Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Общественно-политическая и культурная жизнь




Среди ожиданий первых послевоенных лет были на­дежды на демократические перемены. Их питало и то, что в годы войны власти пошли на некоторые идеологи­ческие послабления. В смертельной схватке с немецким фашизмом для поддержания морального духа народа использовались любые средства, будь то религиозные про­поведи или образы храбрых и мужественных героев, имевшихся в национальной сокровищнице любого на­рода. С приближением победы, когда враг был уже вы­теснен за пределы Советского Союза, режим возвращал­ся к жестким рамкам официальных догм, возобновле­нию репрессий.

Под жестким идеологическим контролем. ВТатар­стане началом такого идеологического поворота стало принятое 9 августа 1944 г. постановление ЦК ВКП(б) «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной орга­низации». Возглавить ее предстояло З.И. Муратову. Он был утвержден в этой должности 12 августа 1944 г. и стал первым руководителем областной организации из числа татар.

В последующей истории республики документ сыг­рал особую роль. Он на десятилетия определил установ­ки в области национальной политики для местных вла­стей, перекрыл пути объективного изучения истории та­тарского народа. Получившее строгие указания руко­водство республики должно было проводить тщательную работу по отслеживанию и недопущению проявлений национализма в деятельности творческой интеллиген­ции.

Неотъемлемой частью идеологических кампаний яв­лялось насаждение великодержавных настроений. Офи­циальная пропаганда особый упор делала на приорите­те русской государственности, русской культуры, вооб­ще всего русского. Тон ей задал И.В. Сталин. В мае 1945 г. во время празднования победы он назвал рус­ский народ «наиболее выдающейся нацией из всех на­ций, входящих в состав Советского Союза». Вскоре был выдвинут тезис о русском народе как старшем брате других народов страны.

Особой скрупулезностью отличался надзор властей за деятельностью Института языка, литературы и исто­рии, являвшегося главным очагом татарской гумани­тарной науки. В октябре 1944 г. работа ИЯЛИ подверг­лась жесткой критике со стороны обкома ВКП(б) в спе­циально принятом по этому вопросу постановлении. В нем содержались основные идеологические установки, которым должны были следовать в своей деятельности историки, литературоведы, языковеды. Им предписы­валось все позитивное в истории татарского народа свя­зывать только с прогрессивной ролью русского народа и Российского государства. Те же страницы истории, которые были связаны с периодом государственного могу­щества татарского народа, а также с мусульманским Во­стоком полагалось либо замалчивать, либо трактовать негативно.

Пожалуй, наиболее пристальное внимание со сторо­ны властей вызывали труды по истории татарского народа, особенно темы Золотой Орды, завоевания Казанского ханства, джадидизма. В 1949 г. по идеоло­гическим мотивам был раскритикован сборник статей отдела истории «Происхождение казанских татар». Его авторы, известные историки академик Б. Греков, А. Смир­нов, Н. Калинин, Е. Чернышев, обвинялись в «недоста­точной приверженности марксистско-ленинской идео­логии, в объективистском подходе к освещению исто­рии, переоценке влияния мусульманского востока и не­дооценке влияния Руси в этногенезе татар».

Тщательному идеологическому анализу подверга­лись учебники. Дважды в 1948 и 1952 гг. был жестко раскритикован учебник-хрестоматия по татарской ли­тературе для 8 класса средней школы. Авторов обви­нили в том, что они «оказались в плену буржуазного объективизма», включив в хрестоматию «вредные про­изведения», среди которых были труды Г. Кандалыя, Ф. Хал ид и. В результате опале подверглись имена и произведения людей, составляющих гордость татарской литературы.

Власти пресекали проявления свободомыслия прак­тически во всех науках. С 1947 г. началось идеологи­ческое наступление на биологию, философию, языкозна­ние, закончившееся разгромом ряда направлений в этих науках и запретом на изучение некоторых «крамоль­ных» проблем. В 1948-1950 гг. Татарский обком ВКП(б) принял ряд решений, в которых с идеологических пози­ций была осуждена деятельность ученых-юристов КГУ, станции животноводства Татарского научно-исследова­тельского института по сельскому хозяйству, препода­вателей финансово-экономического института. Ученых обвинили в том, что они в своих публикациях приходи­ли к выводам, не отвечавшим коммунистической идео­логии.Общий курс на ужесточение партийного контроля над духовной жизнью коснулся и художественной интел­лигенции. От них требовали воспевать пафос восстанов­ления, изображать лучшие черты и качества советского человека, позитивные явления современной советской действительности. Дореволюционное прошлое, же долж­но было представать перед читателем и зрителем, не­пременно, в мрачных тонах. Произведения, не отвечав­шие данному критерию, как бы талантливо они не были написаны, ждала печальная участь. В конце 40-х гг. раз­громной критике подверглись либретто оперы «Алтын-чеч» Н. Жиганова, пьеса «Жирен чичен» и другие про­изведения Н. Исанбета, а также произведения Ф. Хусни, С. Баттала, М. Амира. Как не соответствующие партий­но-коммунистическим установкам были запрещены к показу около двух десятков спектаклей.

Как известно, в годы войны не проводились выборы в Советы всех уровней, не было созвано ни одного съезда профсоюзов и комсомола. В 1946-1948 гг. состоялись выборы сначала в Верховный Совет СССР, позднее в Со­веты союзных и автономных республик, местные Сове­ты. Регулярными становились отчеты и выборы в проф­союзных и комсомольских организациях. Оживившая­ся деятельность Советов, комсомольских, профсоюзных организаций призвана была свидетельствовать о возвра­щении политической жизни страны в нормальное рус­ло, дальнейшем развитии социалистической демокра­тии. В действительности же это было совсем не так.

Политические репрессии.С окончанием войны с новой силой заработала репрессивная машина. Ат­мосферой особой подозрительности, недоверия были окружены бывшие военнопленные, лица, находившие­ся на оккупированной территории. Сотни тысяч лю­дей оказались в местах заключения, за колючей про­волокой или в ссылке. Их судьбу разделили защит­ник Брестской крепости П.М. Гаврилов, бесстрашный летчик М.П. Девятаев, участник французского движе­ния Сопротивления А.Г. Утяшев. Лишь в середине 1952 г. было прекращено оперативное розыскное дело на Мусу Джалиля.

Новым импульсом для репрессий послужило секрет­ное постановление правительства, принятое в феврале 1948 г., согласно которому все лица, отбывшие срок заключения после большого террора тридцатых годов, вновь попадали за решетку. В широком ходу были об­винения в антисоветской деятельности и совершении контрреволюционных актов. По этим статьям, главным образом, за неосторожные высказывания политическо­го характера часто привлекались молодые люди. Лаге­ря пополняли и колхозники, не выполнявшие установ­ленные нормы выработки в общественном хозяйстве.

Не обошли стороной репрессии и интеллигенцию. На несколько лет были лишены свободы молодые пи­сатели Аяз Гилязов, Гурий Тавлин, Суббух Рафиков.

За период 1946-1953 гг. в республике было арестовано по политическим мотивам 1368 и осуждено 1115 человек.

Наука, образование, культураПослевоенные годы -это время не только огромных утрат в духовной жизни. Наука, образование, культура не стояли на месте. Получи­ли развитие казанские геометрическая, механическая, ал­гебраическая, астрономическая школы. В области гео­метрии и механики плодотворно работали Б.Л. Лап­тев, Н.Г. Четаев, Ю.Г. Одиноков, М.Т. Нужин, Х.М. Муштари, А.З. Петров, математики — Б.М. Гагаев, Г.С. Салехов, астрономии — А.Д. Дубяго, Д.Я. Мартынов, И.А. Дюков, Ш.Т. Хабибуллин. В Казани возникла школа физиков, занятых изучением парамагнитного резонанса. Весомый вклад в его исследование внесли Б.М. Козырев и С.А. Альтшулер. Под руководством Н.Г. Чеботарева сложился один из крупнейших центров по изучению высшей алгебры, СМ. Кочергина — центр по изучению электрохимичес­ких процессов. Труды Н.Г. Чеботарева были удостоены Государственной премии. Учениками его школы стали В.В. Морозов, И.Д. Адо.

Открытие в республике большой нефти послужило им­пульсом развития геологической науки. Л.М. Миропольский, Е.И. Тихвинская, В.А. Полянин, М.С. Кавиев и дру­гие ученые вели исследования недр, геологической исто­рии и нефтеносности Волжско-Камского края. В этот пе­риод начата разработка научных подходов к увеличению нефтеотдачи группой ученых Казанского университета под руководством Н.Н. Непримерова.

Определенное развитие получила высшая школа. В 1946 г. был вновь открыт Казанский инженерно-строи­тельный институт, шесть лет спустя в КГУ восстанов­лен юридический факультет. В казанских вузах нача­лась подготовка преподавателей музыки, физкультуры, журналистов, мелиораторов, зоотехников, в Елабужском педагогическом институте - преподавателей иностранных языков. Татары составляли около одной трети студентов.

В послевоенный период в нормальное русло входи­ла работа общеобразовательных школ. Им были воз­вращены все здания, которые в годы войны были от­даны под госпитали, эвакуированные учреждения и организации. Общее число школ превысило довоенный уровень. В конце 40-х гг. в стране было введено обяза­тельное семилетнее образование.

На родном языке в конце 40-х гг. обучалось 95 про­центов детей татар. Однако в татарских школах увели­чивалось количество часов на изучение русского языка. Власти республики сами добивались этого, так как, не владея им, невозможно было получить среднее специ­альное и высшее образование. В результате обозначи­лась тенденция сужения сферы применения татарского языка.

В области литературы и искусства в послевоенный период плодотворно трудились писатели Абдурахман Абсалямов, Мирсай Амир, Гумер Баширов, Ибрагим Гази, Кави Наджми, Фатих Хусни, композиторы Назиб Жига­нов, Салих Сайдашев, Мансур Музаффаров, Джаудат Фай-зи, Александр Ключарев, художники Кондрат Максимов, Лотфулла Фаттахов, Харис Якупов. В 1951 г. Г. Баши­ров за роман «Честь» и К. Наджми за роман «Весенние ветры» были удостоены высокой награды — Государ­ственной (в то время Сталинской) премии СССР.

Таким образом, в послевоенный период обществен­но-политическая, духовная жизнь находилась под жест­ким партийно-государственным контролем. Под фла­гом демократизации, которая имела декоративный ха­рактер, происходило укрепление тоталитарного режи­ма. Об этом свидетельствовали массированные идео­логические кампании, новая волна репрессий.

Вопросы и задания

1. Какую роль в общественно-политической, культурной жизни рес публики сыграло постановление ЦК ВКП(б) от 9 августа 1944 г.?

2. Как это постановление отразилось на деятельности научной,художественной интеллигенции республики в послевоенныйпериод? 3. Расскажите о политических репрессиях в послево­енный период. Постарайтесь привлечь для этого дополнитель­ный материал. Возможно, это будут воспоминания ваших род­ственников, знакомых, соседей. 4. Какие достижения в облас­ти науки, образования, культуры были сделаны в послевоен­ный период?



Поделиться:

Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 141; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.006 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты