Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 1. Дантуинские развалины




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  7. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  8. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  9. ГЛАВА 01
  10. ГЛАВА 06

Дантуинские развалины

Вероника Уитни-Робинсон, Хейден Блекман

 

The Ruins Of Dantooine

Veronica Whitney-Robinson with Haden Blackman

 

Перевод: Пётр Воронин aka Fidelis

Литературный редактор : ComO’K

 

Книжная адаптация известной онлайновой игры.

Пролог

 

Из-за измороси холмы казались объяты туманом. Тишину вечера нарушали только капли дождя да редкие крики пеко-пеко - крупного синекожего рептавия. Его жалобные вопли разносились над озером и обрывались так же резко, как и начинались.

«Бивневые кошки вышли на охоту», - подумал про себя следователь Лоум Редж и улыбнулся, представив, как гладкие жёлто-коричневые звери кружат вокруг «Прибежища». Пеко-пеко были не единственным объектом охоты для хищников, а годились разве что на закуску.

Закутавшись в плащ, он одиноко стоял на каменном балконе, с которого открывался великолепный вид на тихое озеро и окружающие холмы, и смотрел, как в последние минуты заката солнце на мгновение окрашивает мир в розовые тона. Как только светящийся шар скрылся за горизонтом, небо приобрело сероватые оттенки от грязно-белого до стального. Цвета наслаивались друг на друга, и уже трудно было разобрать, где начинался один и заканчивался другой. А потом пошёл дождь.

Бросив взгляд на мерцающую огнями Моэнию на востоке, Редж вернулся внутрь и недовольно отряхнул одежду, как будто внезапный дождь его запачкал. Зачесав назад пышную русую шевелюру, он выпрямил спину.

Никто не знал возраста Реджа, и ему это нравилось. У Империи было много тайн, и ему хотелось сохранить как можно больше из них.

Следователь Лоум Редж был одним из счастливчиков, которые получают от своей работы огромное удовольствие. Своё дело он знал хорошо: находить особей, чувствительных к Силе, пытать их и уничтожать - вот что было его главнейшей задачей и одновременно источником величайшего наслаждения. При этом Редж всегда выглядел так, как будто рядом кто-то травил свежие анекдоты. Такое извращённое счастье оставило следы на его лице - тончайшие морщинки в уголках мутных глаз. Других морщин у него не было, и ему с равным успехом можно было дать и тридцать лет, и все пятьдесят.

Удовлетворившись своим внешним видом, Редж вышел в вестибюль и тихо пошагал по плюшевому, отороченному золотом, красно-коричневому ковру, который был настолько мягким, что Редж едва услышал, как мимо его ног пронёсся MSE-6. В «Прибежище Императора» было полно этих маленьких чёрных прямоугольных дроидов - как и на имперских кораблях и наземных базах по всей галактике. Когда компания «Ребаксан Коламни» столкнулась с неотвратимостью банкротства, она предложила Империи выгодную сделку на производство миллионов таких дроидов по сниженной цене. Поскольку на флоте тогда дроидов не хватало, Империя согласилась. Теперь эти маленькие машинки ползали по всей Империи.



Дроид остановился в нескольких футах перед следователем, схватился за ковёр тяжелым манипулятором и принялся яростно оттирать еле видное пятно на бежевой мраморной стене. Редж посмотрел, как дроид полирует и без того блестящую поверхность, приподнял полы плаща и прошёл мимо. Машинка чем-то напомнила ему небольшого вермина, и это ему не понравилось.

В коридоре больше никого не было, и Редж продолжал наслаждаться тишиной роскошного «Прибежища» императора Палпатина на Набу. Родная планета Императора была спокойной и зелёной, покрытой обширными болотами, равнинами и поросшими растительностью холмами. Окружающий пейзаж действовал успокаивающе. Редж понимал, что именно поэтому император Палпатин выбрал это место для строительства «Прибежища», а отнюдь не из сентиментальных чувств к родной планете. Уже побывав в Тиде, Моэнии, Каадаре, Ди'жа Пике и большинстве небольших городков на относительно спокойных планетах, следователь Редж ещё не забирался в течения и каналы, испещрившие внутреннее ядро Набу. Из достоверных источников он знал, что можно совершить кругосветное путешествие, не высовывая голову из воды. Вообще-то ему полагалось изучить эти проходы самому или послать надёжного человека. Откуда знать, что или кто там скрывается? Набу могла приютить не только художников и архитекторов, но и многих других, не столь желательных личностей.



Насколько было известно Реджу, с момента основания «Прибежища» Император почти не встречал на планете проблем и не сталкивался с Сопротивлением. Редж удостоверился в этом лично. Королева Киланта доказала свою верность присяге Палпатину - однако следователя беспокоило, что она не распустила Королевский Совет Набу и не спешила изменить принцип избираемости правительства. Если она действительно верна Императору, то почему не упразднит эти воспоминания о старой администрации? Или дело в её тщеславии и желании сохранить титул, пусть ставший уже пустым звуком? Или тут нечто большее? Вот какие вопросы донимали следователя тёмными вечерами.

Свернув за угол, Редж подошёл ко входу в куполообразную парадную, похожую на пещеру и настолько просторную, что здесь могли спокойно разместиться несколько гарнизонов. Как и ведущий к ней вестибюль, парадная была отделана розово-бежевым мрамором. Со стен и потолка свисали красно-коричневые полотнища, отороченные золотом, как и ковры, устилающие многочисленные вестибюли в «Прибежище». Цилиндрические золотистые лампы отбрасывали блестящие лужицы света на полированные полы. У задней стены стояли два личных стражника Императора, полностью облачённые в красное. Они охраняли дверь, которая вела в личные покои Императора. Будто мстительные духи, стражники стояли по стойке смирно, не двигая ни единым мускулом. Однако нельзя сказать, что в парадной было спокойно.



У кривой стены рядом с небольшим компьютерным терминалом стояло двое штурмовиков. В отличие от Реджа, они полностью расслабились: один облокотился о стену, что было весьма непросто в блестящих белых доспехах, а его товарищ тоже стоял едва ли по-армейски подтянуто. Они не видели Реджа, и не знали, что он стоит у них за спиной. Тихо подойдя сзади, следователь услышал обрывки разговора.

- Говорю тебе, - убеждал тот, что стоял у стены, - если они ещё не начали строить новую, они не будут её строить вообще.

- Прошёл всего год, - отвечал другой. Послышались помехи - его передатчик явно нуждался в ремонте. - Такую громадину быстро не отремонтировать.

- Да говорю же, - настаивал первый, - раз они ещё не отремонтировали старую «Звезду смерти» и не построили новую, они уже не будут. А это кое о чём говорит.

- Ты на что намекаешь? - спросил товарищ. Даже Редж заметил беспокойство в его голосе, прошедшем электронные фильтры.

Первый штурмовик слегка сменил позу.

- Ходят слухи, что Сопротивление растёт и крепнет. Если им удалось уничтожить такое оружие, как «Звезда смерти», их силе можно только позавидовать. Кажется, Император это от нас скрывает, - он заговорил удивительно тихо для своего передатчика. - Наверное, он многое скрывает.

- За такие слова тебя расстреляют, - предупредил товарищ.

- Или хуже, - мягко добавил Редж.

Штурмовики резко обернулись, явно застигнутые врасплох. Редж обожал такие моменты: вывести противника из равновесия и нанести удар пока тот не пришел в себя.

- Сэр, я: я не знал, что вы здесь, - заикался первый.

- Понятное дело, - ответил Редж, наслаждаясь замешательством штурмовика. Он решил помолчать, чтобы солдат ещё понервничал и попытался выбраться из вырытой себе же ямы.

- Сэр, я совсем не собирался дезертировать. Я лишь пытался объяснить своё беспокойство насчёт:

- Не надо ничего мне объяснять, - холодно прервал его Редж. - Я и сам прекрасно знаю, что ты пытался объяснить своему «товарищу», - он кивнул на второго штурмовика. - Ты считаешь, что Император от вас что-то скрывает, держит вас в неведении, так?

- Я просто.

- Ты «просто» ничего, - мрачно предупредил его Редж, резко утратив мнимое простодушие. - Как и всем нам, тебе должно быть известно только то, что тебе должно быть известно. Служить Императору значит полностью доверять ему и не задавать лишних вопросов.

Штурмовики молчали. Следователь понимал, что они слишком напуганы. От их страха ему становилось теплее на душе. Уголки губ растягивались в улыбке. Он слегка расслабился.

- Но, в каком-то смысле, ты прав, - снисходительно заметил он.

- Сэр? - переспросил второй солдат. Редж догадался, что они ищут хоть какого-то оправдания.

- Война ещё далека от завершения, - согласился он. - У нас есть сила и мощь, чтобы сокрушить повстанцев, - это очевидно. Но повстанцы хитры. Как крылатые роулы, они спрятались, свив гнёзда и вырыв норы в высших эшелонах власти. Только когда мы вычистим этих предателей из своих рядов, наша победа будет окончательной, - проговорил Редж, охваченный внезапным порывом.

Но не успел он закончить, как почувствовал едва уловимое изменение давления воздуха в парадной. Руки покрылись гусиной кожей. Редж понял, что двери в покои Императора открылись.

Он отвернулся от штурмовиков (сейчас уже стало не до них) и увидел, как чёрная фигура отделилась от непроницаемой тени в проходе и двинулась вперёд. У Реджа похолодело в животе, а голова закружилась. Следователь чувствовал Силу и оказался подавлен той мощью, которую испускал идущий к нему человек.

Гигантская фигура была с головы до ног покрыта чёрной бронёй. На грудной пластине какие-то устройства мигали синим и красным в такт дыханию и сердцебиению. Лицо скрывалось под причудливым шлемом с дыхательной маской, напоминающей череп тёмного бога. Стремительно, но не торопливо, он двигался к следователю. За спиной развевалась чёрная мантия. Ещё никогда он так не походил на хищную птицу.

Краем глаза Редж заметил, как штурмовики ещё сильнее вытянулись по стойке смирно, чем при нём. Больше он ничего не замечал, так как грациозно преклонил колено в раболепном поклоне.

- Лорд Вейдер, - прошептал он с должным почтением.

- Встаньте, следователь, - приказал лорд Вейдер низким зычным голосом, отдающим характерным искусственным дыханием. - Встаньте и следуйте за мной.

Редж так же грациозно поднялся, борясь с желанием отряхнуть плащ, чтобы не показаться пижоном в глазах Тёмного Повелителя ситхов. Он вытянулся по струнке, но двухметровый Лорд ситхов всё равно смотрел на него сверху вниз. Прежде чем последовать за Вейдером, Редж повернулся к двум солдатам.

- У вас было достаточно времени на размышления, поэтому я переведу вас в какое-нибудь место, где вам будет: интереснее, - сказал он им. - Наверное, куда-нибудь в систему Хот, - он начал раздумывать вслух. - Пока ещё мы направили туда недостаточно много спутников. Доложите командиру гарнизона о новом приказе. Ваша служба здесь завершена, - с этими словами Редж развернулся и пошёл за лордом Вейдером, размышляя, в какую бы дыру похуже их действительно отправить.

После некоторого времени неприятного для него молчания, Редж обратился к тёмной тени:

- Да, милорд?

- Император желает знать, насколько вы продвинулись вперёд, - прогремел лорд Вейдер.

Редж с трудом удержал равновесие. Тёмная Сила накатывала от Вейдера сокрушающими волнами.

- Следователь? - вопрошал искажённый голос, но Редж понимал, что тот не будет повторять вопрос дважды.

- Милорд, - начал он, - я понимаю всю серьёзность задачи.

- Правда? Какое счастье! - ответил Вейдер. Реджу показалось, что в голос Повелителя ситхов закралась издёвка.

- Я лишь хочу сказать, лорд Вейдер, что полностью понимаю свою роль во всём этом.

- Неужели, следователь?

Они дошли до другого вестибюля. В парадной слышалось только искусственное дыхание Вейдера. Редж вдруг растерялся. Только Дарт Вейдер мог так на него действовать.

- Вы действительно понимаете, что может произойти, если голохрон опять попадёт к повстанцам? - как бы между прочим продолжал Повелитель ситхов.

- Да, милорд, кажется, я понимаю, чем это грозит, - сглотнул Редж. - Если они получат это устройство со списком высокопоставленных сочувствующих Сопротивлению и задействуют этих шпионов, Империя может развалиться изнутри.

Вейдер мрачно посмотрел на него и угрожающе ткнул в следователя пальцем в чёрной перчатке.

- И что же делаете по этому поводу вы? - спросил он.

- Лорд Вейдер, пока мы с вами говорим, мой лучший оперативник разыскивает голохрон. Я несколько лет тренировал его. Вряд ли кто-то лучше подходит для такого задания. Неудачи не будет, - пообещал он, едва скрывая дрожь в голосе.

Вейдер ещё на секунду остановил на нём взгляд, затем развернулся и пошёл по вестибюлю. Толстые ковры заглушали звук его тяжёлой поступи. Следователь ускорил шаг, чтобы не отставать.

- История «Звезды смерти» больше никогда не повторится, - сказал Вейдер Реджу. Следователь понял, что Повелитель ситхов не делится с ним сведениями, а просто думает вслух. Однако, пользуясь моментом, он не стал прерывать Вейдера. - Сам факт, что план-схемы «Звезды» выскользнули у нас из рук и оказались у этих проклятых повстанцев: - Вейдер остановился и сжал левую руку в кулак.

В то же мгновение Реджу показалось, будто кто-то сжал его сердце. Дыхание участилось, а в глазах заплясали чёрные мухи. Он замедлил шаг, а Вейдер продолжал идти дальше, как бы не замечая, что его спутник отстал. Редж коснулся рукой груди. Ему показалось, что на него забралась фамбаа. В голове шумело. И тут тяжесть исчезла так же внезапно, как и появилась. Он опёрся рукой о мраморную стену, переводя дыхание, и опять потрусил за Вейдером, который даже не думал его ждать.

- Следователь?

- Д-да, Повелитель? - заикался Редж, едва приходя в себя от скрытого нападения Вейдера.

- Говорите, это ваш лучший агент?

- Да, лорд Вейдер, - голос Реджа крепчал с каждым словом. - Он: не провалит задания.

Дарт Вейдер повернулся и опять посмотрел на Реджа.

- Следователь, вам должно быть хорошо известно, что Империя не знает слова <провал>. Советую об этом не забывать, - он опять ткнул пальцем в следователя и свернул налево. Когда он скрылся в коридорах, шипение искусственного дыхания стихло. Только когда Повелитель ситхов исчез из виду, Редж заметил, что почти не дышал. Он медленно перевёл дыхание.

Редж вышел из вестибюля и прошёл в нишу, откуда открывался вид на личный челнок императора и стоящий рядом AT-ST. Следователь прислонился к холодной мраморной стене и вздохнул. Мысли метались между голохроном, оперативником и неприкрытой угрозой Вейдера. Он слишком хорошо понимал, насколько его жизнь зависела от успеха задания. Редж опять вздохнул и уставился в ночь. Дождь усилился.

 

* * *

 

Молодая женщина сидела на земле, обхватив колени руками, и смотрела в чистое ночное небо. Волосы её были заплетены в толстые косы. На первый взгляд, это была самая обычная женщина, одетая в свободную сорочку и штаны защитного цвета, решившая поглядеть на небо после тяжёлого дня. И только взглянув на её лицо, можно было бы разглядеть самообладание и проницательный взгляд мудрых глаз.

Сенатор ныне распущенного правительства и принцесса уничтоженной планеты, Лея Органа ещё не потеряла веры и решимости, хотя её звания уже не значили ничего. Её воля, будто выкованная из прочнейшего металла, служила Лее опорой в тёмные времена, которые часто выпадали на долю Альянса. Ещё не достигнув тридцатилетнего возраста, она была не по годам мудра. Бремя ответственности она несла с достоинством, граничащим с безрассудством. Солдаты и командиры, которые когда-то выполняли её приказы, только удивлялись этой женщине, ни разу не проявившей ни перед кем страха. Лея никогда не теряла уверенности в себе. Она понимала, что это просто непозволительно. Но когда наступала ночь, сомнения и беспокойства иногда завладевали её душой. В такие моменты, если было возможно, она выбиралась наружу подышать свежим воздухом (а не затхлой атмосферой потайной базы или звёздного корабля), коснуться земли и посмотреть на звёзды. Такие прогулки давали ей возможность вновь обрести спокойствие. Она вновь вспоминала, что является частью большего, а в делах должен быть порядок. Ощущение себя частью этого порядка давало ей силы идти дальше.

Обычно она совершала такие вылазки в одиночку. Но недавно всё изменилось.

Лея услыхала едва различимый шорох позади, но не стала доставать пистолет. Она резко пригнулась, закрыла глаза и улыбнулась. Принцесса знала, кто к ней присоединился.

Светловолосый молодой человек присел на корточки рядом. Он был одет так же, как и она. При свете звёзд Лея различила его улыбку - но голубые глаза были уже не такими невинными, как при их первой встрече много месяцев тому назад. В них читалась подавленная грусть и что-то ещё, с каждым днём становившееся сильнее и сильнее. Лея знала, что Люк всё больше познаёт мистический путь джедаев и меняется под действием этого пути.

- Уже поздно, - произнёс он, не спрашивая, почему она вышла из скрытой базы повстанцев. За последние несколько месяцев Лея открыла для себя, что он, как и она, тоже чувствовал необходимость хотя бы ненадолго окунуться в окружающий мир. Тогда её удивило, что она совсем не расценивала его присутствие, как вторжение в личную жизнь, а наоборот, всегда радовалась ему. Иногда они часами сидели и молчали. Их родство в чувствах было новым ощущением для принцессы.

- Знаю, - еле слышно пробормотала она.

- Что тебя сегодня так беспокоит, Лея? - спросил Люк.

Лея вздохнула, не обидевшись на его вопрос. В последнее время она действительно была очень взволнована. Своими страхами она могла поделиться всего с одним человеком на свете, но сейчас он был на задании, далеко от их временной базы на Кореллии. Иногда Лея признавалась себе, что не находит места из-за этого контрабандиста, будто между ними пробегает невидимая искра. Но с Люком она просто чувствовала спокойствие.

- Нам ещё так много предстоит, - выдавила она, стараясь не показывать волнения.

- Но мы уже и многое преодолели, - мягко ответил он. - Уничтожение «Звезды смерти» - уже большая победа.

- Знаю. Это важный успех, источник вдохновения для всего Альянса. В нём воплотились надежды всех тех, кто стоял в нерешительности или страхе. Но это лишь одна победа, и она стоила нам стольких жизней, - устало призналась она.

- Ты права, но Империю ждёт крах, потому что они больше доверяют не людям, а технологиям. Они не понимают, что именно люди решат исход этой войны.

Лея внимательно поглядела на него. На мгновение она разглядела тот же энтузиазм и простодушие, как и при первой встрече, как будто ему под силу покорить всю Империю одной левой. Лея улыбнулась, на душе стало легче.

- Я тоже это понимаю, Люк. Наверное, поэтому меня так тяготит последнее задание.

- Голохрон? - Люк уже знал ответ.

- Да. Имена, хранящиеся в нём, могут помочь склонить чашу весов в нашу сторону. Ты сам сказал, что наша сила в тех, кто работает на общую цель вместе с нами. Если этот список попадёт в руки Империи, это будет означать не только смерть всех тех, кто сочувствует нам, но и наш конец. Насколько нам была нужна помощь изнутри Империи, чтобы уничтожить «Звезду смерти», настолько же нам нужны эти люди и возможность заглянуть с их помощью внутрь Империи.

- Ты же послала одного из своих лучших агентов на его поиски, так? - Люк придвинулся ближе.

- Да, - Лея уже не скрывала своего беспокойства. - Да, я направила ещё одного в пустоту, может быть, на верную гибель. Ещё одного:

Она опустила голову на колени и крепко зажмурилась. Даже рука Люка, который ободряюще обнял её за плечи, не смогла облегчить бремя, которое несла на себе принцесса Альдераана.

 

Глава 1

 

- Куда теперь? - крикнула Даск Мистфлаер, обернувшись к своему коллеге. Она едва слышала себя в шуме толпы.

- Кажется, наши кресла дальше налево, - последовал ответ.

Несколько голов повернулось на необычный голос Тендо Нандона, даже несмотря на шум. Такой голос трудно разобрать, и Даск несколько месяцев приспосабливалась к непривычным звукам его речи.

Нандон был двухметровым иторианцем, которых многие называли «молотоглавы». Его куполообразная голова сидела на длинной кривой шее. Необычность голоса объяснялась тем, что в верхней части шеи у него было два рта вместо одного, поэтому, когда он говорил, появлялся необычный стереоэффект. Не все понимали, когда он говорил на общегалактическом, и уж почти никто его не понимал, когда он переходил на родной язык.

Даск кивнула и обернулась туда, куда он указывал. Смахнув со лба песчано-коричневые волосы, доходившие ей почти до пояса, она выругалась на себя, что не закрепила их на затылке раньше. Даск терпеть не могла суетиться по поводу своей внешности, считая это слишком женской привычкой. Как она поняла, в Империи нельзя быть слишком женственной, поэтому она изо всех сил старалась походить на мужчину. Девушка даже подумывала коротко остричь волосы. В глубине души Даск была уверена, что именно из-за пола ей не дают возможности полностью раскрыть свои способности. Наверное, теперешнее задание было лучшим тому подтверждением.

Конечно, пыталась успокоить она саму себя, её всего несколько месяцев назад перевели в корпус имперских биоинженеров, но всё равно Даск ещё не почувствовала к себе должного уважения.

Вместо этого она оказалась на сравнительно спокойной и красивой планете Набу на каком-то представлении в звероферме, спонсируемой казино. Подумать только! Не совсем то задание, о котором она могла бы мечтать, и Даск подозревала, что ей поручили собрать генетические образцы тканей и сделать записи о поведении дрессированных животных только потому, что её старшие коллеги считали такое занятие ниже своего достоинства. Поскольку всегда можно узнать нечто ценное из поведения пленных животных, Даск могла быть первой, кто бы поспорил об этом, но она подумала, что совершенно не выиграет, если в очередной раз потерпит в споре фиаско.

«Эри» - так называлось новое казино, недавно открывшееся недалеко от Моэнии и уже заявляющее о себе, как о ведущем игорном заведении в галактике. Даск разглядывала толпу ботанов, родианцев, людей, звероторговцев с Кореллии и не могла отделаться от мысли, что собралось действительно много зрителей и эти заявления не столь уж далеки от истины. Рядом с казино воздвигли арену с креслами и импровизированными столами для приёма ставок. Тут были сотни зрителей. Даск видела, что свободных мест практически нет, а позади зрителей толпилось ещё множество зевак. Как имперским учёным, Даск и иторианцу полагались места в первом ряду.

Она заметила впереди два свободных кресла и осторожно направилась к ним. Нандону было неудобно ходить пешком, поэтому она без лишних напоминаний замедлила шаг. Ей не хотелось выглядеть его начальницей, ведь у него свои трудности. Иторианцы проводили большую часть жизни в парящих городах над Итором, никогда не спускаясь на поверхность своей прекрасной планеты, поэтому большинство чувствовало себя комфортно только на кораблях и других искусственных постройках. Более смелые представители их расы отправлялись в путешествия. Тендо Нандон был одним из таких первопроходцев, но от этого ему не становилось удобнее.

Даск ещё только начала знакомиться с особенностями расы иторианцев, однако уже имела представление, насколько те почитают природу. Они просто боготворили свою планету, называли её «Мать-Джунгли». Если учесть, насколько они уважали экологию родной планеты, неудивительно, что многие из них становились биологами или биоинженерами под впечатлением многообразных форм жизни. И Нандон был одним из лучших биологов, которого знала Даск. Единственная причина, почему она ещё мирилась с теперешним заданием, заключалась в том, что он, в отличие от всех остальных, захотел отправиться вместе с ней.

Даск не приходило в голову, насколько необычно они смотрелись вместе даже среди разномастных зрителей у арены. На человеческую голову ниже Нандона, Даск была стройной девушкой, скрывавшей свою худощавую фигуру в свободных штанах и куртке, которая была велика ей на несколько размеров. Нандон неодобрительно щёлкнул при виде её одежды. Он тоже признавал, что представление на ферме - не столь важное событие, но всё равно надел накидку, которую хранил для торжественных случаев. Он попросил её надеть что-нибудь поофициальнее. Даск сказала, что платьев в её гардеробе не наблюдается, и захихикала при виде его удивления.

- А зачем они мне нужны? - спросила она, сверкнув серыми глазами. - Разве в них можно бегать или лазить по деревьям?

- Они не для этого предназначены, - возразил он.

- Ты тоже сейчас не в платье, хотя эта накидка красиво оттеняет твою серебристую кожу, - сказала она, и оба засмеялись.

Она опять порадовалась, что среди безразличных коллег у неё оказался союзник. Но даже несмотря на дружбу с иторианцем Даск чувствовала себя чужой в стерильных лабораториях.

- Вот и пришли, - она села, стараясь скрыть разочарование.

- Могло быть и хуже, - оптимистично заметил Нандон.

- Как так?

- Мог пойти дождь, - объяснил иторианец, и Даск криво усмехнулась.

Она вздохнула, понимая, что он во всём видел положительные стороны. И был прав. Вчера вечером прошёл сильный дождь, и пока они шли сквозь толпу зрителей, под ногами громко чавкало и хлюпало. Но когда они сели, их кресла неглубоко увязли в землю. Вечер обещал быть длинным.

Тендо прав, сказала Даск самой себе. Мы же биоинженеры, и это наша работа. Смирившись со своим заданием, она вынула инфопланшет и стилус, готовая начать записи своих наблюдений. Но мыслями Даск была далеко. Уже не в первый раз она пыталась осмыслить, куда же вывела её жизненная кривая.

Даск была младшей и единственной дочерью в большой семье. Она выросла на Талусе любимицей четырёх внимательных старших братьев. Даск прошла с ними через все детские приключения: набиралась сил, бегала, лазила по деревьям, ночевала в палатках. Их насмешки и шуточки лишь закалили её характер. Даск считала, что должна стоически сносить их. Когда она была маленькой, то не позволяла себе плакать. Её братья не плачут, поэтому ей тоже не пристало.

Отец трудился в небольшой компании по производству деталей для звёздных кораблей - не такой престижной, как другие компании над Кореллией, но за тяжёлую работу хорошо платили, и он трудился, не покладая рук. Мать вела домашнее хозяйство и перевязывала детям порезы и царапины. Жизнь была простой, но хорошей. К сожалению, она длилась недолго.

Хотя тогда она едва вышла из детского возраста, Даск помнила, что имперцы стали всё настойчивее напоминать о себе тем, кто работал на Талусе. Она помнила, как иногда отец возвращался ночью смертельно уставший. Он всё недоумевал: для чего же используются корабли, которые он помогал строить? Часто они с матерью всю ночь разговаривали об этом. Даск помнила, как выбиралась из кроватки и слушала их. Когда разговор заходил об этом, начинались слёзы и обвинения. Но кроме этого родителей охватывал страх, это чувствовала даже она. Атмосфера в доме накалялась. И однажды настал день, когда отец не вернулся с работы.

Матери рассказали, что он свалился с ног в цеху, а когда товарищи принесли его к врачу, было уже поздно. Его сердце просто остановилось. С тех пор жизнь Даск резко изменилась. Без отца, который их сплачивал, семья расползлась по швам и распалась. Мать, так и не оправившаяся от потери мужа, превратилась в тень былой себя. Она растила сыновей и двигалась, как призрак, потерявший сущность и прекративший своё существование. И тогда Даск поклялась, что никогда не станет такой, как она, чего бы ей этого ни стоило. Она не создаст семью, как мать, так как цена потери слишком высока.

Двое старших братьев бросили учёбу и занялись ремеслом отца. Даск видела, как они рано повзрослели, поэтому ещё сильнее погрузилась в учёбу, не собираясь идти по их стопам. Когда Даск расправлялась с домашними заданиями, а в доме было слишком уныло, она выскальзывала из скромного убежища и пряталась в лесу, куда в лучшие времена ходила с братьями в походы. Она почти не общалась с людьми, а всё больше времени проводила за изучением зверей, обитавших в родном городе. Всё чаще она предпочитала людям общество зверей, так как их повадки и привычки казались ей более понятными, чем человеческие. Младший из братьев вступил в имперские вооружённые силы. Он хотел стать пилотом, унестись к звёздам, подальше от родного дома, как и Даск. Через несколько месяцев он погиб на учениях. В первый раз после смерти отца Даск увидела гнев и ярость матери, о существовании которых не подозревала.

Казалось, мать превратилась в обезумевшего зверя. Даск увидела лишь малую часть её ненависти к Империи. Мать кляла Империю в смерти младшего сына и отца. Но её гнев быстро выгорел, и она опять превратилась в тень женщины, которой когда-то была. В тот год Даск получила аттестат с отличием и выбрала стезю биоинженера. Ей казалось, что это давало возможность осуществить две заветные мечты: продолжать изучать животных и покинуть родную планету. Но поскольку заниматься такой профессией можно было только на службе у Империи, Даск не была уверена, что её решение не разбило и без того больное сердце матери.

Следующие несколько лет она училась на биоинженера. Самым трудным было овладение органической химией на медицинском уровне. Тут пришлось попотеть, эта наука ей упорно не давалась. Искательство, как неотъемлемая часть её призвания, стало второй натурой. Навыками выживания, поимки, охоты, исследования она овладевала интуитивно, чем на голову превосходила своих товарищей и стала второй в своём классе. Её заслуги привлекли внимание нескольких виднейших учёных Империи. Вместе с восторженной рекомендацией от преподавателя она получила должность биоинженера.

Однако вскоре, когда уже не надо было соревноваться за очки и оценки на экзамене, Даск стало раздражать, что к ней относились по-другому, нежели к коллегам-мужчинам. Начальником у неё был старикан по имени Виллель, который до сих пор не поручил ей ни одного стоящего проекта. Одно скучное задание сменялось другим, но каждое Даск доводила до конца. Она даже находила в этих заданиях увлекательные моменты, хотя начальство и не подозревало о её дополнительных отлучках. Однако ей всё время доставались лишь простейшие исследования, из чего Даск делала вывод, что попала в ловушку в мире мужчин. Большинство коллег уже десятилетиями занимали своё место, и возможностей пробиться вперёд видно не было. Как выяснялось, безнадёгу родной планеты она сменила на бесперспективную работу в рядах Империи. И теперешнее положение лишь подтверждало её выводы.

- Кажется, сейчас начнётся, - сказал Тендо, прерывая её мрачные мысли. Даск вернулась к действительности и посмотрела, куда указывал иторианец.

Сбоку к центру арену вышло пёстро одетое человекоподобное существо. Разглядев зелёную кожу, усы и подвижный нос, Даск поняла, что перед ней родианец. Она не удивилась, когда представители его расы выходили, так сказать, на передний план. Даск слышала, что несколько кланов сбежали от всевидящего глаза Верховного Защитника и покинули Родию, утратившую всякое представление об экологии. Большинство из них стало выдающимися драматургами. Недавно Даск присутствовала на восхитительном представлении бродячей труппы. Однако ей вечно казалось, что в их многофасеточных глазах скрывается нечто подозрительное. Даск очень внимательно относилась к тому, что видела в глазах других.

Ведущий прочистил горло и коснулся небольшого передатчика на одежде.

- Разрешите горячо поприветствовать всех вас этим дивным вечером. Меня зовут Эбан Трей, я буду ведущим этого праздника, - сказал он с большой помпой. - Разрешите мне первым приветствовать вас в лучшем игорном заведении Среднего Кольца - в казино <Эри>. К торжественной церемонии открытия нашего казино мы приготовили несколько необычных номеров. Через мгновение на арену выйдут самые невероятные экзотические животные, которых большинство из вас ещё ни разу не видело и вряд ли увидит за один вечер. Вместе с дрессировщиками и укротителями они будут сражаться друг с другом, пока не останутся только сильнейшие. Но: - многозначительно добавил он, - на этом всё не закончится. После того как победителю присудят приз, мы официально откроем двери казино, и первые сто посетителей, которые пройдут сквозь двери, получат по сто кредитов.

При этих словах толпа обезумела. Родианец, тонко чувствующий момент, низко поклонился и покинул арену. Даск поёжилась в кресле и разочарованно вздохнула. Внешний свет по краям импровизированной арены потускнел, и зрители притихли. Слышны были лишь звуки, доносящиеся с близлежащих болот. Вспыхнул мигающий свет, и Даск увидела, как с востока на арену заходят первые претенденты.

Открывало парад редкое существо. Тви'лекка с бледно-синей кожей въехала на арену на ку-па с розово-синим мехом. Насколько помнила Даск ку-па происходили с Татуина - похожие на тантанов, очень пассивные, но столь же глупые. Сам факт, что женщина могла взнуздать и управлять такое животное, уже было завораживающим спектаклем. Даск отметила, что тви'лекка крепко держит ку-па головными отростками. Неужели это помогает ей управлять животным? Она записала свои наблюдения, оставив выводы на потом, когда сведений будет больше.

Вуки вёл целый табун лопоухих скволов - среди зрителей раздались смешки. Даск сама едва сдерживалась при таком зрелище. Однако смех быстро утих, когда вуки повернул голову и злобно зарычал. От яростных звуков даже Даск выпрямилась в кресле.

После вуки ещё несколько укротителей со своими питомцами сделали почётный круг по арене. Мон-каламари несли на плечах угольники, свесившие свои копьевидные ноги. Трандошаны ехали на бивневых кошках, люди следовали за королевами-флютами, рвавшимися на поводках. Тут было полно и более причудливых живых существ. Даск записала всё до мельчайших подробностей.

- Ещё ни разу не видел столько существ с тех пор, как побывал на животноводческой выставке-ярмарке Корусканта, - прошептал Тендо обоими ртами.

- Ты прав, - нехотя согласилась Даск. - Коли уж ты мне напомнил, я не удивлюсь, если мы увидим здесь кого-то из тех торговцев. Смотрю, компания подобралась подходящая.

- Я тоже так думаю, - согласно кивнул иторианец.

Большинство участников походило, скорее, на разряженных туристов, ни больше, ни меньше. Даск заметила, что многие часто отлучаются к игровым столам, и поняла, что ставки постоянно растут и пересматриваются. Повернув голову, она вдруг заметила, что издалека за ней внимательно наблюдает пара чёрных глаз. Она чуть двинула голову - глаза принадлежали мужчине с такими же тёмными волосами. Она резко обернулась в сторону арены. Как искушённой наблюдательнице, Даск стало не по себе от мысли, что за ней тоже наблюдают.

Она засуетилась и опять занялась своими записями. Кабана-зукку выставили против крысы-вомпа. Оба зверя были родом с Татуина. Очевидно, подумала Даск, в первом круге должны сражаться звери с одних и тех же планет.

- Хотя хряк выигрывает в весе, у него нет шансов против этих зубов, - шепнула она коллеге.

- Хочешь сделать ставку? - услышала она ехидное замечание сзади. - Я всё поставил на зукку.

Даск даже не повернула головы, чтобы разглядеть говорившего.

- Значит, вы проиграете, - она покачала головой.

Сидящий сзади фыркнул. Ничего, скоро опрометчивый игрок сам убедится в её правоте.

Укротители спустили зверей с поводков, и те бросились друг на друга. Как и подозревала Даск, мускулов у хряка было больше, но ему недоставало проворства крысы-вопма в прыжке. Когда хряк подбегал на достаточное расстояние, чтобы боднуть противника, крыса отпрыгивала в сторону, а кабан не смог сразу остановиться и увернуться от крысиных зубов. Шкура у хряка была толстая, но не настолько, чтобы её не пробили повторяющиеся атаки соперника. Всякий раз как кабан пытался развернуться и броситься на крысу, та ловко отпрыгивала. Исход дуэли был вопросом времени - зукка испустил дух. Укротитель крысы подозвал своего зверя, и, последний раз глянув на арену, крыса-вомп попрыгала за укротителем прочь. Судья бросился проверять состояние кабана, а укротитель потащил тушу на себе. Победителем объявили крысу-вомпа, и начался следующий раунд. Даск всё записывала.

Сзади она услышала ругань раздосадованного игрока. Он бросил пачку билетов на землю и растоптал их.

- Впечатляет, - к ней пригнулся Тендо.

- Всё было очевидно, - ответила Даск на комплемент. - И думать нечего.

- Я не об этом, - поправился иторианец. - Я имел в виду, что впечатлён, потому что ты не сказала ему, что это я первый догадался.

Она заметила, что он улыбался обращённым к ней ртом. Даск тоже улыбнулась в ответ.

Следующие раунды ничем не отличались. Даск не узнала почти ничего нового о поведении зверей, которых ранее наблюдала на других планетах. Хотя она старалась этого не показывать, вечер казался ей всё скучнее и скучнее. Перед ней проходили диковинные звери, которые рвали друг друга в клочья просто на потеху собравшимся и ради горстки кредитов. Она лишь всё больше склонялась к мысли, что не будет конца и края тому, чему потакает Империя.

Не в силах справиться с тошнотой от происходящей бойни, она то и дело переводила взгляд с арены на зрителей. Чем яростнее были схватки, тем сильнее неистовствовала толпа. Многие вскакивали с мест с билетами или фишками в руках, другие выкрикивали угрозы или поддерживали своих претендентов, резко меняя предпочтения. И одновременно почти незаметный немногочисленный отряд имперских штурмовиков обходил вокруг арены, отгоняя всё то, что могло прийти с болот на усиливающийся запах крови. Как всегда, Империя была вездесуща. Пока Даск обозревала толпу, она заметила, что та же пара тёмных глаз опять следит за ней.

Мужчина поднял руку, а Даск невольно тоже поднесла руку к горлу. Сначала она подумала, что он хочет привлечь её внимание. Что ей тогда делать? Но он лишь смахнул со лба непослушные чёрные волосы, продолжая смотреть на неё. Она опять отвернулась, растерявшись и почувствовав себя полной дурой.

- Почти закончилось, - сказал иторианец. - Осталось уже немного.

Даск сосредоточилась на инфопланшете и своих записях. Последними шли молклок с Датомира и флит-надоеда с Лока. Молклок в буквальном смысле превращал своих противников в лепёшки. Будучи крупнее тантанов, молклоки обладали тяжёлым корпусом и длинной шеей. Ещё со времён учёбы Даск помнила, что из-за своего огромного веса они стояли на верхушке цепи питания на Датомире. Только взрослый ранкор мог повалить такого великана. К счастью для остальных обитателей планеты, молклоки питались растительностью, пожирая за день тысячи листьев и блаженно не обращая внимания на окружающих. Однако этот молклок был приучен выполнять команды укротителя, как и все остальные звери, выходившие на арену. Чудовище затаптывало всех предыдущих противников огромными ногами, но они не помогли ему в бою с последним.

С другого края арены трандошанша вывела своего прославленного зверя. Это был самый крупный флит-надоеда, каких видела Даск. Родом с Лока, зверь отличался толстой кожей, невероятно острым клювом и размахом крыльев больше роста крупного вуки. Немногие из зверей могли потягаться силой с этим рептавием.

- Единственный шанс для молклока в том, что в предыдущем раунде с той ужасной кошкой флит ранил себе крыло, - прошептал Тендо Даск и указал на рану длинной серебристой рукой.

- А также в том, что они обычно охотятся группами, - добавила Даск. Иторианец кивнул, но отвёл взгляд, когда судья начал схватку. Даск понимала, что Тендо так же утомлён кровавыми драками, как и она. Ведь не ради таких вот представлений они пошли в биологи!

Схватка закончилась на удивление быстро. Молклок бросился на противника и промахнулся. Когда он пронёсся мимо флита, рептавий неловко налетел на массивного зверя и приземлился ему прямо на спину. Когтями он впился в шкуру травоядного и высоко поднял клюв. Убедившись в надёжности захвата, флит глубоко вонзил клюв в шею молклока и начал пить кровь.

Даск отвернулась, не желая смотреть, как питается кровосос. Почти неосознанно она глянула в сторону мужчины: и обнаружила, что тот продолжает смотреть на неё, как и раньше. Их взгляды встретились на несколько мгновений, и тут произошло нечто неожиданное: он подмигнул ей.

Даск растерялась. Она понимала, что ей стоило обидеться или не обращать внимания, но тут она просто не знала, как отвечать. Против своей воли она почувствовала, как краска приливает к лицу. Но прежде чем она успела что-то сказать или сделать, на арене загрохотало, и она отвернулась.

Молклок, наконец, упал. Укротитель флита выбежал и попытался оттащить победителя от добычи, одновременно принимая призовые за вечер.

Придя в себя, Даск обернулась к своему неизвестному почитателю, но того уже не было. Она оглядела толпу - его нигде не было видно. Иторианец заметил, что она расстроена, и положил ей руку на плечо. Она заметно вспыхнула.

- Ты в порядке? - спросил он.

- Не знаю, - после некоторого раздумья вымолвила Даск.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 14; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.053 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты