Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Авантюрно-новеллистические сказки




Читайте также:
  1. Анекдотические сказки
  2. Бытовые сказки
  3. В счастливых семьях рассказывают на ночь сказки
  4. ВКЛЮЧИТЕ ИНТУИЦИЮ И ЖДИТЕ ПОДСКАЗКИ
  5. Волшебные сказки
  6. Вопрос: Русские народные сказки, их специфика и роль в воспитании дошкольников
  7. Морфология сказки.
  8. Новеллистические сказки
  9. Пример 3.34. Создание всплывающей подсказки

Авантюрные и новеллистические сказки – это сказки о приключениях и о событиях в семейной, личной жизни человека, чаще всего это рассказ о цепи приключений героев, опасностях, которые они преодолевают. Это занимательные рассказы, в которых герой достигает цели благодаря своей ловкости, хитрости, уму. В этих сказках герой-человек умный, бывалый, это путешественник, купец, солдат, и здесь происходят невероятные события, но качество фантастики иное, чем в волшебных сказках.

Действие сказок развивается не в фантастическом тридевятом царстве, а в реальной обстановке, чаще всего в городе. Герои этих сказок обычно многословны, галантны и сентиментальны. Персонажи авантюрных сказок далеко не всегда безупречны в нравственном отношении. Чудесное в сказках этого типа не исключается, но оно обычно на втором плане, играет вспомогательную роль. Служебную роль чудесные элементы в этом сказочном типе играют и в том случае, когда персонажи характеризуются гиперболизированными качествами (слухом, острым взглядом, меткостью и т.п.). В волшебной сказке персонажи с гиперболизированными чертами были помощниками главного героя, а здесь гипербола становится возможностью любого ловкого, смелого человека. В авантюрных сказках широко распространены сюжеты: о добывании невесты (женится благодаря хитрости), тема верности, о мудрых девушках, о ловких отгадчиках, об удачливых разбойниках и т.п.

Новеллистические сказки – это необыкновенные, неслыханные истории о совершенно невозможном; в них нагромождение самых невероятных событий. Авантюрно-новеллистические сказки характеризуются стремлением к простоте рассказа, в них отражаются особенности языка и стиля литературы – это происходит вследствие сюжетного и образного сближения сказки с лубочной повестью, с книжной новеллой. Влияние лубка и книги на устную авантюрную сказку проявляется в изображении городской обстановки, в особой книжной манере речи. Авантюрные сказки, как правило, имеют сложные композиционные схемы, отражающие сложность жизненных перепитий, в которые попадает герой. Композиция более сложна по построению, в них больше случайностей и неожиданностей, они разрастаются до размеров повести.

Авантюрная сказка более позднего происхождения. В авантюрно-новеллистической сказке не встречаются присказки и зачины фантастического характера. Зачин сказки прост и часто говорит о реальном событии; в ней нет ретардации, создающей впечатление эпической замедленности. Основной прием – контраст. Контрастно обрисованы типы героев и их врагов, контрастно раскрываются социальные взаимоотношения. Характерно увеличение в этих сказках роли диалога как приема построения произведения (вопросы и ответы), а также развернутая характеристика действующих лиц. В этом типе сказок заметно стремление к индивидуализации речи персонажей, к описанию внешности действующих лиц, к более развернутой их характеристике; встречаются описания обстановки, попытки психологического анализа.



Как пример, характерна сказка «Безручка» (о невинно оклеветанной жене царя), повествование которой выдержано в плане волшебных сказок, а конфликт разрешается в бытовом плане. На грани волшебных и новеллистических сказок могут быть названы сюжеты: «Волшебное кольцо», «Красавица жена», «Два купца», «Чудесная мельница», «Неразгаданные загадки», «Муж на свадьбе жены» и др. В группе сказок о мудрых девушках наиболее характерны сказки «Семилетка» и «Умная невеста», в которых на вопросы отвечают героини, обе сказки часто ассимилируются, задачи и загадки переходят из одной в другую.



Трудные задачи или загадки являются условием брака или воцарения и предшествуют ему. Однако загадывание задач может происходить и после брака, и в таком случае оно носит характер испытания одного из супругов. Обычно испытывается жена, которая проявляет необычайную мудрость и кротость, сметливость и находчивость: «Царица-гусляр», «Мудрая жена», «Терпеливая жена» и др.

В особую подгруппу обычно выделяют так называемые «исторические сказки», в которых как основной персонаж сказки выступает историческое лицо. Один из персонажей – Петр I; сказки вносят особые черты в его образ, сближают его с народной характеристикой этого царя, идеализируют и в то же время критически оценивают его из-за крутого нрава. Особенно распространена сказка «Беспечальный монастырь», установлено 492 варианта этой сказки (В.Н.Андерсен). Царь задает загадки настоятелю монастыря или монахам, или епископу, или кардиналу, или священнику и т.д. Число и разнообразие задаваемых задач очень различно, но никогда сам церковнослужитель не может их решить, за него это делают другие персонажи (трактирщик, мельник, пастух, солдат и т.д.). В исторических сказках фигурирует и царь Иван Грозный (сказка о Горшене, о женитьбе Грозного, о взятии Казани и др.).

Бытовая (авантюрно-новеллистическая) сказка существовала параллельно с волшебной сказкой и сказкой о животных, поэтому возможны процессы взаимовлияния и взаимопроникновения сюжетов. Во всех типах сказок совпадают представления об идеалах добра и справедливости, о конфликтных ситуациях, в них действуют одни и те же эпические закономерности.



 

Социально-бытовые, сатирические сказки.

Основное содержание этого сказочного типа – бытовая и социальная сатира. Глупость, лень, неумение работать, неприспособленность к жизни – все эти пороки подвергаются осмеянию и нередко осмысливаются как пороки, свойственные людям господствующего класса. Спецификой сатирических сказок является гротескный характер образов, пародийное изображение положений, осмеяние недостатков.

Герой этих сказок – деревенский мужик, бедняк, батрак, солдат. Действие происходит в хорошо знакомой рассказчику деревне, а сражается герой не с фантастическим чудовищем, а с барином или попом, он борется за улучшение своей жизни, за кусок хлеба.

В волшебной сказке фантастика подчеркнутая, нарочито подаваемая как нечто чудесное, небывалое; в бытовой же сказке в гротескной, заостренной, гиперболизированной форме так даны реальные явления, что они становятся фантастикой. Возможный в действительности конфликт так заострен в сатирической сказке, что становится фантастическим вымыслом, благодаря чему и возможен благополучный сказочный конец. В бытовой сказке вымысел иного качества, чем в волшебной сказке. В сатирических бытовых сказках обобщение преобладает над индивидуализацией. Характерно, что герой сатирической сказки, особенно отрицательный персонаж, не имеет собственного имени (один барин, сердитая барыня) и отсутствует его портретная характеристика. Для сатирической бытовой сказки характерно выделение важной, социально значимой черты и подчеркивание ее на протяжении всей сказки.

Наиболее характерны для народной сказочной сатиры две группы сказок: сказки, отразившие социальные антагонистические противоречия, и сказки, осмеивающие недостатки в народном быту. В первой группе разоблачаются социальные пороки, наиболее яркими представителями которых являются поп, барин, воспроизведенные как сатирически обобщенные типы. Классовая ненависть к барству проявляется в изображении его морального унижения, в его неприспособленности к труду, в незнании обычных жизненных обстоятельств, всегда подчеркивается его скупость, жадность, глупость (барыня отпускает в гости свинью с поросятами; барин верит, что он родился теленком, лает на волков и т.п.). Другой остросатирический образ сказок – поп, он изображен как жадный, сластолюбивый невежда, лицемер. Обличение попа – это и критика религиозных догм и морали, проповедуемой церковью. Поп в сказках нарушает все заповеди и остается безнаказанным, он нередко совершает недопустимые поступки, например, хоронит за мзду козла по церковному обряду («Похороны козла»). Поп в сказках лентяй, невежда, он не знает даже священного писания («Поп Пасху забыл»), нарушает тайну исповеди, он постоянно пьян и т.д. Весьма популярными были и сказки о любовных похождениях попа. Все сказки этой группы состоят из ряда эпизодов с постоянно нарастающим сатирическим эффектом.

В группе сказок, высмеивающих общечеловеческие пороки, героями выступают лгуны, лентяи, глупцы, хитрецы, воры и т.п. Основной художественный прием – гиперболизация, особенно преувеличивается глупость, осмеиваются и отдельные персонажи и жители некоторых областей (пошехонцы, чтобы не замочить ног в дырявой лодке, выпрыгнули из лодки в реку). Наиболее популярен образ Иванушки-дурачка, обычно это третий сын в семье. Этот образ видоизменяется: у Ивана из волшебных сказок «разум большой», а в сатирических – разум отсутствует, Иван оказывается подлинным дурнем («Дурак и береза», «Иванушка-дурачок»). В сказках иногда награждается и этот Иван, но это не награда, а случайная удача, по словам Горького, он – «иронический удачник».

Особую и интересную группу составляют сказки о проделках людей, выдающих себя за колдунов и знахарей («Наговорная водица»), сказки о солдате, обманывающем всякую нечисть. Близки к этой группе и анекдоты, по специфике изображения они отличаются мало; отличие скорее в том, что анекдот повествует в сжатой лаконичной форме только об одном случае (один эпизод), а бытовая сатирическая сказка включает ряд в сюжетном отношении нередко самостоятельных эпизодов, связанных одним персонажем и общей идеей.

Композиция у социально-бытовой сказки намного проще: нет ни присказок, ни прибауток, которые создавали бы впечатление условного, нереального мира. Зачин очень простой: жил-был бедняк. Но иногда сказка начинается без традиционного зачина. Часто наблюдается стремление приблизить сказку к слушателям указанием на знакомую им обстановку, действие часто происходит в деревне. В этих сказках сохраняются и общие художественные приемы: повторы, троичность действия, контрастные сопоставления действующих лиц. Для сатирической сказки характерно выделение наиболее важной, социально значимой черты и подчеркивание ее на протяжении всей сказки. Диалог занимает много места и является основной характеристикой персонажа. Речь героев различна: у попа речь ласковая, мягкая, елейная, она подчеркивает его двуличность. Речь барина – пародия на речь образованного человека, «умные» слова он употребляет неуместно. У крестьянина, батрака речь нарочито огрубленная, резкая. Язык сатирических сказок приближен к разговорной речи, но для них не характерно употребление постоянных эпитетов, метафор, сравнений.

Социально-бытовые сказки лишены ужасного, они веселы, остроумны, иногда заканчиваются традиционной концовкой. В.Г.Белинский в своей статье «О народных сказках» писал: «В них видны быт народа, его домашняя жизнь, его нравственные понятия, и этот лукавый русский ум, столь наклонный к иронии, столь простодушный в своем лукавстве».

Собирание и изучение сказок. Сказки на Руси известны с давних времен. Рассказывание сказок – старый русский обычай. Известны рукописные сборники народных произведений, в которых имеются и тексты сказок, хотя это скорее пересказ содержания, а не точные записи. В XVIII веке стали появляться и печатные издания, но очень долго собиратели переделывали и пересказывали сказки, даже известный фольклорист И.П.Сахаров напечатал в книге «Русские народные сказки» (1841) тексты в своей интерпретации. Важное общественное и научное значение умел сборник А.Н.Афанасьева «Народные русские сказки» (1855-1864) в трех томах. Этот сборник в своей рецензии высоко оценил Н.А.Добролюбов, указал на его полноту, точность, новый подход при отборе материала. Однако Н.А.Добролюбов был неудовлетворен тем, что собиратели не отразили обстановки, в которой рассказывались сказки. В дальнейшем собиратели при записывании сказок учитывали это требование Н.А.Добролюбова.

Впоследствии, в конце XIX – начале ХХ века, появляется целый ряд хорошо подготовленных сборников сказок. Изучение сказок началось тоже с XVIII века, особый интерес они вызывали у декабристов, которые видели в них выражение «души русского народа». Белинский в середине XIX века оценил историческое значение сказок, особенно высоко он ставил сатирические сказки. Представители всех школ фольклористики по-разному оценивали общность сюжетов русских сказок, сопоставляли их с сюжетами сказок других народов (Ф.И.Буслаев, А.Н.Афанасьев, А.Н.Веселовский, А.А.Потебня, В.Ф.Миллер, А.Н.Пыпин, В.В.Стасов и др.). Проблемы, выдвинутые в XIX веке, не потеряли научной актуальности и сейчас: это вопрос о происхождении сказочного эпоса и отдельных сюжетов, проблемы заимствования и национального своеобразия сказки, собирания и классификации материала, взаимодействия сказки с другими жанрами.

Современная русская фольклористика представляет собой сложившуюся научную дисциплину с определенными задачами и проблемами, теоретическое изучение сказки сочетается с собирательской работой. В настоящее время исследование сказочного эпоса ведется в сравнительно-типологическом плане (Е.М.Мелетинский, В.Я.Пропп, Э.В.Померанцева, А.И.Никифоров и др.), проводятся научные конференции, систематически издаются сборники «Русский фольклор».

 

* * *

Наряду с «международными» сюжетами в армянских сказках есть значительное число «национальных». Это произведения, в которых общечеловеческие мотивы выражены в особых скрещениях сюжетов, мотивов и образов. Чаще же «национальным» является не столько сюжет или мотив отдельной скази, сколько отдельные детали. Яркими образцами «местных» армянских сказок являются сказки «Дат-Бедат», «Змея и Шивар», «Сын землепашца Огана», «Холмы Сантаната», к их сюжетам не найдены параллели в известных указателях сказочных сюжетов. В этих армянских сказках отражены природные условия, растительный и животный мир Армении, общественно-классовые отношения, быт и нравы его населения, религиозные представления, этические и эстетические взгляды армянского народа.

В армянских сказках действуют сверхъестественные существа: морская лошадь; вол, который предвещает своим хозяевам будущее; верблюды, говорящие человеческим голосом и т.д. Мифическими существами являются: «хазаран-блбул» – соловей; змея, которая в армянских сказках не является носительницей зла, высший ее представитель – змеиный царь Шах-Марар – способен на высокое героическое самопожертвование. Чудовищами, представителями зла в сказках являются дэвы, они часто сильны, иногда многоголовы, но отнюдь не непобедимы. В древних сказках дэв – существо невидимое, но постепенно представление о них меняется; это уже не бестелесный дух, а полудемон, получеловек, нечистый дух в образе гиганта. В их садах источники живой воды, моложавые яблоки и арбузы (у русских – молодильные яблоки; арбузов – нет). В русских сказках такого дэва часто заменяет Кощей. В армянских сказках встречается «Объедало», которое разом может съесть с семи мельничных жерновов; «Опивало», который может втянуть в себя целое озеро; «Скороход», которой одной ногой может шагнуть в Хизан (село около Ванского озера), другой – в Стамбул.

В русских и армянских сказках, как и у других индоевропейских народов, совпадают предметы, составляющие важную принадлежность эпического сказания – волшебный меч (меч-кладенец – у русских), шапка-невидимка, чудодейственный ковёр, вещий конь, чудный золотой соловей (жар-птица). В армянских сказках ведьмы живут в развалинах старых мельниц и башен; армяне называют их «матери-ночи», они спускаются в подземное царство, куда завлекают героев. В сказках часто встречаются заколдованные красавицы, в русском варианте – это царевна-лягушка, в армянском – кошка.

В армянских сказках (Араратского нагорья) имеется одно и то же стихотворное начала (присказка), однообразно-ритмическое:

Сказочка-бабушка,
Подо мной чалая лошадушка.
Поскачу я в Эривань,
Привезу хлебушка.
Хлебушка дам курочке,
Курочка снесет яички.
Понесу яички плотнику… и т.д.

Значение этой присказки в том, чтобы подготовить внимание слушателей к восприятию сказки. В армянских сказках стихотворные сказки возможны и в середине сказки и в конце. Во многих армянских сказках – традиционная концовка: «С неба упали три яблока… Одно рассказчику, другое, тому, кто слушал, а третье тому, кто услышал». Эти заключительные «три яблока» с небольшими вариациями можно встретить во многих сказках Кавказских армян.

 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 23; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты