Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



История Эфанта Мона

Читайте также:
  1. X. Одичание и история
  2. X. ОДИЧАНИЕ И ИСТОРИЯ
  3. X. Одичание и история
  4. X. Примитивизм и история
  5. XVI. ТАИНСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ В ОТДЕЛЕНИИ ГОСБАНКА
  6. XXIII. ТАИНСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ В ОТДЕЛЕНИИ ГОСБАНКА
  7. АЕ: А как вы считаете, история любви Никки и Хелен еще долго будет «жить» в британском обществе? Влиять на взгляды людей?
  8. Биография Сталина и история страны: 1879–1938
  9. Биография Сталина и история страны: 1938–1943
  10. Биография Сталина и история страны: 1943–1953

Кеннет К. Флинт

Перевод: Basilews

 

Впервые я увидел Скайуокера, когда он вошел во дворец Джаббы. В нем не было ничего примечательного - просто черная фигура, закутанная в широченный плащ, с лицом, скрытым под капюшоном. И тем не менее в нем ощущалось что-то такое, от чего чешуя у меня на спине встала дыбом.

Повинуясь древнему, примитивному инстинкту, я нырнул за кучу ящиков-нелегкое дело для парня ростом за два метра - и уставился на незнакомца, словно испуганный бандиго. Скай-уокер в это время разговаривал с правой рукой Джаббы, Бибом Фортуной, а неподалеку пускала слюни парочка гаморреанцев.

Я глядел на него во все глаза. В нем действительно было что-то особенное, и по моей коже пробежала забавная дрожь. Проснулось множество эмоций, и я не мог их обуздать. Страх? Не-а, это не ко мне. Недоумение и любопытство? Ясное дело.

Впрочем, маленькая дискуссия между Скайуо-кером и Фортуной продолжалась всего несколько минут, после чего управляющий Джаббы повел гостя во дворец - видимо, тот купил себе место на вечеринке. Они направились в сторону тронного зала Джаббы; стражники потопали следом.

Я еще глубже зарылся в ящики - инстинкт подсказал мне, что лучше оставаться в укрытии. Сработало, но только на Фортуне и на стражниках; никто из них меня не заметил. Но этот, в черном, он повернул голову, проходя мимо, и в упор посмотрел на меня.

Когда наши взгляды встретились, я почувствовал что-то вроде... вроде... ну... в общем, что-то вроде удара током, как будто меня приложили посохом гаффи промеж глаз. Я почувствовал удар ослепительно белой энергии, осветившей мое сознание до самого дна.

Сразу всплыло множество вещей, дремавших в голове. Они поднялись из черного колодца памяти, словно мертвецы из болота. Там было несколько жутких воспоминаний, которым лучше бы там и оставаться, но среди всей этой грязи сиял один яркий образ - страна зеленых деревьев под золотистым солнцем.

И неожиданно я почувствовал щемящую боль утраты того, что я когда-то любил.

Я мотнул головой, силясь стряхнуть это бредовое ощущение, и несколько раз моргнул. Когда я снова открыл глаза, Скайуокер и его свита уже скрылись за поворотом.

Да брось ты, это всего лишь очередной поздний гость, пришедший к Джаббе на пьянку, сказал я себе. Ничего больше. И хотя меня так и подмывало пойти следом и посмотреть, чем все закончится, я переборол это внезапное желание. У меня была назначена встреча, на которую я и так уже опаздывал. Я что есть духу припустил к гаражу.



Как обычно, там обнаружился Барада, и, как обычно, он с головой зарылся в моторный отсек одной из своих драгоценных машин. Казалось, он всегда трудится над тем или иным флаером из огромного парка Джаббы. Думаю, это помогало ему забыть о том, в какую ловушку превратилась его жизнь.

Я подозревал, что бедный клатуинец застрял во дворце хатта навсегда. Джабба слишком ценил его; Жирнотелый никогда бы не позволил этому несчастному простаку откупиться. Но при всем при том парень был до смерти предан своему боссу, причем предан искренне. Он был одним из немногих, кто мне здесь нравился.

- Как дела, шеф? - сказал я, хлопнув его по спине. - Найдется для меня машина?

Барада махнул рукой, не высовываясь из внутренностей флаера: - Бери любой скифф на выбор.

Вокруг было припарковано несколько простеньких флаеров, но ни один из них для меня не годился.

- Мне нужно что-нибудь побыстрее. Я спешу, приятель.



На этот раз он вытянул голову наружу и воззрился на меня. Лицо его было хмурым, но Барада всегда хмурился. На самом деле он был очень скромным и добродушным парнем.

- Ладно, Мон, для тебя одного. Бери вон тот ХП-38А, - он показал рукой на приземистую, обтекаемой формы машину. - Он такой же быстрый, как мой. Только осторожно, он плохо слушается руля.

Насчет управления Барада не соврал, но и про скорость тоже. Я наверстал потерянное время и прилетел в космопорт Мое Аисли в назначенное время.

Я остановился перед отелем «Счастливый деспот», вылез из машины и осмотрелся вокруг. В сущности длинный космопорт являлся не более чем свалкой для отбросов со всей Галактики, но мне все равно нравилось здесь бывать. Я родился на планете, где было много света и открытого пространства; тесный бункер Джаббы быстро меня утомлял. Я использовал любую возможность размять ноги.

Я потопал к зданию отеля. По правде говоря, эта древняя конструкция зданием не являлась; это был старый обшарпанный тягач, переделанный в гостиницу какими-то инвесторами, имевшими больше кредиток, чем мозгов. Отель с самого начала был убыточным и открылся только сейчас - в нем вершила свои делишки госпожа Валариан.

Эта почтенная випхидка была отважной дамой, которая, несмотря на неравенство сил, старалась урвать кусок побольше прямо у Джаббы из-под... гм... из-под подбородков. Я был готов поставить на то, что ей это удастся.

Я поднялся по крутой лестнице на верхний уровень, где были расположены холл и казино.

За передним столом сидели миленькие симпатяги-двойняшки, гуманоиды Огурн и Антон; 'они радостно помахали мне руками, когда я проходил мимо. От их вида у меня по коже побежали мурашки - а кожи у меня хватает.

Дальше слева находился холл. Я свернул туда, рассчитывая пропустить стаканчик-другой перед встречей.

Холл имел довольно убогий вид, как и все здание. Богатая отделка стен и роскошная мебель давным-давно превратились в рухлядь, госпожа же не потратила ни кредитки на реставрацию.

Здесь выпивало множество народу разных рас. Я меж делом глянул на них и пошел к стойке. Единственным, кто заслуживал внимания, был хитророжий префект Тальмонт, имперский чинуша - генетический неудачник, мерзавец от рождения, лживый по природе. Он сидел за столом и пил со своими офицерами, изредка похохатывая.

Когда я вошел, он разом проглотил свое пойло и вылупился на меня.

У стойки меня опередили двое парней-гуманоидов. На вид они были крепкие и габаритные, при этом не слишком высоколобые. Чернорабочие, решил я, но не с Татуина. Слишком чистенькие. И пахнут не по-здешнему.

Подошел головастый бармен-бит.

- Рад тебя видеть, Мон, - сказал он. - Приехал на встречу с госпожой?

Я кивнул: - Скажешь ей, что я здесь, а? Но сперва налей мне эля. Того, что всегда.

- Налей ему целый ковш, хозяин, для такой пасти, - сказал один из гуманоидов, и оба заржали.

- Ага, - добавил второй. - Эй, мордатый, как тебе удается донести стакан до рта?

Я не обратил на них внимания. Ожидая заказ, я посмотрел на свое отражение в грязном зеркале за стойкой. Наверное, для этих чудиков-гуманоидов я выглядел как огромное вытянутое лицо на двух коротких столбах, и, наверное, со стороны действительно не похоже, что мои толстые руки достают до рта. Но по чевинским меркам я считался весьма неплохим образчиком своего вида. Вернее, не считался-я был им. Все вокруг говорили, что, мол, старый хобот слегка одряхлел. Но ведь он через столько всего прошел за эти годы, этот хобот, и попадал он в такие передряги, каких врагу не пожелаешь.

Кроме того, красота - относительное понятие в Галактике, и большинство опытных путешественников это понимают. Но у этих двух шутников опыта было меньше, чем у какого-нибудь местного парнишки с фермы. И манеры у них были соответствующие.

- Эй ты, урод, - сказал один из них, толкнув меня в бок. - К тебе обращаются.

На этот раз я повернулся к нему.

- Ты что, бантово пойло, ищешь неприятностей?

- Ну да, от тебя, мордатый, - оскалился он.

- Смотри, будет как с Деппом, - предупредил его бармен. - Это Эфант Мон. Он...

- Он просто большая говорящая голова с раздутой харей! - вмешался второй. - Счас мы укоротим его длинный нос!

В руке у него сверкнул широкий нож. Я метнулся вперед и ударил лбом о его макушку.

Лоб у чевинов твердый, как железо. В отличие от гуманоидов. Череп парня треснул, как яйцо, и несчастный брякнулся об землю.

Второй идиот бросился на меня, вытаскивая из-под куртки бластер. Но мой вибронож оказался быстрее. Я всадил клинок ему в грудь, прежде чем он успел вынуть бластер из кобуры. Он пролетел по инерции еще пару метров и свалился на заплеванный пол.

Офицеры разом вскочили на ноги и потянулись за пушками. Префект знаком велел им угомониться. Он вразвалочку подошел ко мне и воззрился на два тела, растянувшиеся на полу.

- Ну-ну, дорогой мой Эфант Мон. Я вижу, ты избавил еще две души от страданий, - Не ожидал, что ты меня узнаешь, - ответил я, засовывая нож обратно под одежду.

- Твой стиль ни с чьим не спутаешь, - сказал Тальмонт, щурясь на меня.

Он был близорук.

- Будешь жаловаться?

- За то, что избавил меня от этих босяков? - рассмеялся он. - Нет, конечно. Таким здесь не место.

Он бросил на меня любопытный взгляд: - А ты что? Пришел по делу?

- Просто хочу выпить.

- Да ну? Странно, как это твой хозяин Джабба спустил тебя с поводка.

- Никто не приказывает мне, когда приходить и когда уходить, и Джабба в том числе! - резко ответил я. - Я свободный агент.

- Я слыхал что-то такое, - скептически молвил префект. - Никто не понимает - почему.

- Жаль, - сухо сказал я.

- Как интересно, - протянул он. - С твоим положением можно много чего вытянуть из хатта.

- Я своей верностью не торгую, Тальмонт. Он покраснел, но не успел ответить - подошел бармен.

- Эфант, Валариан ждет тебя, - сообщил он, затем показал рукой на мертвецов, что валялись на полу. - Я обо всем позабочусь.

- Спасибо.

Я повернулся и пошел к выходу.

- Так ты к Валариан? - окликнул меня Тальмонт. - А как же верность? Они с Джаббой на ножах.

- Если интересуешься интригами, иди поговори с Тессеком, - бросил я и понял, что попал в точку, услышав за спиной его удивленное сопение.

Короткий коридорчик вел из бара в казино. Вернее, казино это было одно название; Джабба упреждал все попытки госпожи получить лицензию на занятие игорным бизнесом, поэтому помещение использовалось как столовая. В этот час здесь было пусто.

Раньше это было стильное местечко с голо-графической картой звездного неба на потолке и экзотическими рыбами в стенных аквариумах. Сейчас дисплей был выключен, большая часть ниш опустела, голые столы были накрыты ветхими скатертями. В тусклом свете ламп помещение имело вид унылый и заброшенный.

Через дверь в стене я вошел в маленькую приемную. Венуттон, взвинченный костлявый человек, работавший у Валариан секретарем, провел меня в ее офис.

Это было абсолютно голое место. Госпожа не жаловала бесполезных украшений. Сама она восседала за большим столом в центре комнаты.

Госпожа Валариан была хорошенькой молодой випхидкой... а, к ситху! Я хочу сказать, она просто была очень молода для особы, которая управляет такой огромной организацией. Но кто ее видел, тот переставал удивляться. Госпожа была огромна. Ее массивная туша едва помещалась в кресле, являясь главной достопримечательностью в комнате. Клыкастое лицо и горящие глаза придавали ей свирепый вид.

Лицо у нее было весьма большое, почти как у меня. Наверное, именно поэтому она испытывала ко мне что-то вроде симпатии. Впрочем, ее скорее интересовали мои связи.

- Привет, госпожа Ви, - поздоровался я. - Как делишки?

- Паскудно, как всегда, - прорычала она. - Давай не будем терять время на обмен любезностями. Итак, ты все обдумал?

- Нечего тут думать, - отрезал я. - Ты и так знаешь, что я скажу.

- Я не могу поверить, что ты остаешься на стороне этой гниющей кучи дерьма! После всего, что я тебе предложила!

- Извини, но это так.

- Я расскажу тебе, как оно на самом деле! - прошипела госпожа, поднимаясь с места. Она медленно пошла на меня, дрожа от ярости. - Хатт блокирует каждый мой шаг. Он подрывает мой бизнес, напускает на меня легавых, сманивает моих клиентов, выкачивает из меня деньги всеми способами!

Она остановилась буквально в нескольких сантиметрах от меня, угрожающе смотря мне в глаза. Госпожа была ростом с меня, но намного толше, поэтому ее действительно следовало остерегаться.

- Я полагала, что у меня наконец появился союзник, а он, оказывается, против меня. Мне это не нравится, Мон!

Не сдвинувшись с места, я холодно ответил: - Я не собирался с тобой цапаться, Валари-ан. Я думал, мы друзья.

Видя, что меня не запугать, она вздохнула и отступила на шаг, оставив угрожающий тон.

- Ладно, ты прав, - покорно согласилась она. - Я не стану тебя перевербовывать. Но все-таки подумай, - теперь она пыталась давить на логику. - Ему скоро конец. Ты не можешь этого отрицать. Его вот-вот свалят-если не я, то кто-то другой.

- Думаешь, я не знаю? - сказал я. - Я уже разнюхал, что Тессек что-то замышляет, а Рие-Ииес и еще кое-кто ему помогают. И я уверен почти на все сто, что Тальмонт тоже в этом замешан. Я стараюсь вычислять заговоры и предупреждать о них Джаббу, но вычислить их все я не могу.

- Тогда почему бы тебе не уйти от него? - игриво молвила она, положив руку мне на плечо. - Мы могли бы стать отличной парой, ты и я. Мы же похожи, не правда ли? Мы оба пробились наверх из ниоткуда.

- Может, ты из ниоткуда, - отвечал я, - но у меня было прошлое. - Ее слова вновь вызвали старые воспоминания, и я увидел обширные, залитые солнечным светом пастбища далекой-далекой планеты. - Да. было. У меня было прошлое. Может, и простое, но зато чистое, открытое и честное. Забавно, но я за все эти годы ни разу о нем не вспомнил. Но сегодня вот уже второй раз...

- Что? - спросила госпожа. Она убрала руку и отошла еще на шаг, вопросительно глядя на меня.

Я поймал себя на том, что малость замечтался.

- А... ничего, - немного резковато ответил я. - Пожалуйста, Валариан, поверь мне. Меня с Джаббой связывает дружба, которую не разорвать ни деньгами, ни обещаниями.

Госпожа твердо посмотрела мне в глаза и по-нимаюше кивнула.

- Ну что ж, - улыбнулась она. - По идее, ты теперь мой враг, но я не могу назвать тебя врагом. Я на тебя не в обиде.

Я тоже улыбнулся: - И я. Тогда я пойду, наверное. Уже час как я улетел.

Я двинулся к выходу.

- Помни, - крикнула она мне вслед, - если переживешь все это, для тебя всегда найдется место в моей организации.

Когда я вошел обратно в холл, как раз явилась бригада божедомов, чтобы забрать трупы. Таль-монт все еше сидел за своим столом; он злобно покосился на меня, когда я проходил мимо - видимо, был чем-то обеспокоен.

Когда я прилетел во дворец, оба солнца уже стояли в зените. Войдя в тронный зал, я застал там некоторый переполох. Похоже, я пропустил самое веселье!

Часть истории я уже услышал от Барады в гараже. О том, что тот парень в черном был в сговоре еше с кем-то и они хотели спасти Хэна Соло. Он заявил, что он джедай по имени Скайуокер, и угрожал хатту расправой. Его бросили в пещеру, где он убил ранкора Малакили. Теперь он прохлаждался в тюрьме вместе с Соло и тем вуки, которого привели накануне. Скоро их всех посадят на баржу и отвезут к Великому провалу Каркун.

Я двинулся к трону, расталкивая возбужденную толпу. Джабба как ни в чем не бывало посасывал кальян; время от времени он по-хозяйски дергал цепь, на которой сидела пленница, заменившая бедную Оулу. На полпути меня перехватил Тессек, один из самых двуличных помощников хатта.

Куаррен явно нервничал - это было видно по непрерывному подергиванию щупальцев на его голове. Он увлек меня в сторонку и быстро прошептал: - Ты слыхал, что случилось?

- Мне все рассказали.

- Все? - переспросил он. - Держу пари, что не все!

Он еще больше понизил голос и произнес за-говоршицким тоном: - Я навел справки насчет этого Скайуокера. Он действительно рыцарь-джедай.

Я был, конечно, заинтригован, но виду не подал.

- Ну и что с того?

- Это еше не все. У меня есть контакты. Я заглянул в список лиц, разыскиваемых Империей. Там все наши «гости» в полном составе, даже дроиды! И они числятся среди самых опасных преступников.

- Опасных для Империи.

- Я думаю, и для нас тоже. Они взорвали Звезду Смерти! Этот Скайуокер дрался с Дартом Вейдером и остался жив! Почему они явились сюда и так легко дали себя поймать? Не иначе как с какой-то целью.

- Какой целью?

- Убить Джаббу. Я думаю... Ах ты!

Он заметил, что рядом ошивается этот несчастный паразит, Салациус Крамб, и пнул его ногой. Крамб громко взвизгнул и отскочил.

- Грязная тварь, - презрительно сказал Тессек. - Шпионит за мной! Так или иначе, я уверен, что Альянс что-то задумал. Я не сомневаюсь, что они ждут в засаде и нападут на нас, когда мы будем наиболее уязвимы.

- По-твоему, это все для того, - чтобы добраться до хатта?-спросил я. В это верилось с трудом.

- Именно. И я хочу, чтобы ты предупредил Джаббу. Он тебя послушает. Ты к нему ближе всех; может даже, ты его единственный друг. Ты должен все ему рассказать.

Увидев, что Крамб продолжает внимательно слушать, сидя в полной безопасности на люстре, Тессек умолк и поплыл прочь. Я непроизвольно двинулся за ним, погруженный в глубокие раздумья.

Его история показалась мне совершенно неправдоподобной, и я не сомневался, что он сам что-то замышляет. И тем не менее в этом черном парне было что-то необычное. Какая-то сила. Я решил, что нужно самому поговорить с этим Скайуокером. Прежде чем идти к Джаб-бе, я схожу к нашему «рыцарю-джедаю».

В нижнем коридоре, что вел в подземелье, я налетел на Рие-Йиеса-третьеразрядного фокусника, иногда убийцу и главного местного хулигана и дебошира. Как обычно, от трехглазого грана несло перегаром, но, приняв на грудь, он не стал более дружелюбным. Что он здесь делает 6 такое время? подумал я. В свою очередь Рие-Ииес тоже явно не обрадовался, увидев меня.

- Че те здесь надо, а?-грозно спросил он, придвинув ко мне свою бессмысленную скотскую морду.

Я оттолкнул его и пошел дальше.

- Иду к заключенным, - ответил я, обойдя его. - Кстати, это еше и для твоего приятеля Тессека.

Он догнал меня и резко развернул, дернув за руку.

- Какого еше при... приятеля? - произнес он, с трудом ворочая языком. - Ты че знаешь?

- А что? - спросил я. - Что я должен знать?

- Ты это... не того! - обозлился пьяный гран. - Ты знаешь! А ну... ик!... а ну, говори, а то... ик!.. а то гпа ка-ак...

Он потянулся за бластером. Я выбросил вперед ладонь и ударил его в грудь; Рие-Ииес отлетел к стене. Он так набрался, что мог только бес-помошно дрыгать ногами. Я крепко ухватил его за горло.

- Нет, это ты сейчас будешь говорить, - сказал я как можно более свирепо. - Хватит ходить вокруг да около. Что задумал Тессек?

- Иди... ты... - задушенно просипел он. Я придавил его сильнее.

- Отвечай, или раздавлю на месте!

Его грудная клетка начала трещать. Гран сделал судорожный вдох, все три его глаза заметались по сторонам.

- Ладно! Ладно! перепуганно сказал он - у Тессека есть... план! Он сговорился... с Империей! Они готовят... рейд!

Его дыхание прервалось, и он обвис. Я убрал руку. Рие-Йиес без сознания свалился на пол.

Итак, заговор все же существовал! И в него была замешана Империя. Да, Джаббу нужно было предупредить. Но сперва я решил удовлетворить свое любопытство и посмотреть на этого «джедая».

Спустившись в подземелье, я знаком велел стражнику отойти в сторону и открыл зарешеченное окошко в двери камеры. Все три пленника сгрудились в дальнем углу. Пойманный вуки хлопотал вокруг все еще не оправившегося Хэна Соло, а рядом стоял белокурый человек, одетый в черное.

Парень в черном тотчас подошел к двери и посмотрел на меня через маленькое окошко.

- Ты тот, кого зовут Скайуокер, - сказал я. Он кивнул.

- А ты... ты друг Джаббы. - Он произнес это так спокойно, как будто здесь ему был курорт.

- Я Эфант Мон. Один из его... помощников. Он покачал головой: - Ты не просто помощник. Я чувствую это. Ты его искренний друг, а он твой.

- Неплохой телепатический трюк, - потрясенно пробормотал я. - Видно, ты и впрямь джедай.

Он проигнорировал мое замечание.

- Поговори с ним, - серьезно произнес он. - Он тебя послушает. Он поверит.

- Поверит во что?

- Он в опасности. Мон, ты еще можешь его спасти. Если ты друг Джаббы, убеди его отпустить нас. Мы не желаем ему зла, но если он попытается причинить зло нам, у меня не останется выбора.

- Значит, вы собираетесь его убить, - сказал я. - И с чьей же помощью?

- Ни с чьей, - ответил он. - Мы сами. Хотя это казалось невозможным, я поймал себя на том, что верю ему. Я ничего не мог с собой поделать. Я знал: он сделает, что сказал, - его холодный голос и уверенный взгляд не оставляли сомнений. Впрочем, это не значило, что я купился.

- Может, это тебе и по силам. Может, нет, - уклончиво ответил я. - Не в этом суть. Даже я не смогу уговорить Джаббу отпустить вас, если ему этого не хочется. Это невозможно. Я...

Вдруг он просунул в отверстие одну руку • - так быстро, что я не успел среагировать. Он схватил меня за плечо и слегка приподнял, в то время как его взгляд встретился с моим. Я не мог вырваться; я чувствовал, что его испытующий взгляд парализует меня. Если бы он хотел меня убить, он бы сделал это без труда.

Но он хотел не этого.

Мне почудилось, будто из него на меня изливается некий поток энергии, омывая все мое тело. В памяти одновременно ожили давным-давно забытые образы. Словно перед утопающим, передо мной проносились картины моей прошлой жизни. Я вспомнил свое детство в отцовском клане. Вспомнил юность, прошедшую на обширных равнинах родной планеты. Я будто снова пережил то сказочно прекрасное время, когда были чистое небо и яркие закаты, свобода и простор, семья и друзья и нехитрый кодекс чести. Я видел - все это было, и все это я покинул. Видение сияло передо мной, словно образ рая.

Джедай убрал руку, отвел глаза, и картины прошлого погасли. Я моргнул и увидел перед собой темный сырой коридор и тюремные решетки. Я снова был в отвратительном подземелье, в логове хатта.

- Ты не злой, - сказал Скайуокер. - Ты не такой, как Джабба. Я чувствую в тебе добро. Ты просто слишком далеко ушел от него и заблудился. Вернись обратно. Помоги нам. Спаси Джаббу.

- Я... Я могу попробовать, - пробормотал я. - Я попробую. Но все равно я не думаю, что он меня послушает.

- Понимаю, - тихо молвил Скайуокер. - Но я не хочу, чтобы ты сгинул вместе с остальными. У тебя остается шанс, если ты захочешь им воспользоваться. Если не сможешь нас освободить, не оставайся у Джаббы. Уходи отсюда. Найди снова настоящую жизнь. И да пребудет с тобой Сила, друг.

Он повернулся и пошел к своим товарищам.

Я побрел обратно, потрясенный до глубины души. Мой образ жизни как-то никогда не вызывал у меня вопросов или сомнений; я просто пер напролом, и все. Но разговор с джедаем раскрыл мне глаза. И мне совсем не понравилось то, что я увидел.

Возвращаясь наверх, я обратил внимание, что Рие-Ииес куда-то пропал. Но мне больше не было дела ни до него, ни до Тессека, ни до других. Мне нужно было с кем-нибудь поговорить.

Я отправился на большую посадочную площадку, расположенную непосредственно за тронным залом. Там была стоянка для баржи Джаббы, специально приспособленной под Жирнотелого. Я знал, что застану там Бараду, занятого проверкой двигателя баржи, которая должна была отправиться в путешествие к Великому провалу Каркун.

Когда я подошел, клатуинец сразу прервал работу. Должно быть, по моему лицу он понял: что-то не так.

- Что стряслось? - спросил он.

- Это трудно объяснить, - честно ответил я, усаживаясь на старое корыто. - Многое изменилось.

Он присел рядом со мной.

- Изменилось?

- Я разговаривал с джедаем. Барада, я понял, что Джабба делает ошибку. Он натворил много дел, и большинство были неправильными, но сейчас все будет по-другому. На этот раз я его остановлю.

- Остановишь? Барада покачал головой. - По-моему, даже ты не сможешь его остановить. Он очень зол на эту бригаду, что пыталась спереть Соло. Они хотели его надуть.

- Знаю. Но если я его не остановлю, как раз ему и всыпят, Я так думаю.

- Чего? - недоверчиво спросил Барада. - Кто всыпет?

- Тессек уверяет, что за этим стоит Альянс. Он хотел, чтобы я передал это Джаббе, - скорее всего, думал прикрыть собственные махинации. Но его шутка выйдет ему боком. Из Альянса больше никто не придет, но Джабба сейчас в большей опасности, чем Тессек может себе вообразить.

- И все из-за этого ребенка и его друзей? Быть того не может.

- Может, - упрямо возразил я. - И это я тоже намерен сказать Джаббе.

- Ему это вряд ли понравится, - предупредил Барада. - Ты знаешь, какой он бывает. Если он подумает, что ты ему перечишь, то возьмет и бросит тебя сарлакку заодно с ними.

- Ладно, ладно, - сказал я. - Я мог бы просто оставить все как есть и идти спасать свою шкуру. Но я слишком многим ему обязан.

- Настолько обязан, что готов рискнуть жизнью?

- Почему бы и нет? Он однажды рискнул своей ради меня.

- Да? - с интересом спросил Барада. - И как же?

Раньше я никому об этом не рассказывал, но сейчас не видел причин таиться.

- Ну, слушай. Мы с ним когда-то были партнерами в одной маленькой операции по перевозке оружия, это было вскоре после того, как я завязал с наемной службой. Мы собирались обчистить имперский склад оружия и продать его тому, кто больше заплатит. Склад находился на луне Глакка, большом таком куске льда. Мы как раз выгружали оружие, когда явились имперские головорезы. Нас сдал один из бригады Джаббы. Кто-то успел разбежаться, остальных быстро перебили. Но мы с Джаббой дали им прикурить! Он тогда не был такой жирный, но быстрый, ловкий и сильный. Никогда не видел лучшего бойца-кроме, может, себя самого. Значит, мы закрепились и стали отбиваться от всей той толпы. Они подошли так близко, что я буквально чувствовал их запах. По ходу дела я застрелил нескольких, которые подобрались к самому хатту. В конце концов остались только мы вдвоем - израненные, но живые. После этого нас решила добить погода. Когда наступила ночь, температура упала почти до абсолютного нуля. Я был ранен тяжелее, чем Джабба, и не так хорошо защишен от стужи, и он спас меня, закрыв своим телом. Ночь я провел не слишком приятно, но зато не превратился в ледышку. К утру он сам едва не околел. Мы спаслись с той каменюки лишь потому, что остальные из нашей бригады, которым удалось сбежать, вернулись и нашли нас.

- Чтоб мне застрелиться, - восхищенно сказал Барада. - А я-то всегда думал - почему ты все торчишь здесь, а не пойдешь искать себе работу где-нибудь еще?

- Теперь знаешь. С тех пор я плачу долг, прикрывая хатту хвост и вычисляя заговоры против него. Я отправил к ранкору и сарлакку столько дураков и подонков, что не сосчитать. Но на этот раз я не с ним.

- Все равно я думаю, что это ошибка, - сказал Барада. - По мне, ты уже сполна расплатился с боссом, причем с процентами. Ты больше ничего ему не должен.

- Все не так просто, - ответил я. - Видишь ли, я пришел к выводу, что больше не хочу во всем этом участвовать. После разговора с джедаем я как будто переродился. Словно бы ожило то, что я давно считал мертвым. - Я попытался все ему объяснить, но эта вторая причина не была еще ясна даже мне самому. - Мой народ, жители Винсио-та, - охотники и фермеры. Они живут в единении со своей землей, с природой. Они верят, что во всем живом обитает некая сила, и они поклоняются этой силе. Но я был слишком умный. Я считал, что эта простая жизнь недостойна меня. Я желал большего. Когда я подался в наемники и стал колесить по всей Галактике, я думал, что с прошлой жизнью покончено. Но она осталась внутри меня, Барада! Я понял, что не могу больше ее игнорировать. И эта «Сила» джедаев, она... не иначе как это та самая, моя сила. Я не могу просто взять и стереть все это. Не могу, и все!

Он внимательно меня выслушал, вздохнул и покачал головой.

- Извини, дружище. Мне не понять. Для меня это все равно что верпинская грамота. - Он встал. - Делай что хочешь. Но я думаю, что ты сумасшедший.

С этими словами Барада двинулся восвояси.

- Ты куда? - крикнул я ему вдогонку.

- Работать, куда ж еще? Мы отправляемся к провалу меньше чем через час. Надеюсь, ты полетишь с нами как пассажир, а не в качестве заключенный.

Я все еще раздумывал, что мне делать, когда проснулась челядь Джаббы и приступила к загрузке баржи. Когда они сами полезли на борт, я принял решение. Я призвал всю свою храбрость и приблизился к хатту, который ехал на репуль-сорных санях к посадочному трапу, волоча за собой свою новую игрушку - пленную женщину па длинной цепи.

- Мой старый друг, тебя что-то тревожит, - пророкотал он.

- Тревожит, Джабба, - ответил я. - Пожалуйста, не делай этого.

- Этого? - поражение переспросил он и остановил сани. - Ты имеешь в виду - пощадить этих мерзавцев, которые посмели меня обмануть?

- Именно. Скайуокер - джедай.

Я заметил, что в этот момент женщина бросила на меня быстрый взгляд. Она с интересом прислушивалась к разговору.

- Никакой он не джедай, - заявил Биб Фортуна, который, как обычно, сшивался неподалеку.

А Салациус Крамб, восседавший на кончике хвоста Джаббы, повторил визгливым надтреснутым голоском: «Не джедай! Не джедай!» - Джабба, ты не прав, - не отступал я. - Ты должен отпустить его. Отпусти их всех.

- Мне кажется, Мон что-то замышляет, - сказал Фортуна, подозрительно косясь на меня. - Джабба, я думаю, он заодно с ними.

- Я пытаюсь спасти твою жизнь, Джабба! - возразил я. - Ты знаешь, что здесь нет никого вернее меня. Ты знаешь, что я всегда предупреждал тебя об опасности. Я могу хоть сейчас назвать тебе очередной заговор! Но все это не важно. Ни Тессек, ни Валариан, ни даже Империя - все это не важно. Важно только одно. Это нечто больше, чем все мы, Джабба. Это Великая сила.

- Нам нет дела до этой дурацкой религии! - презрительно воскликнул Фортуна. - Могучий Джабба не боится ничего, и рыцарей-джедаев тоже!

- Он прав, Эфант, - согласился хатт. - Джабба сказал свое слово. Они должны умереть.

- В таком случае... я не могу лететь с вами, - с усилием сказал я. - Я не хочу в этом участвовать.

- Так ты бросаешь мне вызов? - проревел Джабба. - Я могу убить тебя за это.

- Я знаю.

Я твердо посмотрел ему в глаза.

- Я должен был бы тебя убить, - пророкотал хатт, - но наша давняя дружба не дает мне это сделать. Эта дружба спасает тебе жизнь, но на этом все. Я считал тебя своим искренним другом, Эфант Мон. Теперь этой дружбе конец.

- Не тебе говорить, конец или не конец, - отпарировал я. - Это мне решать. Барада прав. Я отплатил тебе долг сторицей.

- Отплатил? - повторил Джабба, и в его грохочущем голосе послышалась нотка сожаления. - Значит, для тебя это был не более чем долг. Мне очень жаль.

Я был готов поклясться, что это сожаление было искренним, как и в том, что я никогда раньше не слышал этого от хатта.

Он отвернулся от меня и поплыл на баржу; свита последовала за ним. Женщина продолжала ошеломленно смотреть на меня, пока хозяин рывком цепи не заставил ее идти за ним.

- Это был более чем долг, - произнес я, но мой тихий голос никто не услышал. - Прошай, старый друг.

Джабба и прочие исчезли внутри баржи. Следом за ними появилась свора гаморреанских стражников, пинками гнавших перед собой Скайуокера, Хэна Соло и остальных.

Когда джедай взошел на трап, меня вдруг охватила тревога. Разве у этого парня и его друзей есть хоть один шанс против головорезов Джаббы?

Должно быть, джедай уловил мои чувства, потому что в этот миг он повернул ко мне лицо и улыбнулся спокойной, уверенной улыбкой. Он как будто говорил мне: не бойся за меня.

Когда все они взошли на баржу, я задумался о том, что делать дальше. Я знал, что для меня найдется местечко в организации Валариан. Но почему-то считал, что это неправильно.

Баржа взмыла в воздух на репульсорах, подняв облако пыли. Она развернулась и поплыла вперед, быстро превратившись в точку на серо-коричневом фоне бесконечной татуинскои пустыни.

Перед моими глазами возник другой, зеленый пейзаж. Я понял, куда ведет моя дорога. Все стало совершенно ясно.

Мне было пора домой.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
История гаморреанца-охранника | История Рие-Йиеса
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.052 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты