных и бессмысленных” метафизических споров эмпириокритицизм предлагает исследовать процесс конституирования (конструирования) предметов опыта (“комплексов ощущений”) и образований знания (научных понятий).



Важным компонентом эмпириокритической философской программы было также обращение к истории науки, выступавшее как одно из следствий принятия “принципа непрерывности”; поэтому история науки предстала в трудах эмпириокритиков уже не в виде летописи, хронологического перечня событий из жизни корифеев науки и научных открытий, а как непрерывный процесс развития всего состава научного знания (включая понятия, теоретические модели и приемы познавательной деятельности); научное мышление не менее “предпосылочно”, чем восприятие, прошлое знание во многом определяет и направление поисков, и методы исследования, и даже их дальнейшую эволюцию. Такая установка сыграла важную роль в дискредитации традиционной “кумулятивистской” модели развития научного знания; эта критическая работа была продолжена в методологических концепциях посттзитивизма.

Популярность эмпириокритицизма, особенно в научной среде, настроенной враждебно к “метафизике”, была весьма велика, хотя и непродолжительна. Его программные установки составили ядро весьма широкого течения — “физического идеализма”, пик влияния которого пришелся на начало 20 в.



Воздействие этих идей испытали многие крупные ученые, среди которых вначале был и А. Эйнштейн. Близких к эмпириокритицизму позиций придерживался В. Оствальд; А. Пуанкаре часто выражал солидарность со многими идеями эмпириокритицизма; вместе с тем эмпириокритицизм жестко критиковали М. Планк и Л. Больцман. В России идеи эмпириокритицизма даже приобрели социально-политическое звучание и стали предметом острой дискуссии. То обстоятельство, что одним из ее активнейших участников был В. И. Ленин, а его книга “Материализм и эмпириокритицизм” (1909) была превращена после Октябрьской революции в “классический образец” философского анализа, обусловило распространение в нашей стране весьма некорректных представлений об этом философском течении.

Влияние многих идей эмпириокритицизма на дальнейшее развитие западной философской мысли оказалось немалым. Не говоря уже о влиянии на “прямых наследников”, продолжавших позитивистскую традицию (см. Неопозитивизм), он во многом определил контуры феноменологической философской программы, которая в 20 в. развивалась как серьезная оппозиция позитивистскому течению. См. статьи Р. Авенариус и Э. Max, a также лит. к этим статьям.

Рихард Авенариус (1843–1896) был швейцарским философом, профессором Цюрихского университета с 1877 г. Его главные произведения — "Философия как мышление о мире по принципу наименьшей меры сил" (1876 г.), "Критика чистого опыта" в 2–х т. (1888 — 1890 гг.), "Человеческое понятие о мире" (1891 г.). Труды этого философа написаны довольно сложным языком, с использованием специфической терминологии, что было немаловажной причиной того, что популярным эмпириокритицизм стал благодаря другому человеку, профессиональному физику и математику, Э. Маху.

Термин "эмпириокритицизм", введенный Р. Авенариусом, буквально означает критику опыта. Опыт — это данность мира познающему субъекту, зафиксированная в его сознании с помощью утверждений, высказываний. Понять особенности понимания опыта может так называемая "принципиальная координация": нет объекта без субъекта, как нет и субъекта без объекта. Элементы опыта как единства "Я" и "среды" нейтральны, то есть в зависимости от точки зрения они могут рассматриваться и как "физические", и как "психические". Индивид с его нервной системой и окружающая среда образуют реальное единство опыта.

Опыт не позволяет отделить от всего видимого, слышимого, оцениваемого некую субстанцию, первооснову мира (материальную или идеальную). Новая философия должна очистить наш опыт от бесплодных фантазий, ненужных продуктов умственной деятельности (высказываний о субстанции, о душе, о причинной связи).

Наш опыт — это некий приспособительный комплекс. Чем более монолитен он будет, чем меньше в нем будут присутствовать различные точки зрения, различные формы удвоения опыта, то есть чем меньше сил будет затрачено на его создание, тем более эффективным будет его адаптационное действие. Принцип наименьшей траты сил — основной принцип, которым должна руководствоваться философия, становясь критикой чистого опыта, деятельностью по очищению опыта. По мнению Авенариуса, новую философию можно будет построить именно по принципу наименьшей траты силы, когда будут устранены такие пустые понятия, как необходимость, причинность, вещь и свойства и субстанция.

Если это устранить их из науки и философии, то это и будет наиболее экономное описание мира. Все сущее будет по содержанию — ощущение, а бытие — движение. Авенариус подверг критики интроекцию – неправомерное вкладывание в мозг человека каких–то понятий и ощущений. Ощущения и представления и так у нас есть. Но люди такие вложения вкалывают друг в друга и потом в себя. Поэтому появляется некое удвоение мира. Мир реальный и мир в мозгу. Вместо интроекции Авенариус выдвинул идею о принципиальной координации. Наше Я и среда его окружающая неразрывны, мы всегда вместе. Никакое полное описание данного или находимого нами невозможно без некоторого Я и среды, при этом Я — центральный член координации, а среда — это противочлен координации.

Принцип наименьшей траты сил ориентирует на кумулятивную модель развития научного знания, предполагающую непрерывность роста знания, постоянное прибавление знания, исключающее скачки, опровержение достигнутого и общепризнанного. Кумулятивизм8 связан с пониманием научного знания как описания фактов.

Философия Авенариуса является реакцией на философский идеализм, возрождение которого пришлось на последнюю треть XIX века. Придя к убеждению в "бесплодности" идеализма, Авенариус счел материализм тоже недостаточным и выступил с идеей "третьего" пути в философии, который поможет уйти от старых метафизических дихотомий и проблем. Главная метафизическая ошибка идеализма и материализма, по мнению Авенариуса, заключается в удвоении мира посредством проекции восприятий вовне сознания или интроекции восприятий, мыслей вовнутрь. А это противовречит принципу наименьшей траты сил, который Авенариус рассматривал как основополагающий принцип познания.

Выделяя основные аспекты философии Авенариуса, отметим следующее. Авенариус именовал собственную философскую позицию "эмпириокритицизмом" – "надпартийным" философским подходом, критически рассматривающим все, якобы проверенные, истины. Целью Авенариуса являлась разработка философии как строгой науки наподобие позитивных природоведческих дисциплин. Согласно его мысли, "любая область нашей среды устроена так, что индивиды на определенном этапе познания говорят: "Это следует проверить". Если же "среда – предпосылка утверждения, то последнее полагается как опыт". Содержанием утверждения в таком контексте выступает "испытанное". Критикуя "чистый опыт", Авенариус призывает вернуться к "естественному понятию мира", постулирующему существование индивидов, элементов окружающей среды, а также – множественность актуальных отношений между всеми ними ("закон жизненного ряда").

По версии Авенариуса, содержание опыта "естественного понятия мира" включает в себя то, что есть данное из меня, из соответствующей среды и из зависимостей между фрагментами опыта. Сопряженная же с данным опытом гипотеза наделяет движения моих близких определенным значением – точнее, трактует их (движения) как высказывания. Это у Авенариуса – "основное эмпириокритическое допущение принципиального человеческого равенства". Началом исследования, его исходным пунктом, философ именует "ближнего", "не затронутого никакой – ни дикой, ни цивилизованной философией". Под опытом подразумеваются лишь мысли, находимые ближним данными, но лишь "такими, какими он находит их данными". Поэтому естественное понятие о мире, согласно Авенариусу, искажается интроекцией – истинным бичом. Свою, нетрадиционную, трактовку интроекции Рихард Авенариус обозначил так: "В то время как я оставляю дерево предо мною, как виденное, в том же самом отношении ко мне, в каком оно найдено, как данное, – господствующая же психология вкладывает дерево, как "виденное", в человека (т.е. в его мозг). Это вкладывание "виденного" внутрь и т.д. в человека и есть то, что мы обозначаем словом интроекция". Он разработал учение об "эмпириокритической принципиальной координации", уловив потребность естествознания в философском обосновании новых научных картин исследуемой реальности, идеалов и норм теоретического объяснения.

По замыслу Авенариуса, учение о "принципиальной координации" должно было открыть возможность для преодоления дуализма физического и психического, отрыва наук о природе от наук о человеке, раскрыть эффект воздействия познавательных субъекта, средств наблюдения и т.п. на образ исследуемого объекта. По мнению Авенариуса, индивид и среда противопоставлены, но они оба как реальности принадлежат одному опыту – то, что описывает критик, суть интеракция или взаимодействие среды и нервной системы индивида. "Исходный ближний" и "близкий ближний", по схеме Авенариуса, принимают некоторую составную часть окружающей среды за количественно единую для них обоих и называют ее "киноварью". Как писал философ: "Я называю человеческого индивидуума, как (относительно) постоянного члена некоторой эмпириокритической принципиальной координации, центральным членом последней; а составную часть окружающей среды – безразлично, будет ли она опять–таки человеком или деревом, – называю противоположным членом... Некоторая же составная часть моей окружающей среды – ближний – есть центральный член некоторой принципиальной эмпириокритической координации". Различие между физическим и психическим оказывалось не принципиальным. Познание, в конечном счете, может интерпретироваться как адаптационный процесс биологического порядка, как процедура "восстановления равновесия", как субъективная окраска элементов среды. Наше "Я", согласно Авенариусу, отнюдь не наделено категориальными структурами (в отличие от мнения Канта): комплекс наших представлений суть результат нашей успешной адаптации к среде. Основанием адекватного теоретического объяснения Авенариус считал принцип "экономии мышления", обусловленный: а) природой мышления как продукта прогрессивного приспособления к среде ("мышление как максимальный результат при наименьшей мере силы"); б) функцией философии как "критики чистого опыта" – элиминирование из культурной сферы излишних ее фрагментов типа материализма или спиритуализма. Исходный принцип учения Авенариуса – нерасторжимое единство "системы С" или центрального члена, и "системы R" или противочлена, т.е. субъекта и объекта ("без субъекта нет объекта и без объекта нет субъекта").

Общее понятие, под которое, согласно Авенариусу, можно подвести все сущее и которое не может быть подведено ни под какое другое более общее понятие – это "ощущение". В картине мира понятию ощущения Авенариус отводил ключевую роль. Его учение о "принципиальной координации" не смогло войти в теоретическое основание естественных наук того времени, поскольку не признавало независимого существования объективной реальности, а также излагалось (как и вся философия Авенариуса) избыточно тяжеловесным и запутанным языком. Мах предлагал даже создать специальный толковый словарь философии Авенариуса.

Подводя итог всему вышесказанному, надо отметить, что эмпириокритицизм явился важной вехой в развитии западной и русской философии. Он оказал прямое влияние на возникновение следующей стадии позитивизма — логического позитивизма, также он сыграл свою роль в общем "феноменологическом повороте" всей западной философии. Кроме того, необходимо отметить значительное влияние эмпириокритицизма на философские воззрения многих крупных физиков начала XX в.

 

 

33. Развитие структурализма и его историческая судьба.

На рубеже XIX и XX вв. структурализм был самой распространенной и значительной психологической школой в США. Основатель этой школы Э.Титченер. Он называл свою теорию структурализмом, поскольку считал, что предметом психологии должно стать содержание сознания, упорядоченное в определенную структуру, безотносительно к вопросу о том, как эта структура работает. Главные задачи структурализма он видел в предельно точном определении содержания психики, выделении исходных ингредиентов этого содержания и законов, по которым они объединяются в структуры. При этом психика и сознание отождествлялись Титченером, а все, что находится за пределами сознания, относилось им к физиологии.

В своем четырехтомном труде ≪Экспериментальная психология≫ (1901-1905) Титченер изложил основные достижения этой науки с позиций структурализма. Сознание Титченер понимал как человеческий опыт в его зависимости от переживающего субъекта. Сам этот опыт, по его мнению, состоит из простейших элементов - ощущений, образов и чувствований, обнаруживаемых благодаря особым образом организованной интроспекции.

Каждый из элементов при специальной установке сознания открывается субъектом с целью диагностики его четырех характеристик: качества, интенсивности, длительности и отчетливости

(ясности). Титченер составил список элементарных ощущений,включавший более 44 тысяч сенсорных качеств, большинство из которых были зрительными (32 820) и слуховыми (11 600).

Для того чтобы выделить и описать исходные элементы структуры, Титченер стремился усовершенствовать метод интроспекции с тем, чтобы он открывал экспериментатору истинную картину сознания, так как под сознанием, согласно его мысли, следует понимать совсем не то, что сообщает обычное самонаблюдение, свойственное каждому человеку. Он подчеркивал, что понимает под сознанием ≪экзистенциальный термин≫, т. е. психическую реальность, которую не следует отождествлять с данными традиционной интроспекции. В конце жизни он даже термин структурная психология часто заменял определением экзистенциальная психология, подчеркивая отличие научных данных о сознании от житейских или данных, полученных в других дисциплинах (например, в физиологии).

Сознание имеет собственную структуру и содержание, скрытое за протекающими в нем явлениями, подобно тому как от обычного восприятия действительности скрыты реальные процессы, изучаемые физикой и химией. Для того чтобы понять истинную картину сознания, необходима специальная тренировка испытуемых, поскольку они склонны сообщать о внешнем объекте (стимуле), вызвавшем ощущение, а не о собственных ощущениях. Например, говорят, что видят яблоко, но не предмет определенной формы, цвета или размера. Так как объект почти всегда влияет на процесс восприятия, интроспекция эффективна только тогда, когда избе-

гает ≪ошибки стимула≫, т.е. не смешивает ощущение объекта с объектом ощущения.

Придя, как и ученые Вюрцбургской школы, к выводу о необходимости систематической экспериментальной интроспекции, Титченер кардинально расходился с ними в анализе полученных результатов. Он отверг также их концепцию, согласно которой к выделенным Вундтом элементам сознания следует присоединить особые образования в виде умственных образов или значений, лишенных сенсорного характера. Это положение противоречило и

основаниям структурализма, так как сенсорные элементы (ощущения, образы) не могут создать несенсорные, чисто интеллектуальные структуры.

В противовес этому Титченер предложил ≪контекстную теорию значения≫. Речь шла о разграничении образа и значения. Свободное от чувственных образов психическое содержание, названное Вюрцбургской школой значением, сводится, согласно Титченеру, к особой разновидности чувственно-образного опыта. Представление о каком-либо объекте строится из совокупности чувственных элементов. Значительная их часть может покидать сознание, в котором остается лишь сенсорная сердцевина, достаточная, чтобы воспроизвести всю совокупность. Таким образом, наш опыт состоит из множества психических элементов, образующих контекст, в

котором имеются ≪темные≫ мышечные и органические ощущения.

Они составляют ≪сердцевину≫ неосознаваемого контекста и служат реальным психическим эквивалентом безобразной мысли. Если испытуемый при решении умственной задачи не осознает чувственно образного состава значений, то это связано только с недостаточной

тренированностью интроспекции.Хотя обращение к ощущениям, связанным телом, подрывало

один из исходных тезисов Титченера об особой материи сознания, данной исключительно в переживаниях, внутреннем опыте субъекта, однако оно соотносило опыт с реальным поведением. При этом контекстная теория сохраняла в неприкосновенности более важный постулат о сенсорной ткани сознания. В то же время сам факт интроспекции при получении совершенно противоположных результатов структурной психологией и Вюрцбургской школой все больше доказывал несостоятельность этого метода.

В еще большей степени, чем концепции Вюрцбургской школы, Титченер противопоставлял свой подход функциональному направлению. Полемизируя с функционалистами, Титченер доказывал, что, только изучив структуру сознания, можно заняться вопросом о том, как оно работает. Следуя такой установке, он полностью отвергал приложение данных психологии к любой сфере

практики, так как считал ее фундаментальной, а не прикладной

наукой.

Поскольку функционализм в 10-е годы XX в. стал господствующим направлением в американской психологии, Титченер противопоставил свою школу всем другим школам и направлениям. Чтобы организационно обособиться от них, он не вошел в Американскую психологическую ассоциацию и создал свою группу ≪Эксперименталисты≫, проводившую ежегодные конференции. В дальнейшем он издавал ≪Журнал экспериментальной психологии≫.


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 22; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Теория психических процессов И.М.Сеченова. | Исследования мышления представителями Вюрцбургской школы
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.016 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты