Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Борьба Москвы и Твери за преобладание во Владимирских землях и сохранение Православия.

Читайте также:
  1. II. ВНУТРИПАРТИЙНАЯ БОРЬБА 1920-х гг. и ИСТОКИ СТАЛИНИЗМА
  2. Агроэкосистемы, их отличия от природных экосистем. Последствия деятельности человека в экосистемах. Сохранение экосистем.
  3. Акты органов государственной власти субъектов РФ и акты органов МСУ как источники земельного права (на примере нормативно-правовых актов Тверской области и г. Твери).
  4. Борьба в высших эшелонах партийного руководства
  5. БОРЬБА В ТЫЛУ ВРАГА
  6. Борьба внутри господствующего класса
  7. Борьба за власть в партийном руководстве
  8. Борьба за власть в СССР в 1920-е гг. Установление единовластия И.В. Сталина
  9. Борьба за власть после смерти Сталина
  10. БОРЬБА ЗА ВЫСШИЙ ПОСТ

Москва делается церковным центром всей Руси

 

 

При Калите Москва стала духовным центром всей Русской земли. Еще в 1299 году митрополит Максим оставил опустошенный Киев, где не мог найти безопасности и переехал жить во Владимир на - Клязьме. Митрополит должен был из Владимира время от времени посещать южнорусские епархии. В эти поездки он останавливался на перепутье в Москве. Калита умел приобрести расположение приемника Максимова, Петра который поэтому поводу проживал в Москве больше, чем в других городах, умер и погребен в ней. "Если послушаешь меня, - говорил старец Петр князю, убеждая его в особой роли Москвы для будущего Руси, - то и сам прославишься родом своим паче иных князей, и град твой будет славен пред всеми градами русскими, и святители поживут в нем, и взыдут руки его на плечи врагов его, и прославит себя Бог в нем!". Калита приказал соорудить в центре Кремля каменный собор Успения Пресвятой Богородицы, чтобы митрополиту не зазорно было переезжать из знаменитого Владимирского Успенского собора. Выбор святого мужа казался внушением Божьим, и новый митрополит Феогност уже не хотел оставить гроба и дома чудотворца. Переход русских митрополитов из Владимира в Москву и усилил тем самым церковно-идеологическое влияние московских митрополитов, поддерживавших московских князей, оно давало ей вид главного города всей Русской земли, ибо князей было много, и один не успеет еще подчинить себе всех других, а митрополит был один. Кроме того, престол митрополичий способствовал возрастанию и обогащению Москвы, ибо в нее со всех сторон приезжали лица, имевшие нужду до верховного святителя Русской церкви; наконец митрополит должен был действовать постоянно в пользу того князя, в городе которого жил. Другие князья предвидели следствия утверждения митрополичьего престола в Москве и сердились, но помочь было уже нельзя. Трудно переоценить политическое значение переноса митрополичьей кафедры из Владимира в Москву. Старая традиция связывала для русских людей представления о «царствующем городе « с тем местом, где жили и государь и митрополит. Пышные богослужения по случаю поставления в епископы, когда в столице собирались высшие иерархи из других городов, постоянные сношения с Константинополем и с княжескими столицами на Руси, встречи и проводы митрополитов и епископов, одним словом, блестящие церковные церемонии, до которых были падки средневековые люди, сделались достоянием Москвы. Можно было не признавать притязаний московского князя, но нельзя было под страхом отлучения игнорировать митрополита.



 

Москва получила неоспоримые преимущества перед всеми другими городами, и московская иерархия поднялась неизмеримо выше всех остальных. Митрополит держал в своих руках право поставления епископов и суда над ними и нередко им пользовался, силу духовной власти испытали даже иерархи таких крупных городов, как Новгород и Тверь. Уже в 1325 г. новгородский кандидат Моисей ездил в Москву к митрополиту Петру ставиться на архиепископию и присутствовал на погребении Юрия Даниловича вместе с тремя другими епископами. Легко представить себе, какие большие средства стекались в Москву вследствие приезда видных духовных лиц, ибо устройство церковных дел обходилось недешево.

 

Многочисленные политические нити сходились ко двору митрополитов, которые имели своими хозяевами в конечном итоге московских князей. Москва связывалась с Константинополем, а через его посредство южнославянскими землями. Спор между Москвой и Тверью за преобладание был решен в пользу Москвы уже тогда, когда преемник Петра, митрополит Феогност, родом грек, окончательно утвердил в ней свое местопребывание.



 

По каким же причинам митрополиты выбрали своей резиденцией Москву? Любопытные соображения по этому поводу высказал Пл. Соколов, по мнению которого московские князья предоставили митрополитам особо важные льготы по сравнению с тем, что получали епископы в других княжествах. Льготное положение митрополичьего дома с его многочисленными боярами и слугами действительно создавало для митрополитов ряд преимуществ.

 

Но дело было не только в одних льготах, а в том, что московские князья обладали реальной достаточной силой, чтобы поддержать угодных для них кандидатов на митрополичий престол. Немалое значение имело центральное положение Москвы и относительное удобство сношений с Константинополем. Наконец, одним из мотивов переноса кафедры митрополитов именно в Москву являлось отсутствие в ней своих епископов. Митрополит «всея Руси» не задевал в Москве ничьих церковных интересов. Иван Калита и митрополит Петр положили начало тому своеобразному светской и духовной власти, которое стало характерно для Москвы допетровского времени. Двор великого князя и двор митрополита помещались в непосредственном соседстве; светская власть нашла себе духовную опору, поддерживая, в свою очередь, всей своей гражданской мощью главу русской церкви - митрополита. Так, маленький Кремль Калиты уже вместил в себя зародыши другого, более позднего «царствующего града Москвы».

 

До сих пор известно также, что в Кремле находились на юго-западном скате Боровицкого холма церковь Рождества Предтечи, считаемая “первой церковью на Москве” и близ нее патриарший двор митрополита Петра. Восточнее ее, среди леса, в Преображенском монастыре, Калита, в 1330 году, соорудил каменную церковь Спаса, называемую на Бору, где стали погребать князей и княгинь, а вскоре им же были построены каменные соборы Успенский и Архангельский. На той же площади Калита построил деревянную церковь Св. Иоанна Лествичника под Колоколами, а жена Дмитрия Донского на месте деревянной церкви Лазаря, построила каменную, Рождества Богородицы, в память победы на Куликовском поле. Упомянув также о каменной соборной Благовещения Пресвятой Богородице на Сенях (ныне Благовещенский собор) церкви, сооруженной Василием Дмитриевичем, мы закончим перечень главных каменных церквей Кремля.

 

Если мы прибавим, что вокруг великокняжеского двора стояли дворы сановитых людей того времени, по своему виду и характеру похожие на двор князя, - архиерейские и монастырские подворья с деревянными же церквами, колокольнями, а также церкви, наскоро выстроенные по обету с кладбищами около, и скажем, что все пространство Кремля было застроено и имело много узких и извилистых улиц с площадками и садами кое-где, то вообразив себе все это скученное и разнообразное, без всякой симметрии, заключенное в каменных стенах с башнями, получим приблизительно верную картину вида тогдашнего Кремля.

 

Утверждение митрополичьего престола в Москве было ударом по тверским князьям, претендовавшим на первенствующую роль среди русских князей. Поэтому ожесточенная борьба между Тверью и Москвой за преобладание сопровождалась такой же борьбой за митрополичий престол.

 

В то время Юрий Данилович тягался в Орде за великое княжение с Михаилом Ярославовичем, монах одного из тверских монастырей по имени Акиндин подал константинопольскому патриарху жалобу на митрополита Петра. Акиндин был только орудием в руках тверского князя, но для митрополита Петра возникла явная опасность низвержения с митрополичьего стола, так как патриарх уже обещал Михаилу Ярославовичу поставить в митрополиты «…кого восхочет боголюбство твое». Однако низвержение митрополита задевало интересы многочисленного духовенства, трогать которое избегали даже золотоордынские ханы. Кроме того, обвинение Петра в симонии, в том что он возводил в духовный сан за деньги, едва ли могло сильно скомпрометировать Петра. Ведь покупка и продажа церковных должностей в середине века - явления постоянные. В самой Византии они практиковались еще больше, чем на Руси. Петр же был политиком настойчивым и смелым; найдя поддержку у московских князей, он сблизился с ними и не забыл оказанных ему услуг. Петр подолгу оставался жить в Москве, где умер и был похоронен (20 декабря 1326 г.). Московские князья по-своему воспользовались его смертью и добились от константинопольского патриарха канонизации Петра, сделавшегося первым «московским и всея Руси чудотворцем». Преемник Петра грек Феогност окончательно утвердил митрополичье место за Москвой, которая с этого времени сделалась гражданской и церковной столицей Руси.

 

О близости Петра к Ивану Даниловичу уже в 15 в. рассказывали легенды, имевшие некоторое основание в действительности. В житии Пафнутия Боровского находим такой рассказ: «О видении сна великого князя Ивана Даниловича.Той же благочестивый великий князь Иван Данилович виде сон. Мняшесь ему зрети, яко гора велика, а на верхея снег лежаше, и зрящу ему абие истаяв снег и згыбе. Возвести же видение преосвященному Перу митрополиту всея Русии. Он же рече ему: «Чадо, гора аз смиренный. Преж тебе мне есть отите от жизни сея а тебе по мне.» И первым преосвященный Петр митрополит всея Руси преставился, потом князь великий Иван Данилович преставился».

 

Поддержка церкви обеспечила московскому князю преобладание над другими русскими князьями. С необыкновенной силой эта поддержка сказалась в 1329 г., когда Калита ходил выгонять из Пскова тверского князя Александра Михайловича. Калита прибегнул к помощи митрополита Феогноста, который послал «проклятье и отлучение от церкви на князя Александра и на пскович». Православная церковь использовала любимое средство римских пап, столь часто издававших интердикты, или отлучения от церкви. Оно было грозным оружием в руках духовенства, действовавшим как удар молота на слабые души скверных людей : закрывались церкви, прекращалось богослужение, переставали крестить младенцев, венчать вступающих в брак, даже отпевать покойников. Страх отлучения заставил Александра Михайловича покинуть Псков, чтобы проклятье не легло на город. Так пишет летописец, симпатизирующий тверскому князю. Новгородский автор пишет проще: «Псковичи выпроводили князя Олександра от себе».

 

Заключение

 

 

Ученые-историки объясняют возвышение Москвы естественными географическими (близость реки), экономическими и другими причинами. Действительно, все они имели место. Но все эти причины еще более приложимы к другим городам Северо-Восточной Руси. Река Москва, давшая имя будущей столице, соединяла Среднюю Волгу с Окой через Ламский Волок, по которому надо было переволакивать лодки сушей, на руках, что нельзя считать удобным. Да и сама Москва выросла не на Волоке Ламском, а на излучине Москвы. Близость Оки и Верхней Волги имела большое торговое значение, но не могла стать главной причиной для вознесения мало известной деревушки до роли центра объединения русских земель и столицы будущей империи. Пересечение "больших дорог", которое, как считают, обеспечивало Москве бурный рост, в те времена реально представляло пересечение тропинок, затерянных в бескрайних лесах. Например, "великая Владимирская дорога" упоминается лишь один раз в одной из летописей конца XIV века, когда Москва была уже общепризнанным центром русских земель.

 

В истории Руссой земли наступил новый этап, ознаменованный не только длинным противоборством Московского и Тверского княжеств, но и выходом их противоборства на общерусскую политическую арену. Экономика Северной Руси, разрушенная еще при Батые, переживала процесс длительного становления, утяжеленного к тому же постоянными поборами в виде дани и просто разбойничьих набегов. Но, тем не менее, набиравшая в 60-70-х годах политические и военные силы Русь готовилась к схватке с Ордой, всё еще сохранившей свой политический и военный потенциал.

 

Со второй половины 15 в. Москва стала столицей образовавшегося Русского централизованного государства. В связи с этим неизмеримо выросло ее политическое, культурное и экономическое значение. С этого времени все важнейшие события в жизни русского народа связаны с Москвой, которую В 14-15 вв. Москва становится культурным центром всего русского народа. В Москве возникли общерусские летописные своды, развивавшие идею единства Русского государства, создался цикл повестей о Мамаевом побоище (Куликовской битве), в том числе поэма «Задонщина». Московская архитектура, живопись и прикладное искусство достигли высокого уровня, положив начало так называемой московской школе. Крупнейшим московским художником конца 14 - 1-й трети 15 вв. был Андрей Рублев писатели того времени называют «царствующим градом».

 

 


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 32; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Влияние татаро-монгольского ига на становление российской государственности. | Московское государство в конце XIV – начале XVI вв.
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.014 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты