Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Понятие и классификация участников уголовного судопроизводства, неопределенность правового положения осужденного




Согласно п. 58 ст. 5 Уго­ловно-процессуального кодекса РФ, участники уголовного судопроизводства - это лица, принимающие участие в уголовном процессе.

В зависимости от выполняемых процессуальных функций УПК РФ[1] классифицирует участников уголовного процесса следу­ющим образом:

1) суд, выполняющий функцию правосудия;

2) участники уголовного судопроизводства со стороны обвине­ния, выполняющие функцию обвинения и осуществляющие уголов­ное преследование (прокурор, следователь, начальник следствен­ного отдела, орган дознания, дознаватель, потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя);

3) участники уголовного судопроизводства со стороны защиты, выполняющие функцию защиты - подозреваемый, обвиняемый, за­конные представители несовершеннолетнего обвиняемого, защит­ник, гражданский ответчик, представитель гражданского ответчика;

4) иные участники уголовного судопроизводства. Они не вы­полняют уголовно-процессуальных функций, их участие, как пра­вило, носит эпизодический характер и собственного интереса в де­ле они не имеют. К этой группе относятся перечисленные в гл. 8 УПК свидетели, эксперты, специалисты, переводчики, понятые. К ним можно также отнести поручителей, залогодателей, секрета­рей судебных заседаний.

Применительно к теме дипломной работы, по мнению автора, следует рассмотреть процессуальное положение следующих участников: суд, прокурор, адвокат, осужденный.

Суд как вершина правовой системы поставлен на более высокую ступень по сравнению с иными правоохранительными органами.

На основе анализа уголовно-процессуального законодательства, регулирующего производство по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора, необходимо определить, какой вид деятельности выполняет суд в данной стадии.

В юридической литературе существует точка зрения, что суд в стадии исполнения приговора осуществляет правосудие. Так, И.Д. Перлов относит деятельность суда в стадии исполнения приговора к правосудию, которое осуществляется с учетом конкретных условий данной стадии.[2] Такое утверждение представляется не бесспорным. Вышеуказанная деятельность суда не относится всецело к правосудию. Рассмотрение и разрешение уголовного дела по существу и признание лица виновным или невиновным осуществляется, как правило, в ходе судебного разбирательства, ее элементы присутствуют в деятельности суда второй и надзорной инстанции. В стадии же исполнения приговора суд, как правило, разрешает вопросы, исходя из анализа итогового акта правосудия, не отменяя, не изменяя и не дополняя его.

А.В. Грищенко считает, что при рассмотрении и разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, суд осуществляет судебный контроль. Объясняется это тем, что поскольку суд привлекает к уголовной ответственности, вынося итоговый акт правосудия – приговор, то обязанность контроля за исполнением приговора автоматически возникает у него после этого.[3] С таким мнением вряд ли можно согласиться. Вопросы, которые возникают в стадии исполнения приговора, не являются проверкой его законности, обоснованности и справедливости, а касаются вопросов, возникающих в процессе исполнения вступившего в законную силу приговора суда.[4]

Для правильного определения вида процессуальной деятельности на стадии исполнения приговора необходимо прежде всего понять, что собой представляют правосудие и судебный контроль.

В юридической литературе нет единого мнения по поводу понятия правосудия.

А.В. Долгушин, З.З. Зинатуллин определяют правосудие как деятельность, состоящую лишь в разрешении уголовного дела в суде первой инстанции.[5]

Существует также и прямо противоположная точка зрения, согласно которой правосудие является процессуальной деятельностью, осуществляемой во всех стадиях процесса.[6]

Исследуя российское законодательство, мнения ученых, можно сделать вывод, что под правосудием понимается рассмотрение и разрешение дела по существу. Что же касается того, что рассмотрение и разрешение уголовного дела происходит только в суде первой инстанции, как об этом говорят А.В. Долгушин, З.З. Зинатуллин, с этим вряд ли можно согласиться, т. к. в суде кассационной и надзорной инстанций суд также непосредственно анализирует уголовное дело, по ходатайству сторон исследует доказательства, дополнительные материалы, предоставленные сторонами. Таким образом, под правосудием следует понимать разрешение уголовного дела по существу в суде первой, кассационной и надзорной инстанций.

Применительно к разбирательству уголовных дел суть принципа осуществления правосудия только судом характеризуется и тем, что только суду принадлежит исключительная компетенция в решении вопроса о признании подсудимого виновным и назначения ему наказания в соответствии с законом, только суд вправе принять решение о применении к лицу принудительной меры медицинского характера (ст. 403 УПК РФ).

Несмотря на различные подходы к определению понятия правосудия, все авторы сходятся в одном. Правосудие – это государственная деятельность. Для выделения других его существенных признаков необходимо проанализировать действующее законодательство. В соответствии с ч. 1 ст. 118 Конституции РФ и ч. 1 ст. 8 УПК РФ правосудие осуществляется только судом. Следовательно, правосудие представляет собой государственную деятельность, осуществляемую судом. Из анализа п. 48 ст. 5 и ч. 2 ст. 8 УПК РФ следует, что суд, рассматривая уголовное дело по существу, выносит соответствующее решение, то есть в соответствии с законом признает лицо виновным в совершении преступления и подвергает его на основании приговора наказанию либо оправдывает подсудимого. Итогом правосудия является признание лица виновным или невиновным и назначение виновному справедливого наказания.

Однако этим не исчерпывается судебная деятельность по осуществлению правосудия.

В соответствии с ч. 2 ст. 6 УПК РФ назначением уголовного судопроизводства в целом и судебной деятельности как одной из его составляющих является не только уголовное преследование и назначение виновному справедливого наказания, но и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию. Если в результате рассмотрения и разрешения уголовного дела по существу суд вынесет обвинительный приговор, то назначение уголовного судопроизводства будет достигнуто путем назначения осужденному наказания, освобождения его от наказания, освобождения его от наказания либо от отбывания наказания. При этом, осужденный обязан понести наказание либо подчиниться другим решениям суда. Если в результате осуществления правосудия будет вынесен оправдательный приговор, то у осужденного возникает потенциальное право на возмещение вреда, которым он может либо воспользоваться, либо нет. В случае, когда осужденный воспользуется этим правом, суд определяет размер имущественного вреда, принимает меры к возмещению морального вреда и восстановлению иных прав осужденного.[7]

Автор согласен с мнением А.А. Камардиной, которая под правосудием понимает государственную деятельность суда по рассмотрению уголовного дела по существу, назначению и исполнению наказания в случае признания лица виновным в совершении преступления, а также принятию мер по возмещению вреда, связанного с совершением преступления и уголовным преследованием.[8]

Особо следует рассмотреть судебную деятельность по реабилитации лица, незаконно подвергнутого уголовному преследованию, осуждению или применению принудительных мер медицинского характера. Восстановление прав и свобод лица, незаконно и необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещение причиненного ему вреда является следствием рассмотрения дела по существу и признания лица невиновным в совершении преступления. Разрешая вопрос о возмещении вреда, суд определяет характер и размер вреда, причиненного реабилитированному, в результате каких действий и решений должностных лиц этот вред наступил, восстанавливает трудовые, пенсионные, жилищные права и иные права реабилитированного. То есть продолжает выяснять обстоятельства дела, исходя из факта невиновности лица, тем самым осуществляя правосудие. Мы согласны с мнением Е.В. Ряб цевой, что в данном случае правосудие носит необязательный, факультативный характер, так как возникновение этой деятельности всецело зависит от усмотрения лица, за которым признано право на реабилитацию.[9]

Рассмотрим вопрос об осуществлении судебного контроля на стадии исполнения приговора. Для начала определим, что понимается под судебным контролем. В юридической науке встречаются различные мнения по данному вопросу.

Так, Н.Н. Ковтун полагает, что судебный контроль представляет особую форму осуществления правосудия.[10] В.П. Кашепов считает, что судебный контроль в уголовном судопроизводстве – это своеобразная, предусмотренная законом процессуальная деятельность, примыкающая к правосудию.[11] В.А. Лазарева относит судебный контроль за действиями органов уголовного преследования к составной части правосудия.[12]

В общем, при осуществлении судебного контроля на суды возлагается обязанность по контролю за законностью и обоснованностью решений органов дознания и предварительного расследования о проведении процессуальных действий, связанных с ограничением конституционных прав и свобод граждан, а также обязанность по рассмотрению жалоб на действия (бездействие) и решения органов уголовного преследования.

Применительно к стадии исполнения приговора здесь контрольная деятельность суда имеет цель – обеспечение законного, целесообразного и эффективного исполнения судебного решения. Судебный контроль направлен на точное исполнение требований приговора и иного решения суда, на недопущение незаконного отграничения прав и законных интересов в процессе исполнения наказания, на восстановление личности в этих правах, на проверку деятельности учреждений и органов, исполняющих наказание, и применения мер, обеспечивающих реализацию закона.[13]

Судебный контроль является одной из наиболее действенных форм поддержания законности при исполнении наказаний, защите прав и интересов осужденных от необоснованных ограничений. Юридические основания такого контроля предусмотрены в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве.

Согласно ч. 1 ст. 20 УИК РФ суд имеет право и обязан контролировать исполнение наказаний при решении вопросов, отнесенных законом к его компетенции. В частности, об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, о замене неотбытой части более мягким видом наказания, об освобождении от наказания в связи с болезнью осужденного, об отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, а также об изменении вида исправительного учреждения. При обнаружении нарушений закона, недостатков в работе учреждений и органов, исполняющих наказания, суд в предусмотренных законом процессуальных формах ставит об этом в известность не только названные учреждения и органы, но и управляющие ими организации, а в необходимых случаях – прокуратуру для принятия надлежащих мер. Органы и должностные лица, которым адресованы эти обращения, в установленные законом сроки обязаны проинформировать суд об их исполнении.

Наряду с этим, как указано в ч. 2 ст. 20 УИК РФ, суд вправе рассматривать жалобы осужденных и иных лиц на действия администрации учреждений и органов, исполняющих наказание. Однако такого рода жалобы возможны лишь в случаях, предусмотренных законодательством. Например, в ч. 3 ст. 104 УИК РФ осужденным предоставлено право обжаловать в суд решение администрации исправительного учреждения об исключении из общего трудового стажа при систематическом уклонении от работы соответствующего периода времени.

Из текста закона также следует, что осужденный вправе обжаловать в суд действия администрации учреждений и органов, исполняющих наказание, по вопросам, обозначенным в ч. 1 ст. 20 УИК РФ, которые суд обязан контролировать. Так, осужденный может обжаловать в суд необоснованный отказ администрации этих учреждений и органов в предоставлении к условно-досрочному освобождению.[14]

Как правило, инициатором обращения в суд является гражданин или орган, исполняющий наказание. Справедливо по этому поводу отметили Н.М. Черпунова и Е.А. Дюкова, что «особенность судебного контроля – его альтернативность. Обращение в суд с жалобой – это не обязанность, а право гражданина, иного физического или юридического лица. Лицо вправе действовать по своему усмотрению и самостоятельно решить для себя вопрос, воспользоваться ему или нет механизмом судебного контроля или не реализовывать право обжалования вообще».[15] Судебный контроль является пассивной формой контроля. Право осужденных подавать жалобы на действия администрации исправительных учреждений несомненно способствует обеспечению и соблюдению законности персоналом при исполнении наказания.

Нормы уголовно-процессуального законодательства предусматривают обязанность суда осуществлять контроль за тем, чтобы назначенное осужденному наказание было исполнено в соответствии с законом надлежащим образом. Поэтому в ч. 3 ст. 20 УИК РФ содержится указание о то, что учреждения и органы, исполняющие наказание, уведомляют суд, вынесший приговор, о назначении или месте отбывания осужденным назначенного судом уголовного наказания.[16]

Согласно ст. 1 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации"[17] надзор за исполнением законов в деятельности учреждений и органов, исполняющих уголовное наказание, является одним из направлений прокурорской деятельности. Ч. 3 ст. 35 указанного Федерального закона установлено, что прокурор в соответствии с процессуальным законодательством вступает в дело в любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан.

В соответствии с п. 31 ст. 5 УПК прокурор — Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры, их заместители и иные должностные лица органов прокуратуры, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями ФЗ о прокуратуре.

Согласно ч. 6 ст. 399 УПК РФ в судебном заседании вправе участвовать прокурор.

В силу указанных положений прокурор вправе участвовать в судебном заседании при рассмотрении и разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора. Такое участие, с одной стороны, является формой прокурорского надзора за исполнением законов названными учреждениями и органами, а с другой - оно хотя и не непосредственно, но все же связано с прокурорской функцией уголовного преследования виновных в совершении преступления, поскольку речь идет об уголовном судопроизводстве в одной из его стадий.

Кроме того, согласно ч. 3 ст. 398 УПК РФ вопрос об отсрочке исполнения приговора решается судом, в том числе, по представлению прокурора.

Думается, что такое регулирование (путем закрепления права, а не обязанности) не согласуется ни с предназначением прокурора осуществлять надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением действующих на ее территории законов (ст. 1 Закона о прокуратуре), ни со статусом прокурора в состязательном уголовном судопроизводстве, в котором он выступает как участник стороны обвинения, призванный "осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства" (ч. 1 ст. 37 УПК), ни с тем, что согласно ч. 1 ст. 246 УПК "участие в судебном разбирательстве обвинителя обязательно". Необходимо скорректировать и ч. 3 ст. 400 УПК, регламентирующую порядок рассмотрения в судебном заседании ходатайства о снятии судимости. Норму эту следует изложить так: "В судебном заседании обязан участвовать прокурор, который извещается о поступившем ходатайстве".

Прокурорам необходимо иметь в виду, что чем организованнее и целеустремленнее будет осуществляться надзор за соблюдением законов при исполнении приговоров администрациями соответствующих органов и учреждений, надзор за соблюдением законов судебными приставами-исполнителями, тем эффективнее будет выполняться и задача обеспечения неотвратимости ответственности за совершенное преступление. Предложение

 

 

Потерпевший — физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании лица потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора или суда (ст. 42 УПК). В случае признания потерпевшим юридического лица его права осуществляет представитель.

Потерпевший имеет право быть извещенным о дате и времени судебного разбирательства, предоставлять суду формулировки решений по вопросам, которые разрешаются судом при постановлении приговора, знакомиться с протоколом судебного заседания и приносить на него замечания, и т.д.

Если вопрос касается исполнения приговора в части гражданского иска, то в судебное заседание могут быть вызваны гражданский истец и гражданский ответчик.

Гражданский истец — физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением (ст. 44 УПК). Решение о признании гражданским истцом оформляется решением судьи, прокурора, следователя или дознавателя. Гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда. Гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования, при этом он освобождается от уплаты государственной пошлины. В защиту интересов несовершеннолетних, недееспособных либо ограниченно дееспособных, других лиц, которые не могут сами защищать свои права и законные интересы, гражданский иск может быть заявлен их законными представителями или прокурором, а в защиту интересов государства — прокурором.

Согласно п. 8 ст. 12 Уголовно-исполнительного кодекса РФ для получения юридической помощи осужденные могут пользоваться услугами адвокатов, а также иных лиц, имеющих право на оказание такой помощи.

В соответствии с ч. 4 ст. 399 УПК РФ осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката.

Оказание квалифицированной юридической помощи - важная публичная функция, благодаря которой обеспечиваются как защита прав личности, так и решение задач, стоящих перед правосудием. Право на получение квалифицированной юридической помощи, как одно из наиболее значимых, закреплено в Конституции Российской Федерации (статья 48), провозглашается в Международном пакте о гражданских и политических правах (статья 14)[18] и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статьи 5 и 6).[19] Соответственно, государство, гарантируя данное право, обязано создать надлежащие условия гражданам для его реализации, а лицам, оказывающим юридическую помощь, в том числе адвокатам, - для эффективного осуществления их деятельности.[20]

Как указал Конституционный Суд РФ, исходя из того что Конституция Российской Федерации определяет начальный, но не конечный момент осуществления обвиняемым права на помощь адвоката (защитника), данное право должно обеспечиваться ему на всех стадиях уголовного процесса, в том числе при производстве в надзорной инстанции, а также при исполнении приговора.[21]

Причем право на получение адвокатской квалифицированной юридической помощи, как и остальные основные (конституционные) права, является постоянным, то есть принадлежащим каждому независимо от вступления в правоотношения или реализации механизма правопользования (когда реализация права, например, не связана с вступлением лица в конкретное правоотношение).[22]

Представляется, что осужденный обеспечиваться защитником должен реально, и лишь его отказ от защиты, сделанный им в ходе судебного заседания по мотиву, не связанному с материальным положением и другими субъективными причинами, может рассматриваться как добровольная инициатива самого осужденного отстаивать свои процессуальные и иные гражданские права и законные интересы.

Адвокатская деятельность в стадии исполнения приговора осуществляется на основе соглашения между адвокатом и осужденным. Согласно п. 2 ст. 25 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» [23]соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем, которым является в данном случае осужденный, и адвокатом. Адвокат вправе осуществлять адвокатскую деятельность на всей территории страны без какого-либо дополнительного разрешения (п. 5 ст. 9 Закона).

Необходимо иметь в виду, что инициатором возбуждения любого из вопросов, названных в ст. ст. 397, 398, 400 УПК РФ, может являться осужденный, а значит, и его адвокат, который в необходимых случаях может оказать осужденному юридическую помощь в составлении соответствующего ходатайства и проконсультировать осужденного о его праве на обращение с ходатайством к администрации учреждения или органа, исполняющего наказание, либо в надлежащий суд, исходя из требований ст. ст. 396, 400 УПК РФ. [24]

На основании того же Закона адвокат вправе сам собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи осужденному, в т.ч. запрашивать справки (с места прежней работы, о судимости, о состоянии здоровья и т.п.), характеристики и иные документы от всех органов и учреждений, включая и пенитенциарные структуры. Органы и организации, в свою очередь, обязаны выдавать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии (п. 3 ст. 6 Закона). Закон об адвокатуре и адвокатской деятельности допускает также опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь (пп. 2 п. 3 ст. 6 Закона).

Традиционно сложилось мнение, что лицо, в отношении которого вынесен приговор, именуется осужденным. В статье 46 УПК РСФСР[25] в редакции от 27.10.1960 г. было установлено, что обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным. С тех пор смысл данной нормы не изменился, и в ч. 2 ст. 47 УПК РФ также закреплено, что «обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным».

Соблюдение принципов уголовного судопроизводства при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, неразрывно связано с необходимостью законодательного определения и соблюдения прав лиц, участвующих в указанном разбирательстве, и, в частности, осужденного как центральной фигуры данного процесса.

Действительно, на первый взгляд, может показаться, что обвиняемый, в отношении которого приговор еще не вступил в законную силу, приобретает статус осужденного. Однако, по нашему мнению, необходимо уточнить данную формулировку. Общеизвестен принцип презумпции невиновности, устанавливающий четкое различие между обвиняемым и преступником. Международный пакт о гражданских и политических правах предусматривает, что «каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока его виновность не будет доказана согласно закону» (п. 2 ст. 14). Данная формулировка уточнена и конкретизирована в ст. 49 Конституции РФ: «...каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда; обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность; неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого». Таким образом, если в отношении лица нет вступившего в законную силу обвинительного приговора, его нельзя считать виновным, и любое обращение с ним, как с преступником, неправомерно. Отсюда можно сделать вывод, что статус осужденного приобретается обвиняемым лишь после вступления приговора в законную силу. Такой подход позволил бы защитить права тех лиц, в отношении которых был вынесен обвинительный приговор судом первой инстанции, впоследствии отмененный вышестоящей апелляционной или кассационной инстанцией. Возникает вопрос: а являлись ли вышеуказанные лица осужденными, т.е. приобретали ли они все права и обязанности осужденных? Представляется, что говорить об этом преждевременно, поскольку Конституцией РФ установлено иное. По нашему мнению, вряд ли правильно наделять лицо, которое согласно принципам международного права и Основного закона РФ должно «считаться невиновным», всеми правами и обязанностями, присущими осужденному.

С другой стороны, было бы нелогичным оставлять лицу гражданские права, которыми оно обладало в ходе предварительного расследования и в суде, с момента вынесения в отношении него обвинительного приговора и до вступления данного приговора в законную силу, тем более что это лицо уже признано судом виновным в совершении преступления и знает, какое наказание за это преступление назначено. Кроме того, данное лицо может быть как согласно с приговором, так и нет. Оно может обжаловать приговор в вышестоящие судебные инстанции, что обязательно скорректирует сроки вступления его в законную силу. Такой подход создает некоторые сложности с исчислением срока наказания. Однако, по нашему мнению, нет процессуальных и реальных препятствий для избрания (при вынесении приговора в отношении подсудимого) меры пресечения в виде заключения под стражу до вступления данного приговора в законную силу. В этом случае срок наказания можно исчислять с даты вынесения приговора, в резолютивной части которого указывать об отмене меры пресечения в виде содержания под стражей с момента вступления приговора в законную силу. Остальные же вопросы, связанные с решением о зачете времени предварительного содержания под стражей, надлежит решать в порядке, предусмотренном ст. 308 УПК РФ. Таким образом, после вынесения в отношении лица обвинительного приговора и до вступления данного приговора в законную силу такого субъекта необходимо называть подсудимым, поскольку он еще обладает правами, присущими подсудимому, не приобретая статуса осужденного. Вряд ли его можно называть осужденным, так как его вина еще окончательно и безусловно не установлена.

Вместе с тем, статус осужденного не имеет четкого определения в УПК РФ. С советских времен осужденным считается лишь «обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор», поэтому в УПК РФ необходимо четко сформулировать и закрепить процессуальный статус осужденного. Этому безусловно поможет изучение вопроса о сходстве и различиях в процессуальном статусе обвиняемого и осужденного.

И подсудимый, и осужденный являются полноправными участниками уголовного судопроизводства. Поскольку их процессуальное положение является производным от процессуального положения обвиняемого, то они должны иметь равный с таковым объем прав.

Вместе с тем если в соответствии со ст. 267 УПК РФ в судебном разбирательстве подсудимый имеет права, предусмотренные ст. 47 УПК РФ, то права осужденного при решении вопросов, связанных с исполнением приговора, в порядке ст. 399 УПК РФ законодатель определяет кратко и не полно. Утверждать это дает основание элементарный анализ следующих норм УПК РФ.

Так, в соответствии с ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый (а значит, и подсудимый) вправе: 1) знать, в чем он обвиняется; 2) получить копию постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, копию постановления о применении к нему меры пресечения, копию обвинительного заключения или обвинительного акта; 3) возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний. При согласии обвиняемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ; 4) представлять доказательства; 5) заявлять ходатайства и отводы; 6) давать показания и объясняться на родном языке или языке, которым он владеет; 7) пользоваться помощью переводчика бесплатно; 8) пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно в случаях, предусмотренных УПК РФ; 9) иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса обвиняемого, без ограничения их числа и продолжительности; 10) участвовать с разрешения следователя в следственных действиях, производимых по его ходатайству или ходатайству его защитника либо законного представителя, знакомиться с протоколами этих действий и подавать на них замечания; 11) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта; 12) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела и выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме; 13) снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств; 14) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда и принимать участие в их рассмотрении судом; 15) возражать против прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным частью второй ст. 27 УПК РФ; 16) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, а также в рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении его меры пресечения и в иных случаях, предусмотренных п. п. 1 - 3 и 10 части второй ст. 29 УПК РФ; 17) знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания; 18) обжаловать приговор, определение, постановление суда и получать копии обжалуемых решений; 19) получать копии принесенных по уголовному делу жалоб и представлений и подавать возражения на эти жалобы и представления; 20) участвовать в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора; 21) защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК РФ.

В соответствии же с ч. 3 ст. 399 УПК РФ в судебном разбирательстве по рассмотрению вопросов, связанных с исполнением приговора, осужденный вправе лишь знакомиться с представленными в суд материалами, участвовать в их рассмотрении, заявлять ходатайства и отводы, давать объяснения, представлять документы.

Приведенные сравнения процессуально закрепленных прав подсудимого в сравнении с правами осужденного свидетельствуют о том, что права последнего определены в УПК РФ неполно.

Если считать, что права осужденного при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора, установленные в ч. 3 ст. 399 УПК РФ, являются исчерпывающими, то необходимо признать, что в судебном разбирательстве, носящем публичный, состязательный и равноправный для сторон характер, осужденный не имеет прав, которые в соответствии с ч. 4 ст. 47 УПК РФ предоставлены обвиняемому.

Думается, что при таких условиях можно констатировать существенное ущемление прав осужденного в судебном разбирательстве по рассмотрению вопросов, связанных с исполнением приговора. Это не только ущемляет его конституционные права как гражданина России, но и не соответствует Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными, принятым ООН в 1955 г.

Вывод: . В стадии исполнения приговора участвует определенный круг субъектов. За некоторыми исключениями все процессуальные вопросы разрешают судьи следующих судов: а) постановивших приговор; б) по месту отбывания наказания осужденным; в) по месту жительства осужденного. В этой стадии участвуют администрация исправительного уч­реждения, осужденный, его защитник, гражданский истец, прокурор.

Стадия исполнения приговора имеет особенности процессу­ального порядка. Деятельность судьи при исполнении приговора представляет собой одну из форм правосудия. Она регламентиру­ется процессуальным законом, осуществляется главным образом посредством проведения судебных заседаний, в которых рассмат­риваются и разрешаются вопросы, непосредственно относящиеся к дальнейшей реализации приговора, определяющие дальнейшую судьбу осужденного. В судебном заседании выясняются обстоятельства, прямо не связанные с предметом доказывания по уголовному делу (ст. 68 УПК), а имевшие место уже после вступления приговора в закон­ную силу, при фактическом исполнении приговора.


Поделиться:

Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 112; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты