Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Процессы и противоречия в общественно-политической и культурной жизни




Консервативный курс проявился и в общественно-по­литической, культурной сферах жизни общества. Ужес­точилась цензура и контроль за состоянием умов. Были свернуты либеральные начинания предшествующего пе­риода, критика «культа личности», прекращена реаби­литация жертв сталинских репрессий. Масса принимае­мых законов носила декларативный характер. Ущем­лялась самостоятельность республик, национально-госу­дарственных образований. При этом консервативные тенденции облекались в демократическую форму.

В условиях «растущей интернационализации». Воб­щественно-политической жизни царила атмосфера бла­годушия и самовосхваления. В материалах XXIV съезда КПСС был закреплен тезис о построении в СССР разви­того социалистического общества. Это общество рассмат­ривалось как высшее достижение социального прогресса.

В таких условиях в пропаганде настойчиво тиражи­ровались идеи о «неоспоримых преимуществах» совет­ского строя и «великих победах», достигнутых под ру­ководством КПСС.

«Достижения» надлежало выявлять во всех сферах общественной жизни. Так, считалось, что в СССР полностью и окончательно решен национальный вопрос. Ис­токи этого по установившейся традиции находили в октябрьской революции 1917 г. На торжественном со­брании, посвященном 60-летию образования ТАССР, пер­вый секретарь Татарского обкома КПСС P.M. Мусин го­ворил: «Именно великий Октябрь ознаменовал корен­ной поворот в судьбе татарского народа, принес ему, как и всем народам страны, освобождение от оков социаль­ного и национального гнета, вывел на широкую магист­раль перехода ... из бездны страданий, нищеты, муче­ний, голода, отчаяния к светлому будущему коммунис­тического общества».

Между тем существовала масса насущных про­блем национального развития. Немало противоречий порождал форсируемый процесс интернационализации общественной жизни. Ведь, несмотря на постоянные заявления о недопустимости искусственного стирания национальных особенностей, практически торжество­вала линия на ускоренное «слияние наций и язы­ков».

В многонациональных регионах, к которым отно­сился и Татарстан, не были обеспечены равноправный статус всех языков, их свободное развитие и функцио­нирование. В таких условиях все большее количество татар предпочитало получить образование на русском языке, что неизбежно приводило к дальнейшему су­жению сферы применения татарского языка. Уже в се­редине 60-х гг. наблюдался довольно высокий процент детей рабочих-татар, хорошо владеющих татарским язы­ком, но предпочитающих учиться в русских школах. Так, по результатам анкетных опросов число детей, прове­денных в этот период, из семей рабочих-татар, обучаю­щихся в школах на русском языке, составило почти 88%. Руководством республики это расценивалось как про­цесс «прогрессивного сближения наций в период строи­тельства коммунизма».

В официальной пропаганде интернационализация выглядела сугубо положительным явлением. Так, на одном из собраний партийного актива Ф.А. Табеев от­мечал: «Хорошая основа для интернационального воспитания в республике имеется. У нас каждый произ­водственный коллектив многонациональный, нет обо­собления по национальной принадлежности, по месту жительства, дети разных национальностей воспитыва­ются в единых детских садах, а посмотрите, сколько у нас межнациональных браков».

Пропагандистские стереотипы воспринимались дале­ко не всей частью общества. Интернационалистская фра­зеология не могла заглушить оппозиционных настрое­ний среди татарской общественности. Так, в 1965 г. вы­ступивший на читательской конференции инженер оп­тико-механического завода Э. Зайнуллин сказал: «Ок­тябрьская революция, сделавшая много для окраинных народов, не дала пользы татарам и башкирам, культура Татарии по сравнению с развитием культуры Кирги­зии, Казахстана и Узбекистана стала отставать. Эко­номический уровень рабочего в Татарии ниже, чем в Московской области или на Украине». Никто из зала не возразил ему.

Проблема сохранения татарского языка, культуры ча­сто обсуждались на литературных вечерах, кружках, съез­дах творческих работников, во время неформальных встреч в кругу единомышленников. Многим современ­никам особенно запомнились критические выступления писателя Н. Фаттаха. В 60-е гг. популярными были по­ездки творческой интеллигенции в Булгар, где у древ­них святынь острота наболевших проблем ощущалась по-особому, и они обсуждались с особой откровеннос­тью.

Татарская интеллигенция не просто говорила о тре­вожном состоянии татарской культуры, но пыталась и действовать. В 1964-1965 гг. возникли неформальные группы, которые обращали внимание властей на небла­гоприятную языковую, культурную ситуацию в респуб­лике. Они стремились поддерживать национальное са­мосознание татар, живших за пределами республики, снабжая их татарской литературой, республиканскими газетами и журналами. Однажды дело дошло до разбра­сывания листовок на съезде писателей с требованием организовать молодежный татарский журнал.

Многие представители татарской интеллигенции про­тивостояли конформистским настроениям в обществе. Редакция журнала «Казан утлары» часто публиковала материалы, темы которых не вполне поощрялись влас­тями. Так, на его страницах была развернута дискуссия о происхождении башни Сююмбеки. Известный татар­ский артист Г. Шамуков написал статью, в которой убе­дительно аргументировалось татарское происхождение этой башни. Статья вызвала заметный общественный резонанс.

Органы госбезопасности выявляли людей, не лояль­ных к существующему режиму. Как следует из записки КГБ и Генеральной прокуратуры СССР, поступившей в ЦК КПСС в ноябре 1972 г., «политически вредное груп­пирование» было вскрыто и в Казани.

В мае 1977 г. на всенародное обсуждение был вынесен проект новой Конституции СССР, которая была принята в октябре этого же года. В 1978 г. были также приняты Конституции РСФСР и ТАССР. Представители татарской интеллигенции вновь вернулись к проблеме повышения государственного статуса республики. Однако властями воп­рос о преобразовании ТАССР в союзную республику не был даже поставлен в повестку дня. Конституционное строи­тельство никаких существенных изменений в права на­ционально-государственных образований не внесло.

Духовная сфера.Официальная пропаганда настойчиво проводила мысль о торжестве ленинской национальной политики. При этом высоко оценивались изменения, произошедшие в духовной сфере жизни общества. Дей­ствительно, наука, культура в республике не стояли на месте, расширились возможности получения среднего и высшего образования, повысился интеллектуальный уровень населения. Вместе с тем, в духовной сфере усилились процессы идеологизации, негативно отра­зившиеся на развитии татарской культуры.

Во второй половине 60-х - начале 80-х гг. существенно обновилась материальная база науки и культуры. Для Ка­занского университета было возведено два современных высотных здания. Появились новые здания и у Казанско­го филиала Академии наук, многих вузов. Были открыты Дом актера, Дом архитектора. Распахнули свои двери кон­цертный зал консерватории, Выставочный зал Союза ху­дожников республики. В Казани, во многих районных цен­трах были построены дворцы культуры.

Развивались казанские научные школы. По многим естественнонаучным направлениям они продолжали пользоваться всемирной известностью. В 1978 г. акаде­мику Б.А. Арбузову и члену-корреспонденту Академии наук СССР А.Н. Пудовику была присуждена Ленинская премия в области науки и техники. Фундаментальные научные проблемы разрабатывали профессора С.А. Аль-тшулер, П.А. Кирпичников, Х.М. Муштари, А.П. Норден, М.Т. Нужин, Г.Г. Тумашев, многие другие ученые.

Расширилась сеть вузов, специальных учебных заве­дений. В Казани были открыты филиалы Московского энергетического института, Ленинградского института культуры им. Н.К. Крупской, Волгоградского института физической культуры, основан техникум торговли. Всего к началу 80-х гг. в республике насчитывалось 13 институ­тов, 60 средних специальных учебных заведений.

В середине 70-х гг. в республике, как и по всей стране, был завершен переход к всеобщему среднему образованию. Образовательный уровень работников вырос во всех сфе­рах экономики и культуры республики. Неуклонно росла доля татар, занятых в интеллектуальных сферах труда. Из научных работников республики каждый четвертый док­тор наук, каждый третий кандидат наук и каждый тре­тий аспирант были татарами, а еще в 40-е гг. научных работников «со степенью» среди татар были единицы. В середине 70-х гг. более 35% специалистов народного хо­зяйства республики являлись татарами.

Однако наряду с этими достижениями в республике имелись и немалые проблемы. Здесь не было своей Ака­демии наук. Такого рода научные учреждения могли быть созданы только в союзных республик. Казанский Госу­дарственный университет не располагал даже кафедрой татарской истории.

В стесненных идеологическими рамками условиях приходилось работать ученым гуманитарного профиля. Особенно это касалось представителей исторических дисциплин. Известный физик К.А. Валиев как-то заметил, что он выбрал физику, а не историю, которую любил, понимая «узость пространства» для деятельности исто­рика при существовавших условиях.

Имелись значительные различия в уровне образова­ния городского и сельского населения. Все более отста­вало от требований времени качество образования.

Отсутствовали по-настоящему широкие условия для удовлетворения духовных запросов татарского населе­ния. Между тем, с его стороны отмечался постоянный интерес к национальной истории и культуре. Об этом свидетельствовали многочисленные письма, обращения татар в руководящие органы, средства массовой инфор­мации. Так, полное обиды на Казанское телевидение пись­мо направил в Татарский обком КПСС житель поселка Бавлы СВ. Рахимов. «Мы, телезрители, — пишет он, — не можем утвердительно сказать, что татарская теле­студия есть, так как мы не видим никакой ее рабо­ты...» Читатель Г. Ширгазин из Казани пишет: «Мне 22 года. Люблю культуру своего народа. Почему бы не выпускать художественные фильмы на татарском язы­ке?» А. Сабиров из Набережных Челнов с упреком ука­зывает на то, что национальное музыкальное искусство обречено на забвение. «Другие нации с раннего детства воспитывают у детей любовь к своей музыке», — заме­чает он.

Из письма А. Кацюбы становится понятным, что потребность выучить татарский язык существовала не только у татар, удовлетворить же ее было почти не­возможно. «Я прожила в Казани большую часть жиз­ни, но не умею говорить по-татарски. С величайшим трудом мне удалось раздобыть самоучитель Р.С. Газизова, изданный в 1960 г. тиражом 6 тысяч экземп­ляров. ...С его помощью я усвоила грамматический строй татарского языка, набрала определенный запас слов», — написала она в своем письме в «Вечернюю Казань» в 1981 г. Далее читательница просила орга­низовать какие-нибудь курсы, так как «в своем желании научиться говорить по-татарски я далеко не одинока».

О большом интересе к татарской культуре свидетель­ствовали неизменные аншлаги в Татарском академичес­ком театре им. Камала и Татарском республиканском передвижном театре (ныне Татарский театр драмы и комедии им. К. Тинчурина). В репертуаре Камазовского театра были татарская, русская и мировая классика, со­временные пьесы. Значительными событиями в театраль­ной жизни стали постановки сценических произведе­ний К. Тинчурина «Голубая шаль», «Угасшие звезды», Н. Исанбета «Миркай и Айслу», Ш. Хусаинова «Мама приехала», Т. Миннуллина «Альмандар из Альдермыша».

Постоянного зрителя имел Татарский театр оперы и балета им. М. Джалиля. В 1971 г. здесь состоялась пре­мьера балета Э.З. Бакирова «Су анасы» («Водяная»). Обновлял свой репертуар Казанский Большой драма­тический театр им. В.И. Качалова. В нем были постав­лены такие пьесы, как, например, «Зыковы» Горького, «Океан» Штейна, «Бег» Булгакова, «Быть или не быть» Гибсона. Увеличивалось число народных театров.

В 1966 г. был организован Государственный симфо­нический оркестр. На протяжении 12 лет его возглав­лял видный дирижер, народный артист СССР Натан Рах-лин. Оркестр трижды становился лауреатом всероссий­ских и всесоюзных конкурсов. Коллектив первым ис­полнял симфонические произведения татарских компо­зиторов.

В области симфонической музыки начали активно проявлять себя выпускники Казанской консерватории: Ф.А. Ахметов, Р.А. Еникиев, Р.Ф. Абдуллин, Л.М. Батыр-Булгари, Л.А. Хайрутдинова, Ш.Х. Тимербулатов и др. Лучшие достижения татарской симфонической му­зыки связаны с симфониями Н.Г. Жиганова, А.З. Монасыпова, Ф.А. Ахметова.

Песни и романсы татарских композиторов популяри­зировали признанные исполнители Альфия Авзалова, Ша­миль Ахметзянов, Эмиль Залялетдинов, Ренат Ибрагимов, Ильгам Шакиров. Одними из самых любимых в народе были произведения Сары Садыковой и Рустема Яхина.

Несмотря на усиление идеологического контроля, рас­ширился диапазон творчества татарских писателей. Во многом по-новому зазвучала тема деревни в повестях Р. Тухватуллина «О чем поют капли», «Ягодные по­ляны», М. Хабибуллина «Гора с горой не сходится», его же романе «Водовороты». Острые морально-этические проблемы современности были поставлены в произве­дениях А. Гилязова «Посредине», «В пятницу вечером», «Петух на плетне», «За околицей луга зеленые», А. Бники «Невысказанноезавещание», «Умиротворение», «Со­весть», А. Расиха «Два холостяка».

С тревогой об эрозии народной памяти, ухудшении отношения человека к природе писал Г. Баширов в ав­тобиографической повести «Родимый край - зеленая колыбель», романе «Семь родников». Историческая те­матика освещалась в романах Н. Фаттаха «Итиль-река течет», «Свистящие стрелы», трагедии «Кул Гали», повес­ти Г. Ахунова «Ардуан батыр», романе Э. Касимова «Чул-ман - река внуков». В 60-70-е гг. татарская поэзия была представлена произведениями Ш. Галиева, Р. Файзул-лина, Р. Хариса, Г. Рахима, Р. Гатауллина, Р. Мингали-ма, Зульфата и др.

В области изобразительного искусства выделялись ра­боты Б. Урманче. В те годы он создал триптих «Татар­стан», скульптуры «Сагыш», «Весенние мелодии», Тулпар», проект архитектурно-мемориального комплек­са Г. Тукая в селе Новый Кырлай. Над новыми живопис­ными полотнами работали Л. Фаттахов, А. Прокопьев, К. Максимов. Скульптуры «Батыр», «Камазовец», «Юность» изваял Н. Адылов. Монументальные росписи и произведения станковой живописи «В родном ауле», «Зульфия - казанская красавица» были созданы И. Зариновым.

Труд многих творческих деятелей получил высо­кую оценку. Так, Государственной премии республики им. Г. Тукая были удостоены X. Туфан, И. Гази, Г. Ахунов, А. Бники, А. Гилязов, Государственной премии РСФСР им. М. Горького - Сибгат Хаким. Лауреатом Государственной премии РСФСР им. И. Репина в обла­сти изобразительного искусства стал художник X. Якупов, Государственной премии им. Тукая — скульптор В. Маликов, живописец Н. Кузнецов. Тукаевская пре­мия была вручена Б. Урманче. В 70-е гг. симфония Н. Жиганова «Сабантуй» была удостоена Государствен­ной премии СССР, а симфоническая поэма Ф. Ахметова, посвященная памяти Фарида Яруллина, - Государствен­ной премии РСФСР им. М. Глинки.

Награды отражали только парадную сторону жизне­деятельности творческих работников. Массовой прак­тикой были постоянные поучения, одергивания со сто­роны партийных органов. Деятелей литературы и ис­кусства призывали прославлять героику трудовых буд­ней, достижения развитого социализма. Попытки вос­создать подлинную картину советской действительнос­ти вызывали порицание за увлеченность теневыми сто­ронами жизни. Обращение к вопросам личной жизни человека, повседневного быта, семейных коллизий со­провождалось критикой за мелкотемье, узость интере­сов, недостаток идейности, гражданственности. Участи­лись запреты публикаций художественных и публицис­тических произведений, в которых шла речь об острых проблемах истории и современности. Специальные ко­миссии давали разрешение на выпуск театральных спек­таклей.

Однако повышение интеллектуального уровня обще­ства сопровождалось ростом в нем оппозиционных на­строений. Возникали неформальные группы, прежде все­го в среде студенческой молодежи, научной и творчес­кой интеллигенции. Среди татарских интеллектуалов вынашивались идеи национального движения. В конеч­ном счете, эти настроения нашли выражение в процес­сах демократизации, которые развернулись во второй половине 80-х гг.

Таким образом, жесткие идеологические установки на прославление достижений социализма и интернационализ­ма накладывали отпечаток на все сферы политической и культурной жизни республики в 60-80-е гг. Наряду с оп­ределенными успехами в области образования, науки, ис­кусства в республике имелись серьезные проблемы в раз­витии национальной культуры, языка. Эти проблемы поднимались общественностью, однако, в условиях все­властия партийно-чиновничьих структур, отсутствия под­линных демократических свобод не решались.

 

Вопросы и задания

1. Определите особенности общественно-политического разви-" тия республики во второй половине 60-х - начале 80-х гг. 2. Оха­рактеризуйте основные проблемы национального развития. 3. Расскажите о роли общественности в политической жизни республики. 4. Раскройте противоречия и главные тенденции в развитии науки, художественной культуры республики.



Поделиться:

Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 134; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.006 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты