Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Субъекты международного права: понятие, виды. Международная правосубъектность физических лиц.




Читайте также:
  1. Агропромышленная интеграция и кооперация в сельскохозяйственном производстве (значение, понятие, виды)
  2. Адвокатура. Понятие, задачи и виды юридической помощи
  3. Административная ответственность: понятие и виды.
  4. Административно-правовой статус общественных объединений, их виды.
  5. Административно-правовой статус физических и юридических лиц
  6. Административное наказание: понятие, виды, правила назначения.
  7. Административное принуждение как вид гос. принуждения, его цели, хар-ные черты и виды.
  8. Административный договор: понятие, признаки, виды
  9. Административный надзор и его виды.
  10. Активы таможенных органов: понятие, структура и особенности

Понятие субъекта международного права непосредственно связано с оценкой предмета международно-правового регули­рования.

Традиционное представление о международном праве как регуляторе исключительно международных, межгосударствен­ных отношений порождало "привязку" субъектов только к этим отношениям. Иначе говоря, только участники указанных отно­шений могли претендовать на статус международной правосубъектности.

Соответственно получило распространение особое понима­ние субъекта международного права, отличающееся от поня­тия субъекта в общей теории права.

Общетеоретическое определение субъекта права сопряже­но с констатацией субъективного права участия в отношениях, регулируемых правовыми нормами. Соответственно носители прав и обязанностей, установленных правовыми нормами, ха­рактеризуются как субъекты права.

В теории международного права сложилась концепция осо­бого статуса его субъектов. При таком подходе способность уча­ствовать в отношениях, регулируемых международно-правовыми нормами, рассматривается как предпосылка, но не главная черта субъекта. Основное свойство субъекта — юридическая способ­ность к самостоятельным международным действиям, включая создание согласованных международно-правовых норм, к неза­висимому осуществлению прав и обязанностей, установленных этими нормами. Отличительные черты субъектов международ­ного права, согласно этой концепции, выражаются в том, что они не находятся под чьей-либо властью и юрисдикцией, зани­мают независимое относительно друг друга положение*.

Такой особый статус признавался прежде всего за госу­дарствами, поскольку речь шла об участниках межгосударственных отношений, а также за определенными международны­ми (межгосударственными) организациями, государствоподобными образованиями, нациями и народами, борющимися про­тив колониализма, за создание собственных государств.

Поскольку физические лица (индивиды) и юридические лица (хозяйствующие субъекты), находясь под властью и юрис­дикцией соответствующих государств, не обладают независи­мым положением в международных отношениях, их самостоя­тельный международно-правовой статус отрицался, они не при­знавались субъектами международного права.

Современная ситуация, ознаменовавшаяся существенны­ми переменами в самой структуре международных отношений и соответственно в предмете международно-правового регули­рования, побудила теорию международного права к изменению взглядов при оценке понятия и видов субъектов международ­ного права.



Нет ничего неожиданного или противоестественного в эво­люции самих международных отношений и перемене подхода к субъектам. Дело в том, что в течение длительного времени ста­тус субъекта признавался только за государствами, а необхо­димым свойством субъекта считался государственный сувере­нитет (отметим, что еще в начале XX в. на статус субъекта могли претендовать даже не все государства, а только так на­зываемые цивилизованные государства или цивилизованные народы).

Не без усилий международным межправительственным организациям и особенно борющимся за независимость нациям удалось завоевать "место под солнцем", получить признание в качестве субъектов международного права. Соответственно со­вершенствовалась трактовка понятия субъекта, к которому уже не предъявлялось требование обладания государственным су­веренитетом. Однако общие условия еще сохранялись.



В настоящее время существуют два подхода к понятию субъекта международного права и, следовательно, к характе­ристике конкретных категорий субъектов.

Первый — традиционный и более распространенный и в наши дни (изложен выше).

Второй представлен более скромными попытками распро­странить на международное право понимание субъекта права, принятое в общей теории права, т. е. идентифицировать поня­тие субъекта международного права с юридической возможно­стью участия в правоотношениях, регулируемых международ­но-правовыми нормами, и обладания необходимыми для этого правами и обязанностями. Иначе говоря, освободить понимание субъекта международного права от чрезмерных условий, выра­женных в требовании особого, полностью самостоятельного ме­ждународно-правового статуса и способности к равноправному участию в создании норм и к независимому, свободному от чьей-либо юрисдикции их осуществлению.

Если же мы в соответствии с современной трактовкой пред­мета международно-правового регулирования примем харак­теристику субъекта международного права как действующего или возможного участника отношений, регулируемых между­народно-правовыми нормами, как носителя установленных этими нормами прав и обязанностей, то признаем и связанную с этим подходом реальность вхождения в сферу такого рода отноше­ний новых участников — юридических лиц, физических лиц (индивидов), международных хозяйственных объединений и неправительственных организаций, а также — в пределах, до­пускаемых внутригосударственным конституционным и иным законодательством, — составных частей отдельных, прежде всего федеративных, государств.

Интересное мнение было высказано еще в 1949 г. в одном из консультативных заключений Международного Суда ООН:



"... субъекты права, в той или иной юридической системе, не являются обязательно идентичными, поскольку идет речь об их природе или объеме их прав*". И хотя это суждение в конкрет­ной ситуации относилось к правосубъектности ООН, оно, по существу, имеет общее значение.

О дифференциации объема и характера прав будет сказа­но ниже. Что же касается различий природы тех или иных субъектов, то в литературе принято деление традиционных субъ­ектов международного права на две основные категории — ос­новные (первичные) и производные (вторичные).

Категорию основных (первичных) субъектов составляют прежде всего и главным образом государства, обладающие го­сударственным суверенитетом и приобретающие в силу своего возникновения (образования) международную правосубъектность, не обусловленную чьей-либо внешней волей и имеющую всеобъемлющий характер.

Категория производных (вторичных) субъектов — это пре­имущественно международные межправительственные органи­зации. Специфика их юридической природы выражается, во первых, в том, что они порождены — именно как субъекты международного права — волеизъявлением государств, зафик­сировавших свое решение в учредительном акте (следовательно, их правосубъектность является производной, обусловлен­ной), а во-вторых, в том, что содержание и объем их правового статуса определены в учредительном акте в точном соответст­вии с предназначением и функциями каждой организации (та­ким образом, их правосубъектность является функциональной, индивидуализированной). С некоторыми оговорками к этой же категории принято относить так называемые государствоподобные образования, т. е. особые исторически сложившиеся поли­тико-религиозные или политико-территориальные единицы с относительно самостоятельным статусом.

Специальное положение в ряду субъектов международно­го права занимают нации и народы, борющиеся против коло­ниализма, иностранного господства, за создание собственного государства на базе национального суверенитета.

Вопрос о статусе и видах нетрадиционных субъектов ре­шается, даже при признании их международной правосубъект­ности, неоднозначно. И все же можно назвать несколько таких субъектов. Их участие в правоотношениях, регулируемых ме­ждународно-правовыми нормами, и, следовательно, статус как носителей определенных международных прав и обязанностей представляются вполне реальными. Это международные непра­вительственные организации*, международные хозяйственные объединения, национальные юридические лица и индивиды (фи­зические лица). С учетом полномочий, предусмотренных кон­ституциями отдельных, прежде всего федеративных, государств, определенным международно-правовым статусом характеризу­ются составные части этих государств (по терминологии, при­нятой в отечественном законодательстве, — субъекты Россий­ской Федерации).

Имеется достаточно оснований для разграничения в меж­дународно-правовой системеправосоздающих субъектов и правоприменяющих субъектов. Если говорить точнее, то разгра­ничиваются:1) субъекты правосоздающие и вместе с тем правоприменяющие, ибо тот, кто участвует в нормотворческом процессе, не может быть в стороне от практики применения норм, и 2)субъекты только правоприменяющие, но не обладающие нормотворческой способностью. Кстати, подобное положение существует и во внутригосударственном праве. К первой кате­гории относятся государства, международные организации, в меньшей мере — государствоподобные образования и борющиеся нации; ко второй — индивиды, хозяйствующие субъекты и дру­гие юридические лица, международные хозяйственные объе­динения и неправительственные организации.

Иначе говоря, круг реализующих нормы международного права значительно шире круга создающих эти нормы. После разработки, подписания и вступления в силу международного договора к его выполнению и к обеспечению его выполнения — наряду с органами и должностными лицами, участвовавшими в процессе заключения договора, — подключаются органы и долж­ностные лица, функции которых так или иначе связаны с пред­метом договорной регламентации. Если учесть и других участ­ников правоприменительного процесса, названных выше, то можно констатировать, что договор действует и вне системы государственной власти.

По примеру внутригосударственного права возможно де­ление субъектов по отраслевому признаку. Если субъекты кон­ституционного (государственного) права — это не то же самое, что субъекты гражданского права, а последние в свою очередь не тождественны субъектам административного или уголовного права (при этом имеются в виду не только и, может быть, не столько категории и наименования, сколько особенности право­вого статуса), то почему не признать, что субъекты права внеш­них сношений (дипломатического и консульского права) — это не то же самое, что субъекты права международных организа­ций или тем более субъекты международного гуманитарного права (и здесь решающее значение имеет оценка особенностей правового статуса соответствующих субъектов).

С понятием субъекта международного права связана ха­рактеристика международной правосубъектности — обобщаю­щего термина для обозначения соединения в юридическом ста­тусе правоспособности и дееспособности. Сам термин "между­народная правосубъектность" присущ преимущественно науч­ной терминологии и редко используется в международно-пра­вовых актах. В качестве примеров можно привести положение Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государ­ствами в соответствии с Уставом ООН (1970 г.) о том, что "каж­дое государство обязано уважать правосубъектность других государств", положение Устава Союза России и Беларуси от 23 мая 1997 г. о том, что в рамках полномочий, предоставлен­ных данным Уставом, Союз обладает международной право-субъектностью, норму ст. 176 Конвенции ООН по морскому праву, согласно которой Орган по морскому дну "обладает междуна­родной правосубъектностью, которая может оказаться необхо­димой для осуществления его функций и достижения его це­лей", формулировку ч. 1 ст. 5 Устава Объединенного института ядерных исследований о том, что "Институт в соответствии со статусом межправительственной .организации обладает между­народной правосубъектностью...", а также недавнюю Деклара­цию о сотрудничестве между Российской Федерацией и Орга­низацией экономического сотрудничества и развития, ст. 3 ко­торой называется "Правосубъектность Организации".

Обычно при регламентации международного статуса субъ­екта применяется термин "правоспособность", но в его содер­жание вкладывается комплексный смысл, подразумевающий способность к самостоятельному осуществлению прав. Таковы, например, ст. 6 Венской конвенции о праве международных договоров, согласно которой "каждое государство обладает пра­воспособностью заключать договоры", ст. 104 Устава ООН, со­гласно которой Организация пользуется на территории каждо­го из своих членов необходимой для выполнения ее функций правоспособностью, а также нормы учредительных актов ряда других международных организаций.

Международная правосубъектность как особое юридиче­ское свойство есть качественная мера характеристики субъек­та. Количественная мера — это совокупность прав и обязанно­стей субъекта. Иначе говоря, правосубъектность воплощается в совокупности прав и обязанностей.

Права и обязанности субъектов неоднородны.

Изначальными являются основные права и обязанности, непосредственно порождаемые международной правосубъект­ностью и служащие предпосылкой международных правоотно­шений. В начале нашего столетия известный российский уче­ный-международник Ф. Ф. Мартенс применительно к государ­ствам (а иных субъектов международного права тогда не было) высказал следующее суждение: "Основные права государств неразрывно связаны с международными свойствами последних и, следовательно, со всем положением государств в качестве международных личностей... Без этих прав государства не в состоянии достигнуть разумной цели международной жизни; без них они не члены международного общения*".

Основные права и обязанности можно разделить на две группы: основные общесубъектные права, присущие всем ка­тегориям субъектов, и основные субъектно-видовые права, свой­ственные определенной категории субъектов.

К первой группе относятся: право (юридическая способ­ность) участия в отношениях, регулируемых международно-правовыми нормами, т. е. взаимодействия с другими субъекта­ми; право реализации в этих отношениях своих субъектных правомочий и несения обязанностей; право защиты своих прав предусмотренными юридическими средствами; обязанность ува­жения статуса других субъектов; обязанность добросовестного соблюдения международных принципов и норм.

Ко второй группе применительно к государствам относят­ся: право участвовать в создании международно-правовых норм прежде всего путем заключения международных договоров; право устанавливать дипломатические и консульские отноше­ния с другими государствами, обмениваться дипломатическими и консульскими представительствами; право быть членом уни­версальных и региональных международных организаций и иметь при них свои представительства; право защищать свою правосубъектность, включая право на индивидуальную и кол­лективную самооборону.

Основные обязанности государства определяются содержа­нием основных принципов международного права и включают сотрудничество с другими государствами, невмешательство в их внутренние дела, воздержание от угрозы силой или ее при­менения и т. д.

Относящиеся к этой группе субъектно-видовые права и обязанности международных организаций определяются их ус­тавами или иного рода учредительными актами соответственно функциям каждой из них.

Другие, не основные, права и обязанности субъектов меж­дународного права представляют собой конкретные результа­ты волеизъявления, деятельности самих субъектов. Реализуя свое право заключения международных договоров, государст­ва, международные организации и некоторые другие субъекты устанавливают для себя и для находящихся под их юрисдикцией субъектов индивидуальные права и обязанности, содержа­ние и объем которых могут изменяться при заключении новых договоров.

Каждое государство, участвуя в том или ином междуна­родном договоре, прежде всего принимает на себя определен­ные обязательства и согласовывает с другими государствами свои правомочия, вытекающие из данного договора. Вместе с тем оно фиксирует в договоре права и обязанности, адресован­ные своим компетентным органам, должностным лицам, своим гражданам и иным находящимся под его юрисдикцией лицам.

Взаимосвязь права и обязанности можно показать на приме­ре норм ст. III Договора по открытому небу от 24 марта 1992 г.:

"1. Каждое государство-участник имеет право проводить наблюдательные полеты в соответствии с положениями настоя­щего Договора.

2. Каждое государство-участник обязано принимать наблю­дательные полеты над своей территорией в соответствии с по­ложениями настоящего Договора".

 


Дата добавления: 2015-04-21; просмотров: 42; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты