Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Политическое и культурное развитие Татарстана в 90-е гг.




Борьба за статус союзной республики.Принятие Дек­ларации представляло собой важный, но лишь первый шаг на пути достижения реального политического суве­ренитета республики. За ним с неизбежностью должны были последовать новые шаги.

Движение республики по пути суверенитета происхо­дило в условиях столкновения нередко прямо противопо­ложных мнений. Их разброс обнаружился сразу после при­нятия Декларации о государственном суверенитете.

Национально-патриотические силы выступали за пол­ноправное членство Татарстана в составе федерации Союза ССР. При этом в национальном движении не было едино­душия по вопросам продвижения республики к реально­му суверенитету. Наиболее радикальную позицию зани­мала Татарская партия национальной независимости «Иттифак», образованная весной 1990 г. Она выступала за немедленное возрождение государства татарского народа, в котором государственным должен был быть признан только татарский язык. Близкую к ним позицию зани­мал образованный уже после провозглашения суверени­тета союз татарской молодежи «Азатлык».

Более умеренные идеи выражали представители ТОЦа и комитета «Суверенитет». Они выступали за постепен­ное наполнение суверенитета реальным содержанием че­рез развитие договорных отношений с Россией, други­ми регионами СССР.

Энергично отстаивали свои взгляды и приверженцы «единой и неделимой России». В первые же после при­нятия Декларации дни в Верховном Совете республики сформировалась группа «Народовластие». Она придер­живалась позиции, согласно которой Татарская респуб­лика в составе России должна была строить новое де­мократическое Российское государство.

Против выравнивания статуса союзных республик и Та­тарстана активно выступало республиканское отделение Де­мократической партии России (ДПР). Она добивалась рос­пуска СССР и создания самостоятельного Российского госу­дарства. Органичной частью этого государства, по мнению представителей партии, должен был стать и Татарстан.

Близкой к ДПР была позиция движений «Согласие», «Демократическая Россия», Социал-демократическая партия Татарстана, обвинявшие власти республики в сепа­ратизме. Наиболее непримиримыми противниками суве­ренитета являлись члены объединения «Русское собрание».

В конце 1990 г. они обратились в Верховный Совет ТССР с предложением приостановить действие «Декларации о государственном суверенитете республики» до проведения в стране референдума по вопросу сохранения СССР.

По поводу дальнейшего пути политического разви­тия Татарстана шла ожесточенная полемика в печати, бушевали митинговые страсти на улице.

Руководство Татарстана во главе с Председателем Вер­ховного Совета ТССР М.Ш. Шаймиевым находилось на центристских позициях. Оно стремилось к политической стабильности в республике. В 1990-1991 гг. официальная линия Татарстана заключалась в достижении признания центральными властями союзного статуса Татарстана. В своем выступлении на проходившей в ноябре 1990 г. сес­сии Верховного Совета СССР М.Ш. Шаймиев обосновал необходимость участия Татарстана в подписании нового союзного договора наравне с другими суверенными рес­публиками. Эта «особая позиция» Татарстана (так она оп­ределялась в политическом обиходе) не находила поддер­жки у союзных республик.

В первой половине декабря 1990 г. Верховный Со­вет республики заявил о готовности Татарстана высту­пить соучредителем Союза Суверенных Советских Рес­публик и самостоятельно подписать Союзный договор. К тому времени в центре уже высказывалась идея союза суверенных государств как основы нового Союзного до­говора. Предусматривалось, что в этом процессе равно­правными участниками станут все национально-государ­ственные образования, включая автономные.

Весной 1991 г. обстановка в республике вновь, как и летом 1990 г. накануне принятия Декларации о сувере­нитете, достигла высокого политического накала. Пово­дом послужило заключение Ново-Огаревского соглаше­ния между представителями девяти союзных республик и Президентом СССР. В соответствии с ним автономные рес­публики оставались за рамками процесса заключения нового Союзного договора. Соглашение «9+1» вызвало мощную волну протеста со стороны сторонников суверен­ного Татарстана. Митинги, заявления протеста, пикеты, бурные манифестации придавали решимости руководству республики в отстаивании «особой позиции».

В начале мая было принято совместное заявление власт­ных и общественных структур республики, в котором го­ворилось о фактическом отстранении Татарстана от под­писания Союзного Договора. Верховный Совет ТССР зая­вил о твердой позиции республики подписать этот дого­вор непосредственно и самостоятельно. С этой целью Та­тарстан вел активные переговоры с Россией, другими ре­гионами. 16 августа 1991 г. был заключен Договор о дружбе и сотрудничестве с Республикой Башкортостан, в кото­ром стороны признали суверенитет друг друга.

Подписание Союзного договора было намечено на 20 августа 1991 г. Но оно было сорвано действиями Го­сударственного Комитета по Чрезвычайному Положению (ГКЧП). Российское руководство решительно выступи­ло против ГКЧП. После подавления путча оно представ­ляло реальную политическую власть в Москве.

В изменившихся условиях большинство союзных рес­публик отказалось подписать Союзный Договор. По­пытки М.С. Горбачева реализовать идею образования Союза суверенных государств не увенчались успехом.

В декабре 1991 г. главы России, Украины и Белоруссии объявили о роспуске СССР и образовании Содружества Не­зависимых Государств. В связи с прекращением существо­вания СССР и образованием СНГ изменились условия борь­бы за признание суверенитета Татарстана. В конце 1991 г. Верховным Советом республики была принята Деклара­ция о вхождении Татарстана в СНГ. Однако этот документ был отвергнут учредителями Содружества.

Наполнение суверенитета реальным политическим содержанием.Важным шагом в укреплении суверени­тета стало учреждение института президентства в рес­публике. Это было сопряжено с весьма драматическими событиями. 13 мая 1991 г. Верховный Совет Татарстана принял два отдельных решения о проведении в респуб­лике выборов президента России и назначении выборов президента ТССР. В знак протеста против выборов Пре­зидента России на территории суверенного Татарстана народный депутат, лидер партии «Иттифак» Ф. Байрамова объявила политическую голодовку. К ней присое­динились еще 17 человек.

Это вызвало большой общественный резонанс в рес­публике. В городах при большом стечении народа практи­чески ежедневно проходили манифестации, митинги. Через две недели чрезвычайная сессия Верховного Совета приняла решение о выборах по отдельным спискам. Причем выборы президента России не имели обязательного характера.

12 июня 1991 г. президентом Татарстана был из­бран М.Ш. Шаймиев. Вице-президентом республики стал В.Н. Лихачев. Председателем Верховного Совета РТ был избран Ф.Х. Мухаметшин. Выборы российского президента в Татарстане не состоялись, так как подавляю­щее большинство татарстанцев не приняло в них участия.

Политическим испытанием обернулись для новой власти республики произошедшие в Москве события 19-21 августа. Непримиримую позицию заняли партии и движения пророссийской ориентации. Они требовали от­ставки Президента, обвинив его в поддержке ГКЧП. На­циональное движение, напротив, оценив заслуги руковод­ства республики по утверждению ее суверенитета, высту­пило в защиту Президента и Верховного Совета ТССР.

Осенью 1991 г. политическая нестабильность в респуб­лике усилилась. Дело доходило даже до стычек демонст­рантов с милицией. 15 октября представители националь­ного движения попытались ворваться в здание, где засе­дал Верховный Совет, чтобы потребовать от него зако­нодательного закрепления суверенитета Татарстана. 24 ок­тября 1991 г. постановление «Об акте государственной не­зависимости Республики Татарстан» было принято.

Однако политическая напряженность в республике не спадала. К концу 1991 г. она обрела форму парла­ментского кризиса. Депутаты группы «Татарстан», объе­динившей сторонников суверенитета, и «Народовластие», занимавшей противоположную политическую позицию, блокировали работу Верховного Совета неучастием в го­лосовании по решению спорных вопросов.

Кроме того, радикальное крыло национального движе­ния создало комитет по проведению всетатарского курултая (съезда). Съезд состоялся в феврале 1992 г., на нем был избран Милли Меджлис (Национальное собрание), ко­торый выражал готовность взять руководство республикой в свои руки в случае реальной угрозы суверенитету. Офици­альные власти объявили его общественной организацией.

Отражением процесса становления суверенной госу­дарственности Татарстана явилось утверждение его го­сударственных символов. Ими стали Государственный флаг (ноябрь 1991 г.), Государственный герб (февраль 1992 г.) и Государственный гимн (август 1993 г.).

Накануне 1992 г. в печати для всенародного обсужде­ния был опубликован проект новой Конституции РТ. Че­рез два месяца Верховный Совет республики назначил на 21 марта 1992 г. референдум по вопросу о ее государствен­ном статусе. Вопрос звучал так: «Согласны ли Вы, что Республика Татарстан - суверенное государство, субъект международного права, строящее свои отношения с Рос­сийской Федерацией и другими республиками, государ­ствами на основе равноправных договоров?»

Это решение заметно обострило отношения между Рос­сией и Татарстаном. Представители российской власти рассматривали референдум как попытку государственно­го переворота в масштабе всей России. Председатель Вер­ховного Совета Российской Федерации Р.И. Хасбулатов публично пообещал доставить руководителей республики в Москву в железной клетке. Появились слухи, что вок­руг границ Татарстана сконцентрированы российские вой­ска. За неделю до намеченного в Татарстане всенародного голосования Конституционный суд России объявил его не­законным, так как он не вполне отвечал конституцион­ным нормам РСФСР. Российская прокуратура потребова­ла закрыть участки для голосования. Наконец с призы­вом против референдума выступил по центральному теле­видению президент России Б.Н. Ельцин.

Об угрозе выхода из России шла речь в Обращении Вер­ховного Совета РСФСР к Верховному Совету, Президенту и народу Республики Татарстан. Президиум Верховного Сове­та республики вынужден был выступить со своим обращени­ем. В документе категорически отвергались обвинения рес­публики в сепаратизме. Президент Татарстана М.Ш. Шаймиев в своем выступлении по местному телевидению призвал избирателей выразить свою волю на референдуме.

В самой республике противники суверенитета разверну­ли мощную агитацию против участия в референдуме. В слу­чае участия они призывали ответить: «Нет — суверенитету». Ими всячески популяризировалась идея подписания Федера­тивного договора, предлагавшегося российскими властями. Накануне референдума повсюду в Казани были расклеены листовки противников суверенитета. Хлесткие выражения в отношении сторонников суверенитета сопровождались в них злобными рисунками. Чаще всего изображались активисты национального движения в виде зловещих лиц с зеленой повязкой или молодые люди в масках и грозной позе, а так­же карикатуры на лидеров национального движения.

С не меньшей активностью выступали и те, кто при­зывал участвовать в референдуме и дать положитель­ный ответ на его вопрос. Мощную агитационную кам­панию за это вели не только представители националь­ного движения. С аналогичными призывами к народу обращались писатели республики, Союз женщин Респуб­лики Татарстан, педагогические коллективы, ученые-гу­манитарии Казанского университета, других научных и учебных заведений. О своей поддержке республики зая­вили общественно-политические и культурные центры татар Башкортостана, Москвы, Самары.

Накануне референдума обстановка в Татарстане была на­калена до предела. Разрядить ситуацию помогло постановле­ние Верховного Совета Республики Татарстан «О разъясне­нии формулировки референдума, назначенного на 21 марта 1992 г.», носившего компромиссный характер. В нем было подчеркнуто, что цель референдума состоит в подтверждении Декларации, а не в вопросе о государственном обособлении Республики Татарстан от Российской Федерации.

21 марта на референдум пришло подавляющее боль­шинство граждан, из них 61,4% на поставленный воп­рос ответили «Да». Такой результат свидетельствовал, что большинство татарстанцев поддерживало курс на уг­лубление процесса суверенизации республики.

Следующим важным шагом по пути укрепления суве­ренитета явилось принятие бноября 1992 г. Конституции Республики Татарстан. В мае 1992 г. на X сессии Верхов­ного Совета РТ состоялось первое чтение проекта Конститу­ции Республики Татарстан. Конституционной комиссией были рассмотрены более пятисот поправок, поступивших от народных депутатов, в том числе более 130 от постоянных комиссий. Можно сказать, что ни один народный депутат, ни одна депутатская группа не остались в стороне от заинтересо­ванного обсуждения проекта Основного Закона.

На состоявшейся ХП сессии Верховного Совета была при­нята новая Конституция Республики Татарстан. Основной закон республики придал ее суверенитету правовую форму. Конституция подтверждала многие из принципов, отражен­ных в Декларации о государственном суверенитете 1990 г.

Согласно статье I Основного Закона РТ, «Республика Татарстан - суверенное демократическое государство, вы­ражающее волю и интересы всего многонационального на­рода республики... Государственный суверенитет есть неотъемлемое качественное состояние Республики Татарстан».

В целях укрепления суверенитета предпринимались активные дипломатические усилия. С 1991 г. началось учреждение представительств Татарстана в странах даль­него и ближнего зарубежья. В 1992 г. был образован Департамент по иностранным делам и вопросам СНГ. Ко второй половине 90-х гг. Татарстан заключил более 120 договоров и соглашений с этими странами, а также республиками и регионами Российской Федерации.

Договормежду Российской Федерацией и Республи­кой Татарстан.Политическое положение в республике оставалось сложным из-за нерешенности вопроса о вза­имоотношениях с Россией. Переговорный процесс, на­чавшийся 12 августа 1991 г., затягивался. Татарстан на­стаивал на закреплении в Договоре правовых гарантий суверенитета республики.

Этому препятствовало стремление ряда российских по­литиков сохранить унитарный характер России. Ситуа­ция усугублялась тем, что в России до декабря 1993 г. не была принята конституция, соответствовавшая ее новому политическому статусу после развала СССР. Подготовлен­ный к лету 1993 г. вариант Основного Закона Российской Федерации не предусматривал качественного обновления отношений между ее субъектами. Делегация Татарстана, категорически не согласившись с таким положением, от­казалась участвовать в работе Конституционного совеща­ния, сформированного для подготовки новой конституции Российской Федерации.

По этим же причинам еще раньше Татарстан вместе с Чеченской республикой не участвовал в подписании Фе­деративного Договора, состоявшегося 31 марта 1992 г.

Между тем, и во властных структурах России не было единства в подходах к развитию конституционного про­цесса. В них шла борьба по вопросу о том, быть ей пре­зидентской, парламентской или президентско-парламентской республикой. Неопределенность формы государ­ственности России осложняла процесс переговоров между ней и Татарстаном. Осенью 1993 г. в России разразился политический кризис, завершившийся обстрелом здания Верховного Совета и усилением президентской власти.

Указом российского президента Б.Ельцина на 12 декабря 1993 г. были назначены выборы в новые органы законода­тельной власти Федерального собрания вместо распущенных Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР, а также референдум по проекту Конституции Российской Фе­дерации. В новом основном законе были проигнорированы предложения Татарстана о принципах федеративного устрой­ства России. Президент Татарской республики назвал Кон­ституцию РФ «конституцией унитарного государства». В Та­тарской Республике российские выборы и референдум не состоялись, в них приняли участие менее 15% избирателей.

Повторные выборы в Федеральное собрание на терри­тории Татарстана были назначены на 13 марта 1994 г. Руководство республики успех этих выборов напрямую связывало с результатами переговорного процесса по заключению Договора между Россией и Татарстаном.

15 февраля 1994 г. Договор о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти РФ и органами государ­ственной власти РТ был подписан. Подписание Договора вызвало неоднозначные оценки в республике.

Приверженцы национально-патриотической линии выражали явное неодобрение Договора. Они рассматривали его как событие, прервавшее путь Татарстана к подлинному суверенитету. После подписания Договора национальное движение в республике заметно активи­зировалось. Уже 19 февраля 1994 г. состоялся II Всета-тарский народный курултай, объединивший радикаль­ные силы национального движения. На нем были при­няты политические документы, осуждавшие позицию ру­ководства республики. Последовал и ряд других акций со стороны тех, кто оценивал Договор негативно.

Сторонники пророссийской ориентации, напротив, охарактеризовали Договор как важную веху, призван­ную исправить политическую ситуацию в Татарстане.

Руководство Татарстана рассматривало Договор не столько как итоговое событие в утверждении полити­ческого суверенитета, сколько как достижение опреде­ленности в отношениях с Россией, необходимой для ре­шения насущных, все более усложнявшихся проблем в социально-экономической сфере. Что же касается по­литической оценки Договора, то Президент М.Ш. Шай­миев рассматривал его, как начало конструктивного ди­алога между равноправными государствами. Возвраща­ясь к этой проблеме, президент Татарстана в мае 2000 г. отметил, что «Договор явился образцом урегулирова­ния самых сложных политических конфликтов».

Вместе с тем в официальных кругах Татарстана, не было единства в оценке Договора. Широкий обществен­ный резонанс получила опубликованная весной 1994 г. в газете «Молодежь Татарстана» статья советника Пре­зидента Р.С. Хакимова «Год упущенных возможностей». В ней, хотя и говорилось о политической важности До­говора, в первую очередь отмечались его слабые стороны с юридической точки зрения. По мнению автора статьи, они были чреваты неблагоприятными последствиями для последующего развития Татарстана.

13 марта 1994 г. на территории Татарстана состоялись повторные выборы в Совет Федерации России, несмотря на то, что национальное движение выступало против их проведения. В Совет Федерации от Татарстана были из­браны М.Ш. Шаймиев и Ф.Х. Мухаметшин, в Государ­ственную Думу — Г.Е. Егоров, О.В. Морозов, В.Н. Алту­хов, Г.Г. Багаутдинов и В.В. Михайлов.В марте 1995 г. прошли выборы в Государственный Совет Республики Татарстан. В 1996 г. состоялись вторые в истории Республики Татарстан выборы Президента. На этот пост вновь был избран М.Ш. Шаймиев, за которого проголосовало 97% избирателей. Это говорило о том, что основная часть населения поддерживала проводившуюся в республике политику мира и стабильности, в чем боль­шая заслуга принадлежала ее Президенту. Принципиаль­ная приверженность М.Ш. Шаймиева мирному разреше­нию любых даже самых сложных общественных проблем, умение соблюсти баланс интересов снискали ему призна­ние в республике и за ее пределами.

Огромный интерес мировой общественности к опыту строительства взаимоотношений между Россией и Та­тарстаном проявился во время поездки Президента М.Ш. Шаймиева в США в октябре 1994 г. Во время встре­чи с учеными, политиками в Гарвардском университете возникла идея изучения этого опыта, получившего назва­ние «модель Татарстана». В 1995, 1996 гг. в Гааге состоя­лись международные встречи, в центре внимания которых был опыт Татарстана по разрешению конфликтов.

Важность и полезность татарстанского опыта в строи­тельстве демократической федерации отмечало новое ру­ководство России во главе с В.В. Путиным. Во время пре­бывания в республике в начале 2000 г. тогда исполняю­щий обязанности российского президента подчеркнул мысль о необходимости уважительного отношения к мес­ту и роли Татарстана в федеративных отношениях.

Этнокультурное развитие.«Модель Татарстана» не ог­раничивалась стержневой идеей политического компро­мисса. Это понятие во многом определяло проведение взве­шенной политики в сфере межнациональных отношений, политики культурного плюрализма.

В мае 1992 г. в республике прошел съезд народов Та­тарстана. На основе его решений была создана Ассоциа­ция национально-культурных обществ. Представители многих проживавших на территории республики нацио­нальностей образовали свои культурные центры, общества.

Большим консолидирующим событием в жизни та­тарского народа стало проведение в июне 1992 г. Всемирного конгресса татар. На этот беспрецедентный фо­рум съехались татары из более 40 стран мира. Председа­телем исполкома его был избран известный историк, ака­демик И.Р. Тагиров. В 1997 г. состоялся второй всемир­ный форум татар.

С 1992 г. действует Закон «О языках народов Респуб­лики Татарстан». Он исходит из необходимости всесторон­него развития культуры и языков народов республики, мак­симального использования творческого потенциала, обы­чаев и традиций каждого народа. С его принятием, а так­же Закона РТ «Об образовании», был дан импульс разви­тию национальной школы. Появилась возможность полу­чения в некоторых учебных заведениях высшего и средне­го специального образования на татарском языке.

Важным событием в научной жизни республики ста­ло создание в 1992 г. Академии наук Республики Татар­стан, президентом которой был избран известный уче­ный и государственный деятель М.Х. Хасанов. При АНТ были организованы новые институты. В 1993 г. открылся институт социально-экономических и правовых исследова­ний, в 1994 г. — на базе отдела Института языка, литературы и истории был создан Институт Татарской энциклопедии, которым в 1996 г. на базе ИЯЛИ были сформированы Ин­ститут истории и Институт языка, литературы и искусства.

Более представительным, многоплановым, многоязыч­ным стал мир средств массовой информации. Наряду с телерадиовещательной кампанией «Татарстан» появились новые каналы. Большую популярность быстро приобрел ка­нал «Эфир», в особенности программы «Город», «Республи­ка» , «Прямая связь». Своего читателя обрели новые периоди­ческие издания, в том числе газеты «Шахри Казан», «Время и деньги», «Татарские края», журналы «Идель», «Мирас», «Гасырлар авазы — Эхо веков», «Салават кулере» и др.

Многообразие культурных стилей, исполнительских , школ воплощают в себе ежегодные фестивали - оперный фестиваль им. Ф.И. Шаляпина и фестиваль классического балета им. Р. Нуриева. Традиционным стал театральный фестиваль им. К. Тинчурина, учрежденный в 1992 г.

В 90-е гг. в общественной жизни прочное место заня­ла религия. В республике верующим возвращались сохранившиеся и активно строились новые мечети и церк­ви. Почти одновременно было начато строительство в Крем­ле мечети Кул Шариф и реставрация Благовещенского собора. За последние десять лет XX столетия в республике было открыто, отреставрировано и построено около тыся­чи культовых зданий. В 1991 г. при Закабанной мечети в городе Казани было открыто первое медресе. С 1991 г. религиозные праздники Рождество и Курбан-байрам офи­циально объявлены праздничными днями.

Таким образом, в 90-е гг. Татарстан прошел слож­ный этап по пути становления своей государственнос­ти. Благодаря суверенитету сложилась новая система внутрифедеральных и международных связей. XXI в. несет с собой новые проблемы и задачи. Их достойное решение будет связано с достижением цели, обозначен­ной Президентом Республики Татарстан М.Ш. Шайми­евым на пленарной сессии Государственного Совета, посвященной 10-ой годовщине провозглашения Дек­ларации о суверенитете. «Может быть, я тороплю со­бытия, — сказал он, — но все-таки сегодня должен сфор­мулировать нашу стратегическую цель — превратить рес­публику в цивилизованный, высокоразвитый регион ев­ропейского уровня. Для этого у нас есть все необходи­мые материальные и организационные ресурсы, право­вые и политические условия. У нас есть воля и желание упорно трудиться».

Вопросы и задания

1. Представьте расклад политических сил по вопросу о путях S развития Татарстана после принятия Декларации о государ­ственном суверенитете. 2. С чем было связано стремление республики непосредственно подписать Союзный договор? Вспомните историю этого вопроса. 3. Назовите основные эта­пы в становлении государственности Республики Татарстан. 4. Проанализируйте оценки Договора РФ и РТ «О разграниче­нии предметов ведения и взаимном делегировании полномо­чий...». Выскажите свое мнение по их поводу. 5. Расскажите об изменениях в культурной жизни республики. 6. Дайте свою оценку развития школ, других учебных заведений. 7. Как, по-вашему, «торопится» ли Президент РТ М.Ш. Шаймиев, опреде­ляя главную цель республики на предстоящий период? Каким вы видите политическое будущее Татарстана? Проведите дис­куссию в классе на эту тему.

 

 


Поделиться:

Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 115; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты