Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


ПОТЕРИ НЕ ИМЕЮТ ЗНАЧЕНИЯ




 

В рубке спейсера «Маг» молча сидели двое мужчин.

Говорить было не о чем, оба знали, что произошло, но изменить ничего не могли. Влад Велич, он же Габриэль Панкратов, исчез вместе с гуррахским псевром в недрах Тартара и не объявлялся уже сутки. Геянский «штабной» спейсер взорвался вскоре после запуска «диплодока», но Влада внутри его к тому моменту не было, это Дивий знал точно. Оставалось надеяться и ждать, что Влад сумеет или уже выбрался из Тартара и скоро подаст о себе весть. Надежду на это подавал и тот факт, что запущенный геянами корабль-мина не взорвался. Тартар никак не прореагировал на этот «черный таран».

Ни Ванесса, ни Улыба, находящиеся на Земле с разными деликатными миссиями, не знали о случившемся, хотя Дивий был уверен, что правнучка Железовского чувствует отсутствие своего любимого.

Горан Милич, занимавший соседнее кресло, словно прочитал мысли землянина. Сказал, продолжая разглядывать удивительный, черный, искрящийся и дымящийся «коралл» Тартара:

— Что мы скажем Улыбе?

Дивий ответил не сразу:

— Пока ничего. Хорошо, что она на Земле. Влад имеет навыки перехода из одного состояния в другое, он жив.

Горан взглядом выразил свой скепсис, но возражать не стал. За время, пока они работали вместе, он привязался к молодому землянину, несмотря на интерес к нему Ванессы, и тоже надеялся на благополучный исход операции, искренне желая ему удачи.

«Маг» неутомимо накручивал витки вокруг Тартара, скрытый «абсолютным зеркалом» — слоем анизотропно перестроенного вакуума, наблюдая за суетой армады геянских кораблей самого разного класса. Время от времени какой-нибудь из них вдруг направлял свой полет в шевелящееся текучее тело Тартара и шел на таран, как правило взрываясь при соприкосновении с черными «лепестками гвоздики», на которую больше всего походил сейчас Тартар. Но поражало не упорство людей, продолжающих строить планы уничтожения чужого мира, а их безрассудная, граничащая с безумием, храбрость. Каждый «брандер» идущий на таран аппарат — вели не автоматы, а люди!

Дивий понимал, что происходит. «Человейник» Геи не жалел своих солдат, отстаивая интересы всего коллективного существа, жизнь одного человека или даже тысячи не имела значения для достижения поставленной цели, и люди с запрограммированной волей безропотно выполняли ментальные приказы, шли на смерть, не понимая, ради чего они это делают.

Тартар и Госпожа — Дитя Конструктора — угрожали Гее самим своим существованием, и она стремилась избавиться от них любыми способами, генерируя все новые и новые способы уничтожения столь мощных в энергетическом плане объектов, заставив на пределе работать блестящие умы ученых над созданием оружия, перед которым не устояли бы даже творцы звезд — Конструкторы. Последние данные контрразведки говорили о том, что Гея уже имеет такое оружие, но принцип его действия был пока неясен. Добыть информацию о нем не удавалось даже Асуру Варигу и самому Дивию, владеющим Силой и способным волевым усилием проникать в компьютерные сети. Но и они смогли выловить лишь косвенные данные об испытании этого оружия в системе Чужой.

Дивий посетил систему и ужаснулся, увидев результаты испытаний: шар «раздробленной» планеты перестал существовать! От него остался растянутый на сотни тысяч километров редкий язык из «мертвяков», а также странное образование, пронизывающее язык и похожее на развернутые бусы из нанизанных на тонкую нить черных глыб. Это был след энергетического удара, нанесенного по Чужой, уничтожившего заодно и погранзаставу «Стрелец», и колонию «Пурпурное Сердце», к счастью, уже покинутую колонистами.

— Чего мы ждем? — напомнил о себе Милич.

Дивий очнулся.

— Сейчас здесь будет претор с пакетом новостей. Обсудим и начнем работать.

Асур Вариг появился в рубке через несколько минут, пожал руки коллегам и сел в свободное кресло. Помолчал, разглядывая кипящую «гвоздику» Тартара, потом дал команду инку, и Мэджик повернул видеосистему в противоположную от Тартара и Тины сторону. Стал виден клочковато-серый с более светлыми облаками и темными пятнами космос, переставший быть черным, как бездна. Нагуали светились неровно, и космос больше напоминал облачную пелену, затянувшую весь небосвод.

— Обнаружилась прямая корреляция между свечением нагуалей, — заговорил наконец Вариг, — и сближением Стенок. Усиление свечения означает рост скорости сдвига Стенок. Кстати, если они будут сближаться хотя бы прежними темпами, Космориуму осталось жить всего полгода. Но и этого времени, судя по всему, у нас нет.

Дивий и Горан молчали, ожидая продолжения. Вариг вернул на виом изображение Тартара, посмотрел на обоих исподлобья.

— Равновесие поколеблено, горизонт событий сужается слишком резко, господа. Мы не успеваем реагировать на действия Игроков. А самое плохое — мы не в состоянии повлиять на человечество. Потенциал Геи возрос настолько, что наш слабенький эгрегор не может противостоять надсознанию планеты. Гея возбудилась и посылает людей на смерть сотнями и тысячами... — Вариг замолчал, оценивая молчание собеседников. — Впрочем, зачем я это говорю? Вы и сами все знаете. Ваше мнение, комиссар: что нам делать в сложившейся ситуации?

Горан ждал этого вопроса, но не обрадовался ему. Сказал ровным тоном:

— Ждать. Продолжать свое дело и ждать.

— Ждать чего?

— Я думаю, файверы знают о происходящих в домене событиях и не оставят нас на произвол судьбы. И не оставили. Уже деятельность Велича-Панкратова указывает на это, а появление Грехова — подтверждает.

Вариг посмотрел на Дивия, невесело усмехнулся:

— Устами младенца... а? Только мы собрались посвятить его в детали, как он догадался обо всем сам.

Дивий тоже усмехнулся, косясь на невозмутимое лицо комиссара.

— Не обижайся на стариков, сынок. Мы только люди, хотя и с паранормальными способностями. Надо было ввести тебя в курс дела раньше, да все не удавалось. Дело в том, что мы — и ты в том числе — выполняли роль ракетоносителей, выводящих на орбиту спутник.

— Влада Велича? — бесстрастно осведомился Горан.

Вариг и Дивий переглянулись.

— Этот спутник — Игрок. Не Влад Велич и даже не Влад Велич с Улыбой и другими файверами.

— Это уже было. Тысячу лет назад Ставр Панкратов вместе с остальными интраморфами создал Над-Закон, остановивший ФАГа...

— Ты не понял, сынок. Мы не должны формировать новый Над-Закон, наша задача — сохранение баланса сил в домене. До того момента, пока хозяин домена не сможет поддерживать равновесие сам.

— Этот хозяин — Велич?

— Нет, — покачал головой Дивий. — Сын Велича и Улыбы. Он еще только должен родиться. Влад Велич — лишь Предтеча.

Горан вытянул губы трубочкой, словно собирался присвистнуть. В глазах его всплыло изумление.

— Вы... серьезно?!

Претор ОКО и волхв смотрели на комиссара с одинаковым выражением глаз. Горан покраснел.

— Извините… я не хотел... не могу поверить! Неужели таков был расчет? Кто же смог рассчитать такой вариант развития событий в домене?

— Грехов, конечно, — ответил Дивий. — Он стал Инженером еще до появления в Метагалактике ФАГа, кто он теперь — трудно представить. Но ты прав, сынок, нам остается только ждать и делать свое дело. Пока не придет помощь.

— Зачем же вы рисковали отцом будущего Игрока? Зачем давали ему опасные задания?

— Это входит в программу его подготовки, комиссар, — сухо проговорил Вариг. — Он файвер и должен справиться, а его опыт перейдет в гены сына... — Претор ОКО замолчал.

Что-то неуловимо изменилось в рубке, сдвинулись какие-то потенциалы, вздрогнули поля... и перед сидящими людьми возник невысокий черноволосый и черноглазый мужчина в черном комбинезоне, змеящемся голубыми молниями.

— Привет, гуманоиды, — сказал он с легкой улыбкой, смягчившей пылавший в глазах пронзительный огонь.

— Здравствуй, Габриэль, — после паузы произнес Дивий. — Рады тебя видеть. Мы только что говорили о тебе.

— Надеюсь, не ругали? — Незнакомец мягко засмеялся.

Улыбнулся и волхв.

— Но и не хвалили. Как видишь, ситуация складывается не в нашу пользу.

— Вижу. — Черноглазый гость оглянулся на «гвоздику» Тартара в глубине виома. — Игрок сделал ход, поставив на карту все, что имел. То есть жизнь. Ему надо помочь. К сожалению, другие Игроки сделали то же самое.

— Что происходит, Габриэль? Инициатива ускользнула от нас, мы не справляемся, хотя в точности следуем оставленным тобой инструкциям...

— Вы опоздали. Следовало начинать вашу работу на полсотни лет раньше, а главное — начинать с объединения колоний, чтобы организовать эгрегор баланса.

— Еще не поздно...

— Поздно, старик. Хотя я ни в чем тебя не виню. Никто не совершенен. Я сам ошибся в прогнозе. Впрочем, это неважно.

— А что важно? — угрюмо спросил Вариг.

— Дорогой претор, вы не задавались вопросом: в какие игры играют люди? Не интраморфы — нормалы?

Вариг озадаченно пожевал губами.

— Ну, не знаю... в шахматы, чатуранг, кости... в карты... или вы имеете в виду спортивные игры?

— Я имею в виду любые азартные игры, хотя для примера можно взять и карты. Ловкие игроки-махинаторы часто прятали в рукаве козыри, об этом даже классики писали, припоминаете? Так вот один из Игроков, отстаивающих свои интересы в нашем родном домене, припрятал в рукаве туз...

— Тартар?

— Этот туз — сближение Стенок Космориума. Все остальное — суета сует. Впрочем, и это не имеет значения, как не имеют значения потери. После Игры масштаба Метавселенных уничтожаются как игровые пространства, так и сами Игроки. Если бы Ставр Панкратов не вмешался со своим гуманизмом и человеколюбием тысячу лет назад, не надо было бы суетиться и сегодня. К сожалению, у меня нет времени вести философские беседы, поэтому, перед тем как откланяться, хочу задать вам лишь один вопрос: где Влад Велич?

В рубке стало совсем тихо. Потом Дивий кивнул на сверкающую «гвоздику» Тартара:

— Он... там.

Черноглазый гость с рассеянным видом покачал головой.

— Его там нет. Его нет нигде, что характерно... Что ж, спасибо за информацию, попутчики. Еще свидимся.

Облик черноглазого незнакомца, которого землянин называл Габриэлем, стал таять, исчезать, но тут же приобрел прежний вид, так как Вариг в последний миг успел остановить его:

— Простите, Грехов…

Пылающие глаза мужчины выразили усмешку.

— Все-таки мне надо было представиться. Я не Грехов, а всего лишь его проекция на ваш мир с весьма скромными возможностями. Псевр, как принято сейчас выражаться. — Усмешка в глазах «проекции Грехова» превратилась в веселые искры и погасла. — Что вы хотели спросить?

— Геяне изобрели новое оружие...

— Ничего нового они не изобрели, они просто научились владеть энергией вакуума, или полем Сил, как говорят земляне. Но это владение — масштаба Метагалактики! Просто человечество Геи об этом еще не догадывается.

— Вы знаете, как они пользуются полем Сил? Мы тоже как бы умеем входить в него...

— Вы входите в низший уровень поля Сил, Гея-Игрок добралась до базового уровня, что весьма печально. Инициируется этот уровень всем эгрегором человечества, управляется лидером, а энергия излучается через камикадзе-интраморфа, добровольного или чаще зомбированного смертника.

— Почему камикадзе?

— Потому что после «выстрела» мозг этого человека сгорает, часть энергии разряда проходит и через него. Специалисты СЭКОНа уже дважды испытали свой дальнодействующий «божественный глас» — так они зашифровали разработку, и каждый раз камикадзе-излучатель погибал.

— Мы знаем только об одном испытании...

— Второе состоялось два дня назад на Земле. Известный вам господин Караченя уничтожил одну из деревень Райсийской общины.

Грехов кивнул и исчез.

Оставшиеся в рубке руководители «контрас» молча смотрели на то место, где он только что стоял, понимая, что их ожидает впереди полоса новых неприятных открытий и бед.

— Мне доложили о гибели деревни на Земле... — глухо проговорил Вариг, — но я никак не связывал этот факт с испытанием «божественного гласа».

— Я тоже, — признался Дивий виноватым тоном. — Обрадовался, что это не моя деревня.

— Похоже, без помощи извне нам не обойтись, — философски заметил Горан.

— Мы знали это и раньше, — вздохнул Дивий, сгорбившись. Но меня в данный момент больше всего тревожит реплика Грехова...

— «Проекции» Грехова.

— Его «проекция» превосходит по возможностям любого из нас. Интересно, какой смысл он вложил в слова, что Влада «нет нигде»?

Ответом волхву было молчание.

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-05-08; просмотров: 74; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты