Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 22 В ШАНТИПУРЕ

Читайте также:
  1. Акцизы. (Глава 22).
  2. Вводная глава
  3. Водный налог (глава 25.2).
  4. Вопрос 14. Изменение и расторжение договора (глава 29, ст. 450— 453 ГК РФ).
  5. Вопрос 2.11 Глава государства. Президент РФ в системе государственного управления.
  6. Вопрос № 31. Глава муниципального образования: понятие, порядок замещения должности, основные полномочия, взаимоотношения с другими органами местного самоуправления.
  7. Вопрос. Глава местной администрации общая характеристика. Порядок замещения должности глава местной администрации.
  8. Вторая глава
  9. Глава ͺ1. ͺОбщественная ͺопасность ͺмошенничества
  10. Глава ͺ2. ͺРазвитие ͺзаконодательства ͺпо ͺборьбе ͺс ͺмошенничеством

 

Покинув Рамакели, Господь Чайтанья все время размышлял о встрече с Рупой и Санатаной. Настала ночь, а в памяти еще звучал их последний разговор. Действительно, толпы людей не должны сопровождать Его во Вриндаван. «Если Я приду в Матхуру, окруженный последователями, атмосфера святого места осквернится. Это нехорошо. Я не обрету там ничего, кроме беспокойства». Шри Чайтанья решил, что сейчас Он вернется в Нилачалу, а потом пойдет во Вриндаван один. На крайний случай Он возьмет с Собой одного или двоих спутников, иначе от путешествия не будет пользы. С этими мыслями Он поднялся. Близился рассвет, Шри Чайтанья совершил утреннее омовение и покинул Канаи Наташалу. Верховный независимый Господь, источник величайшего духовного блаженства, шел на юг, к Ганге, воспевая и танцуя на ходу. Он возвращался в Джаганнатха Пури через Шантипур.

 

* * *

Дни Адвайты Ачарьи проходили в полном блаженстве, источником которого был сын Ачьютананда. Безусловно, мальчик этот был достоин своего великого отца. Однажды дом их посетил странствующий санньяси. Он искал встречи с Адвайтой Ачарьей, но когда Адвайта, выразив почтение, предложил ему сесть, санньяси сказал, что очень торопится.

— Что я могу для тебя сделать, учитель? — спросил Адвайта.

— Мне бы хотелось, чтобы ты ответил на несколько вопросов.

— Хорошо, но прежде поешь, потом поговорим!

— Я бы хотел сначала услышать ответы на свои вопросы, — настаивал гость.

— Ну ладно, — уступил Адвайта, — спрашивай!

— Ты можешь мне объяснить, в каких отношениях находятся Кешава Бхарати и Господь Чайтанья?

Адвайта немного подумал и сказал:

— На этот вопрос нельзя ответить однозначно, на него можно посмотреть с социальной и духовной точки зрения. Хотя у Верховного Господа нет родителей, все же мы говорим, что Кришна — сын матери Деваки. С духовной точки зрения Верховный Господь не нуждается в гуру, и все же мы видим, что Господь принимает гуру, и прославляем Его за это. Но почему сначала я должен объяснять духовный аспект? Лучше поговорим о социальном.

Адвайта Ачарья снова задумался, а потом продолжил:

— Шри Кешава Бхарати — гуру Господа Чайтаньи. Но ты уже знаешь об этом, зачем ты спрашиваешь?

Как раз в это время в комнату вбежал Ачьютананда, которому было не больше пяти лет. Пухленький и круглолицый, безо всякой одежды, он был весь в пыли. Он был красив и привлекателен как Карттикейа. Для своего возраста он обладал весьма обширными познаниями, был преданным и исключительно могущественной личностью. Услышав последнюю фразу отца, Ачьютананда помрачнел и рассердился. Через минуту, справившись с собой, он с улыбкой обратился к отцу:



— Отец, что ты сказал? Повтори, пожалуйста. Ты действительно думаешь, что у Господа Чайтаньи есть гуру? Я не понимаю, как ты осмелился произнести такое? Раз подобные слова сорвались с твоих уст, неудивительно, что мы живем в Кали-югу. Или, возможно, на тебя действует иллюзорная энергия Господа Чайтаньи, ведь она неодолима и вводит в заблуждение даже Господа Брахму и Господа Шиву. Только так я могу объяснить твои слова. Только под влиянием иллюзии ты мог изречь утверждение: «У Господа Чайтаньи есть гуру."

По воле Господа Чайтаньи из пор Его трансцендентного тела исходит все космическое проявление, когда Он возлежит на водах Причинного океана. Многие могущественные мудрецы, гордящиеся своими духовными достижениями, чувствуют себя смущенными и потерянными перед Ним. Волею Господа Чайтаньи из пупка Его начинает расти лотос, в котором рождается Господь Брахма, первое живое существо во Вселенной. После бесплодных поисков Господь Брахма начинает медитировать на лотосные стопы Господа. Довольный им, Господь наделяет его трансцендентным знанием. Господь Брахма обретает способность творить эту материальную Вселенную и передает полученное духовное знание великим мудрецам, Кумарам и т. д., а они, в свою очередь, проповедуют его другим. Постепенно духовное знание нисходит по цепи ученической преемственности. Как же ты можешь говорить, что у этой Верховной Личности Бога, Господа Чайтаньи, есть гуру? Ты, мой отец и духовный учитель, который во всем наставляет меня. Я учусь у тебя. Почему же ты даешь ошибочные наставления?



Ачьютананда замолчал, а Адвайту Ачарью распирало от гордости за сына и безмерной радости.

— Сынок, сынок! — кричал он, подбрасывая Ачьютананду в воздухе и омывая его слезами экстаза. — На самом-то деле ты мой отец, а я твой сын. Ты пришел как мой сын, чтобы дать мне духовные наставления. Безусловно, я оскорбил тебя, но, пожалуйста, прости. Обещаю, что никогда больше не скажу такого!

Ачьютананда горел от стыда, слушая отца, и не поднимал головы. Их гость санньяси был ошеломлен словами Ачьютананды. Он упал перед ним в поклоне, выражая почтение.

— Это действительно достойный сын Адвайты Ачарьи! Каков отец — таков и сын. Меня это очень радует. С другой стороны, это доказывает непостижимое могущество Господа. Иначе как подобные слова могли изойти из уст ребенка? Поистине, я посетил Адвайту Ачарью в благоприятный момент и увидел настоящее чудо!

Снова и снова он кланялся Адвайте Ачарье и его сыну, а затем, удовлетворенный ушел, в полном блаженстве, повторяя святое имя Господа Хари. Ачьютананда, конечно же, был достоин славы своего отца Адвайты Ачарьи, потому что принял прибежище у лотосных стоп Господа Чайтаньи. Адвайта Ачарья был так потрясен, что забыл обо всем на свете, он не спускал сына с рук. Он собрал пыль с тела Ачьютананды и нанес ее на свое тело, а потом пустился танцевать, счастливо восклицая:

— Спутник Господа Чайтаньи явился в моем доме!

Как раз в эти минуты во двор дома Адвайты Ачарьи вошел Господь Чайтанья со всеми Своими спутниками и увидел, что Адвайта танцует, погруженный в трансцендентный экстаз. Когда Адвайта Ачарья увидел возлюбленного Господа своего сердца, он, как палка, упал на землю, выражая Ему почтенье и без конца твердя «Хари! Хари!». Тут же сильнейший экстаз захватил его и всех, кто был в его доме. Женщины пели, громко прославляя Господа, все кругом оглашалось ликованием. Господь Чайтанья поднял Адвайту Ачарью и крепко обнял его, омывая слезами безграничной радости. Но Адвайта Ачарья снова упал на землю, возложив лотосные стопы Господа себе на грудь. Преданные были потрясены, видя эти удивительные любовные отношения между Господом и Его дорогим спутником, и тоже не в силах были сдержать счастливых слез.

Адвайта Ачарья Прабху как-то справился с собой и с величайшим смирением предложил Господу Чайтанье сесть. Господь сел на возвышение, а Его спутники расположились вокруг. Тем временем Адвайта Прабху тепло обнимался с Нитьянандой Прабху, сердца обоих были переполнены радостью. Преданные выражали почтенье Адвайте Ачарье, который в ответ заключал каждого в любовное объятие. Только Вьясадева может до конца описать трансцендентную радость, которая низошла в этот день в дом Адвайты Ачарьи.

Неожиданно Ачьютананда, сын Адвайты Ачарьи, вышел вперед и припал к лотосным стопам Господа Чайтаньи. Господь тут же посадил его к Себе на колени, искупав в Своих слезах. Он с любовью держал мальчика на руках, и Ачьютананда крепко обхватил Господа, не думая уходить. Преданные с восторгом смотрели на необыкновенную милость, которую явил Господь этому ребенку. Ачьютананду все любили, и он тоже любил и почитал всех спутников Господа. Господь Нитьянанда и Сварупа Дамодар всегда заботились о нем. Он был лучшим учеником Гададхары Пандита, поэтому Ачьютананда был достойным сыном своего достойного отца. Господь наслаждался божественным блаженством со Своими старыми любимыми спутниками. Несколько дней Он провел в доме Адвайты Прабху, погруженный в экстатическую киртану, и день ото дня радость Адвайты Ачарьи все нарастала.

Когда первое волнение прошло, Адвайта Ачарья подумал о матери Шачи и всех навадвипских преданных и послал в Навадвипу человека сообщить о том, что Господь Чайтанья пришел в Шантипур. Чтобы ускорить дело, посланника отправили в паланкине. Он должен был сразу вернуться в Шантипур вместе с матерью Шачи.

С того самого часа, когда Господь Чайтанья покинул дом, мать Шачи все больше уходила в океан духовного блаженства любви к Богу. Она не осознавала реальности: говорила невпопад или, казалось, прислушивалась к кому-то невидмому. Кого бы ни встретила, она спрашивала:

— Пожалуйста, расскажите мне новости из Матхуры! Как Кришна и Баларама живут в далекой Матхуре? Как поживает греховный демон Камса, он продолжает всех тиранить? Какие новости об этом воре Акруре, который украл моих Раму и Кришну? Я слышала, что демон Камса умер, и теперь Уграсена правит царством?

Иногда мать Шачи кричала:

— Рама! Кришна! Идите скорей подоите коров! Я схожу продам молоко на рынке!

Она бежала, протягивая вперед руки с криком:

— Держи Его! Держи Его! Сейчас убежит воришка масла! Посмотрим, как Тебе это сегодня удастся! Я схвачу и свяжу Тебя веревкой!

В другой раз она звала:

— Идемте на Ямуну купаться!

Часами она ожидала кого-то, и из глаз ее лились бесконечные потоки слез, которые растопили бы даже каменное сердце. Иногда в медитации она видела Господа Кришну и тогда ее переполняла необъяснимая радость, она на несколько часов разражалась громким смехом, который был подобен расскатам грома. Иногда она неожиданно падала в экстатическом обмороке и не приходила в себя по нескольку часов. Когда ее била дрожь, казалось, какая-то сила поднимает ее в воздух, а потом снова бросает на землю. Никто иной кроме матери Шачи не мог проявлять такой экстаз любви к Кришне.

Господь Чайтанья — неиссякающий источник любви к Богу. Он влил в мать Шачи эту великую силу любви. Возможно ли поэтому описать все, что происходило с матерью Шачи? Днем и ночью она была погружена в блаженство преданности, и временами, когда сознание ее возвращалось к реальности, она поклонялась божеству Верховного Господа. Чтобы она ни делала, каждым своим движением она выражала любовь к Кришне. Посланник из Шантипура застал мать Шачи погруженной в воспоминания о Кришне.

— Господь Гаурасундара пришел в Шантипур, — сказал он. — Идем, мать Шачи, нам надо поспешить, чтобы увидеть Его!

Новость эта глубоко взволновала мать Шачи, все остальные преданные Господа тоже ликовали — Гададхара дас, Мурари Гупта и многие другие возлюбленные спутники немедленно отправились с матерью Шачи в Шантипур.

Но Вишнуприя, прекрасная жена Господа Гауранги, осталась дома. С тоской в сердце она думала про себя: «Почему так должно было случиться, что я одна не могу увидеть моего возлюбленного Господа?!» В разлуке с Гаурангой она похудела, как убывающая луна на Кришна-чатурдаши, когда хрупкий месяц становится едва заметным перед темной луной. Дни свои она проводила в повторении Харе Кришна мантры, откладывая в сторону по одному зернышку риса. К концу дня она собирала эти зернышки и варила их, а потом предлагала божеству Махапрабху. Как только Господь принял санньясу, Вишнуприя сделала из глины божество Гауранги, расписала Его, одела, стала совершать ежедневное поклонение — и появилось первое божество Гауранги. Предложив прасад своему супругу, Вишнуприя съедала лишь столько, чтобы поддержать душу в теле.

Игры Верховного Господа бесконечны и непостижимы. Иногда Он покидает Своих возлюбленных преданных, позволяя им вкусить самый сладкий нектар — випраламбху, любовь в разлуке с Господом.

 

* * *

Тем временем преданные из Навадвипы вместе с матерью Шачи, которую они везли в паланкине, прибыли в Шантипур. Новость об этом мгновенно достигла Господа Чайтаньи, и Он поспешил навстречу матери. Завидев ее еще издали, Господь упал на землю, словно золотая палка, выражая почтение. Приблизившись, Он обошел вокруг нее, читая различные шлоки из священных писаний и бесконечно кланяясь.

— Ты — вселенская мать, — молился Он, — ты воплощение чистой преданности, всегда трансцендентная к материи. Одним твоим милостивым взглядом живое существо обретает любовь и привязанность к Верховному Господу Кришне. Ты — живое олицетворение преданного служения Верховному Господу, твоя природа — это исполнять желания каждого. Ты в действительности — Гангадеви, мать Деваки, Яшода, Девахути, Пришни, Анасуйа, Каушалья и Адити. Все они изошли из тебя и в конечном итоге найдут в тебе прибежище. Возможно ли описать твою трансцендентную славу? Ты пребываешь в сердце каждого!

Господь продолжал возносить молитвы, оставаясь в поклоне у стоп Шачидеви. Кто еще, кроме самого Кришны, мог проявить такую непостижимую высоту преданности отцу, матери, гуру и другим старшим? Он кланялся и возносил молитвы, весь мокрый от слез. Когда мать Шачи увидела сына впервые после долгой разлуки, она оцепенела от экстатического блаженства. Все это время, пока Господь пел ей славу, она пребывала в духовном шоке и была похожа на деревянную куклу. А Господь продолжал прославлять ее, находя самые изысканные слова:

— Всю Свою преданность Кришне Я обрел лишь по твоей милости! Кто бы ни был связан с тобой, пусть самый незначительный человек, очень дорог Моему сердцу. Просто вспоминая о тебе, можно освободиться от всех материальных пут. Гангадеви и Туласидеви славны тем, что очищают всякого, кто прикоснется к ним. Но и они ищут встречи с тобой.

Столько времени, сил и любви ты вложила в Меня. Каждый шаг Моей жизни был защищен твоей любовью. Мне никогда не оплатить этот неизмеримый долг, и лишь благодаря тебе можно избавиться от его непомерной тяжести.

Господу доставляло особое удовольствие прославлять Свою мать. Преданные слушали Его в чистой трансцендентной радости. Мать Шачи, или Аи, как ее часто называли, знала, что ее сын — Нараяна, Верховный Господь, нисшедший на землю. Не в силах говорить, она молчала некоторое время, но потом сказала:

— Кому дано понять Твои слова? Океанские волны швыряют бревна, куда захотят. Точно так же живые существа в океане материального бытия находятся во власти Твоей иллюзорной энергии, майи. Вот все, что я могу сказать. Ты знаешь, что лучше. Я вижу, Ты прославляешь меня и предлагаешь поклоны, но я знаю, что Ты независим, и потому можешь поступать, как пожелаешь.

Преданные встретили слова матери Шачи восторгом. Кто в действительности может прославить преданность матери Шачи Верховному Господу? Из ее трансцендентного чрева явился Господь Гаурасундара, Верховная Личность Бога. Даже случайно произнеся имя Аи, не осознавая его духовного величия, можно избавиться от всех страданий, потому что слово это обладает безграничным трансцендентным могуществом.

Мать Шачи смотрела на сына с глубочайшим удовлетворением в сердце. Преданные трепетали, захваченные вихрем экстаза. Крохотному живому существу невозможно до конца описать радость, которой все здесь было пронизано. Господь Нитьянанда смеялся от счастья, глядя на сияющую мать Шачи. Все преданные — Харидас, Мурари, Шригарбха, Нараяна, Джагадиша, Гопинатха и многие другие — в блаженстве взирали на нее. И кто услышит этот рассказ, обретет жемчужину любви к Кришне.

Адвайта Ачарья подошел к Господу испросить позволения, чтобы мать Шачи готовила для Него. Мать Аи пошла на кухню, сердце ее прыгало от радости. «Я готовлю для моего Гаурасундары... — думала она про себя. — Он — Верховный Господь Нараяна». Словно по волшебству, появилось вдруг несчетное количество неведомх блюд, описать которые невозможно. Мать Шачи знала, что Господь любит шпинат, и приготовила из него двадцать разновидностей шака. Закончив, она искусно расставила все блюда и на каждое положила листья туласи. Посредине комнаты она устроила удобное красивое сидение для Господа Гауранги.

Господь Чайтанья вошел обедать со всеми Своими спутниками. Увидев аккуратно расставленные бесчисленные тарелки, Он упал в почтительном поклоне.

— Возможно ли пробовать эту трансцендентную пищу?! — воскликнул Он. — Лишь взглянув на нее, освобождаешься от всех материальных загрязнений. Где найти слова, достойные прославить повара? Просто вдыхая аромат этих блюд, можно развить чистую преданность к Господу Кришне. Я знаю, что Господь Кришна уже попробовал эти изысканны блюда вместе со Своими спутниками.

Затем Господь обошел бхогу и сел. Испросив позволения у Господа, преданные расселись в комнате, чтобы видеть, как Он будет вкушать. Все время, пока Господь Вайкунтхи наслаждался пищей, счастливая мать Шачи не сводила с Него глаз. Он наслаждался каждым блюдом в отдельности, как всегда делал это в детстве. Но среди всех блюд Господу больше всего понравилось то, что было приготовлено из шпината — шак. Он ел его снова и снова, потому что шак любил больше всего. Преданные наслаждались, видя, как Господь все время берет добавку шака. Самое удивительное, что, наслаждаясь каждым видом шака, Он описывал преданным его духовную силу.

— Вот этот шак называется ачьюта, — говорил Господь, улыбаясь. — Вкушая его, можно быстро развить особую привязанность к Кришне. Патал, бастука и кал шаки позволяют рождение за рождением общаться с чистыми вайшнавами. Вкушая салинча и хеланча шак, можно не только избавиться от болезней, но возвыситься до чистой преданности Господу Кришне.

Все в этот день наслаждались духовным экстазом, видя, как Господь принимает прасад. Только Господь Ананта-Шеша знает все подробности этого замечательного дня и постоянно описывает их всей тысячей своих ртов. В Кали-югу Господь Ананта-Шеша нисшел как Господь Нитьянанда Авадхута.

Приняв прасад, Господь поднялся совершить омовение, а потом решил немного отдохнуть. Как только Он вышел, преданные налетели на тарелки, из которых Он ел, и, шутливо споря между собой, стали с жадностью проглатывать все, что на них осталось.

— Почему брахман должен принимать эти остатки? Я шудра, только я имею право их есть, — говорил один.

— Я тоже не брахман, — отвечал другой.

Все проталкивались сквозь толпу, хватали прасад и убегали прочь.

— Шудры не достойны есть эти остатки, — сказал кто-то, — попытайтесь понять это, так говорят писания!

— Я не прошу ничего, я хочу только тарелки, с которых ел Господь Чайтанья!

— Но это всегда была моя обязанность — выбрасывать тарелки Господа из пальмовых листьев, — возражал кто-то, — а сейчас ты силой выхватываешь их у меня , просто показывая свою властную натуру.

Преданные в считанные секунды расхватали нектарные остатки пищи, которых коснулись лотосные уста Господа. Блюда эти готовила мать Шачи, а потом их принял Верховный Господь, поэтому все так хотели попробовать их. С наслаждением облизывая пальцы, преданные омыли рот, руки и ноги и снова сели рядом с Господом.

Махапрабху посмотрел на всех и, заметив Мурари Гупту, с улыбкой сказал:

— Мурари, Я слышал, ты написал восемь стихов о Господе Рагхаве? Прошу, прочти их.

И Мурари Гупта начал вдохновенно читать, словно в трансе:

«Я всегда служу лотосным стопам Господа Рамачандры, духовного учителя трех миров, чей брат Лакшман — это сам Господь Ананта. Сияющий, словно золото, Лакшман облачен в богатые царские одежды. Он всегда медитирует на служение своему старшему брату Господу Раме. Это самый опытный стрелок, он всегда идет впереди Господа».

«Я всегда служу лотосным стопам Господа Рамачандры, духовного учителя трех миров, который вместе со своей семьей убил Кхару, Трисиру и Кабандху, очистив таким образом прекрасный лес Дандаку от злокозненных демонов. Он убил царя Бали и стал другом Сугриве».

Мурари прочитал все восемь стихов, а потом Господь попросил его объяснить их смысл. И Мурари снова заговорил:

— Его тело цвета свежей травы дурба, Он возвышается на усыпанном драгоценными каменьями царском троне и милостиво улыбается. Шри Джанакидеви, Сита, слева от Него. Он — верховный стрелок, обучающий этому искусству всех. Он — древо желаний, которое исполняет все сокровенные желания Своих преданных. Его младший брат Лакшман — это Господь Ананта-Шеша. Он постоянно поглощен служением своему старшему брату. Лакшман повсюду идет впереди Него, он исключительный стрелок. Сияя золотистым телом, он носит золотые одежды. Господь Рамачандра, гордость династии Рагху, верховный наставник каждого. Я поклоняюсь Его лотосным стопам рождение за рождением. Бхарата и Шатругна обмахивают Его веерами, а Хануман и его армия обезьян, преклонив колена, прославляют героические деяния Господа.

Я молю, чтобы рождение за рождением я пел о трансцендентных деяниях Господа, который по-дружески относился к Гухе, низкорожденному чандале. Господь с легкостью отрекся от царства и короны, исполняя волю своего гуру, и поселился в лесу, совершая божественные подвиги. Он убил царя Бали и милостиво предложил свою дружбу Сугриве, сделав его царем. Все должны принять прибежище Его лотосных стоп, потому что Он — Господь всех трех миров, Он милостиво освободил Ахайю. Поклоняйтесь лотосным стопам Верховного Господа, который при помощи обезьян и Лакшмана построил мост через океан и убил демона Равану, настолько могущественного, что даже Индра, царь небес, терпел от него поражение.

Поклоняйтесь лотосным стопам лучшего из царей Рагху. Его милостью преданный Вибхишана стал царем Ланки, даже не стремясь к этому. Деяния Господа столь удивительны, что даже яваны и мусульмане жаждут услышать об Его играх. Он всегда держит в руках лук, грозу демонов. Он заботится о подданных своего царства, словно о родных детях. Его милостью все жители Айодхьи вознеслись в духовное царство, не меняя тела, и стали вечными жителями Вайкунтхи. Поклоняйтесь лотосным стопам Верховного Господа Рагхавендры, которого Веды прославляют как Верховного Брахмана, Господа Вселенной. Махешвара, Господь Шива, пьянея от нектара воспевания Его святого имени, теряет свои одежды, а Лакшмидеви всегда растирает Ему лотосные стопы.

Мурари Гупта прославлял Господа Рамачандру, и Господь Чайтанья Махапрабху, очень довольный им, возложил Свои лотосные стопы Мурари на голову, даруя все благословения.

— Послушай, дорогой Гупта, — сказал Он, — Я благословляю тебя быть вечным слугой Господа Рамачандры. Кто бы ни принял твоего прибежища, кто бы ни провел с тобой хоть мгновенье, без труда обретет лотосные стопы Господа Рамы!

Преданные встретили эти слова шумным одобрением. Великодушный Господь раздавал Свои благословения близким спутникам, вечно привязанным к лотосным стопам Господа. Неожиданно к ним приблизился какой-то прокаженный. Болезнь так исказила его лицо, что узнать его было почти невозможно. Он упал перед Господом в дандавате, стеная и охая от боли. Поднявшись, он воздел к небу костлявые руки и стал вопить:

— О милостивый Господь! Словно солнце Ты восходишь над Землей, только чтобы рассеять страдания этого мира. Я пришел к Тебе, потому что знаю, как Ты сострадателен. Я сгораю в огне проказы. Молю, исцели меня!

Преданные с изумлением взирали на этого несчастного, не узнавая в нем Гопала Чапалу — так болезнь исказила его черты. Стоило ему замолчать, как раздался гневный голос Господа Чайтанья, звучавший как удары грома:

— Иди! Иди отсюда! Грех на тебя смотреть! Если благочестивый человек увидит тебя, этот день принесет ему только горе. Ты — нечестивый грешник, оскорбивший вайшнава. У тебя в запасе еще много страданий, а ты не можешь терпеть даже этой боли, презренный распутник! Как же ты собираешься вынести страдания ада Кумбхипака?!

Вайшнав настолько чист, что даже просто звук его имени очищает всю Вселенную. Господь Брахма с наслаждением прославляет вайшнавов. Служа вайшнавам, можно без труда приблизиться к недостижимому Верховному Господу Кришне. В действительности нет ничего выше поклонения вайшнавам. “Шримад-Бхагаватам” ясно говорит, что вайшнавы дороже Господу Кришне, чем даже такие возвышенные личности, как Господь Ананта-Шеша, Лакшмидевми, Господь Брахма или Господь Шива. В “Шримад-Бхагаватам” (11.14.15) говорится: «О Уддхава, ты и все Мои преданные дороже Мне всех на свете. Хотя Брахма — Мой сын, Шива — Моя часть, Санкаршана — Мой брат, а Лакшмидеви — Моя жена, все они не так дороги Мне, как ты. Что говорить о других, если даже Я Сам в форме божеств не так дорог Себе».

Итак, если кто-то оскорбит вайшнава, осуждаяя его, будет ужасно страдать рождение за рождением. Можно лишиться всего благочестия, знаний и аскетизма, бессмысленно критикуя вайшнава. Господь Кришна отказывается даже принимать поклонение такого грешника. Мать Земля чувствует блаженство, когда вайшнав, чей святой облик разрушает невежество и грех во всех направлениях, танцует на ней, благословляя удачей даже небеса. Шривас Тхакур — возвышенный вайшнав, но ты настолько греховен, что оскорбил его. Твоя проказа — лишь напоминание о твоих грехах, настоящее наказание еще впереди, когда ты встретишься с Ямараджем, богом смерти. Поэтому Я не хочу даже смотреть на тебя, от Меня ты не получишь освобождения!

С низко опущенной головой Гопал Чапала слушал гневные слова Господа, а потом снова заговорил с еще большим смирением и мольбой в голосе, зажав в зубах пучок соломы:

— Из-за невежества я погубил себя! Зараженный болезнью материализма, я, к своему ужасу, оскорбил вайшнава и получил заслуженное наказание. Но теперь, о Господь, я молю, скажи, как мне освободиться? Великие святые всегда исцеляют от страданий страждущих и прощают богохульников, поэтому я пришел искать у Тебя прибежища. Если Ты прогонишь меня, где мне искать спасения? Ты знаешь, какие аскезы очищают от тех или иных грехов, так скажи как добрый отец, какими аскезами я могу заслужить прощение? Я совершил вайшнава-апарадху и пью полную чашу страданий за это.

— Проказа для такого оскорбителя — только первое наказание, — сурово отвечал Господь. — Это начало, худшее — впереди. У Ямараджа есть 500 тысяч видов наказаний для таких оскорбителей. Сейчас же отправляйся к Шривасу Тхакуру и упади ему в ноги. Ты оскорбил Шриваса и поэтому только его милостью ты можешь быть прощен. Если колючка застряла в горле, ее можно вытащить только другой колючкой, и если колючка в ноге, не нужно лечить плечи. Шривас Пандит — возвышенная и разумная личность. Если ты попросишь, он, без сомнения, простит тебя.

Преданные громко выразили свое одобрение. Прокаженный Гопал Чапал снова поклонился Господу и его спутникам и поспешил увидеть Шриваса Тхакура. По своей беспричинной милости благородный Шривас Тхакур снял с него бремя вины за все оскорбления и спас от худшей участи. ГосподьЧайтанья ясно объяснил ужасные последствия оскорблений вайшнавов, но если и на сей раз человек станет совершать оскорбления, Господь Чайтанья Сам накажет его.

Даже если вы стали свидетелем ссоры двух вайшнавов, не думайте о них плохо. Здесь нет места вражде и злобе, такие ссоры трансцендентны и приятны Господу. Упреки и оскорбления, которыми обменивались Рукминидеви и Сатьябхама, со стороны выглядели руганью, но на деле не были ею, потому что обеих связывает постоянное служение их возлюбленному Господу и властелину. Между вайшнавами не может быть вражды. Из-за своего игривого характера Верховный Господь Сам разжигает эту борьбу. Но если кто-то по глупости встанет на одну из враждующих сторон, он будет осужден за вайшнава-апарадху. Вайшнавы — это различные части тела Господа, какая же польза одной руке служить Ему, а другой — причинять боль? Кто понимает это, становится зрелым в преданном служении. Кто понимает, что Господь Кришна и Его преданные неразличны, и с этим сознанием служит Господу, без труда пересечет океан невежества. Прославляя, слушая и понимая этот трансцендентный предмет, можно избежать вайшнава-апарадхи.

Десять дней провел Господь Чайтанья в Шантипуре, в доме Адвайты Ачарьи. Как раз в эти дни был праздник вьяса-пуджи, посвященный явлению Шрилы Мадхавендры Пури. Хотя нет разницы между Мадхавендрой Пури и Адвайтой Ачарьей, все же Адвайта Ачарья считал себя учеником Шрилы Мадхавендры Пури. Нет сомнений в том, что Господь Гаурасундара вечно пребывает в теле Мадхавендры Пури. Его преданность Верховному Господу не имеет себе равных. По милости Господа Кришны Мадхавендра Пури проявлял все трансцендентные энергии Бога во всей полноте.

До того как Господь Чайтанья Махапрабху нисшел в этот мир, планета лишена была какой-либо преданности Верховному Господу. И только Шрила Мадхавендра Пури по милости Господа Чайтаньи постоянно наслаждался экстазом преданности. Он был целиком поглощен медитацией на Верховного Господа Кришну и порой не сознавал, что делает. Идя по улице, он мог неожиданно начать танцевать и петь святое имя. Иногда, во власти духовных чувств, он погружался в духовную кому на несколько часов. Переживая в сердце любовь в разлуке, он плакал, теряя всякое терпение, и слезы потоками лились по его щекам, словно река Ганга в сезон дождей. Бывало, что он неожиданно разражался громким смехом и, опьяненный нектаром любви к Богу, не сознавал, что срывает с себя одежды.

Шрила Мадхавендра Пури счастливо проводил свои дни, наслаждаясь самыми возвышенными отношениями с Господом Кришной. И только отсутствие всякой преданности Богу у большинства людей волновало его и вызывало печаль. Он часто думал, как спасти этих страждущих, и пришел к заключению, что Верховный Господь Кришна должен Сам сделать это, низойдя на землю. Общество не имеет ни малейшего интереса или понимания необходимости проводить праздники, посвященные Господу Кришне, или долгие киртаны, прославляющие Его. Люди думали, что истинная набожность в том, чтобы ночи напролет слушать песни о богине Мангала Чанди, Дурге. Они знали только таких полубогов, как Шаштхи и Вишахари, и поклонялись им нарочито шумно и пышно, словно напоказ.

Большинство из них стремились при этом увеличить свои богатство и род. Достигнув желаемого, они начинали поклоняться демонам и приведениям, предлагая рыбу, мясо и вино. Их излюбленным занятием было слушать банальные песни таких же банальных певцов. Это было действительно знаком величайшего благочестия, если кто-то произносил имена Бога — Говинда или Пундиракша — один раз в день во время утреннего омовения. Люди настолько погрязли в невежестве, что понятия не имели о вайшнавах, Кришна-киртане, почему преданные танцуют и даже плачут в экстазе во время киртанов.

Шрила Мадхавендра Пури глубоко переживал безбожие людей и не находил, с кем поговорить об этом. Надеясь, что отрешенные санньяси поймут его, он искал встречи с ними, но, к великому разочарованию, видел, что они одержимы желанием слиться с Богом. И Мадхавендра Пури оставил дальнейшие попытки таких бесед. Он чувствовал себя несчастным и одиноким. Куда ему было идти, с кем поговорить об играх Господа Кришны? Пандиты, йоги, отшельники и даже санньяси не желали обсуждать наставления писаний, которые привели бы людей к служению Верховному Господу. Им хотелось лишь блеснуть своей ученостью, логикой и аргументами. Они превращались в агностиков, не желающих принимать и почитать божество Верховного Господа. Видя это и сознавая свое одиночество, Шрила Мадхавендра Пури решил уйти в лес. Он думал про себя: «Зачем я ищу вайшнавов среди людей, если они даже не имеют представления об этом? Кого я могу встретить среди них? Мне остается лишь уйти в лес и жить там. По крайней мере, я не буду общаться с безбожниками».

Как раз в это время, когда Шрила Мадхавендра Пури ушел от людей, волею божественного Провидения он повстречался во Вриндаване с Адвайтой Ачарьей. Шри Адвайта всецело разделял мысли Пурипады. Он тоже был подавлен положением людей, пустотой и бессмысленностью их жизни, лишенной преданности Верховному Господу.

Несмотря ни на что, Шри Адвайта Ачарья милостью Господа один продолжал проповедовать преданное служение Кришне. В своих толкованиях “Гиты” и “Бхагаватам” он всегда подчеркивал преданное служение Господу Кришне, которое является единственной сутью этих великих писаний. Поэтому встреча Шри Мадхавендры Пури и Шри Адвайты стала удивительной встречей двух исключительно возвышенных преданных. Адвайта Ачарья сразу узнал в Мадхавендре Пури великую святую личность и упал на землю, выражая ему почтенье. Шрила Мадхавендра Пури поднял Адвайту Прабху и тепло обнял его, омыв слезами духовного экстаза.

Они сели и погрузились в безграничный океан нектара игр Господа Кришны. Они забыли о себе и окружающем мире, продолжая говорить о Кришне. Шрила Мадхавендра Пури был таким возвышенным преданным, он так любил Господа Кришну, что, увидев темное облако в небе, терял сознание от невольного духовного волнения. Имена Господа Кришны повергали его в бездну экстаза: из груди вырывался неожиданный крик, а на теле проступали все признаки божественной любви. Адвайта видел в Пурипаде все качества настоящего вайшнава. Он счастлив был встретиться с ним и жаждал услышать от него духовные наставления.

Приняв в Шантипуре посвящение у Шрилы Мадхавендры, Адвайта Ачарья с того самого дня всегда отмечал день явления своего духовного учителя как самый большой праздник, отложив все свои дела. И на этот раз он постарался отметить его с особой пышностью. Господь Чайтанья и Его спутники счастливы были принять участие в таком празднике, вдохновленные бесконечными приготовлениями Адвайты Ачарьи. Прежде всего здесь собралось множество самых разных людей, которых привлекли возвышенные качества Шрилы Мадхавендры Пури. Преданные распределили между собой различные обязанности, чтобы помочь в приготовлениях.

Мать Шачи принялась на всех готовить, вокруг нее собрались женщины. Господь Нитьянанда, который всегда черпает наслаждение в самом себе, хотел служить и поклоняться вайшнавам.

— Я приготовлю на всех сандаловую пасту, — говорил один преданный.

— А я сделаю цветочные гирлянды.

— Я буду носить воду.

— Пожалуйста, доверьте мне везде вымыть полы!

— Хорошо, но тогда я омою стопы всем вайшнавам.

Повсюду преданные были заняты. Кто-то натягивал пестрый навес и прибивал его к стене гвоздями. Другие спешили принести овощи, масла и все остальное для кухни. Многие преданные пели в киртане и танцевали, а другие били в гонг и дули в раковины. Преданные ликовали, громко воспевая «Хари! Хари!», пока остальные с воодушевлением занимались различным служением. Настроение праздника захватило всех. Радостное возбуждение царило повсюду. Громкое пение святого имени, гудение раковин, звон цимбал, гонгов, стук барабанов превратили дом Шри Адвайты в Вайкунтху.

Господь был очень доволен. Он ходил кругом, наблюдая приготовления к празднику. Две комнаты были заставлены сумками с рисом, во дворе высилась гора дров. Несколько комнат были заняты под кухню, здесь повсюду стояли бесчисленные горшки и тарелки. Другая комната была полна чечевичного дала, около семи комнат были заполнены одеждами и тканями. В нескольких комнатах хранились лущеный рис, дутый рис и тарелки из пальмовых листьев. Здесь было огромное количество бананов, кокосов, огромные куски сахара, черная патока. Затем пошли комнаты, полные разных видов овощей: патал, стебли бананового дерева, картофель, шпинат и т.д. Потом взгляду Господа открылась другая картина — бесконечные ряды огромных сосудов, полных молока, йогурта и сливок. Высокие горы тростникового сахара, а за ними — большие сосуды с маслом, ги и солью. Это было чудо — изобилие, появившееся как по волшебству, которое невозможно описать словами. Господь Чайтанья был изумлен, потому что знал, что такое не под силу человеческому существу.

— Обычный человек не может обладать таким богатством, — сказал Господь. — Должно быть, Шри Адвайта — Махеши, Шива. И Я в этом уверен. Такое чудо возможно только для Махеши, Господа Шивы. Адвайта Ачарья — это воплощение Господа Шивы.

Господь улыбался и снова и снова повторял эти слова. Так, намеками, Господь раскрывал духовную природу Адвайты Ачарьи. Истинно благочестивые люди примут эти слова Господа Чайтаньи с великой духовной радостью. Как и Господь Шива, Шри Адвайта очень сострадателен, прибежище его лотосных стоп дарует желанную прохладу, словно лучи миллионов лун, но он проявляет себя и как всепожирающая смерть для тех, кто не имеет веры в Господа Чайтанью.

“Шримад-Бхагаватам” (4.4.14) говорит, что произнося имя Господа Шивы, даже если не сознаешь эзотерической истины о нем, можно тут же освободиться от всех грехов. Отвергая имя Господа Шивы, не желая слышать его, человек окажется в океане скорби: «Хотя бы раз произнеся имя Господа Шивы, состоящее из двух слогов, даже без должной веры, человек может избавиться от всех своих грехов. Слово Господа Шивы нерушимо. Он славен своим чистым сердцем , а ты ведешь себя враждебно по отношению к такой возвышенной личности. Стыдно тебе! Ты — воплощенная неудача!» Сам Господь Кришна говорит, возможно ли поклоняться Ему, не поклоняясь Господу Шиве? Как человеку развить любовь к Господу Кришне, пренебрегая Господом Шивой, который так дорог Кришне? В “Шримад-Бхагаватам” говорится: «Возможно ли совершать преданное служение Мне (Господу Кришне), с искренней преданностью, не поклоняясь Моему дорогому преданному, Господу Шиве? Кто не почитает Господа Шиву, тот завидует вайшнавам и остается грешным распутником». Снова и снова “Сканда Пурана” говорит: «Сначала человеку должно поклоняться Господу Кришне, причине всех причин, а затем лучшему из полубогов — Господу Шиве. Потом нужно оказать почтение всем остальным полубогам с великой верой и преданностью».

Господь Чайтанья обошел все вокруг, наблюдая, как преданные готовятся к празднику. Он был очень доволен щедростью приготовлений и стал прославлять Адвайту Ачарью, а затем вернулся к месту киртана. Его появление вызвало в сердцах преданных взрыв божественного блаженства, и киртана зазвучала еще громче и вдохновенней. Преданные непринужденно танцевали, пели и хлопали в ладоши, их радость нарастала с каждым мгновеньем. Звучание святого имени раздавалось далеко вокруг, преданные сияли трансцендентным светом, каждый был украшен сандаловой пастой и цветочной гирляндой. Спутники Господа были очень близки и дороги Ему, их радостное пение святого имени очищало всю Вселенную.

Высокий и статный, как атлет, Господь Нитьянанда прыгал и танцевал, словно маленький мальчик, посмеиваясь в невинной радости. Адвайта Ачарья был целиком поглощен танцем и не замечал, как летит время. Харидас Тхакур и все остальные преданные танцевали и пели, охваченные ликованием. Наконец и Господь Чайтанья начал танцевать, заведя прежде всех Своих спутников. Преданные окружили Его, а Он танцевал в середине. В бесконечном танце и киртане прошел весь день, а потом Господь сел. Шри Адвайта испросил у Него позволения начать раздавать прасад, заранее приготовив все необходимое для этого.

Господь наслаждался прасадом вместе со Своими друзьями. Как обычно, они окружили Его, напоминая множество сверкающих звезд на пурпурном небе, а Господь сиял, как восходящие над горизонтом миллионы радужных лун. В честь Мадхавендры Пури мать Шачи приготовила праздничный прасад, который изобиловал бесконечным разнообразием блюд из риса, овощей, сладостей. Невозможно сказать, какое из блюд Ему нравилось больше. Господь наслаждался трансцендентным вкусом и рассказывал о славе Мадхавендры Пури:

— Лишь самые удачливые во Вселенной души вкушают праздничный прасад с вьяса-пуджи Мадхавендры Пури, на них мгновенно обрушивается поток любовной преданности Господу Кришне.

Затем Господь омыл рот и стопы после прасада. Шри Адвайта принес множество цветочных гирлянд и сандаловую пасту и положил все это перед Господом. Прежде всего с безграничной любовью Господь Чайтанья надел гирлянду и нанес сандаловую пасту на Нитьянанду Прабху и Сварупу Дамодару. Потом Он точно так же Своей рукой надел гирлянду и нанес сандал на каждого вайшнава. Преданные счастливы были получить эти дары из рук Самого Господа. Они плакали и выкрикивали святые имена Господа, что создавало невероятный шум. Невозможно измерить экстаз Шри Адвайты Ачарьи, который принимал сейчас у себя в доме Самого Господа Вайкунтхи.

Дано ли человеку постичь трансцендентные игры Господа? Каждое мгновенье в течение дня Господь совершал Свои удивительные игры, которые невозможно описать даже на протяжении миллионов лет. Птица, паря в небесных просторах, не найдет конца небу, так и игры Господа безграничны. И человек узнает о них лишь столько, сколько Господь Сам раскроет ему и объяснит.

Десять дней общения с Господом Чайтаньей пролетели как одно мгновенье. Перед уходом из Шантипура Господь Чайтанья собрал Своих близких спутников вместе с Адвайтой Ачарьей и Нитьянандой Прабху. Он сердечно обнял каждого и испросил позволения вернуться в Джаганнатха Пури. А так как они уже увиделись в этом году, Шри Чайтанья попросил преданных не беспокоить себя путешествием в Нилачалу на праздник колесниц.

— Мы уже вкусили радость встречи, — говорил Он, — и вам незачем теперь идти в Нилачалу, чтобы снова увидеться со Мной. Я же возвращаюсь в Джаганнатха Пури, а оттуда сразу отправлюсь во Вриндаван, если вы дадите Мне свои благословения.

Припав к стопам Своей матери, Господь смиренно попросил у нее разрешения идти во Вриндаван. И Шачимата, плача, благословила сына на великое паломничество.

 

* * *

В один из дней, когда Господь был в Шантипуре, в доме Адвайты Ачарьи появился Рагхунатха дас. Как и четыре года назад, он пришел сюда, ища встречи с Господом Чайтаньей.

Рагхунатха дас родился в небольшом селении Чандпур (на месте нынешнего Шри Кришнапура), расположенном в двух милях от Сантаграма в провинции Хугли в Западной Бенгалии. Наследник огромного состояния, Рагхунатха был счастливым сыном богача Говардхана Маджумадара, даже по тем временам считавшегося богатейшим из людей. Говардхан был младшим братом Хираньи, влиятельного землевладельца, снискавшего большое уважение среди привилегированных слоев общества, несмотря на свою принадлежность к каястха-шудрам, низшей касте.

Чтобы осуществлять контроль за территорией Сантаграма и близлежащих селений, царь Бенгалии Хуссейн Шах обратился за содействием к богатым братьям, Говардхану и Хиранье, хотя они и не принадлежали к мусульманской вере. В обмен на оказанное доверие братья должны были ежегодно выплачивать ему крупную сумму денег в размере годового дохода (что-то около 1 200 000 рупий) и надлежащим образом управлять своими владениями.

Но с какой целью Говардхан и Хиранья взяли на себя бремя налогов за недвижимость и финансы, жертвуя своим годовым доходом? Во-первых, чтобы умилостивить мусульманское правительство и обеспечить тем самым возможность себе и своим возлюбленным землякам беспрепятственно совершать поклонение Господу Кришне. Довольный их щедрыми финансовыми пожертвованиями, Навваб Хусейн Шах доверил братьям управление всей территорией без какого-либо вмешательства извне. Во-вторых, в результате такого назначения Говардхан и Хиранья увеличили свой годовой доход, доведя его до двух миллионов рупий и даже сверх того, благодаря пошлинам на ввоз и вывоз.

Братья пользовались огромным авторитетом в большей части Бенгалии не только благодаря богатству и власти, но скорее за свое благочестие и милосердие. Сам Шри Чайтанья Махапрабху называл Говардхана и Хиранью «дядями», имея ввиду их близкую дружбу с Его дедом по матери Шрилой Ниламбарой Чакраварти. Однако кровные узы между ними были невозможны, поскольку братья являлись каястхами, а Шри Чайтанья принадлежал к касте брахманов. Рагхунатха дас, единственный из шести Госвами выходец их небрахманической семьи, был единственным наследником в доме Маджумадаров.

Еще ребенком он познал основы учения вайшнавов под руководством Баларама Ачарьи, одного из наиболее возвышенных преданных Сантаграма. Баларама Ачарья, близко общавшийся с Харидасом Тхакуром, хотел, чтобы его юный ученик стал истинно святой личностью. Когда учитель покинул этот мир, Харидас Тхакур сам наполнял духом преданности сердце Рагхунатхи. Рагхунатха рос и вместе с ним возрастали его благочестие и духовная просветленность.

Его первая встреча с Господом Чайтаньей в Шантипуре, когда Господь только что принял санньясу, потрясла Рагхунатху до глубины души, в то время ему было не более пятнадцати лет. Вернувшись домой, он хранил в глубине сердца лотосные стопы Шри Чайтаньи. Но дома он не находил себе покоя. Юноша стал сам не свой от любви к Господу. Кончилось тем, что Рагхунатха решил идти в Нилачалу. Но он знал, что отец его не отпустит, и потому убежал из дома. Однако его быстро разыскали и заставили вернуться. Несколько раз убегал Рагхунатха, но отец крепко связывал его и возвращал обратно. Чтобы не допустить новых побегов, Говардхан нанял пятерых силачей, которые неусыпно охраняли Рагхунатху днем и ночью. Еще Говардхан приставил к сыну четырех слуг, которые ухаживали за ним, а два брахмана готовили прасад. Одиннадцать человек ежедневно следили за Рагхунатхой, ни на минуту не спуская с него глаз. В любое время дня и ночи кто-то был рядом с Рагхунатхой, мешая его побегу. Отправиться в Джаганнатха Пури было невозможно, и Рагхунатха чувствовал себя глубоко несчастным.

Прошло четыре года. И однажды Рагхунатха услышал, что Господь Чайтанья снова в Шантипуре. Тогда он взмолился отцу:

— Пожалуйста, позволь мне увидеть лотосные стопы Господа! Отпусти меня в Шантипур! Если ты откажешь, я умру!

Говардхана согласился исполнить просьбу сына, но дал в провожатые несколько слуг. Снарядив его в дорогу, он сказал:

— Возвращайся поскорее!

И счастливый Рагхунатха отправился в Шантипур. Он снова встретился с Господом Чайтаньей и провел с Ним семь дней. Все это время, днем и ночью, Рагхунатха, не переставая, думал: «Как мне избавиться от моих сторожей? Как уйти с Господом в Нилачалу?» Господь Чайтанья, зная его мысли, как-то сказал ему:

— Ты должен быть терпеливым. Вернись домой. Не будь безумцем. Зачем тебе лицемерить, принимая ложное отречение? Еще не пришло твое время. Но ты пересечешь океан страданий этого временного мира. Пользуйся до поры благами мирской жизни, но не привязывайся к ним. В твоем сердце должна жить великая вера, однако внешне веди себя как обычный человек. Тогда ты очень скоро удовлетворишь Кришну, и Он освободит тебя из когтей майи. Ты найдешь Меня в Джаганнатха Пури после Моего паломничества во Вриндаван. А пока возвращайся домой и подумай, как тебе лучше освободиться из плена. Что бы ты ни придумал, Кришна одобрит это. Может ли что-нибудь помешать обрести милость Господа?

Шри Рагхунатха успокоился и, простившись с Господом, вернулся домой. Следуя наставлениям Махапрабху, он оставил свое неразумное желание во что бы то ни стало принять отречение. Он отрекся от мира в своем сердце и спокойно, без колебаний стал исполнять свой долг домохозяина. Когда отец и мать Рагхунатхи увидели, что их сын ведет себя, как подобает семейному человеку, они успокоились. Счастливые, они перестали его стеречь.

Ощущая себя совсем другим человеком, Рагхунатха теперь из сердца получал наставления Шри Чайтаньи Махапрабху. Он умело управлял владениями отца и женился на девушке несказанной красоты. Ведя на первых взгляд роскошную жизнь богача, в глубине души Рагхунатха торопил день, когда он отречется от всего мирского ради простой жизни слуги Господа Чайтаньи.

 

* * *

Как только Шри Чайтанья Махапрабху достиг Нилачалы, Он сразу направился в храм Джаганнатхи. Тем временем по городу молниеносно разнеслась счастливая весть о возвращении Господа. «Движущийся Господь Джаганнатха вернулся в Нилачалу!» — говорили люди. К храму стали сбегаться счастливые преданные. Сарвабхаума Бхаттачарья, Каши Мишра, Рамананда Рай, Гададхара Пандит и многие другие, ликуя, встречали Шри Чайтанью, и Он с любовью обнимал каждого.

— Я решил идти во Вриндаван через Бенгалию, — рассказывал Он, — чтобы увидеть Свою мать и реку Гангу. Но в Бенгалии тысячи людей последовали за Мной. Бесчисленные толпы приходили увидеть Меня. Даже из простого любопытства собиралось столько народа, что Я не мог спокойно пройти по дороге. Толпы эти были столь велики, что под их натиском рушились заборы и стены домов, где Я останавливался. Куда бы Я ни посмотрел, всюду было безграничное людское море. С великими трудностями добрался Я до деревни Рамакели, где встретил двух братьев, Рупу и Санатану. Это великие преданные Господа Кришны, обоих Кришна одарил особой милостью. Они служат министрами у царя Бенгалии, Навваба Хуссейна. Рупа и Санатана наделены великим умом, они сильны и образованны. Более того, они владеют наукой преданного служения, но считают себя ниже пучка соломы, что валяется на дороге. Смирение этих братьев может растопить камень. Я был очень доволен ими и сказал: «Оба вы возвышенны и свободны от гордыни. Таковы качества чистых преданных. Как бы преданный ни был богат, учен, каких бы высот власти ни достигал, он всегда считает себя ниже пучка соломы на улице. Смирением он приковывает к себе взор Верховного Господа Кришны, и Кришна очень скоро освобождает его из когтей майи». На этом мы готовы были проститься, но перед уходом Санатана сказал Мне: «Нехорошо, когда паломника во Вриндаван сопровождают такие толпы народа!»

Сначала Я не придал значения этим словам и на следующее утро направился в Канаи Наташалу. И там, ночью, Я снова вспомнил последнюю фразу Санатаны. Я думал об этом всю ночь, и понял, что он был прав. Повсюду за Мной шли тясячи людей, и нигде Я не мог остаться один. Я подумал, что когда другие увидят, как Я иду во Вриндаван в сопровождении этих несметных толп, они скажут: «Вот еще один обманщик!» Они решат, что Я хочу славы и нарочно поднимаю вокруг Себя такой шум. Потом Я подумал о Вриндаване. Ведь это сокровенное место, самое святое из всех святых мест. К нему даже приблизиться трудно, оно почти недостижимо. Я должен идти туда один. В крайнем случае, со Мной пойдут еще один-два человека, не больше. Мадхавендра Пури ходил во Вриндаван один, и Кришна наградил его встречей, представ перед ним с горшочком молока. А Я собрался во Вриндаван, словно факир со своими публичными фокусами. Это очень плохо. Никто не ходит туда в окружении стольких людей. И Я подумал: «Вместо того, чтобы идти в святую дхаму в одиночестве и тишине, Я шел, словно полководец во главе великой армии, под бой барабанов. Какой стыд!»

Поэтому Я решил вернуться к берегам Ганги в Шантипур, а во Вриндаван пойти после, когда останусь один. Тогда Мое паломничество можно будет назвать прекрасным. С этими мыслями Я вернулся к вам в Нилачалу. Надеюсь, вы довольны Мной, и жду вашего совета. Меня мучает то, что Я оставил в Нилачале Гададхару Пандита. Он чувствует себя таким несчастным! Из-за этого Я не могу идти во Вриндаван со спокойным сердцем.

От этих слов Гададхару Пандита захлестнули волны духовной любви. Обняв лотосные стопы Господа, Гададхара смиренно сказал:

— Где бы Ты ни находился, там Вриндаван, там река Ямуна, Ганга и все святые места паломничества. Но хотя Ты Сам создаешь вокруг Себя Вриндаван, Ты все же идешь туда, чтобы показать людям, как им следует поступать. Твои деяния несут благо каждому.

Скоро начнется сезон дождей. В это время неудобно путешествовать, лучше останься пока в Джаганнатха Пури. А через четыре месяца делай все, что пожелаешь. Ведь никто не в силах заставить Тебя остаться или уйти, если Ты этого не хочешь!

Все преданные согласились с Гададхарой Пандитом, ведь он выразил всеобщее желание. По просьбе преданных Господь Чайтанья остался в Джаганнатха Пури на весь сезон дожей. Когда об этом узнал царь Пратапарудра, он возликовал от счастья.

Однажды вместе с Гададхарой и Нитьянандой Господь Чайтанья пошел увидеть божество Гопинатхи, который был для Него не каменным изваянием, а живым сыном царя Нанды, Кришной, играющим на Своей флейте. Охваченный волнением гопи, Махапрабху крепко обнял Гопинатху и впал в парализующее смущение, влекомый к божеству, словно к источнику жизни. Видя своего золотого Махапрабху в состоянии экстаза и зная, что Он и есть Кришна, Гададхара необычайно обрадовался. Живое воплощение Радхи, Гададхара прижал Господа к груди, помогая Ему сойти с алтаря Гопинатхи, и успокоил Его. Затем Гададхара сготовил и предложил пищу божеству Гопинатхи, после чего накормил Чайтанью и Нитьянанду. Три Прабху сидели и наслаждались прасадом. Махапрабху, довольный, восхищался прасадом Гададхары, в точности как Кришна восхищался блюдами, приготовленными Радхарани. Пообедав, Махапрабху удобно сел рядом с Гададхарой. Полностью поглощенный любовными взаимоотношениями со Своими спутниками, Он остался в храмовом саду.

Дни Свои в Нилачале Господь проводил в экстатическом танце и сладкой возвышенной киртане, которую было слышно повсюду. Часто танцуя перед Господом Джаганнатхой в храме, Он забывал о Себе. Господь танцевал и во дворе дома Каши Мишры, а иногда бежал на берег океана и танцевал там в такт прибою. Забыв обо всем, Господь совершал Свои удивительные игры. Он поднимался с первой утренней раковиной и входил в храм Господа Джаганнатхи, как только открывались двери. Его любовь к Господу Джаганнатхе была столь велика, что слезы, словно река Ганга, текли из Его лотосных глаз. Люди замирали в восторге, их печали и беспокойства исчезали как дым. Куда бы он ни пошел, толпы следовали за Ним. Все были взволнованы и вдохновлены, громко воспевая «Хари! Хари!».

Шри Чайтанья Махапрабху продолжал Свои безграничные и непостижимые игры. Кто в силах описать их? Даже Господь Анантадева, у которого тысячи ртов, до сих пор не закончил Своего рассказа об одной из них.


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 5; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Глава 21 РУПА И САНАТАНА | Глава 23. В святую обитель Кришны
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.046 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты