Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ГРЯДУЩИЙ НОВЫЙ МНР




Читайте также:
  1. II. Новый закон
  2. Running on Ritalin, by Laurence Diller. Лоуренс Диллер, Риталиновый марафон. Вам действительно стоит прочитать это, если вы начали давать риталин своему ребенку.
  3. Вам, Кто не Отступает от Спирали Вознесения, но Хотел бы Совершить Новый Виток в Священном Огне, - Я Есть Пришедший Передать Сжатую Энергию Моего Причинного Тела
  4. Вологдаэнергосбыт запустил новый онлайн-сервис для старших по многоквартирным домам
  5. Глава 9: Новый день.
  6. Грядущий Бог
  7. Д ОТКРЫВАЕТ В СЕБЕ НОВЫЙ ТАЛАНТ
  8. Звезды» и новый тренер
  9. Знакомьтесь: новый Д

 

Почти в каждой главе настоящего труда говорилось о наступлении Новой эпохи, о Грядущем Новом Мире. У читателя, естественно, может возникнуть ряд вопросов: когда же наступит Новая эпоха, где начнется обещанный Новый Мир, какие признаки наступления Нового Мира и какая разница между старым миром и Новым? Хотя из того, что в настоящем труде уже сказано, можно составить представление, каков должен быть Новый Мир, но возникающие вопросы требуют более подробного пояснения.

Что касается первого вопроса, то эзотерическая наука, основываясь на показаниях астрологии, может указать точные сроки конца Темной эпохи и наступления Новой Светлой эпохи, может указать продолжительность переходного периода, но эти данные для всеобщего сведения не объявляются. Достаточно сказать, что Темная эпоха закончилась и переходный период тоже заканчивается. Не объявляются для всеобщего сведения сроки потому, что каждый большой срок состоит из многих малых сроков, наступление которых колеблется, благодаря существующей подвижности плана, а главным образом потому, что все пророчества и предсказания ясновидцев о событиях, долженствующих произойти на Земле, основаны на переменах, происходящих не на физическом плане, но в Тонком Мире, между которыми протекает известный срок. Так, не столь давно весь мир обошло указание, как на большой срок, на 1936 год. Но он прошел, и люди успокоились. Пророчества, мол, напутали и ясновидцы ошиблись. Между тем некое большое событие в Тонком Мире уже произошло.

Оно может произойти на физическом плане завтра или же через десяток лет. Эти сроки известны лишь Высшим Силам. Именно, как сказал Христос:

«Не знаете ни дня, ни часа».

Точно так же, как не может быть указан день и час наступления Нового Мира, не указывается страна, где Новый Мир начнется. Учение Живой Этики дает лишь намеки и говорит, что Новый Мир зарождается повсюду, что ячейки Нового Мира существуют везде. Иначе, конечно, не может быть. Раз везде существуют люди, среди которых всегда находятся ищущие знания и правды, то всюду рассеяны Израили, или избранные, которые и составляют авангард Нового Мира.

Признаков наступления Нового Мира множество. Они даются каждый день, но люди стараются их не замечать и сознательно закрывают глаза на происходящее. Сознательно слепой не видит их ни в чем, но понимающий наступившие грозные сроки видит их и в ненормальностях природы, и в участившихся бедствиях и катастрофах, и в падении нравственности, и в полной дезорганизации всех основ современной жизни, и в падении и переоценке всех ценностей. Ведь всякий знает, что, для того чтобы построить новое строение на месте старого, нужно разрушить старое.



Происходящая в наше время переоценка всех ценностей и есть результат разрушения старого, ветхого мира и отбор того, что годно для построения нового.

Конечно, вся атмосфера насыщена веяниями приближающегося Нового Мира, что не может не отражаться на сознании людей. Люди чувствуют приближение чего-то необычного, но это приближение Нового Мира, благодаря незнакомству людей с законами эволюции, преломляется в сознании людей своеобразно, соответственно основному человеческому устремлению. Так, одни полагают наступление Нового Мира в перемене формы правления и в издании новых законов. Но все формы правления, число коих ограничено, людьми уже перепробованы много раз и в настоящее время положительных результатов не дают. Точно так же новые законы приносят благие результаты лишь тогда, когда они соответствуют духу времени, который должен быть правильно понят и оценен, и согласованы с законами эволюции мира, с которыми человеческое законодательство совершенно не считается. Людям кажется, что если они одну несовершенную форму правления заменят другой, то наступит улучшение, но эти мучительные потуги выйти из современного заколдованного круга бедствий никогда успехом не увенчаются, ибо именно не понят и не оценен дух времени.



Иные полагают, что Новый Мир наступит тогда, когда будет принято то или иное человеческое учение, и власть и законодательство будут переданы в руки той или иной партии или классу народа, или когда гегемония над миром и водительство над народами перейдет к одному «избранному» народу. Такие идеи всегда были живы и не раз проводились в жизнь водителями и народами, которые сами избирали себя, но это никогда ничего не давало миру, кроме разного вида тираний и деспотий.

Поэтому полагать, что нечто подобное может быть полезно в наше время, могут лишь самые отсталые в своем духовном развитии люди.

Наконец, более дальновидные видят наступление Нового Мира в улучшении благосостояния и условий жизни, в распространении науки и разного рода знаний, в борьбе с отрицательными явлениями жизни и в повышении нравственных и моральных качеств человека. Конечно, с такими взглядами можно отчасти согласиться, но все горе в том, что такие благомыслящие хотят достигнуть чего-то нового старыми, уж( «испытанными» способами и мерами. Во всех новых течения? и веяниях они видят заразу, разлагающую старый мир. Поэтому они прилагают все усилия для поддержания всего старого и ведут упорную борьбу со всеми новыми явлениями жизни. Такие благомыслящие, будучи в сущности недомыслившими, являются самыми злейшими врагами наступления Нового Мира. В отживающий организм они хотят влить новую жизнь 'и тем задерживают умирание старого мира и зарождение Нового.



Потому, чтобы приобщиться к Новому Миру, нужно принять его в свое сознание. Именно, разница между старым и Новым Миром находится в человеческом сознании. Пока не принята простая истина, что для Нового Мира старые пути негодны, до тех пор не может быть речи о приобщении к Новому Миру. Кто может это осознать, тот для Нового Мира будет искать новых путей, и он их в свое время найдет, кто же видит спасение в сохранении старых, отживающих понятий и в устаревших формах жизни, тот среди обломков старого мира и останется.

"Эволюция мира складывается из революций или взрывов материи. Каждая эволюция имеет поступательное движение вверх. Каждый взрыв в конструкции своей действует спирально. Потому каждая революция в своей природе подвержена законам спирали.

Земное строение подобно пирамиде. Теперь попробуйте из каждой точки поступательной спирали опустить четыре грани пирамиды. Получите как бы четыре якоря, опущенных в низшие слои материи. Такое строительство будет призрачным, ибо будет построено на слоях отживших. Теперь попробуем из каждой точки вверх построить ромб, и получим тело завоеваний верхних слоев, опередивших движение спирали. Это будет достойное строительство! Конечно, оно должно начаться в неизвестность, расширяясь наряду с ростом сознания. Потому строительство в революции является самым опасным моментом. Множество несовершенных элементов будут нагнетать построение вниз, в слои вещества отработавшего и отравленного. Только безумство мужества может обратить построение вверх, в слои испытанные и прекрасные содержанием новых элементов.

Потому говорю и буду говорить чтобы в построении избежать ветхих форм.

Опускание в старые вместилища недопустимо. Нужно понимание Нового Мира во всей суровости" (Община, 66).

О значении спиралеобразного движения знает всякий земной мастер, ибо всякое движение в веществе материи требует того или иного приспособления для придания ему вращательного движения. Так, винт входит в самое твердое дерево потому, что на нем сделана винтовая нарезка; современные орудия далеко посылают свои снаряды только потому, что им придается вращательное движение в канале орудия; аэроплан движется по воздуху и судно по воде потому, что лопастям их винтов придана возможность производить спиралеобразное поступательное движение. Существует множество приспособлений и аппаратов, при помощи которых небольшим усилием можно поднимать огромные тяжести. Такова сила вращательного движения.

Всякое движение в Космосе подчинено законам спирали. Все тела и светила небесные движутся не по прямой, но по спирали. Но спиральное движение бывает двоякого рода: спираль восходящая, или поступательное движение вверх, и спираль нисходящая, или движение вниз. По одной и той же спирали можно подняться и опуститься. Тот же закон спирального движения существует и в мире духа. Вся эволюция мира и духовное восхождение человечества происходят по этому основному закону поступательного движения. В настоящем труде уже не раз говорилось о циклах, или Кругах, развития жизни и человечества. Такой цикл, или Круг, развития и составляет один виток спирали, или одну ступень эволюции.

Если взять любой такой виток спирали, то исходная точка его будет совпадать по вертикальной линии с его же конечной точкой. Говоря другими словами, и исходная, и конечная точки всякого круга эволюции совпадают, но конечная точка выше исходной на одну ступень. Этот закон спирального восхождения в эволюции можно пояснить ссылкой на эволюцию человека. Известно, что человек первой расы нашего Круга развития был сверхдуховен, но не обладал сознанием. Весь Круг развития человечества нашей планеты состоит в том, что, опустившись по нисходящей спирали в материю и лишившись благодаря этому своей духовности, человек по восходящей спирали должен подняться вверх и к концу развития седьмой расы должен достигнуть того состояния духовности, которым он обладал в первой расе. Достижение же этого Круга эволюции будет состоять в том. что человек возвратится к исходной точке своего духовного развития обогащенный большим или меньшим развитием своего сознания.

Этот закон развития жизни действует во всех прочих видах духовного восхождения человека. Обращаясь к интересующему нас вопросу о Грядущем Новом Мире, можно сказать, что и в этом направлении существует известного рода круг развития, или соответствующий виток спирального восхождения. Если мы проследим историю развития человечества нашей планеты, то должны признать, что вся культура, начиная с ее зачатков, и вообще все развитие человечества начинается только после того, как первобытный человек, изнемогая в борьбе с силами природы, оставил свое одинокое полуживотное прозябание и перешел к общинной жизни.

Эта первоначальная община, будучи в сущности разросшейся семьей, является исходной точкой нашего круга развития. Действующий в этом направлении закон развития жизни неизменно должен привести человечество к такой конечной точке, которая будет напоминать исходную точку, но будет выше ее во всех отношениях. Таким образом, первобытная община является прообразом Грядущего Нового Мира, и в этом прообразе мы должны искать основы для наших представлений о Новом Мире и Новой эпохе.

Напомним, что во главе каждой такой общины – семьи – стоял умудренный житейским опытом патриарх, который был и правителем, и вождем, и судьей, и жрецом, который вообще осуществлял все важнейшие функции правления и пользовался правом решающего голоса во всех делах и вопросах, во всех спорах и сомнениях. Это был бесспорный авторитет, с голосом которого все считались и власть которого никто не оспаривал.

Его право на власть было естественно и вытекало из законов природы, из богатого жизненного опыта и из явного всем внутреннего, то есть духовного, превосходства. Руководимая таким патриархом община была, в полном смысле слова, одной семьей, где каждый работал не для себя, но для общины и где один был за всех и все за одного.

Но по мере того как число людей умножалось на Земле и малые общины и роды превратились в большие и малые государства, одному лицу стало невозможно за всем следить и всем править, и держать всю власть в своих руках. Появилась надобность поделиться властью и передать часть своих прав другим лицам. Из этого возникли советники, министры и разного рода уполномоченные, но точно так же и разного рода недочеты в управлении, ибо то один, то другой советник и министр оказывался или неспособным к управлению, или злоупотреблял данной ему властью.

Таким образом, первоначальный вид человеческого общежития – община – с течением эволюции пережил целый ряд превращений и через разные формы единовластия, парламентаризма и народовластия в наше время переходит к управлению при помощи вождей, что является уже некоторым намеком на возврат к исходной точке этого круга развития человечества. Пока что это только намек, ибо, для того чтобы современный вождь уподобился древнему патриарху, необходим сдвиг сознания в этом направлении как у вождя, так и у народа.

Житейская мудрость говорит, что всякий народ имеет такое правление и такие установления, каких он заслуживает. Справедливость этой народной мудрости подтверждает эзотерическая мудрость, которая учит, что все, что мы имеем, есть наше собственное порождение, чему жизнь дает множество доказательств. Когда народ в течение нескольких поколений стремится к ниспровержению существующего порядка и к восстановлению другого, который кажется ему лучшим, то в конце концов он это лучшее получает. Создаются условия и появляются личности, которые данное человеческое устремление проводят в жизнь. Точно так же, когда в течение долгого времени народ воспитывается в том духе, что он первый и должен утвердить свою гегемонию над другими, то появляются такие водители, которые пытаются эти ни на чем не основанные претензии проводить в жизнь, что, как мы знаем, приводит к войнам и разного рода катастрофам и бедствиям. Когда народ стремится к славе, к победам и завоеваниям, то появляются великие полководцы, которые дают то, к чему люди стремятся, а когда они стремятся к искусствам, научным изобретениям и открытиям, то и эти человеческие стремления не остаются без ответа. Они призывают к воплощению из Тонкого Мира таких сущностей, которые могут дать то, что люди желают.

В переживаемое нами переходное время, когда рушится ветхий мир и зарождается новый, люди видят причину расстройства всего уклада современной жизни в несовершенстве формы правления и лихорадочно меняют одну несовершенную форму правления на другую, но без всякого намека на какое-нибудь улучшение, ибо причина не в этом.

Действительная причина крушения отжившего современного мира в наступившем космическом сроке, а замечаемое теперь желание многих людей видеть во главе своего народа яркую сильную личность, которая могла бы повести народ к светлому и лучшему будущему, будучи показателем требований наступающей Новой эпохи, не дает еще гарантий, что так оно и будет, хотя бы для этого наступили даже космические сроки, ибо всякий появляющийся вождь есть порождение своего народа или, иначе говоря, результат того или иного образа мышления его.

Из сказанного мы видим, что появляющиеся время от времени народные вожди есть следствие, причиной которого было мышление народа. Они ведут свой народ туда, куда были направлены стремления и желания народа. Если его желания эгоистичны и направлены на личное благоденствие и порабощение других, то в таком направлении проявится деятельность вождя. Поэтому нет ничего удивительного и несправедливого в том, что за ошибки вождя должен страдать весь народ. Ведь правитель провел то, что хотел народ, и ошибки в распоряжении правителя есть ошибки в мышлении народа. Нельзя обвинять только правителя за тот или иной закон или мероприятие, ибо все хорошее и все плохое, что исходит от правителя народу, есть коллективное создание и правителя, и народа, в котором вождь и правитель является выразителем воли народа.

Этим. конечно, не сказано, что правитель всегда является выразителем только воли народа и не может проявить свою волю. Он может это сделать всегда, поскольку он к этому способен и не связан существующими условиями и законами. Велика заслуга такого правителя, который, зная законы эволюции, правильно понимает и оценивает дух своего времени, направляет мышление народа и развивает его сознание в положительную сторону общего блага, сотрудничества и эволюции всего человечества; и наоборот, велика ответственность такого правителя, который пренебрегает этими основными требованиями развития мира, развивает сознание и направляет мышление своего народа в ложную сторону разъединения вражды и ни на чем не основанного притязания на мнимое превосходство и первенство, за что неизбежно придется страдать и правителю, и народу.

Закон причин и следствий неразрывно все связал и настолько все премудро сочетал, что одно является следствием другого и одно неизбежно вытекает из другого. Но люди не знают, какие рычаги своими стремлениями они нажимают, какие силы вызывают к действию и что принесет закон кармы. Спасаясь от одной напасти, они часто ввергают себя в другую, еще более тяжкую. Нужно, в конце концов, понять, нужно знать хотя бы правителю, что улучшение в народном положении наступает не от смены правителя или образа правления, не от изменения законов, но от изменения человеческого мышления, от усовершенствования его устремлений. Ведь поворот к лучшему наступает тогда, когда, испив чашу страданий, вызванных к жизни отрицательным мышлением и ложным устремлением, люди начинают стремиться к чему-то более совершенному.

Коллективные мечты целого народа создадут такие условия и вызовут появление таких личностей, которые проведут в жизнь это более совершенное.

Путь человеческой эволюции, как уже сказано, подчинен закону спирального восхождения и состоит из подъемов и падений или из ошибок и их исправлений. Жизненный опыт приобретается не легко. Ошибки неизбежны. Ошибками мы растем. Потому и отдельный человек, и народ, стремящийся к какому-то идеалу, хотя и делает ошибки, но подвигается вперед. Если есть устремление вперед, к свету, к знанию, к Истине, то и ошибка может быть полезна, ибо увеличивает жизненный опыт. Но когда самомнительный эгоизм и ложное устремление кладут преграду движению вперед и одна и та же ошибка повторяется из поколения в поколение и становится законом жизни, то это есть признак увядания и умирания.

Из сказанного мы видим, что действующие в данном направлении законы эволюции дают народам, стремящимся вперед, таких водителей, которые ведут их вперед; и наоборот, народ, застрявший на одной точке своего духовного развития, получает таких вождей, которые ускоряют их нисхождение со сцены жизни. Так действует закон причин и следствий.

Отсюда и слова апостола Павла, который говорит, что нет власти, которая была бы не от Бога; он говорит именно о законе кармы, о божественном законе причин и следствий.

Теперь возникает вопрос: каков же должен быть истинный правитель?

Истинный правитель должен быть носителем духовного синтеза своего народа, носителем высших его побуждений, выразителем истинных его жизненных задач, но не выразителем низших его желаний и эгоистических стремлений. Таким истинным правителем был первобытный патриарх. Он мудро сочетал в себе оба полюса человеческих устремлений. Он был одновременно и носителем духовного синтеза своей общины, и выразителем всех ее жизненных потребностей. Такой правитель, будучи порождением положительных стремлений своей общины, и сам не навлекал на нее тяжких кармических следствий, ибо действовал в полном согласии с космическими законами, которые есть законы жизни.

Но по мере того как человек первобытной общины, следуя законам развития мира по нисходящей спирали, погружался в глубины материализма и постепенно терял свои духовные качества, изменялся состав общины и самый дух ее. Постепенная утеря того могучего цемента, который один только и может связывать все элементы общины, сказалась в строении последующих человеческих группировок, которые, как уже сказано, стали называться не общинами, но государствами, княжествами и республиками.

Благодаря этим двум факторам, а именно все увеличивавшемуся материализму и многолюдству человеческих группировок – в них постепенно исчезла тесная живая связь единения и общности интересов, какие существовали в малых общинах, исчезла духовная близость между людьми. Из общинников люди постепенно стали чуждыми друг другу собственниками.

Хотя благодаря этому первобытная община растворилась в современном государстве, но принципы общинной жизни не могли исчезнуть. Это требование законов развития человечества сказалось в образовании и организации целого ряда многочисленных малых общин, малых группировок.

Большая община, или государство, разделилось на бесчисленное множество различных организаций по различным надобностям и признакам. Каких только общин в современном государстве нет, и перечислить их все нет возможности. Достаточно сказать, что университет и школа – это община знания, что фабрика – это общины труда, что кооператив – это община обмена продуктов и вещей, что санаторий – это община здоровья, что театр – это община искусства и т.д. Многогранность и многообразие современной жизни с ее различными уклонами порождает существование разнообразных общин, не только необходимых и полезных, но бесполезных и даже вредных, но в этом многообразии человеческих устремлений обнаруживается многогранность Единой Жизни, а в стремлении к единению с единомышленниками – действующий закон притяжения подобного подобным или, иначе говоря, принцип общинной жизни.

Слабая сторона всех современных человеческих общин есть то, что в них нет прочной внутренней связи, нет духовного единения и, за весьма редким исключением, отсутствует понятие о иерархическом начале и не соблюдается иерархический принцип, тот принцип и то начало, на котором построено все мироздание. Люди притягиваются в современные общины, руководствуясь не высшими соображениями единения и духовного родства, но различными утилитарными соображениями житейской необходимости; такие общины являются слабым отражением истинной общины и легко распадаются. Полной противоположностью всем случайным современным общинам, которые благодаря своей случайности отличаются недолговечностью, могут служить духовные сожительства и общины и среди них – монастыри.

Среди невежества и мрака средневековья только духовные общины излучали свет, который светил людям во тьме. Среди грубости и дикости духовные общины были единственными очагами знания и рассадниками культуры, и среди всевозможных потрясений и бурь только духовные общины находили в себе силу противостояния и противодействия как натиску врагов, так и внутренним потрясениям. Конечно, всякий читающий настоящие строки поймет, что столь плодотворная деятельность и долговечность существования духовных организаций зависела только от того, что они были основаны на прочном фундаменте, на таком фундаменте, который прочнее железа и каменных стен, и фундаментом этим является человеческий дух. Только духовная основа дает прочность всякой организации. Без такой основы всякая община – это здание, построенное на песке, которое сносит всякий поток и всякая буря. Только духовная основа общины дает гарантию продолжительного существования и правильного и естественного развития всех сторон человеческой жизни, где материальные блага являются приложением к благу духовному. Только такие общины могут сами себя содержать, сами собой управляться и вести вполне независимое существование, и только духовные общины, и в частности монастыри, напоминают прежнюю первобытную общину.

Относительно монастырей, с их подразделением на мужские и женские, с их вынужденным аскетизмом, который приводит ко многим отрицательным явлениям, нужно пояснить, что они не являются ни чистым прообразом патриархальной общины, ни желательным прототипом будущей человеческой общины. О них упоминается для того, чтобы доказать, что даже такое противоестественное явление, как вынужденный аскетизм, не могло поколебать прочности духовной основы общины.

Возвращаясь к вопросу о грядущем Новом Мире, можно еще раз напомнить, что с окончанием Темной эпохи и наступлением Светлой закончилось опускание человечества нашей планеты по нисходящей спирали в глубины материи и материализма. В наше время должен начаться подъем по восходящей спирали к вершинам утерянной духовности, первым этапом этого подъема должно быть принятие в свое сознание принципов общинной жизни. Единство жизни в мироздании допускает разъединение и дифференциацию лишь в первый период развития жизни, которая только тогда приведет к благим последствиям, когда стремлением к совершенствованию человечество разовьет в себе высшие принципы и высшее сознание, которое ликвидирует все несовершенства низшего сознания и приведет к такой конечной точке нашего развития, которая напомнит исходную точку, но будет выше ее во всех отношениях, то есть к общине.

Человечество нашей планеты во все времена своего развития никогда не было совершенно чуждо общинной жизни. Всегда были тяготившиеся одиночеством и стремившиеся к общинной жизни. И в настоящее время во всех странах есть такие общины-колонии, объединенные какой-нибудь общей идеей, которая приводит их к общинной жизни. В особенности таких общин-колоний много в Америке. Современные правительства смотрят на таких общинников как на чудаков, но относятся к ним доброжелательно, ибо общинники показали себя самым надежным, устойчивым и работоспособным элементом во всех отношениях. Пишущему эти строки пришлось побывать в такой колонии-общине меннонитов. Ее образцовый внутренний порядок, материальное благосостояние и продолжительность ее существования говорили за то, что она основана на прочном духовном основании, что она может существовать самостоятельно, независимо от того или иного строя, существующего в данном государстве, и ее водитель, который был одновременно и жрецом, и судьей, вполне и во всех отношениях напоминал первобытного патриарха.

Все великие Учителя человечества никогда не учили разъединению, но в своих Учениях всегда проводили идеи единения, равенства и братства.

Ведь всем известно, что первые христиане, следуя этим заветам Христа, жили общинной жизнью, что и навлекло на них гонение языческого мира.

Языческий мир, утопавший в роскоши и развращенный рабовладельчеством, в общинной жизни христиан усмотрел опасное для себя новшество, которое могло поколебать его государственное устройство. Отсюда столь жестокое гонение и столь беспощадное истребление первых христиан, не за веру в Христа, но за их общинную жизнь.

Воспитанный на рабовладельчестве, языческий мир не мог вместить в свое сознание равенства и братства всех людей. Он не мог допустить, что те рабы, которых они могли продавать, покупать и уничтожать без всякой ответственности тысячами, могут быть их братьями. Отсюда вытекала необходимость поголовного истребления таких еретиков, которые проводили в жизнь столь опасные идеи. Эти рабовладельческие тенденции еще и теперь сильны в некоторой части человечества. Еще и теперь есть люди, которые не могут признать своим братом человека цветной расы.

Так как все великие идеи, в том числе и идея единения, равенства и братства, исходят от Учителей человечества, от Сил Света, которым всегда противодействуют силы тьмы, то 'эти идеи всегда находят противников и среди той части человечества, которая работает в пользу Князя тьмы. Власть темных сил над человечеством заключается в его разъединении. Поэтому всякое учение, которое распространяет эти великие идеи, особенно неприемлемо для темных сил, ибо оно расшатывает ту основу, на которой покоится их власть над человечеством. В общине и общинниках они видят своих злейших врагов. Поэтому они стараются их или уничтожить, или дискредитировать это учение настолько, чтобы оно стало для большинства человечества неприемлемым.

Из вышесказанного мы видим, что эта тактика темных сил против первых христиан увенчалась успехом. Жестокими преследованиями христианские общинники были загнаны в подземелья и катакомбы и почти уничтожены. Но так как идею общинной жизни, которая входит в план эволюции и должна стать очередным завоеванием человеческого развития, никакие силы уничтожить не могут, то они постарались дискредитировать ее в глазах последующих поколений, внеся в идею общинной жизни такие чудовищные искажения, как борьба одного класса против другого, как насильственное отнятие имущества, как принудительные общежития, как крайняя нетерпимость ко всякому свободному проявлению слова, мысли и верования, полное подавление духовного начала и отрицание всего, что выходит за пределы видимого физического мира.

Само собой понятно, что подобными искажениями идея общинной жизни в глазах современного человека настолько дискредитирована, что не только не манит и не привлекает к себе, но люди сторонятся такой общины как заразы. Между тем чистое учение истинной общины основано на добровольном желании, на добровольном служении не личному, но общему благу. Оно не знает никакого насилия и принуждения, никаких насильственных общежитий, но лишь общий труд во имя служения общей идее. Оно не допускает никаких утеснений, никаких ограничений слова, мысли, труда, верования и предоставляет всякому мыслить так, как он желает, и трудиться в той сфере, в которой он может, с одним лишь условием, чтобы его мысли и верования не вносили дисгармонии в общинную жизнь, а его труд был полезен общине.

"Учение Живой Этики или Новой Жизни нигде не настаивает на тесном общежитии. Даже наоборот, именно предупреждает против телесного толкания. Неустанно повторяется, что сотрудничество должно проявляться в каждодневном обиходе, во всех условиях, в которые нас поставила жизнь. Но телесное толкание и все мелочи жизни создают тяжкую атмосферу, в которой вместо единения упрочивается злостное разъединение. Нужно сознательное дружественное сотрудничество всегда, всюду и во всем. Но все искусственные объединения ни к чему хорошему не приводили и не приведут. В семье мы уже имеем пример общинного жития. "…" Потому среди разрешения вопросов общинного жития нужно обратить внимание прежде всего на домашний быт и постараться выполнить наши обязательства в своей семье. Именно если бы люди отдавали себе отчет о значении общинного начала, то при заключении брака они проявляли бы больше здравого смысла. Они поняли бы, какую ответственность принимают на себя за сочетание часто несоединимых элементов.

Можно успешно сотрудничать, находясь в разных городах и даже странах.

Расстояние с каждым новым научным открытием и изобретением становится все более и более несущественным. И все сильнее и ярче утверждается единственное истинное единение – единение в духе и сознании. Братство может осуществляться лишь при единении сознаний. Над этим объединением сознания с ближайшими учениками и работает Великое Белое Братство, но телесное единение не принимается во внимание. И даже очень сгармонизированные сознания, находившиеся в сравнительной телесной близости, должны иногда расходиться для обновления сил и новых накоплений. Отсюда и наставление Владыки Будды о необходимости путешествий для общинников.

Итак, следует понимать общину не в узком смысле, но в самом широком.

Именно, как сотрудничество со всем сущим. Люди так страдают от недостатка дружелюбного отношения друг к другу, потому замыкание их в закрытые общины только еще более укрепит их отчуждение от мировой общины, которая вмещает в себя все человечество, все планы бытия" (см.

Письма Е. Рерих: от 10. 9. 38).

Нет сомнения, что человек, скептически настроенный к этим идеям, скажет, что идеи свободы, равенства и братства уже провозглашались, но, не дав сколько-нибудь заметного улучшения в состоянии человечества, дали море крови, слез и непрекращающегося страдания. На это можно ответить, что иначе, конечно, и не могло быть, раз за проведение этих великих идей в жизнь бралась руководимая революционными вожаками несовершенная часть человечества. Они поступали большею частью не как мудрые реформаторы, но как восставшие рабы, которые первым делом сводили счеты со своими бывшими господами и вместо свергнутого господства утверждали свое. Отсюда понятно, что великие идеи в малом человеческом сознании обыкновенно выливаются в уродливые формы. Но, с другой стороны, нужно признать, что «именно, вследствие низкого состояния человечества, взятого в его целости, а также по причине часто неразумного водительства, на революции приходится смотреть как на восстание здоровых клеток на защиту всего организма, иначе страдания угнетенных были бы растянуты на тысячелетия, а вакханалия главенствующих классов привела бы к окончательному разложению и вырождению той или иной страны» (см Письма Е. Рерих: от 10.9.38).

Ввиду того что и сейчас далеко не все правильно разбираются в понятиях свободы, равенства и братства, необходимо сказать о каждом из них несколько слов. В сущности говоря, ни свободы, ни равенства, в таком значении, как люди т понимают, не существует. Всякий человек обладает единственной свободой, свободой выбора своего пути. Всякий человек свободен избрать себе тот или иной путь и идти по нему в согласии с порядками и законами, существующими в мироздании. Других свобод у человека нет. Но вся судьба человека находится в прямой зависимости от того, как человек пользуется и как прилагает в жизни предоставленную ему законами развития свободу. Правильно понятая и мудро проводимая в жизни, она возносит человека до вершин совершенства, и наоборот, неправильно понимаемая, ведущая к нарушению законов мироздания, приводит человека к гибели.

Но, кроме выбора своего пути, каждый человек пользуется еще некоторым количеством свобод, предоставляемых ему человеческими законами. К прискорбию должно констатировать, что число этих свобод очень ограничено. В наш век культуры и прогресса почти во всех государствах, даже самых передовых, существует еще много искусно прикрытых видов рабства. Самое вопиющее и самое постыдное из них – это подневольное, переходящее даже в рабство положение женщины.' Точно так же существуют разного рода и вида ограничения и стеснения в свободе мысли, слова, веры и в других социальных правах, несмотря на то, что за эти лозунги пролито много крови и слез. Поэтому нужно признать правильность высказанной выше мысли, что на возникающие время от времени революции в защиту попираемых человеческих прав нужно смотреть как на восстание здоровых клеток против разложения государственных организмов.

Самые же страшные цепи рабства налагает на себя сам человек.

Существует много видов и степеней духовного рабства, основанием которых является человеческое невежество. Всякий человек в большей или меньшей степени является рабом своих страстей и желаний, своего суеверия и предрассудков, своих заблуждений и ошибок. Такой вид рабства хуже всяких видов социального рабства, ибо кладет преграду дальнейшему человеческому развитию. Поэтому освобождение от всех видов духовного рабства есть самая существенная задача жизни всякого человека, и освободиться от такого рабства может лишь сам человек своим собственным усилием. Никто другой для него это сделать не может.

Потому борьба не со своими ближними, но с самим собою есть самый благой вид борьбы, который приносит самые благие результаты. Ибо лишь стремлением к знанию и совершенствованию приобретается та высшая духовная свобода, достижение которой уничтожит всякие виды социального рабства. ' В настоящем труде имеются специальные главы, посвященные этому вопросу Точно так же обстоит дело с другим великим лозунгом – с равенством.

Идее равенства тоже принесено в жертву много миллионов человеческих жизней, и ни в чем так ярко не обнаружилась преступность невежества, как в желании уравнять всех под одну мерку. Понадобились моря крови и миллионы трупов, чтобы люди поняли, что социального равенства в мире нет и не может быть. Как нет свободы, понимаемой как своеволие, точно так же нет равенства прав, положений и состояний, ибо эволюция жизни основана не на равенстве, но на неравенстве. Равенство означало бы застой и умирание.

Люди все равны по своему потенциалу и по заложенным в них способностям. Все люди – дети одной и той же МатериПрироды и Отца-Творца, и в этом отношении они тоже равны, но не равны по своему сознанию. Равенство потенциала и возможностей, благодаря разнообразию индивидуальных устремлений, создает каждому человеку его собственный индивидуальный путь, который будет отличаться от пути всякого другого человека. Создаваемое таким образом неравенство продвижения в эволюции создает неравенство способностей и достижений, что в конце концов выливается в неравенство социальное. Таким образом, люди всегда равны и всегда неравны. Равны по своему потенциалу, но неравны по своим достижениям, равны в основе, но неравны в деталях.

Этот закон развития жизни подтверждается и физическим строением человека. Всякий человек имеет тело и лицо, но нет двух человек, которые обладали бы одинаковым строением тела и одинаковыми чертами лица. Именно, во всем великий закон мироздания – единство во множественности и множественность в единстве. Нужно подумать, какая была бы неразбериха, если бы все люди были на одно лицо. Точно так же была бы не меньшая бессмыслица, если бы все люди были равны. Поэтому нет ничего удивительного в том, что, когда людское неразумие пытается исправлять мудрость космических законов, оно своей цели не достигает и должно дорого за это заплатить.

"Французские революционеры добивались свободы и равенства социальных, или утверждения тех принципов или видов свободы и справедливости, которые должны быть заложены в основании каждого здорового государства, именно – свободы совести и мысли, свободы выбора занятий и равенства всех граждан или уничтожения классов (привилегированных каст). Конечно, лишь несовершенная часть понимает свободу как своеволие, а равенство – как равенство способностей. Но основное социальное равенство должно быть осуществлено. Каждый гражданин своей страны равен перед ее законами, и лишь его способности определяют его место в социальном труде и строительстве. "…" Потому и законы государственные, чтобы быть жизненными, должны отражать законы космические. Так каждый нарождающийся гражданин той или иной страны, по праву своего рождения в ней, приобщается потенциально ко всем правам ее, т.е., как говорят в Северо-Американских Штатах, «каждый гражданин Америки может стать ее президентом». Вот это-то право и должно быть охранено. Но именно такого равенства были лишены граждане многих государств. Все равны по рождению, но не все равны по способностям, и такое неравенство не только целесообразно, но и справедливо, ибо способности завоевываются личным трудом и личными усилиями в течение бесчисленных тысячелетий. И такое неравенство становится уже не неравенством, но подходит под ведущий закон иерархии. Мучительный вопрос о равенстве или неравенстве людей получил бы разрешение, если бы закон перевоплощения стал доступен человеческому сознанию в массах" (см. Письма Е. Рерих: от

10.9.38).

 

"Равенство в абсолютном смысле слова есть начало, в общественной жизни неосуществимое и никогда в истории еще не осуществленное. Как люди всегда не равны по своим физическим и душевным свойствам, так же они не равны по своему социальному положению, по своим правам и обязанностям. Везде и всегда, при всяком строе, на каких бы началах он ни был основан, существует неизбежное неравенство между властвующими и подчиненными.

Всякая революция в своем стремлении установить равенство обычно только изменяет состав лиц, стоящих вверху и внизу общественной лестницы, заменяет неравенство одного порядка неравенством другого. Неравенство вытекает из начала иерархии, присущего обществу. Начало иерархии есть природное, естественное свойство общества. Общество, как все живое, не есть однородная груда или куча отдельных частей, но есть сложное целое, части которого суть его члены или органы, исполняющие определенную функцию в целом. Но такая система не может существовать и действовать иначе, как через посредство иерархического начала властвования и подчинения. Иерархическая структура общества вытекает из его единства. Для того чтобы множество могло быть живым целым, структура общества должна носить характер подчиненности множества единству, то есть единство должно выступать как иерархическая высшая властвующая инстанция. Потому общество, как живое единство, приобретает характер иерархический, становится лестницей ступеней или, точнее, пирамидой с широким основанием и узкой вершиной.

Всякое общество есть власть меньшинства. Против этого рокового социального соотношения бессильны все программные лозунги равенства, все перевороты, совершенные во имя принципа равенства. Всякая революция, всякое восстание против ''деспотизма власти" ведет к тому, что народ подпадает в подчинение новому вождю и помимо своей воли утверждает гораздо более деспотическое и неограниченное единовластие, чем то, которое он свергнул.

Иерархизм вытекает из требований общественного единства, но свое последнее обоснование и свое оправдание как начала нормативного он черпает из начала служения, как верховного определяющего начала духовной жизни. Нравственно определяющие и формирующие идеи идут, как все идеи, сверху вниз, от духовных вершин к духовным низам.

Человек призван делать не то, что он хочет, а что по существу хорошо или должно быть им, но именно поэтому лучшие, белее сведущие и умелые, должны руководить худшими. В сущности, и демократия не может обойтись без авторитета, то есть иерархизма, потому что он есть незыблемый божественный закон, определяющий самое существо человека и общества.

Основание всякой привилегии, всяких особых прав лежит только в одном – в их надобности для выполнения общественной функции в деле общего служения правде. Ибо не только подчинение, но власть и главенствование есть служение и потому оправдано в качестве такового.

Общий принцип иерархизма и, следовательно, неравенства есть не неизбежное зло, а добро, ибо члены общества должны быть распределены по разным ступеням иерархической лестницы в соответствии с их духовной значительностью, со степенью и областью их годности и умелости в богочеловеческом деле общественного строительства.

Если под равенством понимать равенство прав и притязаний человека, равенство остается началом неосуществимым и ложным. Права вытекают из обязанностей человека и есть производное из его единственного права – права на служение, а так как функции служения разнородны и размещаются в иерархическую лестницу, то и соответствующие права могут быть только разнородными, то есть неравными. Демократическое требование равенства не имеет за собой никакого объективного основания и есть лишь выражение субъективной зависти, желания, чтобы другой был не выше меня и я не ниже его.

Но возможно совсем другое понимание принципа равенства, в котором он не только совместим с началом иерархизма, но непосредственно из него вытекает. Есть только одно отношение, в котором люди действительно равны – это есть их отношение к Богу. Из этого равенства вытекает неравенство прав и притязаний, но равенство общей задачи совершенствования. Принцип равенства выражается здесь не в эгоистическом желании получить не меньше другого, но в сознании, что всякий другой не хуже меня и заслуживает не меньше меня, равенство достоинства и обязанностей, определенных достоинством.

Равенство в истинном онтологическом смысле есть не что иное, как всеобщность служения. "…" Каждый человек имеет равное достоинство именно тогда, когда он стоит на надлежащем ему месте иерархической лестницы и потому выполняет единственное основание равенства – определенное ему служение. "…" Единственное первичное право каждого человека есть его право на соучастие в общем служении. "…" Равенство есть всеобщая призванность к служению, служение же зиждется на свободе человека. Всеобщность и свобода служения суть соотносительные стороны богочеловеческой природы человека. "…" Общество как совместная богочеловеческая жизнь есть свободное всеединство".' ' Профессор Франк. Духовные основы общества.

Из этого прекрасного определения сущности иерархического принципа свободы и равенства мы видим, что представитель современной науки пришел к тем же выводам, высказывает те же положения, о которых всегда говорила эзотерическая доктрина, о чем все время твердит Учение Живой Этики. Именно иерархическое начало, или начало властвования и подчинения, есть основной принцип мироздания. Всякая организация, большая или малая, человеческая или космическая, будь то планетная цепь или государство, монастырь, община или разбойничья шайка, может существовать только на принципе властвования тех, которые взяли на себя ответственность, и подчинения тех, которые обязаны служить тому делу, в орбиту которого они вовлечены. Иерархическое начало, правильно понятое и правильно проводимое в жизнь, устраняет все разногласия и споры о власти, все недоумения и сомнения о свободе и равенстве, ибо все свободны в выборе доступного по сознанию и способностям каждого служения, и все равны в своем праве на него.

Из всего сказанного видно, что понятия свободы и равенства, как относительные, отпадают. Остается конкретное и реальное понятие братства, к обсуждению которого приступим. Наступила пора, когда узкое понимание родства, понимаемого только как кровное родство, должно получить более широкое толкование. Узы крови хотя сильны, но духовное родство сильнее. Жизнь дает много примеров, когда кровные братья ненавидят друг друга и друг с другом враждуют. Достаточно вспомнить для доказательства этого библейское сказание о вражде Исава и Иакова.

Таких отношений между духовными братьями не бывает. Если они не сходятся во мнениях, они разойдутся, ибо ненависть и духовное родство несовместимы. Если к этому добавить, что, согласно закону перевоплощения, в нашей бесконечной жизни мы все встречались друг с другом уже не раз в различных степенях кровного родства, то и окажется, что мы все друг другу братья и сестры. Кроме прочих соображений мы все друг другу братья и сестры главным образом еще потому, что все имеем одну и ту же Небесную Мать и Небесного Отца.

Казалось бы, достаточно оснований и идей для братства всех людей, но люди все еще не братья друг другу, но волки.

Этой волчьей психологии, которая привела людей на край бездны, должен быть положен предел, иначе, действительно, как дикие звери, люди перегрызут друг другу горло. Необходимо научиться братскому друг к другу отношению. Необходима организация малых содружеств, братств и общин единомышленников, где бы люди воспитывались в духе единения, содружества и братской любви друг к другу. Необходим возврат к общинной жизни как подготовительной ступени к братству всех людей, к Братству Мировому.

Одна из книг Учения Живой Этики – книга Братство начинается словами:

"Приступим к понятию весьма отягощенному. Среди обихода земного с трудом люди усваивают понимание сотрудничества, но много тяжелее и недоступнее им понятие Братства. Нагромождение телесное, как кровное родство, препятствует принять осознание Братства. Проще людям вообще отказаться от понимания Мирового Братства.

Скорее они назовут его утопией, нежели подумают о возможности применения его в жизни.

Если люди даже в малом семейном укладе не находят в себе утверждения Братства, то в широком понимании оно кажется уже не жизненным. К тому же люди плохо читают Заветы древние, где сказано о множествах братьев и сестер.

Также затемнили в себе люди память о Тонком Мире. Только там можно встретить расширенное понимание Братства. Тело препятствует многим широким пониманиям. Только выходя за пределы телесного понятия, можно признать сотрудничество Братское. Соберем признаки такого расширенного состояния".

«Кровью люди пытались запечатлеть союз Братства. Они давали самое им драгоценное вещество, только бы достичь состояния Братства. Услышать все песни о Братстве уже будет целая поэма мечты человечества. Если собрать все обычаи, накопленные около понятия Братства, то получится необычно трогательное свидетельство о стремлении народов. Явление подвигов во имя Братства показывает, какая самоотверженность всегда сочеталась с такими явлениями чистого сердца. Но тем не менее именно понятие Братства особенно осквернено и унижено».

«Даже лучшие добавления к понятию Братства лишь унижали его и делали труднодостижимым. Оно сопрягалось со свободой и равенством, такая троичность мыслилась в земном представлении, иначе говоря, в том состоянии, в котором ни свободы, ни равенства не существует» (Братство, 1-3).

"Достаточно известно о существовании Братства Добра и Братства Зла.

Также известно, что Братство Зла пытается подражать Братству Добра в способах и методах действия. Невежды спросят – можно ли человеку отличить приближение того или иного Брата? Если и видимость их, и слова будут одинаковы, то нетрудно впасть в ошибку и принять советы, ведущие ко злу. Так будет рассуждать человек, не знающий, что способ распознавания заключен в сердце. Уявление психической энергии поможет безошибочно распознавать внутреннюю сущность явлений. Не нужно никаких сложных приспособлений, когда человек сам в себе носит искру знания" (Братство, 28).

"Братство является высоким выражением человеческих взаимоотношений. В состоянии Братства можно постичь свободное осознание Иерархии. Именно Иерархия не может быть насильственно приказана. Она живет лишь в осознании добровольном. Она не может быть признана из лукавых соображений, такое ложное состояние кончается ужасным разложением.

Иерархия может быть сопровождаема радостью, но всякое насилие и ложь сопровождается горем" (Братство, 51).

"Истинная семья есть прообраз общинножительства. Она может олицетворять сотрудничество и Иерархию, и все условия Братства. Но весьма редки такие семьи, и потому невозможно сказать всем, что семья есть символ Братства. Могут ответить, что семья не есть ли символ вражды? Настолько люди не привыкли уважать дом. Потому среди вопросов воспитания обратим особое внимание на домашний быт. Без строения дома нельзя мыслить и о строении государства.

Какое же представление о Братстве может быть у людей, не понимающих достоинство государства и дома? Никакие отдельные приказы не могут вернуть чувства достоинства, если оно стерто. Необходимо начать посев его образованием, признанием широкого познавания и точных научных изучений. Только так люди могут вспомнить о человечности. Через ступень человечности восстановится понимание Братства" (Братство,

57).

 

"Еще раз утвердим различие между сотрудничеством и Братством. Слышу недоумение – будто оба понятия тождественны. Но ступени их различны.

Сотрудничество непременно выражается во внешнем действии, но Братство зарождается в глубине сознания. Сотрудники могут различаться в степени сознания, но братья будут чуять друг друга именно по сознанию. Братья могут не иметь общей внешней работы, но мышление их будет крепко спаяно. Они будут свободно объединены, их единение не будет ярмом или неволею. Но именно братья поймут единение как мощный двигатель во благо Мира. Нельзя ограничить такое единение, ибо в основе его будет любовь. Так сотрудничество будет подготовлением к восприятию Братства.

Люди часто не могут различить, где границы внешних действий и зарождение незыблемых основ. Не думайте, что излишне утверждать основы Братства. Невозможно представить, какие ложные воображения встают при рассуждениях о Братстве. Неподготовленные люди думают, что Братство – легенда, и всякий может по-своему строить призрачные башни. Они считают, что неявные свидетели о Братстве не могут убедить рассудок, но никто и не собирается убеждать. Также никто не насилует сотрудничества. Люди сами доходят до необходимости кооперации. Также они дойдут и до реальности Братства" (Братство, 166).

«В основе Братства каждый работает, сколько может. Каждый помогает по мере сил; каждый не осуждает в сердце своем; каждый утверждает знание по опыту; каждый не упускает времени, ибо оно невозвратимо. Каждый готов уделить силы Брату. Каждый проявляет лучшее качество. Каждый радуется удаче Брата. Разве эти основы слишком трудны? Разве они сверхъестественны? Разве они вне сил человеческих? Разве они требуют сверхзнания? Неужели только герои могут понять единение? Именно для вразумления давался пример лучших людей: врача, сапожника, ткача, мясника, – чтобы в разных трудах запечатлеть лучшее мышление» (Братство, 282).

«Многие будут читать о Братстве. Многие будут беседовать по этому предмету. Но многие ли приложат к жизни основы Братства? Не читание, не разговоры нужны, но проблески братских отношений. Нужны также опыты над энергией мысли, пусть они не дадут блестящих следствий, но всетаки они наполнят пространство и помогут кому-то неведомому. Пусть будут оставлены пустые доводы, что нечто не удалось. Сегодня не удалось, чтобы завтра расцвело прекраснее» (Братство, 423).

"Также нужно понять значение взаимоуважения, которое лежит в основании Братства. Нужно признать глубокий смысл взаимности, когда удесятеряются силы. Не будет брат осуждать брата, ибо знает, что осуждение есть разложение. Мудро поможет брат на каждом повороте пути.

Итак, сотрудничество есть, прежде всего, научное действие" (Братство,

424).

 

"И другое непременное условие должно быть выполнено. Труд должен быть добровольным. Сотрудничество должно быть добровольным. Община должна быть добровольной. Никакое насилие не должно порабощать труд. Условие добровольного согласия должно лечь в основание преуспеяния.

Никто не может вносить разложение в дом новый. Труженики, создатели, творцы уподобятся орлам, высоко парящим. Только в широком полете спадает пыль и сор тления" (Община, 9).

"Вы понимаете, что без общины Земля жить не может. Вы понимаете, что без расширения небесных путей существование становится ничтожным.

Новый Мир нуждается в новых границах. У ищущих должна быть дорога.

Разве она узка по всему небосклону? Счастье в том, что искатели не должны приникать ухом к земле, но могут обратить взгляд на духовную высь. Лучу легче искать поднятые головы. Каждое движение мира обусловлено общиною" (Община, 29).

"Община – сотрудничество есть единственно разумный способ человеческого сожития. Одиночество есть разрешение вопроса жизни вне общины. Все промежуточные явления – различные ступени компромисса и обречены на разложение. Говорят о наследственной теократической власти – само построение абсурдно. Слово наследственность и Тео несовместимы.

И кто определит степень Тео? Только сознание сотрудничества – общины утверждает эволюцию биологического процесса.

Желающий истинной общине посвятить себя действует в согласии с основами Бытия.

Сознательная община исключает двух врагов общественности, а именно неравенство и наследование. Всякое неравенство ведет к тирании.

Наследование является компромиссом и вносит гниение в основы. Нужна ясность построения и нелюбовь к условностям, и вера в детей как символ движения человечества.

Только из общины мы можем мыслить о будущем. Перенесем сознание на улучшение всей жизни, и борьба за существование сменится завоеванием возможностей. Так мыслите об общине. Улучшайте сознание" (Община,

200).

 

"Сама природа человечества прислушивается к каждой вести об Общине.

Попытаются сказать о невозможности общины, но никто не дерзнет указать о вреде ее. Мы зовем к абсолютному, Мы предлагаем действия неоспоримые. Мы хотим видеть волю и самодеятельность. Ничто сомнительное не должно проникать в сознание трудящихся. У Нас собраны значительные знания, и Мы можем ими пользоваться, ибо Мы ими пользуемся не для себя, но для Истины. И грубое я уже сменилось творящим мы.

Учите понять Общину как кипящий источник возможностей!" (Община,

211).

 

"Утверждающий Общину способствует ускорению эволюции планеты. Всякое окаменение и неподвижность будут означать возвращение к первичным формам. Обратите внимание на историю прошлого; вы увидите ясные толчки преуспеяний, вы наглядно увидите, что эти толчки совпадают с проявлением идеи общины – сотрудничества. Разрушались деспотии, проникали достижения науки, возникали новые способы труда, сияли благие дерзновения, когда развертывалось знамя сотрудничества.

Если бы человечество чаще мыслило о сотрудничестве, оно давно уже вступило бы в мировое понимание Общего Блага" (Община, 212).

"Все равно как войдет Новый Мир – в кафтане, в сюртуке или в рубахе.

Если мы установим космичность значения общины, то все подробности не более пылинки под подошвой. Можно простить любую нелепость, если она не против Нового Мира" (Община, 50).

"Прежде всего забудьте все народности и поймите, что сознание развивается совершенствованием центров невидимых. Кто-то ждет Мессию для одного народа – это невежественно, ибо эволюция планеты имеет лишь планетарный размер. Именно, явление всемирности должно быть усвоено.

Кровь едина течет, и внешний мир не будет больше разделяем расами первичных формаций" (Община, 71).

«Община – Сотрудничество может неслыханно ускорить эволюцию планеты и дать новые возможности сообщения с силами материи. Не надо думать, что община и завоевание материи находятся в разных плоскостях. Одно русло, одно знамя – Майтрейя, Матерь, Материя!» (Община, 72).

"Новый Мир требует новых понятий, новых форм и определительных. Все происходящее ясно указывает, куда направляется эволюция. Создается эпоха общего сотрудничества, общего дела и коллективной солидарности всех трудящихся, вне всяких классов. И самая насущная задача, встающая сейчас перед человечеством, есть именно синтезирование духовного с материальным, индивидуального с универсальным и частного с общественным. Лишь когда будет осознана односторонность узкоматериальных земных опытов, наступит следующая ступень стремления к объединению мира плотного с миром тонким. И новые достижения в науке, новые исследования и нахождение законов психической энергии потребуют не отречения от «небес», но нового открытия и понимания их.

Именно нахождение законов психической энергии поможет установить новое устроение жизни. Связь Миров станет очевидной, и земной Совет Мудрых будет утверждаться Силою Высшей, связующей все бытие. Истинно, Мир будущий, Мир Высший, грядет в доспехе лучей лабораторных. Именно лаборатории укажут на преимущества высшей энергии и не только установят превосходство излучений человека над всеми до сих пор известными лучами, но параллельно будет наглядно уявлена разница в качестве таких излучений, и, таким образом, значение духовности будет установлено в полной мере. Техника будет подчинена духу, результатом чего будет познание высших законов, а отсюда и познание высших целей, которое поведет к преобразованию всей материальной природы.

Преображенная природа, преображенный дух народа подскажут и новые лучшие формы устроения жизни. И только тогда будет правильно понято уже народившееся стремление к Иерархическому началу, выражающееся сейчас в увлечении вождизмом" (см. Письма Е. Рерих: от 15. 4. 36).

"Новое сознание, поддержанное техникой, даст мощное устремление к знанию. Именно, община должна быть самым чутким аппаратом эволюционности. Именно, в сознательной общине никто не может утверждать о сложившейся мироизученности. Всякая тупая преграда отметается обостренной вибрацией коллектива. Даже намек на законченность делает невозможным пребывание в общине. Кто же примет клеймо тупости?

Червь не будет ограничивать своих проходов мрака – вы же, смотрящие в Беспредельность, вы не можете червю уподобиться!

Несовершенная изобретательность некоторых из вас уловила невидимые лучи и неслышимые ритмы. Грубым воображением, грубыми приборами все же были уловлены некоторые космические токи. Но ведь глупец поймет, что воображение может быть утончено и приборы улучшены. Исходя из самоулучшаемости, дойдете до Беспредельности. Буду твердить о возможностях улучшения, пока самый закоснелый не устыдится своей ограниченности.

Не может быть общинник, ограничивающий свое сознание, иначе он уподобится женской ноге старого Китая. Тоже тьма обычая вызвала это безобразие.

Какой общинник может прикрыться плесенью суеверия? Ведь никто не употребляет убогий, первобытный паровоз, также никто не может остаться при младенческом понимании реальности.

Младенческий материализм явится дурманом для народа, но просвещенное знание будет лестницей победы.

Без отрицания, без суеверий, без страха пойдете к истинной общине. Без чудес найдете ясную реальность и киркою испытателя будете вскрывать закрытые глубины. Полюбите бесстрашие знания" (Община, 121).

"Когда самый незнающий и несознательный скажет об Учении: кажется, это какое-то другое общинное учение, – умейте справедливо ответить.

Скажите: каждая община основанная на труде и знании реальности, не вредит делу усовершенствования человечества. При движении Космоса нельзя пребывать в кажущейся недвижности – или назад, или вперед. Все сознающие общину движутся вперед. И не может быть общины противной друг другу, так же как ощущение голода не может быть противоположно во всех видах. Так против общины будет говорить лишь тот, кто начал двигаться назад, входя в состав космического сора.

У еще неопытных общинников не мало подозрительности и чванства, но для Нас община является сложившимся делом жизни. И Мы можем говорить о ней со всей ясностью долгого опыта. Нас не запугает никакая недодуманная неразбериха, и Мы видели достаточно космического сора и принадлежать к нему не собираемся.

Общину – содружество будем защищать силами знания" (Община, 127).

"Всякая насильственность осуждена. Насильственное рабство, насильственный брак, насильственный труд возбуждают возмущение и осуждение. Но из всех насилий самое преступное и уродливое зрелище являет насильственная община. Каждое насилие обречено на реакцию, а самое худшее насилие обречено на реакцию самую худшую.

Но община мира суждена – значит, элементы, не вместившие понятие общины, должны быть убеждены в ее непреложности. Не словами ли убеждать? Но не слова, но лишь мысль убеждает и перерождает сознание.

Мысль может быть обострена лишь психической энергией. Развитие этой энергии даст выход созидателям общины. Если они сами убеждены в непреложности общины, никто не может запретить им послать мощную мысль для убеждения противников.

Лишь нужно понять значение психической энергии в наступающей эволюции и научно изучать ее проявления. Незачем пробовать ее на зрелищах в виде фокусов. Следует со всей заботливостью и ответственностью приступить к открытию сокровища человечества. Не много времени, чтобы позаботиться о превращении многих противников в полезных сотрудников.

Конечно, если вы подойдете к ним с устрашениями, это будет грубо и недостойно истинных общинников.

Светлая, всепобеждающая мысль будет вполне соответствовать условиям грядущей Новой Эры сотрудничества.

Думаете, что сказанное утопия? Тогда дойдите до Нас и убедитесь, как действует сознательная мысль человеческая!" (Община, 219).

"Когда Мы говорим о красоте грядущей эволюции, Нас называют оптимистами-утопистами. Когда Мы говорим об ужасах современности. Нас называют мечтателями-пессимистами. Но Мы не можем быть ни оптимистами, ни пессимистами, Мы реалисты-действительники.

Можете представить, какое количество желающих стремится в Нашу Общину.

Сколько свидетельств, сколько одобрительных обращений, но в основу суждений полагается лишь действительность. Так же поступайте при основании новых общин. Смотрите, чтобы родственные отношения не имели значения. Смотрите, чтобы тщательно проверялись прежняя дружба и вражда; чтобы никакие свидетельства не изогнули решения, – личный опрос, личное испытание, личная ответственность. Советую начать испытание с предложения отдохнуть, не работать. Каждый, радостно неработающий, вам не сотрудник. Спросить можно – признаны ли заслуги пришедшего неблагодарным человечеством? Каждый жалобщик вам не сотрудник. Спросить можно – ответственен ли он сам за прошлое или другие, худые люди? Ваш сотрудник прошлое не будет возлагать на других. Также замечайте, чтоб, оставленный один, он не передвигал предметов. Человек, проникнувшийся важностью происходящего, не нарушит незнакомого ему явления. Человек, немного знающий сущность вещей отнесется бережно к вашему порядку. Особенно зорко смотрите за молчаливыми.

Можно знать, что в настоящее время многие готовы принять общину и многие могут образовать свою психическую энергию. Умейте указать им, чтобы прежде всего умели осознать присутствие этой энергии. Можно образовать и усилить только осознанное. Не правы желающие испытать свою психическую энергию, не почуяв присутствия ее. Это не будет действительностью" (Община, 220).


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.079 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты