Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Какие элементы определяют структуру научных теорий? Дайте краткую характеристику этих элементов.




Читайте также:
  1. C. Элементы
  2. I. ОБЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ К ОФОРМЛЕНИЮ КУРСОВЫХ, ДИПЛОМНЫХ, НАУЧНЫХ РАБОТ
  3. S: Перечислите, какие вы знаете разновидности новых религиозных движений.
  4. Б11-в2 Основные элементы книги
  5. Б6.4 Какие технические защитные меры по уменьшению опасности поражения
  6. Банковская система и ее элементы. Банковская система РФ на современном этапе
  7. Банковская система РФ, ее элементы. Роль и функции банков, виды банков, банковская инфраструктура.
  8. Билет 20. Структура научного текста. Типы научных текстов: статья, реферат, обзор литературы. Курсовая работа. Введение научного текста
  9. Билет 8. 8.1. Комплекс маркетинга: понятие, структура, характеристика элементов.
  10. Билет 9. Линейный алгоритм. Графические элементы для создания блок-схемы алгоритма. Запись арифметического выражения в языке программирования.

Эта тема связана с определенными трудностями. Прежде всего заметим, что теории, принадлежащие к различным наукам, весьма сильно отличаются друг от друга. Можно ли говорить о единой универсальной структуре научной теории, видя столь непохожие по своей логической организации и общему содержательному стилю концептуальные образования, как, например физические теории (с дедуктивной логической структурой), исторические теории (с преимущественно нарративной организацией), социологические концепции среднего уровня (с индуктивной направленностью)? Другая трудность связана со сложным составом теории. Что следует считать безусловными и явными элементами теории? Так, в контекст теории входят: понятия и теоретические утверждения, определения и другие соглашения, операционные структуры (правила измерения, правила конструирования моделей, интерпретационные процедуры, связывающие эмпирические и теоретические уровни), нормы, предположения и другие составляющие. Не все в теоретическом контексте является выраженным явно и тем более формализуемым. В общем случае теорию нельзя считать законченной и полностью проявленной структурой. Напротив, теория в расширенном понимании как связное смысловое единство обладает значительным потенциалом подвижности. Представление о жесткой логической структуре научной теории, в которой четко проработаны все ее внутренние взаимосвязи и одни утверждения следуют из других, годится скорее для относительно завершенной теории, излагаемой в учебниках, чем для реального хода научного познания. Но даже и для завершенной теории такое представление является достаточно сильной абстракцией. Оно не позволяет осмыслить сложные взаимосвязи теории с окружающим ее общим концептуально практическим контекстом, в который она погружена, из которого она вырастает и в котором, в конце концов, она находит и подтверждение, и применение. Для изучения структуры научной теории возможно исходить из идей, выдвинутых в свое время известным отечественным философом И.В. Кузнецовым1 (1911-1970) и развитых в нашей последующей литературе. Использовать эти представления (причем не только для физических, но и для любых научных теорий) можно следующим образом (в несколько модифицированном виде). Начнем с того, что научная теория не может быть сведена к совокупности только ее основных утверждений (аксиом, законов, тезисов). Сами по себе эти утверждения могут работать лишь в определенном окружающем контексте. Мы выделим три составляющие научной теории (рис. 5):



основание; ядро; приложения. 1. Основание научной теории — это ее общий предпосылочный контекст. Он достаточно обширен, т.к. теория уходит корнями в весьма многочисленную совокупность предпосылок и условий. Так, напомним, что научной теории необходим общий метафизический контекст базисных допущений, среди них — постоянство и единообразие мира, о его познаваемость, существование причинно-следственных отношений и т.п. Далее сюда относится и масса содержательных предпосылок более конкретного характера, задающих смысловой фундамент теории. И.В. Кузнецов называет здесь эмпирический базис, на котором вырастает теория (сравнительно небольшое число существенных фактов, как правило, не укладывающихся в прежние теории), первичный объект теории (имеющий достаточ 1 Кузнецов И.В. Избранные труды по методологии физики. М., 1975. С. 30-42. но абстрактный, идеализированный характер и представляющий собой, по сути дела, ?фундаментальную идею, на которую опирается все здание теории?), систему фундаментальных понятий, характеризующих его свойства (в физике эти свойства называются физическими величинами), а также связанные с ними правила измерения (их, кстати, можно назвать правилами оперирования), образующие в составе теории свою собственную систему логического исчисления. К содержательным предпосылкам относятся и различные вспомогательные теории (в расширенном понимании); они повествуют о приборах, используемых для изучения основных параметров теории, о погрешностях наблюдений и т.п. Отметим также, что первичный объект теории на самом деле представляет собой целую систему абстрактных объектов, связанных содержательными взаимосвязями. Например, теории классической механики опираются на совокупность абстракций, в которую входят такие понятия, как сила, точка, прямолинейное движение и др. Поэтому фундаментальная идея теории реализуется посредством опоры на всю среду соответствующих абстрактных объектов и образует с их помощью некоторый теоретический ?сюжет?. В этой связи удобное понятие предлагает и разрабатывает B.C. Степин. Исходную систему абстракций он называет теоретической схемой данной теории, понимая под этим ?взаимосогласованную сеть абстрактных объектов?; к понятию теоретической схемы мы вернемся в § 4.1. 2. Ядро научной теории — это, по Кузнецову, совокупность ее основных утверждений. Заметим, что конкретный вид ядра зависит от характера теории. Так, в математических теориях это аксиомы или главные теоремы, в физике — системы законов, выражаемые математическими уравнениями (и связывающие между собой исходные физические величины), в гуманитарных науках — какие-то тезисы, основные положения и т.п.



3. Приложения основных утверждений — совокупность суждений и операций, относящихся к конкретизирующему контексту. Стратегическая направленность этого контекста — от общих утверждений ядра научной теории к частным ее аспектам. Не следует считать, что если ядро теории уже сформировано, то применение теории к каким-то конкретным случаям становится как бы автоматической процедурой. На самом деле это достаточно сложная и самостоятельная деятельность. В целом контекст приложений включает:



1) совокупность логических следствий ядра теории'; ' В оригинале у ИВ. Кузнецова третья составляющая теории называлась ?воспроизведением? и состояла как раз из системы выводимых из ?ядра? следствий. Мы рассматриваем эту составляющую в более общем ракурсе как контекст приложений. 2) множество (содержательных) интерпретационных процедур, задающих теории те или иные смысловые параметры и определяющих для нее те или иные модели. В контексте приложений указанные области и взаимосвязаны. Уже сами логические следствия ядра теории мы выводим с учетом ее возможных (или имеющихся) приложений. Иными словами, из основных положений мы выводим не все подряд, что оказывается в отношении логической выводимости к ним, а руководствуемся некоторыми дополнительными ограничениями и предметными соображениями. С другой стороны, внешняя приложимость теории, задаваемая интерпретационными процедурами, обеспечивается не напрямую применением законов максимально общего уровня, а через особую область логически более частного знания, включающую различные уровни конкретизации (вплоть до построения специальных теорий, логически подчиненных исходной). Важность данного специфицирующего контекста состоит в том, что он, по сути дела, обеспечивает саму работу теории; без него теория осталась бы неким множеством весьма отдаленных и даже оторванных от опыта абстрактных утверждений и, в итоге, потеряла бы смысл. Понимание значимости конкретизирующей составляющей теорий воплощено в т.н. структуралистском подходе к анализу научного познания (Дж. Снид, В. Штегмюллер). Согласно этой концепции взгляд на научную теорию как на изолированное концептуальное образование, отвлеченное от его приложений, не является адекватным для понимания действительного функционирования теорий. Научную теорию следует представлять как изначально снабженную множеством вариантов ее применения, ведь ученые строят свои концепции не в плоскости каких-то умозрительных схем, абстрагированных от реального эмпирического материала. Наоборот, их рассуждения и действия отталкиваются от содержательных моментов, от уже имеющихся интерпретаций и приложений знаний данной научной области. Поэтому то, что методологи умеют рассматривать теорию как самостоятельную логическую структуру (вне ее эмпирического содержания), имеет, конечно, большое значение для выявления важных логических характеристик теории, однако не следует забывать, что научные теории всегда опираются на определенную сферу своих применений. Отметим также, что структуралистский подход рассматривает множество применений теории в потенциальном ракурсе, т.е., помимо уже имеющихся приложений, в будущем могут быть найдены и другие; это касается в первую очередь физических теорий, для которых, как известно, нередка ситуация переноса формально-математического аппарата из одной конкретной научной области в другую. Итак, мы выделили три составляющие научной теории — основание, ядро, приложения. При рассмотрении теории в таком аспекте видно, что ее общая структура, к сожалению, не столь прозрачна, как этого хотелось бы. Многое из того, что действительно играет роль в теории, лишь молчаливо подразумевается: прежде всего это базисные предположения и условия, от носящиеся к основанию теории. Кроме того, контекст теории не сводим к чисто логическим связям, а насыщен массой операционно-прагматических смыслов (это касается прежде всего области приложений теории). Поэтому представление о научной теории как сравнительно простой дедуктивной структуре, где из основных утверждений следуют частные утверждения, — это лишь идеализированный логический экстракт из содержательной теории, который хотя и воспроизводит, конечно, некоторые важные ее характеристики, но страдает существенной неполнотой. Но из этого нужно делать корректные выводы. Во-первых, общая не достаточная прозрачность научной теории не означает, что нам не следует пытаться изучить ее структуру более детально. Напротив, это стимулирует исследователей к изучению и обнаружению действительного богатства ее содержания, всей сложности и сплетения ее взаимосвязей. Во-вторых, неполнота формально-логического (или дедуктивного) образа научной теории не означает, что средства логического анализа здесь вообще неприменимы. Скорее наоборот, столкновение с трудностями привело к существенному обогащению логического арсенала, к разработке и применению новых подходов — использованию модальной логики, введению в логику прагматических факторов и многого другого. Общий же вывод состоит в том, что научная теория представляет собой сложное образование. Так, в методологической литературе говорится о полисистемности и полиструктурности научной теории. Включенные в теорию концептуальные объекты объединены между собой массой различных взаимосвязей. В целом следует говорить не о линейной соподчиненности ее объектов, а об определенной теоретической ?сети? взаимных отношений. Так, сам процесс перехода от ядра теории к ее приложениям не сводим к дедуктивному; он включает в себя содержательно-конструктивные моменты (что особенно подчеркивается в работах B.C. Степина), связанные с построением вспомогательных теорий, с введением дополнительных предположений, конструированием частных моделей, проведением мысленных экспериментов и т.п. Итак, научная теория — сложное концептуальное образование. Она в общем случае не может быть представлена в виде универсальной для всех наук логической конструкции. Ее состав обширен, не все в ее контексте выражено в явном виде. В составе научной теории можно выделить основание (предпосылочный контекст), ядро (совокупность основных утверждений), приложения (конкретизирующий контекст). Концептуальные объекты, включенные в нее, связаны между собой множеством разнообразных логических и содержательных взаимосвязей.

 

Любая теория - это целостная развивающаяся система истинного знания (включающая и элементы заблуждения), которая имеет сложную структуру и выполняет ряд функций. В современной методологии науки выделяют следующие основные элементы структуры теории:

1) Исходные основания - фундаментальные понятия, принципы, законы, уравнения, аксиомы и т.п.

2) Идеализированный объект - абстрактная модель существенных свойств и связей изучаемых предметов (например, "абсолютно черное тело", "идеальный газ" и т.п.).

3) Логика теории - совокупность определенных правил и способов доказательства, нацеленных на прояснение структуры и изменения знания.

4) Философские установки, социокультурные и ценностные факторы.

5) Совокупность законов и утверждений, выведенных в качестве следствий из основоположений данной теории в соответствии с конкретными принципами.

Например, в физических теориях можно выделить две основные части: формальные исчисления (математические уравнения, логические символы, правила и др.) и содержательную интерпретацию (категории, законы, принципы). Единство содержательного и формального аспектов теории - один из источников ее совершенствования и развития.

 


Дата добавления: 2015-04-21; просмотров: 22; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты