Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Глава 5




 

 

Не имею ни малейшего понятия! И вообще, что тебе за дело? Ландо угрюмо брел по узкому тротуару к транзитной остановке. По крайней мере, ему вернули его любимый кричащий костюм и даже шокер. Этот последний штрих стал еще одним поучительным посланием от Рокура Гепты и Дуттса Мера, подчеркивающим беспомощность капитана. Им еще предстоит выяснить, насколько они ошибаются, подумал Калриссиан. Плохо только, что он пока не мог придумать, как этого добиться. Вуффи-Раа ехал рядом, нагруженный всем багажом, немного потрепанным во время нападения на отель.

 

— Но масса, то есть капитан…

 

— Зови меня Ландо!

 

— Э-э, Ландо, как я могу помочь, если вы не говорите, что от нас требуется? Я ничего не знаю о происходящем. Я провел всю ночь в отделе конфискованных вещей в полицейской штаб-квартире между тюками контрабандных копченых овощей и корзинами, доверху заполненными виброножами, резаками и подобным.

 

При одном воспоминании маленького дроида сотрясла крупная дрожь. Она началась с торса и прошла по всем пяти щупальцам. Багаж запрыгал, как на кочках.

 

— Вы знаете, что большинство бытовых убийств в этой системе совершается с помощью титановых ножей? — тихо и мрачно сказал робот.

 

Ландо остановился и гневно взглянул на него.

 

— Резким ударом в череп или плохой стряпней? Слушай, механическая ты рухлядь, ничего личного, но я не имею ни малейшего понятия, с чего начать этот идиотский квест, в который меня запихнули шантажом. И будет лучше, если мне не придется тратить время на бесполезное…

 

— Масса! Я не хочу идти против вашей воли, такое действие вызовет ошибку в моих базовых программах вплоть до обездвижения, но…

 

— Да мне плевать, что случится с твоими микросхемами!

 

— Но прежде чем вы снова меня продадите, я намерен доказать, что я далек от бесполезного. Возможно, даже немного незаменим.

 

Калриссиан вновь остановился посреди тротуара, с ненавистью глядя на маленького груженного чемоданами робота. Сделал медленный глубокий вдох.

 

— Это, трусливая шестеренка, нужно еще увидеть. Так о чем мы?

 

Вуффи-Раа долго молчал, и тишину заполняло гудение ховеров и репульсорных машин. Потом, без предупреждения, он снова заговорил:

 

— Думаю, я понимаю, в чем трудность. Номер в отеле. Констебли. Ваши крики о помощи, обращенные ко мне. Вам бы хотелось, чтобы я был более… физически активен. Даже, возможно, рискуя утяжелить обвинения против вас?

 

Ландо без ответа развернулся и зашагал по улице. Мимо проехал ховеробус с полудюжиной глазеющих туристов и экскурсоводом, который усердно рассказывал немногочисленные известные факты о шару.

 

— Масса! — завопил дроид и покатился следом за Калриссианом. — Я ничего не мог сделать! Я запрограммирован никогда не…

 

— А мне плевать! — рыкнул разъяренный капитан.

 

На этот раз он не стал поворачиваться и даже не замедлил шаг. Робот придал себе резкое ускорение, хотя изящность маневра подпортила груда чемоданов, обогнал человека и преградил ему путь.

 

— Я не запрограммирован на применение физической силы, я не могу причинить вред разумному существу, ни органическому, ни механическому. Так же как вы не можете улететь с этой планеты по мановению руки.

 

Внезапная серьезность дроида сбила игрока с толку.

 

— Что только подтверждает мои слова, — прокомментировал он, — ты бесполезен.

 

— Тогда вы хотите сказать, — дрожащим голосом сказал дроид удаляющейся спине человека, — что насилие есть единственный путь решения этой проблемы и способность к нему является для вас необходимым и желанным качеством в друге или спутнике?

 

Ландо застыл как громом пораженный. В словах Вуффи-Раа ему послышалось ледяное презрение. Медленно развернулся лицом к дроиду. До чего он докатился… Мало того что спорит с механизмом, так еще и проигрывает ему спор! Разумеется, сволочная машина права, и по той же самой причине Калриссиан упорно носил не более чем маленькое щадящее оружие. Мужчины любой расы или сборки должны думать головой, выживать за счет собственного разума, так он всегда считал. Только безмозглый драчун ограничит свои действия кулаками, собственными или друга. Ландо икнул. Это с каких пор он начал считать Вуффи-Раа другом?!

 

 

* * *

— Итак, масса, если я правильно понимаю ситуацию, от вас требуется отыскать замочную скважину, к которой подошел бы ключ. Но у вас нет оснований полагать, что замок, который может оказаться больше метафорой, чем материальной вещью, — вообще находится на этой планете. Правильно?

 

Ландо устало кивнул. Уже три ховеробуса до космопорта со свистом промчались мимо, пока он объяснял все это дроиду.

 

— Повторил за мной все в точности. Пока что, мой пьющий масло приятель, ты доказал свою полезность в качестве тележки для чемоданов и диктофона. Еще таланты имеются?

 

Не вставая со скамейки, он повернулся спиной к Вуффи-Раа. Раздражала не столько бесполезность дроида, сколько тот факт, что машина сумела заставить его признать некоторые собственные ошибки.

 

— Прошу прощения, масса, но все мои детали, требующие смазки, запломбированы и не требуют…

 

Ландо рывком повернулся к нему.

 

— Избавь меня от идиотского понимания всего буквально. Ты умнее, чем притворяешься, и мы оба это знаем. Есть у тебя какие-нибудь идеи? Я выдохся.

 

В единственном красном глазу Вуффи-Раа мелькнуло нечто сродни искре смеха.

 

— Да, масса, есть. Если бы мне потребовалось найти что-то историческое и древнее, я точно начал бы искать с единственного места. Я…

 

Пока он говорил, капитан нахмурился, затем вскочил на ноги с просветлевшим лицом.

 

— Ну конечно же! Что ж ты раньше молчал? Что ж я-то об этом не подумал? Конечно, надо попробовать! В конце концов, может, от тебя и есть какая-то польза.

 

Человек чуть ли не бегом миновал квартал и завернул в ближайший бар. Высунул голову наружу, ткнул пальцем в табличку на витрине и велел с трудом догнавшему его Вуффи-Раа:

 

— Жди здесь.

 

Табличка гласила: «Запрещены туфли, запрещены белые рубашки, запрещены внешние фильтры для шлемов. САМООБСЛУЖИВАНИЕ. С дро-идами не входить».

 

— Но масса! — запротестовал бедный робот. — Я имел в виду публичную библиотеку!

 

 

* * *

Довольный, что избавился от непрошеного помощника, Ландо с наслаждением погрузился в прохладную тишину «Поли-пирамиды». Ничего особенного в этом заведении не было, Калриссиан воспользовался первой подвернувшейся точкой алкогольного распределения. Ну и раз он уже здесь, можно устроиться за столом и немного подумать в одиночестве.

 

Что ему нужно на самом деле, он понял в ту минуту, когда покинул офис губернатора. Собрание кланов тока, вот что. К сожалению, жизнь редко дает нам именно то, что мы хотим. Если верить словам Гепты, существа, действительно обладающие знанием о шару, были слишком примитивны для собраний, как и вообще для чего бы то ни было. Ни деревень у них не было, ни племен, ни настоящих семей. Через непредсказуемые интервалы времени тока собирались в группы, чтобы повыть на луну, как дикие хищники. У Рафы IV фактически не было луны, но, по мнению Ландо, здесь важен был принцип. Единственным местом, где Калриссиан видел достаточно много тока — еще до того, как узнал, кто и что они такое, — оставались бары. Обычно представители этого народа мыли полы и подтирали грязь, занятие, отведенное в других системах дроидам низшей классификации. Планета была раем для тех, кто предвзято относится к механизмам; полурабы тока обходились гораздо дешевле, и управлять ими было легче.

 

Ландо огляделся. Он занял стол примерно в центре зала, на полпути к задней стене, на середине расстояния от барной стойки вдоль левой стены до ряда отдельных кабинок справа. В другое время он предпочел бы позицию, с которой можно видеть весь зал, не поворачиваясь спиной к двери, но сейчас задача стояла другая — быть увиденным.

 

«Поли-пирамида» предназначалась для рабочего класса. Стены украшали мрачноватые картины вперемежку с фотографиями моментов спортивных игр из десятка систем по всей Галактике. Будь этот бар на менее космополитичной планете, на стенах преобладали бы фотографии раздетых красоток соответствующего вида, но там, где обнаженность одной расы становилась кошмаром для другой, откровенные картинки заменялись, к примеру, на плохо обработанные чучела вымерших представителей галактической фауны, чьи тела прибивали к стенам или вешали под потолок.

 

Заведение было необычайно ярко освещенным и шумным для бара, особенно с учетом скромного числа посетителей в ранний послеполуденный час. По обеим сторонам традиционных для салуна дверец стояли нараспашку две полноценные двери, поддерживаемые в таком состоянии прислоненными к ним лазерными отбойными молотками — сувенирами глубокой шахтерской разработки Рафы III. Основную клиентуру бара составляли рабочие именно оттуда.

 

В задней части зала вездесущий абориген опустошал пепельницы в мусорное ведро. Бармен, костлявый субъект неопределенного возраста, подошел к Ландо, вытирая руки о темно-зеленый фартук. То небольшое количество волос, которые у него еще оставались, торчали короткими пучками сзади и по обеим сторонам гладкой блестящей лысины. Он являлся обладателем носа, который друзья назвали бы солидным, а прочие — ошеломляющим. Под ним, будто нарисованная, красовалась неизменная презрительная усмешка, подчеркиваемая плохо сбритой на подбородке щетиной.

 

— Бары для космонавтов ниже по улице кварталах в трех, — сообщил он, необычно растягивая слова. — Здесь место для шахтеров.

 

Ландо поднял бровь.

 

— Это не значит, что ты не можешь здесь выпить, только вряд ли захочешь, когда сюда набьются рабочие после смены.

 

Похоже, для тощего маленького человечка это была очень длинная речь. Он стоял над Калриссианом, глядя из-под полуопущенных век, в расслабленной позе, но наготове. Гадостно воняющий дым сигары у него во рту уже клубился вокруг сизым облаком. Под передником на боку явно было спрятано что-то большое и наверняка опасное для жизни.

 

— Спасибо за совет, но у меня здесь встреча кое с кем. Найдется кружка кафинчика?

 

Пока Ландо не садился, ночь на ногах не давала о себе знать, но теперь усталость заявила о своих правах.

 

— Некоторые из моих лучших друзей пьют его, — отозвался бармен. — Принесу и тебе кружечку.

 

На полпути обратно к стойке он обернулся.

 

— Запомни мои слова, приятель. Гипс и бинты идут в отдельную плату.

 

Калриссиан кивнул, вынул из нагрудного кармана позаимствованную у губернатора сигару и откинулся на спинку стула. Небрежно вынул Ключ. Кошмар для оптика: прибор и не думал визуально оставаться на одном месте, хотя и был крепко зажат в руке. То у него было три острия, то два, в зависимости от угла зрения. А если ты не менял угол зрения, то Ключ сам менял его. Ландо отвернулся, ощутив подкатывающую к горлу тошноту.

 

Он сидел так три четверти часа, но не дождался внешней реакции ни от кого. Давно прикончив напиток и устав от сигары, он поднялся, оставил на столе скромные чаевые, дружески кивнул невысокому бармену и вышел на улицу.

 

— Масса?

 

— Не зови меня «масса»! Пойдем найдем другой бар.

 

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 64; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты