Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава XXXV. ГЕРОЙ ЛИДО




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. Quot;ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ" М.Ю. ЛЕРМОНТОВА
  3. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  4. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  5. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  6. XXXV. НЕИЗВЕСТНЫЙ ПАРУСНИК
  7. XXXV. СКОЛЬКО НАДО МЯЧЕЙ
  8. Артур — показательный герой Средних веков. Если его образ, что весьма вероятно, и был вдохновлен историческим персонажем, то о таком персонаже практически ничего не известно.
  9. Бумажный герой
  10. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики

 

Этот приказ об аресте героя Лидо, который несколько дней назад принимал благодарности Сената за свою храбрость, был одной из последних уступок, которую потребовали от умирающей Республики.

Это произошло из-за нерешительного поведения руководителей Венеции, которые, с одной стороны, превозносили патриотическую преданность и верность долгу Доменико Пиццамано, а с другой — униженно приносили французскому главнокомандующему свои извинения за действия, в которых выражалась эта верность.

Чтобы успокоить Бонапарта, были отправлены инструкции двум посланникам, которые уже находились в пути к генералу с покорным ответом Сената на его ультиматум, представленный Юнотом. Эти посланники нашли генерала в Пальма-Нуова и испросили аудиенции. Ответом на просьбу было письмо, в котором Бонапарт характеризовал гибель Логера как убийство и далее писал напыщенным слогом, что революционеры воспринимают это как «событие, не имеющее аналогов в истории современных наций». В том же духе было выдержано и обращение к посланникам:

«Вы и ваш Сенат забрызганы французской кровью».

В конце письма было согласие принять их только в том случае, если им есть что сообщить по поводу Логера.

Эти два делегата — мужчины средних лет из старых патрицианских династий — смиренно предстали перед молодым несдержанным гениальным выскочкой, который командовал Итальянской Армией.

Они увидели худого молодого коротышку, выглядевшего достаточно утомленным. Его черные слипшиеся волосы свисали к путались на выпуклом бледном лбу, а ореховые глаза, широкие и блестящие, пристально и враждебно рассматривали вошедших.

Он грубо оборвал традиционную речь, в которой один из них пытался выразить дружеское отношение Венеции. Он обрушился с пылкой обличительной речью на вероломство Самой Светлой Республики. Французская кровь пролита! Армия требует мести!

Он непрестанно расхаживал по комнате, произнося свою речь с южно-итальянским акцентом, распаляясь не то в действительности, не то притворно, и энергично жестикулируя руками.

Он говорил о жестоком убийстве Логера и требовал арестовать и передать ему офицера, который приказал открыть огонь по «Освободителю Италии». От этого он перешел к требованию о немедленном освобождении всех, кто был заключен в венецианские тюрьмы за политические преступления, среди которых, как ему было известно, немалую часть составляли французы. На напыщенном театральном жаргоне, принятом в среде политиканов его страны, он призвал души убитых солдат объявить о мести. Кульминацией его тирады стало объявление им своей воли.



— У меня не будет инквизиторов. У меня не будет Сената. Я буду Аттилой для государства Венеции.

Так гласил отчет, который посланники доставили домой.

В то же время Виллетард вернулся с письмом от Бонапарта Лальманту, в котором французскому послу было приказано уехать, оставив Виллетарда в качестве поверенного в делах.

«В Венеции пролилась французская кровь, — писал генерал, — а вы все еще там. Вы ждете, когда вас вышибут? Напишите короткую записку, соответствующую обстоятельствам, и немедленно оставьте город».

Отчет посланников был столь ужасающим, а уверенность в скором объявлении войны столь очевидной, что Совет Десяти, не теряя времени, согласился с этими требованиями непримиримого республиканца.

Политическим заключенным тюрьмы для особых преступников была возвращена свобода, государственные инквизиторы были арестованы, а на долю майора Санфермо выпало привести в исполнение приказ о заключении под стражу человека по имени Доменико Пиццамано.



Для графа Пиццамано, который не был на своем месте в Совете Десяти, когда был принят декрет об этих мерах, арест его сына был последним испытанием мужества. Когда майор Санфермо сообщил ему, что, насколько он понял, этот приказ стал результатом требования французского главнокомандующего, граф не сомневался, что жизнь Доменико потеряна, что его сын должен стать козлом отпущения за трусость и слабость правительства.

Он стоял пораженный, трясущийся, смутно сознавая, что рядом с ним оказалась Изотта, вцепившаяся в его руку. Затем, едва овладев собой, он огляделся вокруг и взгляд его упал на Вендрамина, стоявшего в недоумении, ошеломленного причиной этого препятствия.

— Чего вы ждете, сэр? — спросил его граф.

И подавленный Вендрамин, который понимал, что он потерял все, что он не оправдался даже в последней отчаянной попытке спастись из-за молнии, ударившей в этот дом, молча выскочил, не скрывая своей ярости. В глубине души у него было злобное намерение вернуться, чтобы из мести швырнуть пригоршню грязи в гербовый щит этих гордых Пиццамано, которые, как он считал, бесчестно обманули его.

Доменико подождал, пока он выйдет, а затем спокойно обратился к офицеру.

— Если вы позволите нам минутку поговорить с отцом, майор, я тут же буду к вашим услугам.

Но Санфермо, чей вид был мрачен, удивил их.

— Теперь, когда мы остались одни, я могу высказаться. Я вряд ли мог сделать это при Вендрамине. Я не испытываю к нему доверия, достаточного для этого. Я выполняю приказы, которые, скажу вам честно, в высшей степени отвратительны для меня. Когда я получил это назначение, я подумал, не сломать ли мне свою шпагу, чтобы швырнуть ее вместе с моей службой к ногам дожа. Но … — он пожал плечами. — Это место займут другие.



Затем он продолжал уже другим тоном.

— Господин граф, звучит траурный звон по Венеции. Послы, вернувшиеся от Бонапарта, привезли требование, состоящее в том, что патрицианское правительство должно быть смещено, если Венеция хочет предотвратить войну. Бонапарт требует отменить нашу олигархию, а взамен ее установить якобинскую демократию. Лев Святого Марка должен быть сброшен со своего пьедестала, а на Пьяцца должно возвышаться Дерево Свободы. Он требует не меньше этого.

— Демократия! — то было восклицание графа, полное горя и презрения. — «Правительство народа»! Правительство для всех, кто составляет низы общества. Управление государством его простолюдинами, его низшими элементами. Поистине, отрицание всего, что представляет собой государство. Это для Венеции даже хуже, чем я ожидал, а именно — стать провинцией Империи.

— Кажется, так и будет. Демократическое правительство — только шаг к этому, уловка. Вести из Клагенфурта говорят о том, что Договор в Любене, в котором провозглашается мир, предусматривает передачу венецианских территорий Австрии в обмен на Ломбардию. Ясно, милорд, что здесь уже ничего не поделаешь.

Он помолчал и, инстинктивно понизив голос, более откровенно выразил свое намерение.

— Из Вероны пришло сообщение, что граф Эмили и еще семеро других, стремившихся отстоять честь Венеции, расстреляны французами. Честный венецианец не может допустить, чтобы капитану Пиццамано была отведена роль мученика.

Он повернулся к Доменико.

— Вот почему я намеренно пришел произвести ваш арест один. Я не взял с собой людей. Я скажу, что меня просто одолели. Гондола доставит вас до Сан-Джорджо на Алдже, где стоят галеры вашего друга адмирала Коррера. На одной из них вы сможете добраться до Триеста и направиться в Вену.

Когда они оправились от своего изумления, вызванного проявлением такого великодушия, возглас облегчения вырвался у графа, благословившего этого верного друга и честного венецианца.

Но у Доменико еще было, что сказать.

— Сэр, вы подумали о последствиях? О последствиях для Венеции? И, по-видимому, для майора Санфермо? Мой арест станет политической мерой. Это неотъемлемая часть требований французского командующего, одно из условий тоге, чтобы он не направлял свои орудия на Венецию. Разве допустимо, чтобы майора Санфермо французы расстреляли вместо меня в отместку за невыполнение порученного задания взять меня под стражу? Разве это не соответствовало бы французским методам?

— У меня все-таки есть шанс, — сказал Санфермо, громко и беззаботно засмеявшись. — В конце концов, есть надежда. Для вас, капитан Пиццамано, говорю вам честно, надежды нет вообще.

Но Доменико покачал головой.

— Даже если бы я мог воспользоваться вашим великодушием, я был бы обязан учесть и другие последствия, а именно — что французские бандиты могут нагрянуть в Венецию, используя мое бегство как предлог.

Он расстегнул ремень своей шпаги, пока говорил это.

— Мое сердце полно благодарности и восхищения. Но я не могу воспользоваться вашим великодушием. Вот моя шпага, сэр.

Граф стоял с посеревшим лицом, но сохранял непреклонное железное самообладание, к чему его обязывали происхождение и честь. Дрожащая Изотта уцепилась за него, ища поддержки своему телу и духу.

Доменико подошел к ним.

— Если Венеция требует от вас жертвы сына, то ведь жертва -это единственное, что делает нам честь. И я могу благодарить бога, что по своей милости он позволил мне напоследок содействовать избавлению нашего дома от необходимости принести в жертву также и дочь, жертвовать которой было бы недостойно.

Не полагаясь на речи, граф заключил его в объятия и почти судорожно прижал его к груди.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты