Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



И гражданском процессах




Читайте также:
  1. Автоматич. линии; гибкие производственные системы. Их стр-ра, возможности использования в техпроцессах.
  2. Адсорбция в процессах очистки воды
  3. В ПРОЦЕССАХ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  4. Виды представительства. Понятия добровольного и обязательного представительства в гражданском праве
  5. Виды сроков в гражданском праве
  6. Вопрос 10. Понятие и виды аналогии в гражданском праве.
  7. Вопрос 2. Доказательства и доказывание в гражданском процессе (понятие, предмет доказывания, классификация доказательств, относимость и допустимость доказательств).
  8. Вопрос 2. Сроки в гражданском праве. Понятие, исчисление, виды сроков.
  9. Вопрос 46. Понятие и виды юридических фактов в гражданском праве.
  10. Вопрос 54. Понятие и виды представительства по гражданскому праву.

К состояниям эмоциональной напряженности, активно влияющим на поведение лиц, вовлеченных в сферу правоохранительной деятель­ности, следует прежде всего отнести: состояния тревоги (тревожность), страха, стресса и его разновидности — фрустрации, аффект, а также страдания. Эти эмоциональные проявления чаще наблюдается в указан­ной сфере социально-правовых отношений именно потому, что многие конфликты между людьми, требующие стоогого и четкого правового ре­гулирования, связаны, как правило, с удовлетворением (либо, напро­тив, с неудовлетворением) тех или иных жизненно важных для них по­требностей материального, социального, нравственного и т.п. характе­ра. Более того, конфликтные ситуации, в которые вовлечены участвую­щие в них лица, нередко усугубляются опасностью для их жизни, здо­ровья, материального благополучия, неопределенной перспективой раз­вития событий при отсутствии ясного осознания путей устранения воз­никшей опасности — существует ли она реально или имеет чисто субъ­ективный характер. Рассмотрим данный класс психических явлений более подробно.

Состояние тревоги.Состояние тревоги (тревога, тревож-^ ность) особое эмоциональное состояние психической напряжен-,, ности человека, возникающее в результате предчувствия им нео­пределенной, иногда неосознаваемой, неотвратимо приближаю­щейся опасности. Тревога вызывает активизацию внутренних ресур­сов организма, психики человека до того, как наступает ожидаемое со­бытие, помогая субъекту адаптироваться к изменяющимся условиям своего существования, выстоять в любой кризисной ситуации1.

Тревога (состояние тревожности) нередко рассматривается в каче­стве эмоциональной реакции тревожного ожидания, несоразмерной

опасности, в ряде случаев как реакция на воображаемую угрозу, воз­можную неудачу. То есть состояние тревожности часто бывает обуслов­лено не только самой ситуацией, имеющей место в действительности, но и тем, какой она представляется индивиду, какое он ей придает зна­чение и какой смысл вкладывает в нее.

Поэтому роль субъективного фактора при оценке влияния состоя­ния тревожности на поведение того или иного участника процесса ис­ключительно велика. Одна и та же ситуация для одного субъекта может быть совершенно заурядной, не вызывающей никаких эмоций, а для другого — с учетом его индивидуально-психологических особеннос­тей — явится источником сильных эмоциональных переживаний. В этом проявляется своего рода иррациональный характер тревожности, понимание которого помогает увидеть подлинные побуждения людей, их порой внутренне противоречивые, необъяснимые с точки зрения здравого смысла поступки, неадекватные формы поведения.



Весьма важная особенность данного эмоционального состояния психики объясняется еще и тем, что оно не лежит на поверхности в мо-тивационной сфере личности. Более того, состояние тревоги может даже и не осознаваться самим субъектом, что требует от суда еще боль­шей проницательности на пути установления истины. Как метко подме­тила известная современная американская исследовательница личнос­ти К. Хорни, «тревога может быть определяющим фактором нашей жизни, оставаясь в то же самое время не осознанной нами». Вследствие этого «многие затруднения, — продолжает она, — обычно приписывае­мые чрезмерной работе, вызываются в действительности не самой рабо­той, а порой тревогой, которая связана с работой или отношением к коллегам»1.



В этой связи интересно отметить, что еще 3. Фрейд с позиций пси­хоанализа рассматривал состояние тревожности как «готовность к страху», как «страх ожидания», «боязливое ожидание». А поскольку это состояние в значительной мере связано с особенностями психики людей, отличающихся от других по складу своего характера большей чувствительностью, боязливостью, пессимизмом, нежели с объектив­ными обстоятельствами, он называл тревожность «невротическим стра­хом» (в отличие от «реального страха»)2.

Компонентами тревожного состояния обычно являются такие эмо­ции, как умеренный страх, стыд, вина и некоторые другие. Однако в этом комплексе эмоций доминирующими являются умеренно выражен­ные опасения, беспредметный страх по самым различным поводам.

О переживании субъектом состояния тревоги обычно свидетельст­вуют различные физиологические, а также определенные внешне на­блюдаемые поведенческие признаки (напряженное выражение лица, сниженная активность, заторможенность), нарушения вегетативной нервной системы, познавательной деятельности, нередко проявляемые

в неадекватной оценке угрожаю­щей обстановки в сторону ее еще большего усложнения, в несоот­ветствующих реальным услови­ям принимаемых решениях, вплоть до принятия решений су­ицидального характера. Весьма образно состояние глубочайшей тревоги, предрасполагающей к самоубийству, передал извест­ный датский художник Х.Бид­струп (рис. 5.1).

Эмоциональные реакции на опасность в состоянии тревоги могут сопровождаться такими физическими ощущениями, как дрожь, учащен­ное дыхание, сердцебиение, усиленное потовыделение, удушье, частые побуждения к мочеиспусканию, понос, рвота, в психологической сфере — чувство нетерпения и т.п. Все эти ощущения могут быть на­столько интенсивными, что сильная тревога (равно как и страх) может завершиться сердечным приступом либо даже летальным исходом1.



Человек, переживающий тревогу, ощущает свою беспомощность, неопределенность собственного положения, неуверенность, беззащит­ность перед надвигающейся опасностью. При этом состояние тревоги нередко усиливается в ситуации мотивационного конфликта, когда субъект, пытающийся найти правильное решение, находится под воз­действием взаимоисключающих мотивов достижения и одновременно мотивов избегания (боязни) неудачи, что еще более отрицательно воз­действует на его активность, а порой и парализует ее вовсе.

Поэтому сильную тревогу вполне обоснованно некоторые психоло­ги называют самым неопределенным и поэтому самым мучительным со­стоянием эмоциональной напряженности, вызывающим у человека страдания2. Чрезмерное эмоциональное возбуждение, прежде всего тревоги, считают другие, — может привести к патологическим наруше­ниям, вплоть до появления симптомов некоторых психических рас­стройств и заболеваний3. «Интенсивная тревога является одним из самых мучительных аффектов, которые мы можем испытывать... Неко­торые составляющие аффекта тревоги могут быть особенно непереноси­мыми для человека. Одной из них является беспомощность. Можно быть активным и храбрым перед лицом большой опасности. Но в состо­янии тревоги чувствуешь себя — и на самом деле являешься — беспо­мощным»4.

Все это, представляется, нужно учитывать при оценке психическо­го состояния виновного по уголовным делам в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, тем более что законодатель не исключает такой возможности (см., например, п. «е» ч. 1, ч. 2 ст. 61 УК РФ), при расследовании уголовных дел, связанных с самоубийствами, а также при разрешении гражданско-правовых споров, связанных с компенса­цией морального вреда гражданину, перенесшему нравственные и физи­ческие страдания (ст. 151,1101 ГК РФ).

Кроме того, говоря о состоянии тревоги как о факторе, вызывающем страдания у потерпевшего, следует обратить внимание на содержание ст. 117 УК РФ, предусматривающей уголовное наказание за истязание. Как видно из этой статьи уголовного закона, одним из составных эле­ментов истязаний законодатель признает «психические страдания», которые в свою очередь могут быть обусловлены состоянием тревоги, являющейся следствием различных насильственных действий, в том числе и психического характера, например в виде угроз совершить убийство, похитить ребенка и т.п. Поэтому установление того факта, что потерпевший в результате этих действий подсудимого пережил со­стояние сильной тревоги, послужившей причиной его психических страданий, может служить одним из доказательств виновности послед­него по ст. 117 УК РФ.

Равнозначными по смыслу и значению с понятиями тревоги, тре­вожности в психологии являются термины «волнение», «беспокойст­во», которые (особенно последнее) нередко употребляются либо как со­ставные элементы состояния тревоги, либо в качестве синонимов в кон­тексте с неблагоприятно развивающимися для субъекта или его близ­ких событиями, хотя в этих терминах предусматриваются и некоторые смысловые оттенки. Так, если состояние тревоги (тревожность) имеет некоторый пессимистический оттенок, обусловленный ожиданием воз­можной опасности, то состояние волнения может связываться не толь­ко с негативными обстоятельствами, но и с ожиданием чего-то приятно­го, радостного.

Некоторые отличия имеются и между состояниями тревоги и беспо­койства. В психологической литературе первое из них обычно употреб­ляется в контексте с угрозой собственной личности, второе — в связи с переживаниями за других лиц.

Таким образом, состояние тревоги (тревожность) чаще бывает свя­зано с ожиданием возможной опасности, неудачи. Оно сигнализирует человеку о надвигающейся угрозе и в этом смысле играет важную роль своеобразного «сторожа», побуждающего нас к целенаправленному по­ведению, поиску источников опасности и путей ее преодоления. С этой точки зрения тревога как вполне нормальное психическое состояние (если она не «зашкаливает») имеет положительное значение.

С другой точки зрения, состояние тревоги, как отмечалось выше, у некоторых людей, несмотря на то, что оно сигнализирует о надвигаю­щейся опасности, вместо активности вызывает состояние беспомощнос­ти, неуверенности в своих силах. Это приводит к дезорганизации целенаправленного поведения, свертыванию активности, снижению продук­тивности деятельности, к появлению неврозов. В этом проявляется от­рицательная роль состояния тревожности (тревоги).

Воздействие на психику, сознание человека состояния тревоги за­висит не только от его индивидуально-психологических особенностей, его конституциональной предрасположенности к переживанию трево­ги, но и от культурной, социальной среды, оказавшей ранее и продол­жающей оказывать в данной ситуации свое огромное воздействие на ра­циональное мышление и поведение субъекта. Поэтому оценка судом со­стояния тревожности у того или иного участника процесса должна про­водиться с учетом личности субъекта, его социального статуса, само­оценки, ценностных ориентации, уровня интеллектуального развития, приобретенного опыта и т.п.

Известно, например, что некоторые люди вообще не склонны остро переживать состояние тревоги. Она как бы неведома им, не проявляет­ся у них даже в минуты реальной опасности. У таких лиц отсутствует должная осторожность и предусмотрительность в поведении, значи­тельно снижен уровень самоконтроля. В большей мере это свойственно молодым, беспечным по своему характеру, социально незрелым людям, к тому же не имеющим достаточного жизненного опыта, а иногда и про­сто со сниженным уровнем интеллекта, с неразвитыми когнитивными, прогностическими способностями. Нередко эти качества отражаются на их легкомысленном, небрежном отношении к своим поступкам. При определенных условиях все это может способствовать совершению та­кими лицами противоправных действий по неосторожности. Такой оце­ночный подход не исключается содержанием ст. 26 УК РФ.

Кроме того, сниженный уровень тревожности у субъекта может благоприятствовать формированию так называемого виктимного пове­дения1 потерпевших в ситуациях возможных сексуальных посяга­тельств на них. Установлено, что трагическая развязка в подобного рода криминальных ситуациях в значительной мере бывает связана с так называемым «способствующим поведением» потерпевшей, состав­ными элементами которого являются: легкое вступление будущей жер­твы в контакт с незнакомыми людьми, легкомысленное, некритическое принятие ею различных знаков внимания от посторонних лиц, риско­ванность поведения в незнакомой обстановке и т.п.2 И все это в значи­тельной мере объясняется неразвитостью у потерпевшей тревожности, ее неспособностью ощущать тревогу в опасных для себя ситуациях, что говорит о ее потенциальной психической беспомощности перед лицом неожиданно возникающей опасности.

Именно поэтому отсутствие тревожности (наряду со сниженным интеллектом, с некоторыми другими особенностями личности) точно так же, как и высокий, значительно превышающий норму показатель тревожности, парализующий волю, активность потерпевшей, следует рассматривать в качестве одного из составляющих элементов психоло­гического содержания такого уголовно-правового понятия, как «беспо­мощное состояние потерпевшей» (см. ст. 131, 132 УК РФ).

Опасность в случае тревоги обычно усиливается психологическими факторами, а беспомощность еще более усугубляется собственным от­ношением к ней человека. Эту закономерность важно учитывать при расследовании указанных выше преступлений, когда с точки зрения здравого смысла, житейской психологии невозможно объяснить поведе­ние потерпевшей, а также когда требуется юридически грамотно оце­нить действия лица, находившегося в ситуации превышения необходи­мой обороны, крайней необходимости, а также в каких-либо иных экс­тремальных условиях деятельности.

При рассмотрении тревожности различают: личностную тревож­ность (ЛТ) в качестве константного, устойчивого свойства индивида и ситуативную тревожность (СТ) как временное состояние психики в виде реакции человека на возникшую угрозу, которая появляется и ис­чезает вместе с ней.

Личностная тревога в отличие от ситуативной определяется в пер­вую очередь особенностями, свойствами характера, темперамента субъ­екта и отражает внутренний динамический конфликт его личности. Подмечено, что чем беззащитнее человек, тем большей представляется ему возникающая опасность, тем тревожнее он чувствует себя, тем шире круг ситуаций, которые переживаются им как угрожающие и вы­зывающие состояние тревоги.

Лица с высоким уровнем ЛТ проявляют повышенную тревожность даже в отношении мелких житейских проблем. Они более склонны к застреванию на негативных переживаниях, сопровождаемых чувством собственной вины, невыполненного долга и т.д. Такие люди из-за своей избыточной тревожности часто бывают нерешительными, неуверенны­ми в себе, живут в постоянном беспокойстве, а иногда и в страхе за свое будущее. Они постоянно озабочены последствиями своих поступков, пребывают в ожидании всевозможных неудач, для защиты от которых , принимают излишние меры предосторожности. Повышенная чуткость к опасности у них обычно сочетается с неверием в собственные силы и возможности. В то же время они весьма обязательны и ответственны, более склонны к частым сомнениям, перепроверке сделанного. Будучи в значительной мере подвластными средовым воздействиям, имеют сни­женный порог сопротивляемости к стрессу1.

Таким образом, если СТ — это типичное состояние эмоциональной напряженности, обусловленное конкретной ситуацией, то ЛТ в отличие от СТ — постоянное свойство характера, черта личности, проявляю­щаяся в склонности индивида испытывать тревогу вне зависимости от силы угрожающего фактора, в значительной мере влияющая на выра­ботку им тактики поведения и всей своей жизненной стратегии в целом. Это приобретенная субъектом поведенческая диспозиция, побуждаю­щая его воспринимать широкий круг объективно безопасных для него явлений в качестве угрожающих и реагировать на них повышением тре­вожности, объективно не соответствующей масштабу действительной опасности'.

Повышенный уровень ЛТ свидетельствует также о сниженной эмо­циональной устойчивости индивида, его невысоких социально-адаптив­ных качествах, недостаточной активности, целеустремленности в до­стижении успехов, что представляет несомненный интерес, когда про­водится профессионально-психологический отбор на службу в право­охранительные органы.

Личностная тревожность развивается из ситуативной, особенно если последняя часто переживается человеком. В результате этого пе­риодически повторяющееся состояние тревоги постепенно переходит в новое качество личности — свойство характера. Примером такой лич­ности является небезызвестный персонаж рассказа А.П. Чехова «Чело­век в футляре» учитель Беликов, который угнетал всех своей «осторож­ностью, мнительностью, своими чисто футлярными соображениями» по всякому поводу, руководствуясь принципом «как бы чего не вышло».

Таким образом, личностная тревожность в свою очередь проявляется через ситуативную, которая дает для нее как бы выход в конкретных об­стоятельствах. Поэтому, чтобы оценить уровень личностной тревожнос­ти человека, следует выявить у него ситуативные проявления тревоги.

Именно такой подход использован при конструировании целого ряда личностных опросных диагностических методик, о которых шла речь в главе 3 (MMPI, 16-ФЛО Р.Б. Кеттелла и др.), позволяющих вы­являть и оценивать личностную тревожность как черту, свойство, осо­бенность характера (низкое значение фактора F по 16-ФЛО; пик 2-й, 7-й шкалы в пределах нормативного профиля личности по MMPI) и одновременно как временное психическое эмоциональное состояние в виде ситуативной тревожности, например высокое значение фактора О по 16-ФЛО на момент обследования испытуемого.

Тревожность оказывает влияние на формирование личности, ее самосознание, самооценку, уровень притязаний, мотивы, побуждающие человека к различным формам активности. Периодически переживае­мое субъектом чувство тревоги влияет на выработку им личностной стратегии поведения, на его поступки в состоянии стресса, фрустрации в условиях конфликтного выбора принимаемых решений, в том числе криминального характера. Последнее, безусловно, нельзя не учитывать

при оценке мотивов совершенного преступления, квалификации соде­янного, индивидуализации наказания с учетом обстоятельств, смягчаю­щих ответственность виновного.

Состояние тревожности нередко бывает связано с другими эмоция­ми, психическими состояниями, такими, например, как страх, состоя­ние психической напряженности (стресс) и с некоторыми другими, часто предшествуя их появлению, являясь их своеобразной прелюдией.

Состояние (эмоция) страха.Весьма близкой по характеру свое­го происхождения к состоянию тревожности является эмоция страха. Как и тревога, страх также во многом связан с прогнозированием, ожи­данием субъектом надвигающейся опасности. Однако в отличие от тре­воги страх в большей мере является эмоциональной реакцией на кон­кретную, чаще объективно существующую, реальную угрозу. Как писал С.Л. Рубинштейн, «человеку может быть «вообще» тревожно, но боятся люди всегда чего-то...»1.

3. Фрейд придавал большое значение страху, видя в нем проявле­ние инстинкта самосохранения, «узловой пункт, в котором сходятся самые различные и самые важные вопросы, тайну, решение которой должно пролить яркий свет на всю нашу душевную жизнь»2.

Страх, по мнению известного исследователя эмоциональных состо­яний Кэррола Е. Изарда, является наиболее опасной из всех эмоций3. Страх мешает людям использовать свои способности, добиваться по­ставленных целей, быть счастливыми и довольными. Переживание страха обычно варьируется от предчувствия опасности, боязни, до ощу­щения испуга, ужаса. В последнем случае ситуация, вызывающая ин­тенсивный страх (аффект страха), может даже завершиться летальным исходом.

Обычно страх зарождается, когда источник тревоги невозможно устранить, и она переходит, постепенно трансформируясь, в состояние страха, который является своего рода производным продуктом воздей­ствия на психику, сознание человека переживаемой им тревоги и ее ин­теллектуальной переработки.

Наиболее общими причинами появления страха считаются следую­щие: ощущение субъектом непреодолимой опасности для себя и своих близких, ощущение приближающейся неудачи, чувство собственной беспомощности, беззащитности перед ней.

Установление указанных факторов в суде при рассмотрении уголов­ных дел о преступлениях, содержащих угрозу, запугивание, при разре­шении гражданско-правовых споров о признании недействительности сделок, совершенных под влиянием угрозы, заблуждения, когда лицо не было способно на должном когнитивном уровне понимать значение своих действий или руководить ими, может явиться, на наш взгляд, убе­дительным доказательством того, что субъект (потерпевший, гражданский истец и т.д.) действительно пережил состояние страха. А это в свою очередь может быть использовано в процессе доказывания совер­шенного преступления, а также при признании недействительности сделки, причинении субъекту морального вреда.

Одной из распространенных причин, вызывающих у человека страх, является также физическая боль и прогнозируемые в связи с ней негативные последствия для его жизни, здоровья. Боль может вызывать физические страдания, которые в еще большей степени усугубляются страхом. Боль, страдания, страх создают, таким образом, определенней устойчивый эмоциональный симптомокомплекс.

Поэтому признаки страха, как и признаки сильной тревоги, свиде­тельствуют и о пережитом субъектом страдании. Вот почему, когда суду приходится решать вопросы, связанные с компенсацией морально­го вреда гражданину, с оценкой степени физических и нравственных страданий (ст. 151,1101 ГК РФ), установление (в необходимых случаях с помощью эксперта-психолога) факта, что пострадавший пережил эмо­ции страха (равно как и состояние сильной тревоги) может быть при­знано в качестве доказательства причинения ему нравственных стра­даний.

Кроме того, следует учитывать, что появление страха, как и состо­яния тревоги, во многом связано с индивидуальными особенностями че­ловека, его возрастом, с так называемыми врожденными детермината-ми, своего рода «природными стимулами», унаследованными или приоб­ретенными им на своем жизненном пути, начиная с раннего детского возраста (страх одиночества, наказания, боязнь темноты и т.д.). Все это, безусловно, следует выяснять во время допроса тех или иных участников конфликтной ситуации, задавая вопросы об их субъектив­ных переживаниях в интересующей следователя (суд) ситуации, об ус­ловиях формирования личности допрашиваемого.

Проявления страха во многом зависят от его глубины и выражаются в различных объективных, поведенческих признаках, а также в субъек­тивных переживаниях человека (рис. 5.2). Внешними, поведенческими проявлениями, своего рода индикаторами сильного страха являются: ис­пуганное выражение лица (широ­ко открытые глаза, приподнятые брови, сдвинутые внутренние углы бровей, горизонтальные морщины на лбу, открытый, эллиптической формы рот, напряженные губы); напряжение мышц, сильно сокра­щающее число степеней свободы в движениях, двигательные рас­стройства, нарушения поведения от не требуемой обстоятельства­ми гиперактивности, импульсив­ности в виде совершения бесцель­ных, панических малоэффективных действий до состояния ступора, когда человек как бы застывает на месте, старается «уменьшиться», садится на корточки, обхватывает голо­ву руками, принимая так называемую эмбриональную позу.

Субъективные переживания страха выражаются в расстройстве психических познавательных процессов: снижается уровень и острота восприятия, искажается оценка расстояния между предметами, их раз­меров и формы; нарушаются мышление, которое становится более узким по объему и более ригидным по содержанию, память; воспомина­ния о пережитом становятся фрагментарными, отрывочными; сознание носит суженный характер, в результате чего пострадавшие испытывают растерянность, ощущают оглушенность, не понимают до конца, что про­исходит. У них учащается дыхание, сердцебиение. Некоторые люди в состоянии сильного страха ощущают тошноту, головокружение, частые позывы к мочеиспусканию, теряют сознание'.

Все эти признаки имеют немаловажное значение при расследова­нии преступлений против жизни и здоровья граждан в ходе доказыва­ния: неосторожной формы вины; внезапно возникшего сильного душев­ного волнения (аффекта), какого-либо иного временного особого психи­ческого состояния в качестве обстоятельства, смягчающего наказание; превышения пределов необходимой обороны; в случаях, когда то или иное должностное лицо (оператор) не справилось со своими функцио­нальными обязанностями в экстремальных условиях деятельности; при рассмотрении в суде вопросов о недействительности сделки, совер­шенной гражданином под воздействием угрозы (вызывающей страх) (ст. 179 ГК РФ), о компенсации морального вреда при причинении нрав­ственных страданий потерпевшему (ст. 151, 1101 ГК РФ).

Особой разновидностью страха на уровне пограничных состояний психики, неврозов, психозов являются фобии (по греч. фобос — страх) — навязчивые неадекватные, иррациональные переживания, имеющие в своей основе боязнь конкретного содержания (высоты, от­крытого пространства, каких-либо животных, микробов и т.д.). Однако, несмотря на некоторые отклонения от средней психической нормы, че­ловек все же сохраняет способность осознавать необоснованность тер­зающих его страхов, беспочвенность своих опасений по тому или иному поводу. В случае же полной утраты критического отношения к подобно­го рода страхам, понимания их неадеквадности сложившейся ситуации и неразумности своих опасений речь уже может идти о том, что у субъ­екта проявляются признаки бреда, причиной которого обычно является более серьезное расстройство или заболевание психики.

Эмоции страха, нравственные страдания, переживаемые субъектом в той или иной криминальной ситуации, могут быть составным элементом мотивационной сферы личности, рассматриваться в качестве психологи­ческого мотива, побудительной силы, толкнувшей его на совершение пре­ступления (убийства, причинения телесных повреждений и т.п.).

1 Александровский ЮЛ. Пограничные психические расстройства. М, С 253—260; Изард К.Е. Указ. соч. С. 322—323.

1993.

Выявление субъективных и объективных признаков указанных эмо­циональных состояний (тревожности, страха) является необходимым условием всестороннего исследования обстоятельств совершенного преступления, доказывания вины подсудимого, определения меры его ответственности.

Кроме того, изучив с помощью некоторых психодиагностических методик уровень личностной тревожности человека, его склонность к переживанию эмоций страха, можно сделать достаточно объективный прогноз относительно поведения субъекта в ситуациях повышенной сложности, дать оценку (разумеется, в совокупности с другими данны­ми обследования) его профессиональной пригодности к правоохрани­тельной деятельности.

Состояние эмоциональной напряженности (стресс).Дли­тельно переживаемые эмоции тревоги, страха могут свидетельствовать о том, что субъект находится в состоянии психической напряженности или в состоянии стресса.

Стресс и его воздействие на сознание, деятельность современного человека — одна из актуальных проблем, которая в настоящее время привлекает внимание не только психологов, но и специалистов из дру­гих областей знаний.

В литературе понятия стресс (или эмоциональный стресс), психи­ческая напряженность нередко употребляются как синонимы. Эти по­нятия характеризуют особенности психической деятельности, функци­онирования психики человека в сложных, экстремальных условиях1. Такими условиями деятельности могут быть как обстоятельства, свя­занные с совершением противоправных действий, так и сама процедура расследования, вызывающая состояние психической напряженности не только у обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, но порой и у следова­теля, прокурора, адвоката, судьи.

В основе учения о стрессе лежит теория гемеостаза, т.е. относи­тельного равновесия, постоянства внутренней среды организма в каче­стве важнейшего условия его жизнедеятельности. Это состояние равно­весия поддерживается путем противодействия внешним (средовым) и внутренним факторам с последующей к ним адаптацией. Вот почему то, что теперь называют стрессом, ранее определялось основоположником учения о стрессе Г. Селье как общий адаптационный синдром2.

Таким образом, стресс — это состояние психической напряжен­ности, обусловленное адаптацией (приспособлением) психики чело­века, его организма в целом к сложным, изменяющимся условиям его жизнедеятельности.

Возникая, стресс первоначально до известных пределов мобилизует внутренние резервы психики, всего организма человека, его приспосо­бительные возможности, волевую, познавательную активность и в силу этого является своеобразным стимулирующим фактором, положительно влияющим на эффективность его жизнедеятельности. За счет этого, особенно на первых порах, обычно улучшаются показатели выполнения субъектом не только простых, но и более сложных для него задач. Именно в этом проявляется мобилизующий эффект стресса.

Однако при длительном воздействии неблагоприятных факторов, по мере истощения защитных, адаптационных резервов организма стресс может привести к противоположному — отрицательному результату и ока­зать разрушительное, дезорганизующее влияние на психику, нередко при­водящее к расстройству ее деятельности, вплоть до полного срыва. С этой

точки зрения можно говорить о деструктивном воздействии стресса на психику, сознание, общее самочувствие человека.

Эмоциональный стресс мо­жет сопровождаться эмоциями гнева (ярости), страха (ужаса), горя (страдания), тревоги, подав­ленности, депрессии, что внешне проявляется в мимике, жестах, речи, поведении человека (Рис. 5.3).

Важно отметить, что возник­новение психической, эмоцио­нальной напряженности (стрес­са) часто бывает связано с необ­ходимостью решения человеком субъективно важных и сложных

Рис. 5.3. Из серии «Самоубийство» (X. Бидструп)

задач, в которых для него заключен глубоко личностный смысл. Этому в значительной мере способствуют актуальные для субъекта, сверхбы­стрые изменения социальной среды, экстремальные условия деятель­ности: острый дефицит времени, сил и средств; неопределенность сло­жившейся ситуации, неполная информированность о происходящих со­бытиях; остроконфликтный выбор решения, особенно при несовмести­мых побуждениях; избыточная мотивация социального происхождения; завышенная самооценка субъекта при отсутствии у него реальных воз­можностей для достижения поставленной цели.

Физическими стрессорами могут быть высокие температуры, раз­личного вида промышленные интоксикации, шумы и т.п. Стресс может возникать под воздействием монотонности трудового процесса, дли­тельной изоляции, одиночества, неудачного выбора профессии, меж­личностных конфликтов и т.п. Сильным стрессором может явиться ре­ально воспринимаемая человеком угроза его жизни, здоровью, благопо­лучию, а также аналогичная угроза его родным и близким, экологичес­кая катастрофа и т.п.1

Эмоциональный стресс бывает кратковременным, насыщенным яр­кими аффективно окрашенными, импульсивными поведенческими ре­акциями (в подобных случаях происходит бурное расходование адап­тационной энергии человеком), и длящимся, имеющим затяжной по времени характер. В последнем случае адаптационные резервы орга­низма расходуются постепенно. Человек, его психика успевают моби­лизовать свои ресурсы, «подстроиться» к уровню длительных экстре­мальных требований среды. Вот почему, указывают исследователи дан­ного процесса, симптоматика длящегося стресса нередко напоминает начальные общие симптомы соматических, а подчас и психических оо-лезненных состояний'.

Серьезное влияние на возникновение и развитие стресса оказыва­ют индивидуальные различия, психофизиологические особенности человека, имеющийся у него запас устойчивости и приспособляе­мости к воздействующим раздражителям, адаптационные резервы психики, т.е. в конечном итоге — порог его индивидуальной стрессо-устойчивости, или, как еще говорят специалисты, уровень толерант­ности к стрессу.

Особый интерес в уголовно-правовом отношении «представляют факты, свидетельствующие о том, что в стрессовом состоянии у челове­ка заметно затрудняется оценка силы угрожающего фактора, наблюда­ется тенденция к завышению этой оценки»2. Данную закономерность необходимо учитывать при расследовании преступлений, связанных с превышением пределов необходимой обороны, при оценке суицидных поступков, поведения потерпевших по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности, когда есть основания полагать, что потерпевшая могла находиться в психически беспомощном состоянии (ст. 131, 132 УК РФ).

В гражданско-правовых спорах при обсуждении вопросов, напри­мер о признании недействительности заключенной сделки «граждани­ном хотя и дееспособным, но находившемся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий...» (ч. 1 ст. 177 ГК РФ), а также под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ), может также возникнуть необходимость в психологи­ческих знаниях о стрессе, чтобы разобраться в причинах того, почему субъект согласился заключить на явно невыгодных для него условиях сделку, лишившись способности прогнозировать неблагоприятные от этого последствия. Из-за этого в подобных случаях некоторые авторы такие соглашения называют «сделки с пороками воли»3.

Появление стресса у потерпевшего под воздействием противоправ­ных действий, совершенных виновной стороной, может свидетельствовать о его нравственных страданиях, о нанесении ему морального вреда, что часто бывает необходимо устанавливать как по уголовным, так и по гражданским делам.

В динамике стресса Г. Селье выделяет следующие три стадии (фазы) его развития (рис. 5.4).


Дата добавления: 2015-04-18; просмотров: 26; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.026 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты