Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


ГЛАВА 16. Капитан Немо. – Его первые слова




 

 

Капитан Немо. – Его первые слова. – История борца за независимость. – Ненависть захватчиков. – Спутники капитана Немо. – Жизнь под водой. – Один. – Последнее убежище «Наутилуса». – Таинственный добрый гений острова.

При этих словах человек, который лежал, поднялся, и лицо его стало ясно видно: прекрасная голова, высокий лоб, гордый взгляд, белоснежная борода, густые волосы, отброшенные назад. Человек оперся рукой о спинку дивана. Взгляд его был спокоен. Видно было, что болезнь медленно и постепенно подтачивала его силы. Но голос незнакомца, когда он заговорил, звучал твердо. С величайшим удивлением он произнес по-английски:

– У меня нет имени, сударь.

– Я знаю, кто вы, – ответил Сайрес Смит. Капитан Немо устремил на инженера сверкающий взгляд, словно желая испепелить его. Но тотчас же откинулся на подушки дивана и тихо проговорил:

– Не все ли равно… Я скоро умру. Сайрес Смит подошел к капитану Немо.

Гедеон Спилет взял старца за руку; рука его пылала. Айртон, Пенкроф, Харберт и Наб почтительно стояли в отдаленном углу зала.

Капитан Немо тотчас же отдернул руку и знаком предложил инженеру и журналисту сесть.

Все смотрели на него с нескрываемым волнением. Так вот он – тот, кого они называли добрым гением острова, этот могущественный человек, чье вмешательство так часто приносило им пользу, тот благодетель, которому они были обязаны великой признательностью. Пенкроф и Наб готовились найти божество, но видели перед собой человека, и этот человек был накануне смерти.

Но как мог Сайрес Смит знать капитана Немо? Почему последний с такой живостью поднялся, услышав имя, которое он считал никому не известным?

Капитан Немо снова сел. Опершись на локоть, он смотрел на инженера, который поместился с ним рядом.

– Вы знаете имя, которое я носил, сударь? – спросил он.

– Да, я знаю его и знаю название этого великолепного подводного корабля.

– «Наутилуса»? – сказал, слегка улыбаясь, капитан Немо.

– Да, «Наутилуса».

– Но знаете ли вы… знаете ли вы, кто я?

– Я знаю и это.

– А между тем я уже много лет как порвал связь с обитаемым миром, уже много лет я живу в глубине морской. Только на дне моря нашел я независимость. Кто же мог выдать мою тайну?

– Человек, который не брал на себя никакого обязательства перед вами, капитан Немо, и которого нельзя обвинять в вероломстве.

~ Француз, которого случай забросил на мой корабль несколько лет назад?

– Да, он.

– Значит, этот человек и два его спутника не погибли в водовороте, в который попал «Наутилус»?

– Они не погибли, и на французском языке появилось сочинение «Восемьдесят тысяч километров под водой», в котором рассказывается ваша история…

– История лишь нескольких месяцев моей жизни, сударь, – с живостью перебил инженера капитан Немо.

– Вы правы, но нескольких месяцев этой необычайной жизни достаточно, чтобы вы стали известны…

– …как великий преступник, конечно, – сказал капитан Немо, на губах которого промелькнула высокомерная улыбка. – Да, как бунтовщик, быть может, изгнанный из среды человечества. Инженер промолчал.

– Что же вы не отвечаете, сударь?

– Не мне судить капитана Немо, по крайней мере, за его прошлую жизнь, – сказал Сайрес Смит. – Я не знаю, как и никто не знает, каковы были мотивы этого необычайного образа жизни, и не могу осуждать последствий, не ведая причин. Но зато я знаю, что с самого нашего прибытия на остров Линкольна над нами простерлась благодетельная рука, что все мы обязаны жизнью могущественному, доброму и великодушному человеку и что этот могущественный, добрый и великодушный человек – вы, капитан Немо.

– Да, это я, – кратко ответил капитан. Инженер и журналист встали. Их товарищи приблизились и хотели выразить словами и жестами признательность, переполнявшую их сердца.

Капитан Немо знаком остановил их и, более взволнованно, чем сам хотел бы, проговорил:

– Сначала выслушайте меня.

В немногих словах, кратких и точных, капитан Немо рассказал историю всей своей жизни.

Его рассказ был недолог, но, чтобы закончить его, капитану Немо пришлось собрать все свои силы.

Было ясно, что он с трудом преодолевает слабость. Несколько раз Сайрес Смит просил его отдохнуть, но старец отрицательно качал головой, как человек, который не уверен, что доживет до завтра. Журналист предложил ему свои услуги как врач, но капитан Немо ответил:

– Это не нужно. Мои дни сочтены.

Капитан Немо был индус, принц Даккар, сын раджи, правителя Бандельканда – в то время независимой от англичан территории – и племянник индийского героя Типпо-Саиба. Когда мальчику исполнилось десять лет, отец послал его в Европу, желая дать ему законченное образование. При этом раджа втайне надеялся, что его сын получит возможность бороться равным оружием с теми, кто угнетает его родину.

С десяти до тридцати лет принц Даккар, одаренный блестящими способностями, выдающимся умом и благородной душой, поглощал всевозможные знания. Он много успел в науках, литературе и искусствах.

Принц Даккар объехал всю Европу. Его богатство и происхождение делали юношу желанным гостем для всех, но мирские соблазны никогда не привлекали его. Молодой и красивый, он был серьезен и мрачен. Он горел жаждой знания, жажда мести владела его сердцем.

Принц Даккар ненавидел. Он ненавидел ту единственную страну, куда он не пожелал ступить ногой, единственный народ, чьи заискивания он неизменно отвергал. Он ненавидел Англию, и эта ненависть была тем сильнее, что многое в Англии восхищало его.

Этот индус сосредоточил в себе всю ненависть побежденного к победителю. Угнетатель не находил прощения у угнетенного. Сын одного из трех князей, которых Соединенное королевство сумело подчинить себе только юридически, вельможа из рода Типпо-Саиба, с детства обуреваемый жаждой мести, протеста и любовью к своей поэтической родине, скованной цепями англичан, не пожелал ступить ногой на проклятую им землю, хозяева которой обрекли Индию на рабство.

Принц Даккар стал художником: сокровища искусства преисполняли его благородным восторгом; он сделался ученым, для которого не было тайн в высших науках; государственным деятелем, изучившим все тонкости дипломатии при европейских дворах. Поверхностный наблюдатель мог принять его за одного из тех «граждан мира», которые хотят все знать, но не желают действовать, за богатого путешественника с высокомерным и отвлеченным умом, бродящего по свету и не имеющего родины.

Это было неверно. Художник, ученый, государственный деятель остался индусом в душе, индусом, жаждущим мщения, индусом, который надеялся когда-нибудь вернуть родине утраченные права, изгнать оттуда чужеземцев, снова сделать Индию независимой.

В 1849 году принц Даккар возвратился в Бандельканд. Он женился на благородной индуске, сердце которой, как и его, над скалами. Рулевой и лоцман навзничь упали в лодку. Пули двое детей, он очень любил их. Но, наслаждаясь семейным счастьем, Даккар не забывал о порабощении Индии. Он ждал удобной минуты. И эта минута наступила.

Иго англичан стало невыносимым для народов, населяющих Индию. Принц Даккар сделался глашатаем недовольных. Он заразил их ненавистью, которую питал к чужеземцам. Он объехал не только не зависимые еще области полуострова Индостан, но и провинции, непосредственно подчиненные британским властям. Он напоминал о героических днях Типпо-Саиба, который пал смертью храбрых в Сирингапатаме, защищая свою родину.

В 1857 году разразилось великое восстание сипаев

Восставшими была захвачена почти вся северная Индия. Но отсутствие единого командования, феодальная раздробленность Индии и предательство феодалов помогли англичанам подавить восстание. Индия была подвергнута террору, во многих местах была устроена резня.».

Душой его был принц Даккар. Он организовал этот гигантский протест. Он отдал этому делу все свои таланты, все свое состояние. Он не жалел самого себя: сражаясь в первых рядах бойцов, он рисковал жизнью, как любой из незаметных героев, которые поднялись, чтобы освободить родину. В двадцати сражениях он получил десяток ран, но не умер даже тогда, когда последние борцы за независимость пали, сраженные пулями англичан.

Никогда господство Британии в Индии не подвергалось такой опасности. Если бы оправдалась надежда сипаев и они получили поддержку извне, может быть, наступил бы конец владычеству Соединенного королевства в Азии.

Имя принца Даккара покрылось славой. Его храбрый носитель не таился и выступал открыто. За его голову назначили цену, и если не нашлось предателя, который его выдал, то отец и мать героя, его жена и дети заплатили за него своей жизнью раньше, чем он узнал, какой опасности подвергаются его близкие.

Право и на сей раз уступило силе. Но цивилизация никогда не отступает. Сипаи были побеждены, и страна древних раджей снова подпала под владычество Англии, еще более жестокое.

Принц Даккар, которому не пришлось умереть, возвратился в горы Бандельканда. Он остался навеки один. Принц Даккар собрал все, что осталось от его богатства, призвал к себе десятка два самых верных своих товарищей, и в один прекрасный день все они исчезли.

Где же думал принц Даккар найти независимость, в которой ему отказал наш обитаемый мир? Под водой, в пучине морей, куда никто не мог за ним последовать.

Воин превратился в ученого. На одном пустынном острове в Тихом океане он построил свои мастерские. Там по его чертежам был создан подводный корабль. Средствами, которые когда-нибудь станут всем известны, принц Даккар сумел использовать огромную механическую силу электричества. Добывая его из неисчерпаемых источников, ученый применил электричество для всех нужд своего плавучего снаряда – оно двигало, согревало и освещало подводный корабль. Море с его огромными сокровищами, мириадами рыб, бесконечными полями водорослей, огромными морскими млекопитающими – не только все то, что похоронила в море природа, но и то, что потеряли в его пучинах люди, пошло на удовлетворение потребностей принца и его экипажа.

Таким образом, исполнилось заветнейшее желание принца Даккара – ведь он не хотел иметь никакой связи с землей.

Он назвал свой корабль «Наутилус», себя самого – капитан Немо и скрылся в морской глубине.

В течение многих лет капитан Немо посетил все океаны от полюса до полюса. Изгнанный из обитаемого мира, он собрал в этих неведомых мирах дивные сокровища. Миллионы, погибшие в бухте Виго вместе с испанскими кораблями в 1702 году, явились для капитана Немо неисчерпаемым источником богатства, которое он неизменно употреблял, оставаясь неизвестным, на пользу народов, боровшихся за свою свободу.

Итак, капитан Немо давно уже потерял связь со своими ближними. Но в ночь на 6 ноября 18… года на борту его корабля оказались три человека. Это был француз-профессор, его слуга и канадец-рыбак. Они упали в море при столкновении «Наутилуса» с американским фрегатом «Авраам Линкольн», который его преследовал.

Капитан Немо узнал от этого профессора, что «Наутилус» принимали то за гигантское млекопитающее из семейства китообразных, то за подводную лодку, попавшую в руки пиратов, и что за ним охотились во всех морях.

Капитан Немо мог бы вернуть океану этих трех человек, с которыми свел его случай на пути его таинственной жизни, но не сделал этого. Они остались у него в качестве пленников и семь месяцев могли наслаждаться всеми чудесами путешествия, пройдя за это время восемьдесят тысяч километров под водой.

Однажды, 22 июня 1867 года, эти три человека, которые ничего не знали о прошлом капитана Немо, сумели убежать, завладев одной из шлюпок «Наутилуса». «Наутилус» в это время несся к берегам Норвегии, увлекаемый течением. Капитан Немо решил, что беглецы попали в этот страшный водоворот и погибли в пучине. Он не знал, что француз и его два спутника были каким-то чудом выброшены на берег, что их подобрали рыбаки с Лофотенских островов и что профессор, вернувшись во Францию, опубликовал книгу, в которой рассказал и раскрыл для публики историю своего необычайного, полного приключений семимесячного путешествия на «Наутилусе».

Некоторое время капитан Немо продолжал вести такую жизнь и плавать по морям. Но постепенно его спутники умерли н нашли отдых в коралловом кладбище на дне Тихого океана. «Наутилус» опустел, и наконец остался жив один лишь капитан Немо из числа тех, кто вместе с ним укрылся в глубинах океана.

Капитану Немо было тогда шестьдесят лет. Оставшись один, он отвел «Наутилус» в одну из гаваней, которые иногда служили ему местом стоянки. Эта гавань находилась под островом Линкольна. Именно там и стоял сейчас « Наутилус».

Капитан Немо провел в этой гавани шесть лет. Он больше не. плавал и ждал смерти, ждал той минуты, когда он присоединится к своим товарищам. Случайно он видел, как упал шар, на котором неслись пленники южан. Облачившись в скафандр, он гулял под водой в нескольких кабельтовых от побережья острова, когда инженер погрузился в море. В душе капитана Немо проснулось доброе чувство, и он спас Сайреса Смита.

Сначала он хотел бежать от этих пяти несчастных, потерпевших крушение. Но его гавань оказалась запертой. Под действием вулканических сил базальтовая скала поднялась, и корабль не мог выйти из подводной пещеры. Там, где было достаточно воды, чтобы легкая лодка могла переплыть через преграду, не мог пройти «Наутилус», водоизмещение которого было довольно значительно.

Капитан Немо остался. Он начал наблюдать за этими людьми, выброшенными без всяких средств к жизни на пустынный остров, но ему не хотелось, чтобы они его видели. Мало-помалу он заинтересовался их жизнью, увидев, что это честные, энергичные люди, которых связывала братская дружба. Невольно проник он во все тайны маленькой колонии. При помощи скафандра ему было нетрудно пробираться на дно внутреннего колодца Гранитного Дворца, а поднявшись по выступам стенок доверху, он мог слышать, как колонисты беседуют о своем прошлом, размышляют о настоящем и будущем. Таким образом он узнал о войне одной части Америки с другой за уничтожение рабства. Да, такие люди были способны примирить капитана Немо с человечеством. Они были его благородными представителями на острове.

Капитан Немо спас Сайреса Смита; он же привел Топа в Трубы, выбросил собаку из озера, выкинул у мыса Находки ящик, где было так много предметов, полезных для колонистов, пустил лодку по течению реки Благодарности, сбросил лестницу с высоты Гранитного Дворца во время нападения обезьян, сообщил о пребывании Айртона на острове Табор с помощью бутылки с запиской, взорвал бриг торпедой, лежавшей на дне канала, спас Харберта от неминуемой смерти, прислав сернокислый хинин, и перебил пиратов электрическими пулями, которые он умел делать и которыми пользовался во время охоты под водой. Так объяснилось множество событий, которые могли казаться сверхъестественными. Все они свидетельствовали о могуществе и великодушии капитана Немо.

Этот человеконенавистник все еще жаждал творить людям добро. Желая преподать тем, кому он покровительствовал, несколько полезных советов и чувствуя приближение смерти, он вызвал, как мы уже знаем, колонистов из Гранитного Дворца при помощи провода, соединявшего кораль с «Наутилусом», где тоже стоял телеграфный аппарат. Быть может, он не сделал бы этого, если бы ему было известно, что Сайрес Смит достаточно знает его историю, чтобы назвать его «капитаном Немо».

Капитан закончил рассказ о своей жизни. Тогда взял слово Сайрес Смит. Он напомнил о всех событиях, последствия которых были столь благотворны для колонии, и от имени своего и своих товарищей поблагодарил великодушного человека, которому они были столь многим обязаны.

Но капитан Немо не думал о расплате за оказанные им услуги. Одна только мысль волновала его; прежде чем пожать руку, которую протягивал ему инженер, он сказал:

– Теперь, когда вы знаете мою жизнь, будьте мне судьей.

Говоря так, капитан, видимо, намекал на одно важное событие, свидетелями которого были три пришельца, оказавшиеся на борту его корабля. Французский профессор не мог не рассказать об этом событии в своей книге, и его рассказ вызвал страшный шум.

За несколько дней до бегства профессора и его спутников «Наутилус», преследуемый каким-то фрегатом в северной части Атлантического океана, бросился на этот фрегат и, ударив его словно таран, без милосердия потопил судно.

Сайрес Смит понял намек и промолчал.

– Это был английский фрегат, сударь! – вскричал капитан Немо, в котором на минуту ожил принц Даккар. – Слышите, английский фрегат! Он напал на меня. Я был зажат в узкой мелкой бухте. Мне нужно было пройти, и я прошел.

Успокоившись немного, он продолжал:

– Право и справедливость были на моей стороне. Всюду, где я мог, я творил добро, но не отступал перед злом, когда был к этому вынужден. Правосудие не всегда заключается в прощении.

На несколько минут воцарилось молчание, а затем капитан Немо произнес снова:

– Что вы думаете обо мне, господа? Сайрес Смит протянул руку капитану Немо и серьезным тоном ответил:

– Капитан, вы были неправы, думая, что можно вернуть прошлое, и боролись против необходимого прогресса. Но ваша ошибка не мешает восхищаться вами, и ваше имя может не бояться суда истории. История любит отважных безумцев, хотя осуждает результаты их деятельности.

Капитан Немо глубоко вздохнул и прошептал:

– Был ли я прав или ошибался? Сайрес Смит продолжал:

– Вам нечего бояться суда истории, капитан Немо, правы вы или виноваты. Честные люди, которые находятся здесь, вечно будут вас оплакивать!

Харберт приблизился к капитану Немо. Он встал на колени, взял руку старца и поцеловал ее.

Слезы покатились по щеке умирающего.

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 65; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты