Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Судебники 1497 и 1550 гг. – памятники феодального права.

Читайте также:
  1. Res divini iuris (вещи божественного права) и res humani iuris. Виды вещей божественного права.
  2. Thesauri inventio, условия и правила закрепления права.
  3. Административное право в системе российского права.
  4. Бюджетные правоотношения и нормы бюджетного права.
  5. В. 2. Виды источников права.
  6. В. 2. Источники (формы) права. Основные виды источников права.
  7. В.1. Формационный подход к типологии государства и права.
  8. В.1. Функции теории государства и права.
  9. В.2. Понятие отрасли права. Предмет и метод правового регулирования.
  10. В.28. Сущность права. Социальная ценность права.

Эпоха Ивана III была ознаменована преодолением феодальной раздробленности и созданием московского централизованного государства.

Усиление власти великого князя, возрастание влияния боярства, появление аппарата управления централизованным государством вызвали необходимость принятия нового нормативно-правового акта, отвечающего вышеуказанным реалиям.

Судебник 1497 года основывался на предшествующем законодательстве. Источниками этого нормативно-правового акта явились:

1. Русская правда, включая её позднейшие редакции.

2. Псковская судная грамота.

3. Уставные грамоты — нормативные документы, издаваемые верховной властью по вопросам местного управления.

4. Судные грамоты — постановления о судоустройстве, даруемые отдельным местностям и содержащие, кроме того, некоторые нормы гражданского и уголовного права.

5. Судебные решения по отдельным вопросам

6. В Судебнике 1497 года, как и любом феодальном своде законов, нормы права излагались без чёткой системы, казуально (то есть на каждый случай, вдаваясь в частности), открыто определяли привилегии господствующего слоя населения.

7. Однако уже наметилась определённая систематизация материала, чего не знали предшествующие законы.

8. Норм процессуального права (ведение розыскного и судебного процесса) в Судебнике значительно больше, чем норм материального права (гражданского, уголовного).

9. Ст. 67 Судебника устанавливала порядок объявления княжеских указов.

10. Юридическая техника, то есть совокупная связь приемов, применяемых при разработке содержания и структуры правовых предписаний государства, слабая.

Содержание Судебника распадается на четыре части:

1. Деятельность центрального суда и нормы уголовного права (ст.1-36).

2. Организация и деятельность местных судов (ст. 37-45).

3. Гражданское право и гражданский процесс (ст. 46-66) (наследование, договоры личного найма, купли-продажи, переход крестьян от одного хозяина к другому, о холопстве).

4. Дополнительные статьи по судебному процессу (ст.67-68)

Процессуальных норм в Судебнике было большинство. Законодатель небезосновательно полагал, что имущественные, обязательственные и семейные отношения уже урегулированы силой обычая и традиции, поэтому не стоит включать в Судебник «общеизвестные истины». Таким образом, Судебник стал, прежде всего, инструкцией для проведения судебных заседаний.



Процесс в целом носил состязательный характер, то есть строился на началах процессуального равенства сторон и разделения функций между обвинителем, защитой и судом. При этом обвинитель нёс «бремя доказывания» виновности обвиняемого, а суд выступал как арбитр между сторонами.

Однако уже наметились черты розыскного или инквизиционного процесса. Для последнего характерно отсутствие прав у обвиняемого и возможности состязания с обвинителем, тем более, что для этого процесса характерно слияние в одном лице функции судьи, обвинителя и защитника. Судебник 1497 узаконивал пытку в качестве средства достижения истины.

Процесс включал в себя три стадии:

1. Установление сторон (истца и ответчика).

2. Судоговорение.

3. Вынесение судебного решения и выдача «правой грамоты» с записью решения.

Предусматривалось письменное ведение протокола.

В состав суда, помимо великокняжеского наместника, входили «лучшие люди» — представители местной аристократии.

Под преступлением понималась не «обида», как в Русской Правде, а «лихое дело». Если «обидой» называли ущерб лицу или группе лиц, то «лихое дело» было деянием, направленным против существующего строя, против правопорядка. Иначе говоря, «лихое дело» — есть ни что иное, как нарушение воли государя. А доведуть на кого татбу, или разбой, или душегубство, или ябедничество, или иное какое лихое дело… (ст. 8)



· Составы преступлений.

1. Против государства — корамола (то есть заговор, мятеж или иные действия, направленные против существующего режима). К ним же примыкают преступления против порядка управления. К примеру, отказ от правосудия: А каков жалобник к боярину приидет, и ему жалобников от себе не отсылати. Статья о «неправом суде» защищала подданных от произвола чиновников. Существовал и такой состав, как «ябедничество», то есть заведомо ложный донос.

2. Против личности — убийство, «головная татьба» (похищение человека), оскорбление делом или словом.

3. Имущественные преступления — татьба (кража), разбой, грабёж, поджог,конокрадство.

4. Против суда

· Наказание и его цель.

Система наказаний:

1. Смертная казнь(за государственную измену; конокрадство или "коневая татьба" приравнивалась к измене и в старину каралась смертной казнью).

2. Телесные наказания: «торговая казнь» — битье кнутом на торговой площади; членовредительные наказания (урезание языка, ушей, клеймение) ещё только начали вводиться и широкого распространения не получили.

3. Денежные взыскания (штрафы): в случаях оскорбления и «бесчестья». (Этот вид наказаний не был прописан в Судебнике 1497 года, однако на практике часто применялся).

Основная цель – устрашение

Судебник не содержит подробной регламентации права собственности. Утверждается принцип частной собственности. Однако упоминается земля и другое продаваемое имущество без специально оговорённых юридических последствий. В Судебнике 1497 года впервые был использован термин «поместье» для обозначения особого вида условного землевладения, выдаваемого за выполнение государственной службы.

Судебник 1497 года был первым законом, регламентирующим начавшееся закрепощение крестьян. Отныне крестьянин мог уйти от своего хозяина только в строго определённый срок. Юрьев день (26 ноября) — дата, с которой на Руси связывалось осуществление права перехода крестьян от феодала к феодалу, так как к этому времени завершался годовой цикл сельскохозяйственных работ и происходил расчет по денежным и натуральным обязанностям крестьян в пользу их владельцев.

В общегосударственном масштабе крестьянский выход был ограничен в Судебнике 1497 г. двухнедельным периодом — по неделе до и после Юрьева дня. Судебник 1550 года подтвердил это положение. Право перехода крестьян было временно отменено с введением «заповедных лет», а затем и вовсе запрещено законодательством 1590-х годов. Соборное уложение 1649 года подтвердило этот запрет.

Судебник ограничивал холопство в городе. Таким образом, увеличивалось количество «тяглецов» (налогоплательщиков) среди городского населения.

Судебник регулировал следующие виды договоров: найма, займа, кабала, обмен, а также правила наследования. Издание Судебника 1497 года явилось важной мерой укрепления политического единства, усиления «центральной» власти.

Судебник Ива́на IV, Судебник 1550 года — сборник законов периода сословной монархии в России, памятник русского права XVI века, первый в русской истории нормативно-правовой акт, провозглашенный единственным источником права. Принят на первом на Руси Земском соборе 1549 года при участии Боярской думы. В 1551 году Судебник был утвержден Стоглавым собором, созванным по инициативе царя Ивана IV Грозного. Содержит сто статей.

Судебник Ивана IV имеет общую прогосударственную направленность, ликвидирует судебные привилегии удельных князей и усиливает роль центральных государственных судебных органов. Этим Судебник 1550 года развивает заложенные в Судебнике 1497 года тенденции государственного управления и судопроизводства.

Ограничивалась власть наместников и волостелей: дела «о ведомых разбойниках» были переданы под юрисдикцию губных старост. Тем самым расширялись рамки проведения губной реформы, охватывавшей ранее лишь северные уезды, а она сама получала юридическое обоснование. Наместники, волостели и все другие правители, назначаемые государем в города и волости, не могли судить без участия выборных от населения: дворского, старосты и лучших людей местной крестьянской общины. «А боярам и детем боярским, за которыми кормление с судом боярским, и им судити, а на суде у них быти дворскому и старосте и лучшим людем». Каждая община должна была иметь не только своих выборных людей и старост на суде, но и своего земского дьяка, который вел бы на суде дела волостных людей. Судебник требует, чтобы для присутствия на суде общины выбирали несколько «лучших людей» и приводили их к присяге. «А в которых волостях наперед сего старост и целовальников не было; и ныне в тех во всех волостях быти старостам и целовальникам.»

В целях укрепления социальной базы центральной власти расширялись права служилого сословия. В частности, запрещался переход служилых людей в кабальное холопство, более детально регламентировались взаимоотношения между феодалами и зависимыми крестьянами, законодательно установлен Юрьев день (ст. 88).

В определенной степени правительство пыталось расширить права крестьянства и его участие в общественных делах. Выборные представители крестьянских общин должны были участвовать в следствии и судопроизводстве. Наместники ни по суду, ни до суда не могли взять под стражу крестьянина без согласия общинных выборных начальников, старост и целовальников.

Закон предоставлял крестьянским общинам право самоуправления, раскладки податей и надзора за порядком.

Также Судебником подтверждалось право свободного перехода крестьян. В статье о крестьянском переходе прямо определяется, что, кроме платежа за «пожилое» и за «повоз», других пошлин нет. То есть для свободного перехода крестьянина не требуется никаких расчетов с господином, кроме двух пошлин; господин не имеет никакого права удерживать крестьянина, заплатившего эти две пошлины. «А дворы пожилые платят в полех за двор рубль два алтына, а в лесах, где десять верст до хоромного (строевого) леса, за двор полтина да два алтына. А пожилое имати с ворот, а за повоз имати с двора по два алтына; а опричь того на нем пошлин нет».

Судебник препятствовал насильственному обращению крестьян в холопы и разрешал крестьянский переход, если даже господин оплатил долги крестьянина.

Судебник защищал честь любого члена общества, однако штрафы за бесчестье различались. За бесчестье городского купца обидчик платил штраф в 50 рублей, за бесчестье посадского человека — 5 рублей, крестьянина — 1 рубль. До принятия Судебника запутанные дела, решение которых заходило в тупик, могли решаться посредством поединка спорящих сторон — «поля». Победитель в бою считался выигравшим дело. Судебник ограничивал проведение подобных ордалий. «Поле» нельзя было проводить «бойцу с небойцом» (например, если это больной, старый или совсем юный человек), за исключением случаев, когда этого желает сам «небоец». Или же вместо себя можно было выставить «наймита». Судебник разрешал «поле» не только для определения победителя в деле, но и для выяснения надёжности показаний свидетелей (послухов).

Судебник 1497 г. в отличие от второго Судебника 1550 г. называется первым или великокняжеским. В подлиннике Судебник Ивана III разделен киноварными заголовками на 36 статей, но для учебных целей принято деление Судебника на 68 статей. В состав Судебника входят статьи о центральном и областном (наместничьем) суде. В нем говорится и о тех пошлинах, которые полагается получать судьям с тяжущихся, и о пошлинах с выданных грамот и т.д. Особенно интересны статьи о крестьянском отказе, т.е. о праве крестьян уходить от своего помещика. Судебник устанавливает один срок для крестьянского выхода – Юрьев день осенний (26 ноября). Крестьянин имел право уходить в течении одной недели до Юрьева дня и одной недели после него.

Главной целью Судебника было распространение юрисдикции великого князя на всю территорию централизованного государства, ликвидация правовых суверенитетов отдельных земель, уделов, областей. К моменту принятия Судебника далеко не все отношения регулировались централизованно. Учреждая свои судебные инстанции ,московская власть некоторое время была вынуждена идти на компромиссы: наряду с центральными судебными учреждениями и разъездными судами создавались смешанные (“смесные”) суды, состоявшие из представителей центра и мест.

Если Русская Правда была сводом обычных норм и судебных прецедентов и своеобразным пособием для поиска нравственной и юридической истины (“правды”), то Судебник стал прежде всего “инструкцией” для организации судебного процесса (“суда”).

Источниками Судебника 1497 г. явились как Русская Правда, так и Псковская судная грамота и текущее законодательство московских князей. Но он не просто обобщил накопившийся правовой материал. Больше половины статей было написано заново, а старые нормы часто в корне переработаны. Судебник 1497 г. содержал главным образом нормы уголовного и уголовно-процессуального права. Хотя он знаменует собой новый шаг в развитии права, однако в нем некоторые вопросы регламентировались менее полно, чем в Русской Правде. Это относится к гражданскому, особенно к обязательственному праву. Отсюда можно предположить, что Судебник не целиком заменил предшествующее законодательство. Некоторые нормы Русской Правды действовали, очевидно, наряду с Судебником.

 

12. Церковное устройство и церковное право в XV – XVII вв.

 

В XV в. церковь была важным фактором в процессе объединения русских земель вокруг Москвы и укрепления централизованного государства. В новой системе власти она заняла соответствующее место, Сложилась система органов церковного управления: епископаты, епархии, приходы. С 1589 г. в России было учреждено патриаршество, что усилило притязания церкви на политическую власть. Они вылились в конфликты патриарха Никона с царем Алексеем Михайловичем, а на более широком уровне — в расколе, столкновении старых и новых политических позиций церкви.

Высший церковный орган ("Освященный Собор") в полном составе входил в "верхнюю палату" Земского собора. Духовенство, как особое сословие наделялось рядом привилегий и льгот: осво­бождением от податей, телесных наказаний и повинностей.

Церковь в лице своих организаций являлось субъектом земельной собственности, вокруг которой уже с XVI в. разгорелась серьезная борьба. С этой собственностью было связано больше число людей: управляющих, крестьян, холопов, проживающих на церковных землях. Все они подпадали под юрисдикцию церковных властей. До принятия Соборного Уложения 1649 г. все дела, относящиеся к ним, рассматривались на основании канонического права и в церковном суде. Под эту же юрисдикцию подпадали дела о преступлениях против нравственности, бракоразводные дела, субъектами которых могли быть представители любых социальных групп.

Власть патриарха опиралась на подчиненных церковным организациям людей, особый статус монастырей, являвшихся крупными землевладельцами, на участие представителей церкви в сословие представительных органах власти и управления. Церковные приказы, ведавшие вопросами управления церковным хозяйством и людьми, составляли бюрократическую основу этой власти.

Церковь в своей деятельности опиралась на целую систему норм церковного права, содержащихся в Кормчей книге, Правосудье митрополичьем и Стоглаве (сборнике постановлений церковного Собора 1551 г.).

Семейное право в XV — XVI вв. в значительной мере основыва­лось на нормах обычного права и подвергалось сильному воздействию канонического (церковного) права. Юридические последствия мог иметь только церковный брак. Для его заключения требовалось согласие родителей, а для крепостных согласие их хозяев. Стоглав определял брачный возраст: для мужчин — 15 лет, а для женщин 12 лет. "Домострой" (свод эти­ческих правил и обычаев) и Стоглав закрепляли власть мужа над женой и отца над детьми. Устанавливалась общность имущества супругов, но закон запрещал мужу распоряжаться приданым жены без ее согласия. Влияние обычая сказывалось на такой особенности имущественных отношений супругов, как семейная общность иму­щества. При этом общее право супругов распространялось на имущество, предназначенное на общие цели семьи, а также на имущество, совместно приобретенное супругами в браке. Независимо от источника (принесенное супругами в семью или совместно нажитое в браке) семейное имущество подлежало сохранению и последующей передаче детям-наследникам.

Имущество, ранее принадлежавшее одному из супругов, будучи включенным в комплекс семейного имущества, меняло свой характер и становилось общим. В интересах общего семейного бюджета, чтобы гарантировать сохранность приданого, принесен­ного женой, муж вносил своеобразный залог — "вено", обеспечивая его третьей частью своего имущества. После смерти мужа вдова владела веновым имуществом до тех пор, пока наследники мужа не выплачивали ей стоимость приданого.

После XV в. актом, обеспечивающим сохранность приданого, становится завещание, которое составлялось мужем сразу же после заключения брака. Имущество, записанное в завещании, переходило к пережившей супруге, чем и компенсировалась принесенная ею сумма приданого. В случае смерти жены к ее родственникам переходило право на восстановление приданого. При отсутствии завещания переживший супруг пожизненно или вплоть до вступления во второй брак пользовался недвижимостью, принадлежавшей покойной супруге.

В течение брака приданое оставалось в общем распоряжении; супругов. Общность имущества подтверждал также установленный порядок распоряжения им, при котором все заключавшиеся с этим имуществом сделки подписывались одновременно обоими супругами.

Преступления против церкви до середины XVII в. составляли сферу церковной юрисдикции. Наиболее тяжкие религиозные преступления подвергались двойной каре: со стороны государствен­ных и церковных инстанций. Еретиков стегали по постановлению церковных органов, но силами государственной исполнительной власти (разбойный, сыскной приказы).

С середины XVI в. церковные органы своими предписаниями запрещают светские развлечения, скоморошество, азартные игры, волхование, чернокнижие и т.п. Церковное право предусматривало собственную систему наказаний: отлучение от церкви, наложение покаяния (епитимья), заточение в монастырь и др.

Внутрицерковная деятельность регулировалась собственными правилами и нормами, круг субъектов, им подчиненных, был достаточно широким. Идея о "двух властях" (духовной и светской) делало церковную организацию сильным конкурентом для государственных органов: в церковном расколе особенно очевидно проявились стремления церкви встать над государством. Эта борьба продолжалась вплоть до начала XV Ш в.

 

 


Дата добавления: 2015-04-21; просмотров: 24; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Развитие русского права в XVI – XVII вв. | Уложение царя Алексея Михайловича
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.023 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты