Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ТОЛЬКО ЗАПИСКА

Читайте также:
  1. I. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА
  2. Quot;Шримад-Бхагаватам". Он был настолько поглощен этими играми, что
  3. Автор работы «Странник» не только практик-сновидящий и одновременно психолог, но и живой носитель одной древней русской линии духовных, мистических знаний.
  4. Банковское кредитование обладает некоторыми специфическими нартами, свойственными только этому виду кредитования.
  5. Билл… ты теперь только мой… только мой, слышишь? Мой, — ставя печать в уголке кровоточащих губ. — Мой, — целуя скулу. — Мой, — меткой на влажных ресницах.
  6. Боятся Аллаха(должным образом)среди Его рабов только ученые»[326].
  7. Будьте бдительны и не забывайте о том, что бесплатный сыр - только в мышеловке.
  8. В данном случае речь идет уже о разводе современного типа, который признается допустимым не только по объективным, но и по субъективным причинам.
  9. В том, что сегодня случилось, виновaтa только я. Мне нaдо было послушaться родителей. Нaдо было остaться с ними домa. Но я не зaхотелa.
  10. В ТОТ МОМЕНТ ОН НЕ ДУМАЛ О СНАЙПЕРАХ, СЛЕДИВШИХ ЗА КАЖДЫМ ЕГО ЖЕСТОМ С КРЫШ СОСЕДНИХ ДОМОВ. ОН ДУМАЛ ТОЛЬКО О НОВОЙ ВЕРШИНЕ, КОТОРУЮ ПОКЛЯЛСЯ ПОКОРИТЬ.

 

Б-р-р, ну и холодрыга, — прошептал Риччио, когда они наконец оказались у дверей своего кинотеатра. Он попытался нащупать шнурок звонка, но тут же озадаченно замер. — Эй, поглядите-ка, дверь не заперта. — И осторожно толкнул дверь ногой.

— Может, Оса побоялась, что со сна не услышит звонка? — предположил Моска.

Проспер и Риччио кивнули, но как-то неуверенно, и душа у всех, пока они пробирались по темному коридору, была не на месте.

Внутри в зале была такая тишина, что даже шмыганье котят в темноте и то было слышно.

— А это еще что такое? — тихо изумлялся Моска, когда они медленно шли вдоль кресел. — Оса позабыла свечки задуть. А помните, как сама возмущалась, когда я вот так же проштрафился?

— Наверно, не решилась еще раз вставать, боялась, что разбудит Бо, а тот ей скандал закатит, — прошептал Риччио.

И, хихикая, стал подкрадываться к спальному месту Осы. Ее матрас был слева, у самой стены, и, обложенный стопками зачитанных книжек, напоминал крепость. Риччио осторожно заглянул через этот крепостной вал и испуганно отпрянул.

— Их тут нет!

— То есть как это нет? — Проспер почувствовал, как бешено вдруг заколотилось сердце. Ступая прямо по книгам, он кинулся к матрасу, который Оса делила с Бо. Никого — только смятые подушки и скомканные одеяла. На матрасах Моски и Риччио тоже никого не было.

— Это они в прятки с нами решили поиграть! — догадался Моска. — Эй, Оса! Эй, Бо! — крикнул он. — Выходите! Нам сейчас неохота вас искать. Вы даже не представляете, какой холод на улице! Нам бы только под теплое одеяло поскорей забраться.

— Вот именно, — подхватил Риччио. — Но сперва можете полюбоваться на кучу денег, которую мы притащили. Ну, разве вам не интересно?

Никакого ответа. Ни шороха, ни хихиканья. Даже котята замерли и больше не шевелились. Проспер опять вспомнил про незапертую дверь. Казалось, кто-то с силой сдавил ему горло.

Внезапно Риччио упал на колени возле матраса Осы.

— Эй, тут записка. Вроде Оса писала. Проспер вырвал клочок бумаги у него из рук. Моска уже встревоженно заглядывал ему через плечо.

— Ну же, читай! Что там?

— Да не разобрать почти. Наверно, совсем второпях писала. — Проспер от отчаяния даже головой тряхнул. Буквы у него перед глазами прыгали и расплывались. — «Кто-то у главного входа, — прочел он, запинаясь. — Может, полиция. Мы уходим через черный ход. Ждем на месте сбора в случае опасности. Оса».



— Ну, это еще не самое страшное, — прошептал Моска.

Проспер продолжал смотреть на записку.

— Вот черт! Я так и знал! Ну почему вы меня не послушали? — Риччио в ярости пинал ногами стопки книг, одну за другой. — Как можно было этому шпику верить? Его честное слово! Он нас и заложил! Теперь сами видите, что у него честным словом называется.

Проспер поднял голову. Не хотелось в это верить, но другого объяснения не было. Риччио прав. Выдать их убежище мог только Виктор, больше никто. Ни слова не говоря, он сунул записку Осы в карман брюк и принялся яростно рыться в ее подушках.

— Что ты там ищешь? — удивился Моска. Но Проспер не отвечал. Зато когда он выпрямился, в руке у него был пистолет, тот самый, что он собственноручно вынул у Виктора из кармана.

— Убери эту штуку, Проп! — Моска заступил ему дорогу. — Ну что ты еще задумал? Шпика уложить? Мы же даже не знаем, он нас выдал или кто-то еще.

— А кто еще? — Проспер сунул пистолет в карман куртки и отстранил Моску плечом. — Пойду к нему. Вот суну его пушку ему же под нос, он и скажет, он это был или не он.



— Не городи ерунды! — Моска попытался его удержать. — Сперва пойдем на место сбора.

— Какое еще место сбора? — Проспер дрожал. Ему казалось, еще чуть-чуть, и колени у него подломятся.

— Ах да, вы же с Бо ничего не знаете. Это Оса придумала, она же и место выбирала. Это Кагалибри, ну, книжный болван на мосту Моросини.

Проспер кивнул.

— Хорошо, тогда пошли! Чего мы ждем?

— А с деньгами что делать? — Риччио смотрел на своих товарищей, как затравленный кролик. — Да и шмотки наши, их теперь здесь тоже нельзя оставлять.

— Возьмем только деньги, — нетерпеливо перебил его Моска. — Остальное потом заберем. Там все равно ничего ценного нету. К тому же, может, все это только ложная тревога.

Моска запихнул куда-то в куртку деньги, что еще оставались у них от последней сделки с Барбароссой, а Риччио взял саквояж графа. Напоследок все еще раз огляделись, не уверенные, вернутся ли сюда еще раз. Потом задули свечи и пустились в путь.

… Почти всю дорогу до моста Моросини они не шли — бежали. На улицах уже открывались первые магазины и лавочки, хотя в небе по-прежнему было черно. Небольшие баржи деловито сновали под мостами, спеша доставить в город новые запасы продовольствия, а специальные мусорные баркасы вывозили накопившиеся за день отбросы. Город просыпался, но ребята этого почти не замечали. Мчась по темным улицам и переулкам, они представляли себе тысячу самых разных неприятностей, которые могли случиться с Бо и Осой, и чем ближе подбегали они к мосту Моросини, тем все более страшные картины рисовались их воображению. И вот, вконец запыхавшись, они выскочили к памятнику, изображавшему человека со стопкой книг, это был Никколо Томазео, но весь город иначе, чем Кагалибри, то есть книжным болваном, его не называл.

Осы не было, и Бо тоже. И сколько все трое ни смотрели во все стороны, те так ниоткуда и не появлялись.

Ни слова не говоря, Проспер кинулся бежать дальше.

— Проп! — крикнул Моска ему вслед, покуда Риччио, отдуваясь, хватался за бока от боли. — До сыщика еще далеко. Так и будем бежать без передышки?

Но Проспер даже не оглянулся.

— Давай-давай! — приказал Моска, увлекая за собой пыхтящего, как паровоз, Риччио. — Бежим за ним, а то как бы он там глупостей не наделал.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ВСЕ ВРАКИ ЗАЗРЯ | ОТЕЦ И СЫН
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты