Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Глава 10. Шестнадцать типов




ISTJ. Делать то, что должно (Максим Горький)............................................. 2

ISFJ. Исключительное чувство долга (Драйзер)............................................ 3

INFJ. Вдохновение для других (Достоевский)............................................... 5

INTJ. Все можно улучшить (Робеспьер)........................................................ 7

ISTP. Готовы попробовать все один раз (Габен)............................................ 9

ISFP. Все видят, но ни во что не вмешиваются (Дюма)................................ 11

INFP. Благородная служба обществу (Есенин)............................................ 13

INTP. Любовь к решению проблем (Бальзак)............................................. 16

ESTP. Реалисты до мозга костей (Жуков)..................................................... 17

ESFP. Жизнь дана нам только раз (Наполеон)............................................. 19

ENFP. Получить от жизни как можно больше (Гексли)................................ 22

ENTP. Жизнь полна увлекательных задач (Дон Кихот)............................... 24

ESTJ. Хозяева жизни (Штирлиц)................................................................... 26

ESFJ. Воплощенная ответственность (Гюго)................................................ 27

ENFJ. Мастера убеждения (Гамлет)............................................................ 29

ENTJ Прирожденные лидеры (Джек Лондон)............................................. 31

«Как мы могли проиграть, ведь мы играли от всей души?»

Мы не первые, кто взялся за составление портретов всех 16 типов. За полтора десятка лет работы с типоведением — тестирований, консультирования, обучения и других контактов с тысячами людей — мы собрали достаточно материала, чтобы составить описания, основанные не только на теории, но и на практическом опыте конкретных личностей. Наши описания ни в коей мере не претендуют на то, чтобы считаться истиной в последней инстанции, — скорее, это некие ориентиры, которые могут помочь вам лучше понять себя и других.

Потенциальная опасность создания описаний типов заключается в том, что обычно их рассматривают как жесткие конструкции, состоящие из застывших и неизменных характеристик. В таком случае описания будут скорее ограничивать, а не освобождать, тем самым лишая смысла основную задачу типоведения — позволить другим «быть самими собой».

Читая описание вашего собственного типа, вы обнаружите, что некоторые его части подходят вам лучше, чем другие. Но не думайте, что если несколько утверждений кажутся вам неверными, значит, само описание ошибочно. Есть вероятность, что другие люди видят в вас то, что вы сами не видите. Если вы всерьез сомневаетесь в точности вашего типологического портрета, вы можете прочитать описание типа, противоположного вашему: ENFP, если вы ISTJ, или ISFP, если вы ENTJ. Это поможет вам взглянуть на ваше собственное описание с более общей точки зрения. Возможно и то, что, прочитав описание вашего типа, вы решите пересмотреть свою точку зрения на собственный тип.

Иногда типологические описания обвиняют в сходстве с гороскопами: слишком общие утверждения, которые подойдут любому. Но это неправда. Мы считаем, что наши описания отражают сочетание классической теории Юнга и многолетних клинических исследований. Безусловно, положительного в них больше, чем отрицательного. Но для мира психологии, привыкшего к патологиям, это, скорее, шаг вперед.

ISTJ. Делать то, что должно (Максим Горький)

Вероятно, ни в каком другом типе чувство ответственности и прагматичность не развиты так сильно, как в интровертах-сенсориках-логиках-рационалах (ISTJ). Во имя ответственности эти интроверты овладевают навыками общения, выражения своих мыслей и установления межличностных контактов в любой момент — лишь потому, что «так надо». В определенных обстоятельствах они могут казаться такими открытыми и общительными, что их можно принять за экстравертов. Но не делайте этой ошибки: будучи самым закрытым из всех 16 типов, эти интроверты лишь надевают маску экстраверта при необходимости, а их внутренняя сущность при этом не меняется.

Корни исключительной ответственности ISTJ лежат в сенсорном предпочтении функции сбора информации. Другими словами, внимание ISTJ направлено вовнутрь и сосредоточено на объективных, сиюминутных, конкретных и реалистичных данных. Живя «здесь и сейчас», они не делают предположений и ничего не принимают на веру. Все, что попадается им на глаза, они осмысляют объективно и материалистично (логика), а затем немедленно организуют и раскладывают по полочкам (рациональность). Поскольку для них это очень просто и естественно, они ожидают такого же поведения буквально от всех окружающих. Они чрезвычайно требовательны и дома, и на работе, и даже на отдыхе, им нередко бывает свойственно навязывать другим людям свою волю. Некоторым они кажутся чрезмерно нетерпеливыми, настойчивыми и упрямыми.

Как и INTJ, с которыми они разделяют три общих предпочтения (интроверсия, логика и рациональность), они часто демонстрируют превосходные успехи в учебе и работе, нередко достигают высокого положения, становясь, например, старостами класса, менеджерами проектов или лидерами сообществ, которые могут казаться неподходящими для интровертного типа. Но ISTJ не считают, что им это не подходит, они просто выполняют свой долг — «делают, что должно» (хотя и не то, что для них естественно. Несомненно, «долг» — ключевое слово мантры ISTJ, как и всех остальных рациональных сенсориков. Для них главное — это результат, поэтому они отдают предпочтение не удобной и привычной интроверсии, а сложной и отнимающей силы экстраверсии).

В нашем обществе все женщины-логики плывут против течения, но особенно это касается женщин типа ISTJ. Их ответственность и упрямство хотя и вызывают восхищение, но всецело противоречат принятым в обществе стандартам женского характера. Кроме того, будучи в глубине души консерваторами, женщины-ISTJ испытывают постоянный внутренний конфликт, пытаясь найти компромисс между традиционными женскими ролями — воспитание детей, забота о семье — и присущей им объективностью и организованностью (TJ). Мужчины этого типа, напротив, идеально вписываются в «мужскую» социальную модель, причем настолько, что этот тип удостоился ярлыка «мужской тип». Неудивительно, что женщине нелегко мириться с таким ярлыком (но многих женщин-ISTJ это не смущает).

Дома у ISTJ всегда чисто и опрятно, они замечательно организовывают домашнее хозяйство. Им нравится все делать по расписанию: завтракать в восемь утра, обедать в полдень, а ужинать — в семь вечера, невзирая на обстоятельства. Праздники и другие семейные дела имеют для них огромное значение и становятся главным элементом семейной жизни, ради которого можно жертвовать деньгами, временем и комфортом. Принадлежащие к другим типам члены семьи, которым не удалось жить по стандартам ISTJ, могут оказаться в очень тяжелом положении. Обстановка жилища ISTJ, как и его внешность, обычно отражает его характер в целом: она традиционна и довольно строга. Дом ISTJ можно узнать издалека: во дворе несколько аккуратных кустиков и растений, дом, скорее всего, выкрашен в пастельные цвета, велосипеды и игрушки спрятаны, в общем — скромно, но со вкусом. Ничего лишнего, и все на своем месте.

Воспитание детей для ISTJ — пожизненное обязательство, к которому они относятся в высшей степени серьезно. Они навязывают своим детям — а иногда и супругам — правила и обязанности, которые должны выполняться без всяких сомнений. Ведь когда сам ISTJ был ребенком, он поступал именно так, поэтому теперь, когда он стал взрослым и получил соответствующую власть, все «должно» идти так же, как раньше. С точки зрения родителей- ISTJ, роли распределены четко: родители — это родители, а дети — это дети, и у каждого есть соответствующие обязанности. Иногда ISTJ могут расписать дела для всех членов семьи на все выходные, чтобы не потерять ни минуты. Для ISTJ безделье — наихудший грех, а честная работа — все, чего может желать человек. Даже отдыхают они по расписанию и из чувства долга.

Те же самые движущие силы определяют характер и жизнь детей-ISTJ. Они вовремя и аккуратно делают домашние задания и, как правило, хорошо учатся. В их комнатах всегда царит порядок. Они вовремя приходят на обед, ожидая, что обед всегда будет готов в должное время. Как и взрослые ISTJ, они живут, основываясь на понятии долга, и нередко навязывают это понятие своим родителям. Они, как и взрослые, четко распределяют роли между детьми и родителями. Они могут сильно расстроиться, столкнувшись с противодействием члена семьи, принадлежащего к другому типу, который не хочет следовать их правилам и жить по их расписанию. В конечном итоге они подчинятся взрослому, но им это будет весьма неприятно, и они не будут скрывать свое неудовольствие, дабы проверить, насколько хорошо вышестоящее лицо справляется со своими обязанностями.

Что касается близких отношений, слово ISTJ ценится на вес золота — если он сказал: «Я тебя люблю», можно быть уверенным, что он останется верным этому чувству в течение долгих лет — даже если говорит об этом он не очень часто. Причина этого проста: ISTJ считают, что дела говорят лучше, чем слова, и истинная любовь выражается не в возвышенных речах, а в действиях — быть рядом с любимым каждый день, помогать ему в трудную минуту, стать для него поддержкой и опорой. Этот невербальный стиль выражения привязанности часто становится причиной того, что ISTJ считают бесчувственными и бессердечными.

Но это не так. УISTJ, безусловно, есть чувства, которые они демонстрируют посредством своего потрясающего чувства ответственности. (Бесспорно, они предпочли бы умереть, чем показаться кому-то безответственными.) Они абсолютно верны — и людям, и учреждениям, — и порой их чувство долга доходит до фанатизма. Из них выходят отличные солдаты — и буквально, и фигурально.

Другие профессии, к которым тяготеют ISTJ, точно так же ориентированы на достижение практического, ощутимого результата: например, хирургия, юриспруденция и бухгалтерия. Привлекательность этих профессий для ISTJ состоит в том, что они часто подразумевают работу в одиночестве (интроверсия), ориентированы на результат (сенсорика), требуют объективного мышления (логика) и, как правило, предполагают действие в соответствии с четкими правилами и предписаниями (рациональность). Хотя этот тип может преуспеть в любой профессии, его в меньшей степени привлекают виды деятельности, связанные с абстрактным мышлением и постоянными межличностными контактами. Неважно, начальники они или подчиненные: в работе, как и во всем остальном, они любят играть по правилам. Они уверены, что подчинение правилам ведет к победе, а игнорирование их — к поражению.

С возрастом некоторые ISTJ могут начать вести себя довольно неожиданно. Это тот период жизни, когда в них пробуждается жажда эмоциональности, пристрастности и стихийности. Строгий и жесткий отец может внезапно превратиться в веселого и ласкового дедушку. Организованный и упрямый администратор примеривает новые головные уборы — от берета художника до кепки туриста. В общем и целом, с возрастом ISTJ начинает понимать, что вещи, казавшиеся ему самыми важными в жизни, не таковы на самом-то деле, и мир значительно более разнообразен, чем ему казалось.

Среди знаменитостей, которые относятся к типу ISTJ, такие люди, как Генри Форд (который, по слухам, был немногословен и предлагал клиентам «выбор» из «всех оттенков черного цвета»); Джордж Вашингтон (чей проект развития страны состоял преимущественно из практических мер, которые надлежало немедленно выполнить); Джонни Карсон[1] (который называл себя интровертом, стал законодателем мужской моды в Америке и разработал телевизионную программу на четверть века вперед) и Калвин Кулидж[2] (который стремился к простоте и строгости и отличался лаконичными и таинственными замечаниями).

ISFJ. Исключительное чувство долга (Драйзер)

ISFJ любят работать «за кулисами». Будучи быстрыми, покладистыми, аккуратными, организованными, преданными и послушными, они черпают энергию внутри себя (интроверсия) и живут в мире вещей, которые можно увидеть, услышать, почувствовать, попробовать и понюхать (сенсорика). Свои силы они направляют на служение другим (этика) и делают это размеренно и организованно (рациональность). В результате смысл жизни ISFJ видят в том, чтобы служить людям и приносить им счастье.

ISFJ можно описать как надежного защитника, который всегда придет на помощь, когда будет нужно, а в остальное время спокойно ждет, когда этот момент наступит. Будучи рационалом, он может жаловаться на вторжение в свою жизнь, но в конечном итоге чувство долга заставляет его делать то, что нужно сделать, без слова жалобы.

Близкие и друзья ISFJ часто критикуют их за то, что они позволяют окружающим злоупотреблять своей добротой, несмотря на то, что сами они порой не могут удержаться от подобных злоупотреблений. И действительно, ISFJ чрезвычайно серьезно относятся к обещаниям и обязательствам и часто позволяют другим пользоваться собой в личных интересах. Вероятно, чаще, чем любой другой тип, они оказываются в положении человека, о которого все «вытирают ноги», — на работе, в семье, в любой другой ситуации. Как правило, это следствие их высокоразвитого чувства долга и преданности в сочетании с твердыми моральными ценностями и готовностью служить на благо человечества.

Социально-половые вопросы составляют проблему для мужчин- ISFJ и не приносят ровным счетом никаких трудностей для женщин-ISFJ. Особенности типа ISFJ почти идеально вписываются в «женский» стереотип — спокойствие, сдержанность, мягкость, постоянство, надежность, заботливость, покорность, изящество и аккуратность. Женщины- ISFJ могут в глубине души критично относиться к женщинам, которые ведут себя не «как все девочки». Женщина- ISFJ столь четко следует своему женскому «сценарию», что если вдруг в какой-то момент она проявит свою индивидуальность, это может удивить окружающих и вызвать их негативную реакцию.

Раз ISFJ соответствует женскому стереотипу, можно ожидать, что мужчины-ISFJ должны столкнуться с определенными проблемами. Мягкость, нежность, спокойствие и покорность — свойства, противоречащие образу типичного «мужского» характера. В результате мужчины- ISFJ могут быть

вынуждены подавлять свои естественные проявления, чтобы вести себя «как мужчина». В таких случаях ISFJ могут и переборщить с «мужественностью», начав слишком много пить и курить или постоянно соревноваться с кем-то с целью самоутверждения.

В близких отношениях, как и почти во всем остальном, у ISFJ преобладает чувство долга. Они обычно стремятся к осторожным и точным формулировкам — ведь такие формулировки несут в себе обязательства и договоренности, к которым ISFJ относятся очень серьезно. Отношения для ISFJ развиваются медленно, но верно, и когда наступает момент для признания в любви, ISFJ могут считать, что эта любовь — навсегда. Больше, чем все другие типы, ISFJ склонны к сохранению отношений, которые давно испортились, просто из чувства долга.

Их преданность и постоянство могут производить впечатление чрезмерной серьезности. Нужна помощь человека другого типа, чтобы смягчить свойственное ISFJ серьезное отношение к жизни. Некоторых ISFJ в глубине души тянет ко всему странному, загадочному и экстремальному. Впрочем, они позволяют себе поддаться этому влечению только в особых случаях, обычно же предпочитают удовлетворять его просмотром фильмов и рассказами друзей. Если не считать этих исключений, они живут по принципу «делу время, потехе час» — и «потеха» возможна только тогда, когда дело завершено. С точки зрения ISFJ, почти всегда существуют какие-то дела, которые необходимо выполнить.

Воспитание детей для ISFJ — еще одна серьезная ответственность, которую они более, чем другие типы, рассматривают как пожизненное обязательство. Поэтому они часто берут на себя роль спокойного защитника. Как правило, родители-ISFJ заботливы, усердны и чрезвычайно терпеливо относятся ко всем граням этой сложной работы — воспитания детей. Хотя все эти качества по отдельности прекрасны и достойны уважения, но, будучи развиты у ISFJ слишком сильно, они могут привести к пренебрежению родительскими нуждами в пользу желаний ребенка. ISFJ никогда не кажутся самим себе святыми, но большинство их детей, вероятно, охарактеризовали бы их именно так.

Долг, покорность и ответственность неизменно царят в любой деятельности ISFJ, поэтому вся их жизнь отмечена систематичной и продуманной заботой о других. Отдыхать можно только тогда, когда вся работа выполнена, а такое — как мы уже говорили выше — случается редко. ISFJ, как правило, планируют свое свободное время, и нередко выходит так, что даже свободное время заполняется работой и обязанностями.

ISFJ более, чем всем другим типам, свойственно жаловаться на то, что на них взвалили слишком много работы и ответственности, но если кто-то попытается освободить их от части этой ноши, они почувствуют огорчение и разочарование. К примеру, необходимость накрыть праздничный стол для толпы гостей, позаботиться о престарелом родственнике или устроить встречу одноклассников может породить в ISFJ бурю протеста и возмущения. На самом же деле ему больше всего на свете хочется этим заняться. А если кто-то попытается его спасти, ISFJ расстроится и почувствует себя виноватым.

Дети-ISFJ — настоящий подарок для родителей. Они способны довольствоваться собственным обществом, не очень требовательны, аккуратны и послушны — в общем, идеальные дети и прилежные ученики. И в детстве, и в зрелом возрасте ISFJ могут внезапно проявлять упрямство, которое кажется абсолютно им не свойственным. Но даже с этим упрямством можно справиться без особого труда, стоит лишь напомнить об иерархии, полномочиях («Я — твой учитель, и я хочу, чтобы ты сделал это вот так») или как-то иначе воззвать к чувству ответственности ISFJ. Люди этого типа уважают власть и реагируют соответствующим образом.

Будучи студентами, ISFJ предпочитают хорошо организованные и практические курсы. Они любят следовать инструкциям и выполнять задания, не требующие импровизации. К обучению они относятся так же, как и к большинству других вещей: они счастливы, когда не сталкиваются с неприятными неожиданностями и все происходит «как надо», то есть в установленном порядке.

Семейные мероприятия имеют большое значение для ISFJ, предоставляя им возможность собраться вместе, следуя традициям и ритуалам, и выразить на деле всю важность родственных связей. Важность мероприятия ISFJ оценивают исходя из собственного вклада в их организацию — готовки, уборки и т.д.; такие усилия для них являются непосредственным выражением любви. Несмотря на всю замкнутость ISFJ, нельзя недооценивать глубину их преданности, отражающую их уникальную внутреннюю силу и сущность.

Работа для ISFJ — это интересно, полезно, приятно и исключительно важно. Если это не так, ISFJ станет работать еще более усердно в надежде, что дела пойдут на лад. Наверняка эту фразу о небесах сказал именно ISFJ: «Что бы там ни было, там непременно должна быть работа, иначе какие же это небеса?» Как правило, счастье для ISFJ — это возможность заполнять свои дни работой на благо своих родных, друзей или начальства. С точки зрения ISFJ, работа закаляет характер, способствует росту, зрелости, удовлетворению и самореализации. И воспитание детей, и построение отношений, и обучение, и управление — все это формы работы, посредством которой ISFJ выражает свое чувство долга и ответственности.

И в молодости, и в зрелом возрасте ISFJ предпочитают надежные, проверенные методы буквально во всем. Но с возрастом они могут позволить себе слегка расслабиться и более открыто выражать собственные потребности. Хотя их по-прежнему сдерживает чувство ответственности перед обществом, они начинают получать удовольствие от удовлетворения собственных желаний, а не от жертвования ими ради других людей. Риск тоже становится для них привлекателен — разумеется, относительно: с точки зрения многих других людей, их поведение по-прежнему будет казаться чрезмерно осторожным. А если ISFJ уйдет на пенсию — хотя многие из них даже не обдумывают этот вариант, — он сможет посвятить все свое свободное время важной и полезной деятельности.

INFJ. Вдохновение для других (Достоевский)

INFJ отличаются мягкостью, состраданием и терпимостью, но склонны к исключительному упрямству. Движущая сила INFJ — их интуиция (N), направленная вовнутрь (I) и создающая бесконечный поток возможностей и идей. В действительности, чем больше INFJ погружаются в себя, тем более гибкой и неоднозначной кажется им жизнь. Но внешний мир постоянно вторгается в этот поток вдохновения и творческих устремлений, потому что INFJ чувствуют, что их призвание — служить человечеству (F) регулярно и систематично (J).

Поэтому, когда в жизни INFJ появляются идеалы и задачи, на поверхность всплывает их упрямство. Эти обычно мягкие и сдержанные люди становятся чрезвычайно жесткими и требовательными к себе и окружающим, когда они преследуют определенную цель во внешнем мире.

INFJ — мечтатели, чья духовность, забота и внимание могут нести вдохновение многим другим людям. Они спокойны и не стремятся к высокому положению, зато с искренним, глубоким и сильным участием переживают большинство ситуаций. Почти в любой деятельности, связанной с общением, от рабочего совещания до тихого семейного сбора, люди ощущают спокойную силу и уверенность INFJ. Однако у их надежд, чувств и стремлений есть свои пределы, и INFJ может вспомнить об этих пределах в любой момент, даже если те не имеют непосредственного отношения к происходящим событиям. Из-за этого другие люди могут чувствовать растерянность, смущение и обиду.

INFJ часто испытывают потребность в экстравертах, чтобы те выманили наружу сокровища, спрятанные в глубине их души. Иначе эти сокровища могут пропасть внутри INFJ — из-за интроверсии или в результате давления со стороны тех, кто предпочитает использовать свою рациональную функцию во внешнем мире и живет упорядоченной, «правильной» жизнью. В присутствии более экстравертных типов INFJ могут шутить, рассказывать анекдоты, делиться своими эксцентричными идеями

и мыслями, моделями и теориями. Их близкие могут расстраиваться и удивляться тому, что внутреннее богатство мыслей и чувств INFJ так редко прорывается наружу. Еще труднее родным становится тогда, когда они понимают, что, хотя им и следует уважать личное пространство INFJ, это мешает последним полностью самореализоваться во внешнем мире.

Часто INFJ без всякого формального обучения отлично понимают динамику поведения в коллективе. Они почти телепатически чувствуют различные уровни взаимодействия между людьми. Однако они редко делятся своим знанием с кем-то еще — рассказывать об этом другим для INFJ нелегко.

Хотя они могут приложить некоторые усилия, чтобы завоевать чью-то привязанность, они как истинные интроверты обычно скупятся на выражение эмоций. Слова для INFJ не имеют большого значения, но недостаток вербального общения и выражения чувств может плохо повлиять на отношения с близкими, родными и коллегами.

Что касается гендерных стереотипов, тип INFJ в большей степени подходит женщинам, чем мужчинам. Склонность к этике делает этих людей мягкими и заботливыми — черты, традиционно относящиеся к женскому характеру. Однако в силу интроверсии женщина-INFJ не всегда явно проявляет эти качества, несмотря на то что они занимают так много места в ее душе. И дома, и на работе она держится особняком, так что ощущение ее заботы и внимания совершенно теряется, в особенности для тех типов, которым требуются более открытые выражения чувств. На женщин-INFJ часто жалуются, что они «милы, но кажутся слишком отстраненными». Даже признавая, что эти женщины всегда помогут и поддержат, что они надежны и постоянны, трудно избавиться от этого впечатления. Женщина-INFJ должна приложить большие усилий, чтобы быть понятой; нередко ее мучения принимают как должное, потому что ей не удалось достаточно хорошо выразить свои желания и потребности. Поэтому, когда ей все-таки удается их выразить, это кажется странным и необычным — настолько, что ей могут не поверить. А недоверие со стороны окружающих INFJ воспринимает весьма тяжело.

Мужчины-INFJ находятся в более сложной ситуации, потому что естественные для этого типа склонности и качества не соответствуют «мужскому» социальному стереотипу. Чтобы не казаться людям слабым и бесхарактерным, мужчина-INFJ может стать упрямым — нередко слишком упрямым для сложившейся ситуации. Они делают из мухи слона, воображая, что от исхода какого-то, казалось бы, незначительного спора зависит судьба мира — или по крайней мере их мужское достоинство. Такое поведение, к сожалению, плохо вяжется с тем фактом, что и мужчины, и женщины этого типа хранят в себе обширные запасы умственной энергии, которая может стать источником вдохновения и побуждением к деятельности для окружающих. Многие INFJ — великие мыслители, чье необъятное воображение может родить великие идеи. Как правило, они предпочитают распространять свои идеи спокойно и неторопливо — пером, а не мечом.

В семье, среди родных, INFJ чувствуют себя в своей стихии и более всего проявляют свой идеализм и гуманизм. Их стремление к гармонии столь велико, что иногда они создают напряжение в отношениях, слишком упорно стремясь это напряжение погасить. Они предпочитают разрешить конфликт внутри себя, а не фокусироваться на внешних проявлениях, и нередко несут в душе тяжелое бремя. В каком-то смысле это заставляет их чувствовать себя мучениками, что типично для этиков в целом. Когда их стремление к гармонии реализуется недостаточно хорошо, их в конечном итоге начинают преследовать боль и мучение, рождающие в них — и их близких — сильное чувство вины. Гармонии, к которой стремятся INFJ, особенно трудно достичь потому, что они редко выражают свои устремления вслух, хотя и движутся к ним со всем возможным упорством.

Воспитание детей для INFJ означает принятие на себя огромной ответственности — помочь в самостоятельном развитии юных умов и душ. С помощью личного примера и непосредственного участия INFJ изо всех сил старается предоставить ребенку абсолютно все возможности для интеллектуального развития. Эти люди терпимо относятся к различиям — главное, чтобы дети проявляли свою индивидуальность. Родители INFJ стараются вдохновлять и питать души своих детей и помогать им во всем. Им кажется, что юная человеческая душа — это великое сокровище, которое ни в коем случае нельзя потерять. Поэтому, если ребенок проявит интерес к какому бы то ни было виду самореализации и духовного развития, этот интерес получит поддержку от INFJ, даже если от их собственной сферы интересов он очень далек. INFJ приложит все возможные усилия, чтобы способствовать личностному росту ребенка.

Посторонним кажется, что дома у INFJ довольно-таки неплохой порядок, но стоит копнуть чуть глубже, и вы обнаружите миллионы книг, журналов, статей и проектов, отложенных на будущее. Для INFJ важнее, чтобы атмосфера дома была теплой, интересной и вдохновляющей, а чистота и порядок скорее вторичны. Их дом похож на справочную библиотеку по множеству вопросов и тем. Почти в каждом предмете заложен какой-то смысл, и мало что отправляется на помойку. INFJ любят фантазировать о том, что когда-нибудь отправятся в путешествие по этой стране сокровищ и займутся каждым из проектов, который найдут там. Но обычно для них это остается лишь фантазией.

Дети-INFJ обычно очень добры. Если не считать упрямства, проявляемого ими по принципиальным вопросам, их стремление к миру и гармонии в сочетании с любопытством и тягой к знаниям делает из них послушных детей и превосходных учеников. Родители (особенно если они экстраверты) могут удивляться тому, какими довольными кажутся их дети-INFJ, и немного беспокоиться из-за их склонности к мечтам и фантазиям. Но эти мечты и фантазии, как правило, помогают детям- INFJ в учебе, от которой они получают истинное удовольствие. Очевидно, что в силу интроверсии и интуиции они склонны скорее к теоретическим и абстрактным знаниям, но их желание порадовать учителей и родителей помогает им преуспеть и в большинстве других предметов. Учение обогащает ум, а INFJ очень рано начинает понимать, что его ум — это его способ связи с миром.

Семейные мероприятия INFJ воспринимает как возможность для исследования и обучения, поэтому посещает их с радостью и вниманием. INFJ особенно чувствительны к семейным конфликтам и склонны все принимать на свой счет — даже те проблемы, к которым они не имеют никакого отношения. Если семейные мероприятия становятся источником конфликта, INFJ станет избегать их и даже бояться. И наоборот, если такие встречи полны тепла и радости, INFJ может погрузиться в них всей душой — хотя чаще пассивно, чем активно.

INFJ всегда находит себе работу, особенно если она предоставляет ему возможность роста и развития. Руководители-INFJ открыты, искренни и заинтересованы в людях не меньше, чем в продукции. Хотя они не всегда выражают удовольствие и благодарность в открытой форме, в глубине души они обычно гордятся достижениями своих подчиненных и готовы поддерживать их стремление к самосовершенствованию. Для INFJ нет хуже проклятья, чем конфликты и напряженные взаимоотношения на работе. Как правило, INFJ способны помогать другим в реализации их потенциала и стремятся реализовать свой собственный — будь они начальниками или подчиненными. Лучше всего они проявляют свои таланты в ситуациях, связанных с личностным развитием.

В зрелые годы, когда у INFJ появляется больше свободного времени, а страстность и увлеченность характера немного ослабевают, они могут почувствовать себя достаточно свободными, чтобы мечтать и размышлять. Мечты, фантазии, теории, чтение и размышление позволяют INFJ произвести на свет всевозможные творения мысли. Кроме того, в зрелом возрасте INFJ могут наконец позволить себе сбросить груз проблем всего мира с собственных плеч и заняться самими собой. Впрочем, для них эта задача чрезвычайно сложна, и немногим удается выполнить ее до конца. Для типа, который благодаря своему уникальному набору предпочтений склонен взваливать на себя бесконечное множество чужих забот, такое освобождение может стать удивительно прекрасным открытием.

Среди знаменитостей, предположительно относящихся к типу INFJ, — Зигмунд Фрейд (чьи революционные интуитивные психологические теории перевернули взгляды человечества на вопросы личности, а склонность к этике позволила до конца жизни помогать людям, хотя критика его работы заставила его еще более резко отстаивать собственные взгляды).

INTJ. Все можно улучшить (Робеспьер)

Внутренний мир INTJ полон бесконечных идей и возможностей, что в сочетании с их предпочтением к логике и рациональности заставляет их постоянно искать способы совершенствования буквально всего подряд. У них всегда есть «мысль получше». Можно улучшить все — слова, планы, проекты, идеи и даже людей. С точки зрения INTJ, улучшить можно даже самое лучшее.

INTJ обладают естественной склонностью к организации, поэтому они нередко поднимаются на вершину любой системы, в которой оказываются. Им свойственно глобальное мышление (интуиция) — они видят одновременно и лес, и совокупность всех его отдельных частей. (Для INTJ лес — это больше чем просто деревья.) Обладая способностью к систематической и последовательной работе (рациональность), они чаще всего доводят до конца свои многочисленные проекты. Люди приводят их в пример, когда речь заходит о хорошо выполненной работе, правильно подобранном слове или удачно использованной возможности. И они обычно уверены в своих силах.

INTJ — один из самых независимых типов. Их девиз: «Я буду делать все так, как я хочу». Как и все интуитивные логики, из-за своей независимости они кажутся самодовольными и высокомерными, что затрудняет развитие глубоких взаимоотношений. Во время работы и на отдыхе они часто создают впечатление надменных, равнодушных спорщиков. Для INTJ такое поведение — лишь попытка «расшевелить» окружающий мир. Они могут быть потрясены и даже казаться обиженными, если их обвинить в холодности и равнодушии, но ирония ситуации в том, что причиной недовольства была именно забота INTJ. Их удивляет, когда другие люди обижаются на их действия, хотя их намерения были более чем благими — усовершенствование! Как и остальные NT, INTJ учатся в спорах, которые для них являются частью бесконечного пути познания вселенной. Проблема в том, что если для INTJ это «дружеская беседа», то другим это может казаться враждебным и оскорбительным поведением.

По статистике мужчин-INTJ больше, чем женщин. Неудиви-тельно и то, что независимость, интеллектуальная отстраненность и склонность к спорам женщины-INTJ имеют мало общего с традиционным женским характером и могут создать в ее жизни некоторые проблемы. Для женщины-INTJ сохранять верность себе значит постоянно вступать в противоборство с господствующими стереотипами.

Когда INTJ становятся родителями, их неуклонное стремление к совершенству начинает служить образцом и для их детей. Они поощряют независимость и самодостаточность ребенка, и чем раньше разовьются эти качества, тем лучше. Что другим может казаться равнодушием и сдержанностью, для INTJ — лучшая и единственно возможная забота: научить своих детей самостоятельности. Лучше всего этот принцип иллюстрирует описание того, как INTJ учит ребенка плавать. INTJ может позволить ребенку нырнуть на такую глубину, которая другим родителям покажется опасной и рискованной, пристально за ним наблюдая, — ради того, чтобы тот научился плавать по-настоящему. Родители других типов стараются держать своих детей на мелководье, чтобы обеспечить им комфорт и безопасность на время учебы. Для INTJ ни комфорт, ни страх не имеют решающего значения. Важно научиться плавать. Есть одна старинная китайская пословица, выражающая суть родителей-INTJ: «Дай человеку рыбу, и он насытится на день; научи его ловить рыбу, и он будет сыт всю жизнь».

По тому же принципу INTJ строят все отношения с людьми: отношения, которые хороши сегодня, завтра могут стать еще лучше, и обе стороны должны стремиться к постоянному самосовершенствованию — обучению, росту, решению проблем, всему, что ведет к развитию личности и отношений. Будь они любовниками, супругами или партнерами, INTJ должны постоянно совершенствовать и совершенствоваться. Если им что-то в этом помешает, они могут стать чрезмерно критичными и нередко впадают в депрессию из-за кажущегося «загнивания».

Дом INTJ отражает идеи, которые актуальны для него в данный момент. Там можно найти огромное количество книг по теории и практике. Стороннему наблюдателю может показаться, что в доме порядок, но в более дальних углах хранятся коллекции сувениров, следы незавершенных проектов и задач на будущее: гитара, на которой надо научиться играть, документы, которые надо привести в порядок, сломанная вещь, которую надо починить. Мечты и фантазии для INTJ — это способ отдохнуть и расслабиться. К сожалению, честолюбивые планы INTJ могут так и не реализоваться, если он слишком сильно погрузится в столь приятный процесс умозрительного планирования, забыв о необходимости практических действий. Подобные дилеммы у INTJ становятся поводом для самокритики, которая, в свою очередь, ведет к разочарованию и депрессии.

Дети-INTJ стремятся быть такими же независимыми, как их родители. Если родители не принадлежат к тому же типу, это стремление может стать причиной продолжительных споров в семье. Хотя комнаты детей-INTJ достаточно чисты и аккуратны, чтобы удовлетворить запросы родителей, они часто служат лабораториями для бесконечных исследований и экспериментов. Когда родители заходят в комнату ребенка, он воспринимает это как вторжение в его личное пространство и начинает борьбу за свободу и независимость. В старших классах INTJ могут учиться не очень хорошо — они получают хорошие оценки за тесты, но ежедневные занятия нагоняют на них скуку. Аналогично, семейные мероприятия могут быть им интересны, если они становятся поводом узнать что-то новое и решить какую-то задачу, но окончательное решение о присутствии на таком мероприятии должен принимать сам INTJ, а не его родители. Отсутствие взаимопонимания по этому вопросу может привести к серьезным конфликтам. Вообще, когда речь идет о детях-INTJ, даже такие, казалось бы, простые вопросы, как когда ложиться спать или идти ли на семейный праздник, могут стать поводом для настоящей войны.

Для INTJ работа — это лаборатория, в которой проекты превращаются в реальность и уступают место новым проектам. Поэтому руководители- INTJ стремятся максимально повысить эффективность работы своих подчиненных, а подчиненные- INTJ ждут того же от своих руководителей. Они также хотят, чтобы им предоставили свободу для экспериментов; слишком строгий контроль за их действиями возмущает их и разочаровывает. Они с легкостью осваивают язык, на котором говорят окружающие их люди: будь они менеджерами или консультантами, они всегда знают, какое слово или фразу нужно сказать в данной ситуации.

В двух словах, работа для них — очередная «система», которую можно привести в порядок и усовершенствовать. И все задачи они выполняют, руководствуясь этим же принципом. Когда INTJ не видят признаков улучшения ситуации, они могут с головой погрузиться в самокритику. Среди наиболее привлекательных для INTJ профессий — те, что постоянно предоставляют пищу для пытливого ума (преподавание в высших учебных заведениях, исследования) и требуют изобретательности (программные аналитики и архитекторы). Их могут сильно утомлять и раздражать профессии, которые предполагают слишком сильное погружение в детали и постоянное общение с людьми.

Как большинство других типов, в зрелом возрасте INTJ немного меняется, некоторые прежде ярко выраженные качества смягчаются и ослабевают, уступая место другим. На смену интуитивным поискам абстрактных сущностей приходит желание немедленного сенсорного удовлетворения. Точно так же может произойти удивительное и слегка пугающее «открытие» в себе чувств и эмоций — этической стороны личности. Нередко INTJ становятся гораздо более общительны с возрастом.

Среди наиболее известных представителей этого типа — Томас Эдисон (который почти каждый день что-то изобретал и совершенствовал) и Ричард Никсон (чей политический гений заставил его значительно опередить свое время, но попытки удержать контроль в конечном итоге уничтожили все достигнутое).

ISTP. Готовы попробовать все один раз (Габен)

ISTP сдержанны, прохладны и осторожны во всем, что касается человеческих отношений, но готовы попробовать почти все что угодно — один раз. Они сосредоточены на внутреннем мире (интроверсия) и склонны к объективному мышлению (логика), поэтому естественно, что они предпочитают подождать и посмотреть, как будет развиваться разговор или ситуация, прежде чем раскрывать собственные карты. Их восприятие мира отличается конкретикой (сенсорика) и гибкостью (иррациональность), поэтому нередко они ведут себя более активно и спонтанно, чем можно было бы предположить исходя из их независимости и бесстрастности. К примеру, они могут поддаться внезапному приступу веселья, начать командовать окружающими или броситься чинить все подряд. Такие проявления интереса к окружающей среде часто удивляют окружающих и выбивают у них почву из-под ног — а именно этого и хочется ISTP.

Девиз «не мешай мне» принадлежит скорее всего ISTP, поскольку во многом подходит этому типу. Он может означать: «Не мешай мне, потому что я не знаю, как я на это отреагирую», или «Не мешай мне, потому что я не мешаю тебе», или «Не мешай мне, потому что это лишняя трата времени и сил».

ISTP — мастера на все руки, они получают огромное удовольствие от ощутимых, немедленных результатов. Когда что-то — не путать с «кто-то» — требует внимания, природная наблюдательность ISTP (связанная с сенсорикой и иррациональностью) позволяет им быстро заняться насущным делом, не задумываясь о процедурах и инструкциях. Именно так предпочитают работать ISTP, а когда им удается достичь хорошего результата, они испытывают большую радость и удовлетворение. Если в процессе выполнения какой-то задачи станет очевидно, что без инструкций не обойтись, ISTP обратится только к тем разделам, которые имеют непосредственное отношение к текущей проблеме, чтобы не потратить зря ни капли времени и сил — ISTP придает и тому и другому огромное значение.

Если задания и поручения, которые получает ISTP, не вызывают его интерес, они кажутся ему глупыми, скучными или непрактичными. ISTP могут так много внимания уделять собственным проектам, что все остальные обязанности если и не оказываются совсем заброшены, то стабильно занимают второе место. Если же дело им интересно, они работают очень хорошо и аккуратно, к зависти и удивлению окружающих. Они вкладывают в работу всю душу и готовы даже пойти на риск, если это необходимо для выполнения задачи.

Мужчины и женщины типа ISTP оказываются в совершенно разных условиях. Слишком многие качества, особенности и предпочтения ISTP относятся к традиционно мужским. Контактные виды спорта, тяжелое оборудование, автогонки, столярничество и другие занятия, связанные с повышенным выбросом адреналина в кровь, — все это доставляет ISTP радость и удовольствие. Очевидно, женщины- ISTP с теми же склонностями и умениями будут сочтены странными и недостаточно женственными, если начнут их реализовывать.

Женщина- ISTP может найти воплощение своих склонностей в более традиционных для женщины областях, таких как домашнее хозяйство, бизнес и бухгалтерия, одновременно не отклоняясь от общепринятых «женских» стереотипов и удовлетворяя свою потребность в непосредственном, ощутимом результате. В мире есть спрос на множество практических профессиональных умений, и не все из них привязаны к гендерным стереотипам. У женщины- ISTP есть масса возможностей самовыражения на рабочем месте без малейших потерь для «женственности» ее образа. Гораздо более вероятны проблемы в сфере общения. Холодность, отстраненность и осторожность ISTP в сочетании с их интересом к ручной работе и практическим действиям может заставить людей чувствовать себя не в своей тарелке рядом с девочкой или женщиной этого типа. Более того, если она преуспеет в этой деятельности, то друзья, родители, партнеры и коллеги могут начать воспринимать ее как угрозу.

Общаться с ISTP интересно, но их поведение может порой сбивать с толку. Они воспринимают жизнь легко и открыто, но не всегда просто понять, что они чувствуют или имеют в виду. ISTP сочетают искренний энтузиазм по отношению к вещам, захватившим их внимание в данный момент, со спокойным равнодушием ко всему остальному — поэтому невозможно предсказать их реакцию на то или иное событие.

ISTP часто кажутся загадочными людьми, особенно экстравертам и рационалам, которых так раздражает их непредсказуемость и кажущееся равнодушие к людям, что они пытаются изменить их. Мало того что ISTP с негодованием отвергают подобные попытки, они к тому же могут испытать глубокое внутреннее удовлетворение от осознания своей загадочности и непредсказуемости в глазах других людей.

Молчаливое наблюдение за окружающим миром присуще всем ISTP. Они постоянно собирают информацию — но не для того, чтобы применить ее на практике; просто в их природе заложено желание воспринять все, что происходит в мире. Но есть у этого свойства и впечатляющее следствие: в критической ситуации ISTP могут моментально проникнуть в суть проблемы и все исправить. Это кажется почти инстинктивным действием, но на самом деле это результат длительного наблюдения и сложившейся в голове ISTP четкой картины происходящего.

Родители- ISTP не верят в планирование. Они живут по принципам «поживем — увидим» и «утро вечера мудренее», считая, что лучше всего решать проблемы по мере их поступления. ISTP знают, что самые лучшие планы всегда идут наперекосяк и особенно ярко это проявляется в процессе воспитания детей. Поэтому не стоит ничего планировать — надо просто быть готовым ко всему, делать то, что необходимо, и ожидать наилучшего результата. Больше всего на свете они боятся потерять голову под властью эмоций — ведь это отнимает силы, и они могут оказаться не готовы к тому, что случится потом.

Родители-ISTP почти не испытывают потребности навязывать детям свое мнение и свою личность. Индивидуализм, личное пространство, разные уровни развития и разные интересы для каждого члена семьи — это первичные ценности ISTP, которые тратят немало усилий на то, чтобы жить в соответствии с этими ценностями. Однако когда в семье возникает конфликт, ISTP может разразиться громкими и неоспоримыми требованиями, которые позже, когда он успокоится, уступают место более спокойному перечислению альтернатив.

Эти принципы свободы и невмешательства так важны для ISTP, что иногда им приходится расплачиваться за них одиночеством. ISTP считают, что каждый человек имеет право на личное пространство (что бы под этим ни подразумевалось) и должен использовать его с удовольствием, в соответствии со своими индивидуальными склонностями и интересами. Право на частную жизнь для них гораздо важнее, чем аккуратность, порядок и режим, поэтому жизнь рядом с ISTP полна неожиданностей и не слишком легка. Но нельзя спорить с тем, что ISTP предоставляют близким людям исключительную личную свободу. Если им понадобится завалить свою комнату горами документов с текущего проекта или кучей тряпок для шитья, притащить в дом пару автомобильных двигателей, холсты и краски, чтобы реализовать свои личные устремления, ISTP с радостью позволит им сделать это в обмен на ту же свободу для самого себя.

Когда ISTP не заняты делом, которое требует всего их внимания, они расслабляются. Они не утруждают себя рутинной работой, которая другим типам может казаться успокаивающей и достойной внимания. В результате жизнь ISTP — это длительный процесс отдыха, прерываемый иногда всплесками увлекательной активности: починить, понять, усовершенствовать или попробовать то, что сильно их заинтересовало в данный момент.

Родителям рациональных типов очень трудно понять детей- ISTP. Их стремление к приключениям и любовь ко всему тактильному и механическому часто становится причиной их отчуждения от семьи. С точки зрения других типов, ребенок-ISTP постоянно навлекает на себя неприятности — разбирает механизмы, чтобы понять их природу, нажимает на кнопки, пробует все подряд без разрешения. Их часто влекут к себе мотоциклы (и езда, и ремонт), что заставляет родителей нервничать и беспокоиться.

Обучение приносит ребенку-ISTP наибольшее удовлетворение, когда оно имеет конкретную цель и построено на практическом опыте. ISTP считают, что единственный способ научиться чему-то — делать это. Чем более абстрактной и отвлеченной от практических, конкретных задач становится учеба, тем меньше интереса к ней проявляет ISTP. Экспериментальные проекты и другие практические действия помогают ему получать искреннее удовольствие от процесса обучения.

Семейные мероприятия вызывают у ISTP смешанные чувства. И ребенок, и взрослый этого типа могут с радостью предвкушать грядущее торжество — Новый год, день рождения, семейный сбор, хотя процесс подготовки к мероприятию (испечь праздничный пирог или оформить и упаковать подарки) часто более интересен для них, чем смысл и эмоциональное наполнение события. Другим типам такое поведение может казаться равнодушным, холодным, бесчувственным и антисоциальным. Это неправда — просто ISTP не испытывает особенной потребности в больших компаниях. По окончании торжества ISTP может попросить пару близких друзей немного задержаться; тут-то для него и начинается «настоящий» праздник: приятное времяпрепровождение в узком кругу близких людей.

Рутинная работа (типа управленческих должностей) или деятельность слишком неопределенного характера (например, исследования) мало интересуют ISTP. Профессии такого рода их только утомляют. Что им действительно интересно — так это все новое, неисследованное и неожиданное; они вряд ли сочтут такое удовольствие «работой».

В зрелом возрасте ISTP могут стать несколько более экстравертными и больше времени посвящать семейной жизни. Их может привлечь возможность вернуться к делам и проектам, которые в более раннем возрасте ускользнули от их внимания, и наконец-то ими заняться — например, реализовать какую-то мечту, которая подспудно преследовала их всю жизнь. Когда ISTP осознает, что настало время для осуществления этой мечты, он приступит к ее исполнению столь же спокойно и отстраненно, как действовал всю жизнь.

ISFP. Все видят, но ни во что не вмешиваются (Дюма)

ISFP в полной мере наделены чувствительностью и любовью к людям, а также спокойствием и душевным равновесием. Сочетание интроверсии, сенсорики, этики и иррациональности создает основу для чрезвычайно тесной связи ISFP и с внешним, и с собственным внутренним миром — более тесной, чем у любого другого типа.

ISFP почти не испытывают потребности управлять другими людьми и контролировать их действия, однако им хочется видеть, что все вокруг — растения, животные и люди — находится в гармонии. ISFP никогда не вторгаются в чужое личное пространство, вместо этого они хотят помочь каждому живому существу реализовать его потенциал. Из-за того, что они так чутки к естественным границам чужих «Я» вокруг себя, им может быть трудно понять потребность некоторых людей навязывать другим свой порядок и ограничения. К сожалению, в своем стремлении не мешать людям они часто воздерживаются от каких-либо действий и выражений своих желаний, чтобы никого не побеспокоить. Ненавязчивость и кажущееся отсутствие целеустремленности так сильны в ISFP, что другим нетрудно их вовсе не заметить или обойти в каком-то деле. В каком-то смысле они — самые незаметные из всех типов.

Хотя большинство людей этого типа — талантливые, творческие натуры, обладающие массой практических навыков в областях, связанных с людьми и природой, они обычно стесняются предлагать свои услуги, тем самым лишая мир плодов своих стараний и талантов. Чаще всего их места занимают более агрессивные, требовательные — и менее одаренные — типы.

Подход ISFP к решению проблем может быть довольно оригинальным, но не потому, что ISFP ценят своенравие как таковое или получают удовольствие от придумывания новых способов действия. Это происходит просто потому, что они видят простейший способ решения проблемы и действуют соответственно — что часто приводит в ужас людей, которые предпочитают следовать по проторенной дорожке. ISFP нередко не имеют представления о «стандартных» способах, и им совершенно непонятно, почему кто-то может предпочесть такой странный и непрактичный образ действий.

Этика (мягкость и заботливость) и иррациональность (открытость и гибкость) являются традиционно женскими качествами, в то время как интроверсию (задумчивость и замкнутость) и сенсорику (практичность и приземленность) скорее относят к мужским чертам. Сложите все вместе, и вы получите тип, который не стремится властвовать и управлять, который не хочет изменять и контролировать мир вокруг себя — и даже понимать его: ему достаточно лишь принимать окружающую действительность такой, какая она есть. Поэтому ISFP, независимо от пола, не производят сильного впечатления — да они к этому и не стремятся.

Мужчины- ISFP достигают успеха и уважения в различных областях, а если кому-то нужен заботливый мужчина, то этот тип — идеальный кандидат. И женщины, и мужчины этого типа часто себя недооценивают. Поэтому почти любой комплимент в свой адрес ISFP отклоняют: «Вряд ли он имел это в виду», «Это просто случайность».

Воспитание детей для ISFP — в первую очередь возможность установить с ними близкие отношения, а не контролировать их жизнь. Поэтому дети, также обладающие склонностью к иррациональности, могут быть слишком предоставлены самим себе и лишены тех основ дисциплины, которые потом им могли бы очень пригодиться. Детей-рационалов, напротив, часто раздражает недостаток инструкций и четких правил; их недовольство может породить в ISFP чувство вины. Но их вины здесь нет — просто они не в состоянии дать детям достаточно четкие указания на все случаи жизни. Другим типам сложно понять, как мала потребность ISFP во власти и контроле. Понятно, что они хотят предоставить другим как можно больше свободы в развитии, хотя из-за своей скромности и мягкости они могут никогда не дождаться благодарности.

Дети привыкают к тому, что родители- ISFP всегда рядом, всегда готовы понять, помочь и поддержать, что бы ни случилось, — и при этом всегда спокойны и непритязательны. Они редко выражают любовь на словах и почти постоянно — действиями, молчаливо и неустанно. Девизом ISFP могла бы стать фраза: «Лучшее выражение любви — пирог только что из печи». Пирожки, кукольный домик или свитер ручной вязки — вот символы, которые говорят: «Я люблю тебя». Ребенок чувствует любовь родителей- ISFP, потому что она сквозит в каждом их заботливом движении, в каждом добром деле.

Образ жизни ISFP можно охарактеризовать как непринужденный, но активный. Будучи сенсориками, они предпочитают практическую деятельность. Правда, эта деятельность не всегда отражает актуальные задачи и проблемы — скорее, ISFP займется тем, что ему хочется делать. Как и все иррациональные сенсорики, они обычно предпочитают деятельность бездействию, но их деятельность часто стихийна и случайна, а не целенаправленна. Она может доставлять им большое удовольствие, но неизбежным следствием такого образа жизни становится длинный список незаконченных дел, который может изрядно раздражать и самого ISFP, и окружающих.

Отдых для ISFP — это «сделать что-нибудь просто так, ради интереса». Что же ему интересно? В первую очередь это садоводство, рисование, рукоделие или вырезание по дереву. Некоторые хобби ISFP (например, создание миниатюр) требуют немалого таланта и сноровки.

Дети-ISFP — это любопытные исследователи, которые не торопятся ни к какой конкретной цели. Они могут получать удовольствие от собственного общества, а мир для них — бесконечный источник увлекательных открытий. Забывая о правилах, времени и других требованиях взрослых, они погружаются в исследование окружающей действительности. Растения, животные, братья, сестры и родители — все это составные части их мира.

Иррациональность — причина того, что дети- ISFP обладают крайне своеобразным чувством времени. Они могут играть во время обеда, смотреть телевизор, когда все остальные уже собрались и ждут их в машине, устраивать смотр игрушкам, когда вот-вот придут гости. Они очень хотят радовать других людей, но часто их действия, направленные на благо родителей, учителей, братьев, сестер и т.д., вызывают в тех лишь нетерпение, а порой и раздражение. ISFP очень чувствительны к таким реакциям, они читают в них обвинение: «Ты всегда все делаешь не так!»

Будучи сенсориками, ISFP тяготеют к конкретике, поэтому учеба в их понимании должна быть практичной и давать непосредственный результат. Их мало интересуют абстрактные концепции, то ли дело ощутимые реалии: «Как это выглядит?», «Каково это на ощупь?», «Что я могу с этим делать?», «Как это действует?». Подобные вопросы порождают в них интерес к проекту; теоретическая его сторона более сложна, менее интересна и нередко вызывает у ISFP крайне негативные реакции. Из-за этих реакций ISFP могут заслужить массу нелестных прозвищ — например, «бездарь» или «зевака». Эти прозвища, разумеется, не отражают реальное положение дел, но они стимулируют склонность ISFP избегать формального образования, в особенности высшего.

Самые лучшие семейные мероприятия для ISFP — те, что происходят спонтанно. Чрезмерное планирование, подготовка и организация могут испортить все удовольствие от торжества. Безусловно, семейные ритуалы заслуживают внимания, но только после того, как они уже начались. ISFP способны заниматься чем-то, совершенно не связанным с торжеством, буквально за минуты до его предполагаемого начала. ISFP знают, что все устроится само собой, если они будут внимательны и добры к людям, искренни в выражении чувств и готовы к любым неожиданностям. Все пройдет превосходно — в этом можно не сомневаться.

ISFP считают, что «пора спать» — это когда ты устал. Если какие-то проекты, люди, животные или другие формы жизни требуют внимания, сон можно отодвинуть на второй план. Когда все насущные вопросы решены, то можно ложиться спать — независимо от времени суток и местонахождения (но только если ISFP действительно устали). Многим людям такое поведение кажется непонятным и странным.

С точки зрения ISFP, работа должна оправдывать себя, а для этого она должна доставлять удовольствие им самим и приносить пользу другим людям. Деньги для них — на втором месте; главное — оказать помощь тому, кто в ней нуждается. Если для того, чтобы сделать карьеру в какой-то области, требуется высокая степень формального образования или абстрактных теоретических знаний, ISFP, скорее всего, поищет себе другую профессиональную область. Однако профессионально-техническое образование нередко привлекает людей этого типа, даруя им возможность практической, ручной работы — от ремонта автомобилей до косметологии, плотницкого дела и церковного служения.

Если ISFP уверены в собственных способностях и стремятся достичь успеха, они могут открыть в себе неисчерпаемый ресурс талантов в самых разных профессиях, в числе которых психология, ветеринарная медицина, ботаника и теология. Когда они достигают руководящих должностей, они предпочитают давать как можно меньше конкретных указаний. Они создают открытую и разноплановую атмосферу, которая может стать прекрасной почвой для индивидуального развития подчиненных.

В зрелые годы ISFP сохраняют легкость характера. Они без труда приспосабливаются к меняющейся обстановке, не испытывают потребности в планировании и предпочитают «ждать и надеяться на приятную неожиданность». Когда они выходят на пенсию, у них появляется время на такие хобби, которые ориентированы больше на процесс, чем на результат, и доставляют им ни с чем не сравнимое удовольствие. 

INFP. Благородная служба обществу (Есенин)

Если этот тип можно описать одним словом, это слово — «идеалист». Будучи этиками-интровертами, они находят свои идеалы в субъективно-эмоциональном восприятии мира и применяют их, чтобы оказывать другим людям разнообразную помощь. Среди них немало Жанн (или Жанов) д’Арк, которые самореализуются путем благородной службы обществу.

У INFP есть свои собственные законы чести и морали, и, хотя они не испытывают потребности в том, чтобы навязывать их кому-либо кроме себя, они могут очень строго следить за своим собственным выполнением этих законов. Но в общем и целом 1NFP обычно легки и приятны в общении. Они предпочитают «подстраиваться» под других, а не создавать конфликты — до тех пор пока это не вступит в противоречие с их идеалами. Однако когда кто-то выказывает пренебрежение по отношению к этим идеалам, INFP могут стать очень требовательными и агрессивными — нередко к собственному изумлению. Лучшей иллюстрацией к этому может послужить мать-INFP, которая чувствует, что с ее ребенком несправедливо обращаются в школе. Обычно тихая и спокойная, она поставит всю школу с ног на голову, дабы исправить положение — не только для собственного ребенка, но и для других пострадавших.

Мужчины- INFP могут казаться некоторым консервативно настроенным людям слишком мягкими и даже слабыми. Благородный принцип INFP «Живи и давай жить другим» выглядит в их глазах как пассивность и плохо сочетается с общепринятыми стереотипами «мужественности». Впрочем, эта пассивность моментально исчезает, стоит лишь поставить под угрозу их систему ценностей. Какого бы пола ни был INFP, в подобной ситуации добродушие и мягкость могут уступить место жесткости и упрямству. Коллегам, друзьям и близким, которые не понимают этой особенности, INFP может казаться в лучшем случае непредсказуемым — то уступчивым, то упрямым, — а в худшем — глубокой, сложной, меланхолической и недоступной для понимания натурой. Если мужчина- INFP женится на экстравертной даме, людям может казаться, что она обладает в их семье абсолютной властью. В действительности же, если супруга INFP хочет построить комфортные взаимоотношения, ей быстро приходится понять, что власть ее ограничена.

Те же самые качества общество с готовностью принимает и ценит в женщине- INFP. В то время как тихое упорство мужчины- INFP воспринимается как сочетание безвольности и упрямства, женщину уважают за ее внутреннюю силу. Люди чувствуют ее уверенность, дарующую им ощущение безопасности.

INFP не терпят ярлыков и склонны к действиям, расшатывающим основы чужого мировосприятия. Из-за этого их поведение иногда бывает непредсказуемым и даже возмутительным. Мы знали одну тихую и послушную даму-INFP, которую пригласили на корпоративный костюмированный бал. Всем приглашенным было указано одеться в такой наряд, в котором они «могут быть самими собой». Эта дама пришла в костюме Мадонны, эксцентричной рок-певицы, — вся в шелках и бриллиантах. Ее коллеги были шокированы ее видом, но ей было все равно.

Как и все интуитивные этики, INFP стремятся к самопознанию, самореализации и пониманию самого себя. Их главный вопрос — «Кто я?». Однако INFP более чем все остальные находят в своих предпочтениях помощь и вдохновение для решения этой не решаемой задачи. Интроверсия дарует им способность к самосозерцанию и размышлению, интуиция помогает увидеть постоянно расширяющийся круг возможностей для внутреннего развития; этика заставляет задуматься о том, какую пользу эти возможности могут принести и INFP, и другим; иррациональность делает их открытыми и восприимчивыми к постоянному потоку новой информации. INFP может, едва проснувшись, погрузиться в размышления (интроверсия): «Кто я такой и что принесет мне жизнь сегодня?» Он может найти самые разные ответы на этот вопрос (интуиция): «Я отец», «Я супруг», «Я учитель» и т.д., — равно как и понять, каким образом он должен действовать, чтобы принести наибольшую пользу обществу в рамках этой роли (этика). Решив, что это интересные вопросы, которые стоит обдумать, INFP направляется в школу или на работу в поисках новой информации (иррациональность), которая поможет ему принять верное решение. А там все начинается сначала. Даже если он не задается сознательно этими вопросами, в глубине души его всегда занимает проблема самоидентификации. Как правило, вопросов у INFP всегда больше, чем ответов.

И дома, и на работе INFP всегда ставят перед собой массу задач разного масштаба: прочитать книгу, погладить белье, нарисовать картину, написать статью... Далеко не все им удается выполнить. Но эта масса планов и задач всегда будет присутствовать в жизни INFP. И чем старше они становятся, чем шире спектр их интересов, тем объемнее будет эта масса. Им следует смириться с этим, а не критиковать себя за каждую «неудачу», за каждое невыполненное дело. В отношениях с людьми на работе и дома INFP скорее спокойны, нежели упрямы; они с легкостью меняют свои планы, чтобы помочь окружающим людям. Чистота и порядок не так важны для них, как эмоциональный комфорт и теплые отношения. Но если они приглашают к себе домой гостей, то все будет организовано по высшему разряду, чтобы доставить друзьям как можно больше удовольствия. INFP предпочитают соглашаться с другими, а не спорить, если чувствуют, что спор приведет к эмоциональному напряжению. Однако если посягнуть на систему моральных ценностей INFP, все их спокойствие и миролюбивость вмиг улетучатся, а их место займут строгие правила и принципы.

Точно так же они ведут себя с детьми. Внимание родителей- INFP сосредоточено на небольшом количестве действительно важных принципов. Если эти принципы соблюдаются, INFP, как правило, мягок, спокоен и готов пойти навстречу желаниям своего ребенка. Родители- INFP с добротой и пониманием относятся к детям, чем нередко заслуживают их искреннее доверие и любовь. Если у родителей- INFP и есть существенные недостатки, они связаны в основном с их первым предпочтением — интроверсией: INFP испытывают определенные трудности с открытым выражением одобрения и похвалы, хотя чувствуют их во всей полноте. Иррациональность тоже играет свою роль, мешая им создавать для ребенка атмосферу порядка и организованности.

Интроверсия мешает INFP и в отношениях с партнером: нередко они чувствуют гораздо больше любви и тепла, чем в состоянии выразить. Близкие отношения с INFP даруют обоим партнерам возможность роста, самореализации и уверенности в себе, но иногда сочетание склонности к интроверсии и этике заставляет их избегать обсуждения вопросов, по которым может возникнуть несогласие. Например, INFP может долго обдумывать какой-то важный вопрос и наконец принять решение — и только после этого вывалить свое решение на неподготовленного партнера. Так, если INFP решит, что он сам (


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 90; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
У вас должна получиться аббревиатура из четырех букв. Для орга­низации важны следующие профили (типы). | Анкета оценки типа личности
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты