Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Хадзима!




Когда дверь за ними захлопнулась, я поднялась с банкетки. Я не собиралась бежать. Какой смысл? С полицией хотя бы возможно вернуться домой. Правда, ещё не знаю, как я буду им всё объяснять. В одном была уверена точно, встречать их в одеяле не стоило. Я пошла в ванную комнату, дверь которой заметила раньше. По крайней мере, надеялась, что это ванная.

Я угадала. А главное, здесь было то, что хотела найти. Банный халат, и тапки. От халата пахло шампунем и каким-то мужским ароматом. Похоже, им уже пользовались. Не айс, но всё же лучше, чем одеяние из одеяла. Переоделась, и взглянула в зеркало. Растрёпанная, зарёванная, в общем, красавица. Умылась холодной водой, надеясь, что спадёт припухлость глаз от слёз. Зачем то пополоскала рот с зубной пастой. Наверно БэмБэмовой. Только этот маньяк на крутости может пользоваться настолько ментоловым вкусом. Причесалась. Уж и не знаю, чьей щёткой. Подумалось, что Югёмовой. Только с его шевелюрой могла потребоваться такая роскошно большая массажная расческа.

И пока я решала, что сделать с расчёсанными волосами, дверь снаружи стукнула, впуская голоса и гомон. Ну, вот пришли. Дальше тянуть время не стоило, и я просто завязала волосы узлом как делала в последнее время. К счастью они теперь у меня были достаточно длинными, чтобы из узла выглядывал не куцый крысиный хвостик, а хвост толщиной в руку. Всё, я готова!

Но это были лишь мои мысли. Реальной уверенности в своей собственной готовности встретится с кем угодно, у меня точно не наблюдалось. Поэтому, когда дверь в ванную резко открылась, словно бы кто-то пытался её выбить из косяка, ноги у меня ослабли, и я начала оседать на пол, из последних сил цепляясь за камень умывальника.

Вошедший среагировал быстро. Шагнул вперёд, протягивая руку. И странное дело, но в этом жесте не было никакой угрозы, лишь желание помочь. И я, тут же отпустив умывальник, схватилась за подставленное предплечье, подтягиваясь, чтобы подняться. Рука вошедшего оказалась у меня за спиной, и меня притянуло к… Джейби!

Оказалось, что ванную вошёл он, и именно он, увидев, что я почти падаю, протянул руку. И мы оба не рассчитали. Я - силу, с которой вцепилась, чтобы устоять, он – силу, с которой потянул меня вверх…



Где-то я читала, что корейские режиссёры – мастера случайных поцелуев. Ведь все дорамы изначально построены на случайных поцелуях, главных и не главных героев. Но после случившегося, я поняла, что это не режиссёры, и даже не сценаристы. Это, блин, корейцы сами мастера случайности! Мастера и магистры случайности всевозможных степеней и рангов!

Потому что я никогда не поверю, что где-то рядом пряталась камера, что бы заснять по требованию режиссера очередную случайную сцену, и ещё меньше поверю в то, что лидер популярного бойзбенда специально решил поцеловать вдруг подвернувшуюся под руку женщину!

Я больше чем уверена, что всё вышло случайно!

Но! Как говорила моя любимица Усаги Цукино «Удачно, так, вышло»…

Не будь у меня чудесной особенности, то у нас вышел бы банальный чмок от столкновения. Но, прикоснувшись к моим губам, мужчина не может, ни оторваться, ни остановиться. И даже самые лёгкие и невинные поцелуйчики тут же превращаются в страстные французские поцелуи. Сколько раз в своей жизни проверяла это. Даже на спор. Всегда срабатывало. И с возрастом не исчезло.

Вот и сейчас. Джейби слишком сильно и резко потянул меня вверх, не рассчитав силу своих накачанных рук. И я как кукла полетела к нему в объятия, лишь в последний момент чуть наклонив в голову испугавшись, что стукнемся носами. Но прикоснулись губами. Сначала совсем легко. Я едва успела ощутить их теплоту и мягкость. А потом по моему телу словно прошёл высоковольтный разряд электричества, который через губы ощутил и парень. Его широко открытые глаза почти сразу же томно закрылись, руки напряглись, прижимая меня сильнее, нежное касание губ в один миг стало напористым, а в мой рот ворвался чужой язык.



Мои руки сами поднялись, и обняли парня за шею. Что-что, а целоваться я любила, да и Джейби явно в этом много практиковался. Я подалась вперёд, уже сама, с удовольствием отвечая на ставший весьма страстным поцелуй, и не думая больше ни о чём.

До момента, когда сквозь эйфорию и лёгкий звон в ушах не услышала ещё какие-то посторонние звуки. Открыть глаза, не прекращая целоваться? Сложно, но возможно. И даже едва замеченного, мне хватило, чтобы опомниться, и попытаться отшатнуться.

За раскрытой дверью ванной в полнейшем ступоре стояли Джексон и Джуниор, и смотрели на нас целующихся!

Нас?! О, боже, я извращенка – педофилка!

Вы пробовали в одиночку сдвинуть забитый одеждой шкаф? Вот то-то же! Я со всей дури упёрлась в плечи лидера сейчас выглядевшего как наркоман под кайфом, и даже на сантиметр не смогла отодвинуть его от себя. Хорошо, хоть сумела отклонить лицо. Поцелуй прервался.

Но руки Джейби! Его мускулы, которыми все так восхищались на фотографиях, напряглись, не давая мне сбежать, и не отпуская.

- Джейби, пожалуйста, - прошептала я парню в лицо, надеясь, что он меня услышит. – Джейби! – но милый азиатский зомби мой голос игнорировал, снова начав тянуться к губам. Я сопротивлялась, как могла. А, почувствовав, как одна из рук парня поднялась и легла на мой затылок в намерении силой приблизить мои губы, поняла, что нужно действовать. И срочно!



Снова упёрлась в его плечи, и что было силы, заорала.

- Хадзима!!!

Очнулись все! Джейби, Джуниор, Джексон, и два здоровых лба в строгих костюмах безопасников отеля. Опаньки!

**** «Рокировка»

Дальше всё происходило неправдопобно быстро. Я, наконец, сумела отпихнуть от себя ещё заторможенного Джебома, и вытолкнуть его из ванной. Прямо в руки нерастерявшегося Джуниора. Очнувшийся Джексон, за пару секунд оценив картину маслом – меня в халате и в ванной, очумевшего лидера в объятиях Jr и безопасников - тут же начал выталкивать из номера последних, быстро и уверенно говоря им что-то на английском. Это было последним, что я видела, потому что, нащупав дверь, поторопилась её закрыть. И подпереть изнутри, собой.

Прислонившись спиной к дверному полотну, я зажмурилась, пытаясь успокоить бешено бьющееся сердце. Из-за него я не слышала, что происходит в номере. Но честно сказать, пока и не хотела узнавать. Достаточно было и уже произошедшего. Теперь меня точно сдадут в полицию. За домогательство!

Ведь в мою-то правду никто не поверит. А со стороны парней это смотрелось очень даже душераздирающе. Спали, никого не трогали, тут какая-то сумасшедшая извращенка в лёгкомысленной пижаме проникает в номер и с разбегу прыгает на кровать самого младшего. Разбудив всех, пугается сама, и просит не вызывать охрану. Возможно, не хочет позориться перед кем-то, с кем проживает тут же в отеле. И пока одни из парней идут за помощью, она нагло домогается их лидера, коварно накинувшись на него в ванной. Причём фактически на глазах у всех!

Бессознательно я прикоснулась пальцами к ещё пылавшим от поцелуя губам. Щёки вспыхнули жгучим румянцем, который я не видела, но очень даже реально ощущала. Боже что я творю!

- Хочу домой! - прошептала я, надеясь, что меня услышит тот, кто сотворил со мной эту дикую шутку. – Хочу домой! Пожалуйста, верни меня домой! Я не хочу в полицию, не хочу в тюрьму! Пожалуйста!

Но меня не слышали. Я по-прежнему стояла в ванной отеля на другой стороне земного шара, и никуда не собиралась отсюда исчезать. Тогда может быть это я сама виновата? В раздумьях я опустилась на пол, обхватив колени. В тот момент я лежала в постели, и старалась, как можно реалистичнее представить себе лица парней. Но вместо цветного и правдивого сна меня притащило сюда на самом деле. Кстати говоря, хуже всего воспринималось, что здесь тоже была ночь. По моему скромному разумению, разница во времени у России со Штатами что-то около десяти часов, то есть когда у нас ночь, здесь должен быть день, и наоборот. И если я заснула у себя ночью, и парней потревожила тоже ночью, и, то у кого бы поинтересоваться, где я провела больше десяти часов разницы? Реально летела над Атлантическим океаном? Хотя собственно, фиг с этим. В первую очередь нужно было найти способ вернуться, пока не случилось беды крупнее.

Итак, если сюда я попала, представив себе парней, может быть смогу вернуться, если в мельчайших подробностях представлю себе свой дом, свою спальню и свою кровать? Я зажмурилась, и, отпустив колени, опёрлась ладонями о пол, принимая позу для более успешного фантазирования. Итак, представляем. Дом, квартира, спальня, кровать. Полная тишина, в коридоре шорох, это – кошки. Кто-нибудь из них сейчас войдёт ко мне, пройдётся лапами по одеялу, и прикоснётся…

Дальше ничего я представить я не смогла, потому что к одной из моих рук прикоснулось что-то прохладное, и совсем не похожее на кошку. Заорав я подорвалась с места и отскочила от двери - во все глаза глядя на…

Планшет?

Между полотном двери и полом в этой ванной была широкая, сантиметра два щель, и через эту самую щель ко мне пропихнули планшет, который и коснулся моей руки, пока я пыталась представить себе возвращение домой.

- Куэнчанайё?! – послышался из-за двери озабоченный голос. После секундного размышления я поняла, чей это голос, и о чём меня спрашивали. Этот вопрос я знала по дорамам. Джуниор беспокоился в порядке ли я.

-Да! Ой, то есть - Yes!

Планшет продвинули ещё сильнее, намекая, что мне стоит его взять. И даже со своего места я видела на нём открытым уже знакомый переводчик Google, и текст в окошках. Кажется «малыши» желали продолжить общение. Странно. А я уж думала, что сейчас меня будет отсюда выцарапывать охрана отеля.

Подошла ближе взяла планшет, прочитала.

«Выходите, пожалуйста, нам нужно поговорить».

Ага, вот так сразу и выйду. Разбежалась. Но что ответить? Так что бы вменяемо звучало? Я задумалась. Как назло умного ничего в голову не приходило. Ничего что не звучало бы по-детски. Решилась на самое простое. Только не была уверена, что ответят правду.

«Охрана отеля?»

Уже сунув планшет обратно под дверь, подумала, что меня могут не понять. Ведь это в русском языке есть незаконченные предложения, а есть ли они в корейском?

«Они ушли. Мы их не вызывали». Ух, ты! Меня поняли! И снова: «Выходите, пожалуйста, мы должны поговорить».

Вот чёрт, но мне-то им сказать совсем нечего! От одной мысли встретится сейчас взглядом с Джейби – меня бросало в холодный пот. И всё-таки. Не могу же я прятаться в этой треклятой ванной до конца жизни! Как бы то ни было, учитывая, что исчезнуть по своему желанию я отсюда не могу, придётся выходить.

«Хорошо!» Преувеличенно бодро отрапортовалась в микрофон переводчика, и сунула планшет в щель. Хотя могла наверно так и не делать, раз уж собралась выходить.

Выходить. Руки затряслись мелкой дрожью, как только я взялась за ручку двери. С огромным трудом всё же успокоилась. И вышла, остановившись подпирать дверь, но уже снаружи.

Состав зрителей немного изменился. Джейби к счастью не было. Передо мной стояли Джуниор и Марк. Одетые. То есть больше никаких спальных трусов и маек. А нормальные свитера и джинсы. Только сейчас сообразила, что Джексона и Джебома тоже видела одетыми. Господи, они, что, одеваться убегали?!

- Бьянната (кор. Простите). - Выдавила я из себя, не зная, что делать и говорить дальше. Ведь до сих пор мои попытки объясниться вызывали весьма неординарные реакции.

Но моё робкое извинение никого не порадовало. Вообще лица парней оставались преувеличено серьёзными. Планшет держал Марк. Он и продиктовал что-то в микрофон гаджета. На английском и медленно. Словно беспокоился, что какое-то слово программа воспримет неправильно. Закончив, подал планшет мне.

«Мы никому ничего не скажем, и вы сможете спокойно уйти. Но вы не подадите иск против нашего друга».

Финиш! И песец! Ага, вы правильно подумали, тот самый пушной зверёк!

**** «За чашку кофе прощу всё!»

«Мы никому ничего не скажем, и вы сможете спокойно уйти. Но вы не подадите иск против нашего друга». Перечитала я снова, чтобы убедиться, в том, что поняла всё правильно. И по-другому эти два предложения звучать не стали. Они решили не сдавать меня в полицию, если взамен я не сдам в полицию Джейби. Только кто бы пояснил мне, по какой причине я должна была бы это сделать? Из-за поцелуя?

Из-за поцелуя?! Я подняла потрясенный взгляд на парней. Они же вглядывались в меня, напряжённо ожидая ответа. А я с трудом осознавала получившуюся рокировку. Не важно, как это выглядело до этого, что для них, что для меня, главное теперь, как это выглядело в глазах безопасников отеля!

Не представляю, как те вообще оказались в номере, не представляю, в какой момент, но концовку они точно застали впечатляющую. Кто-то из хозяев номера в ванной пытается насильно поцеловать женщину одетую лишь в банный халат, которая изо всех сил сопротивляется. А двое его друзей за этим безмолвно наблюдают. Вопросы, кто она такая, и почему в чужом номер, отпадают. В больной на голову Америке имеет значение только то, что женщина явно против того, что с ней делают. И это называется как раз тем самым нехорошим словом, которое уже приходило мне на ум. Домогательство! И вспомнив ещё и друзей, то можно легко добавить склонение к групповому сексу в отсутствии согласия.

А что? Считаете, не прокатило бы? В США запросто! Если уж тут тетка, зажарившая в микроволновке собственную кошку, сумела засудить компанию-производителя, только по тому, что в инструкции не прописали запрет сушить кошек в микроволновках, то данная ситуация вообще подпадает в разряд банальных.

И, кажется, именно Марк понимал это лучше всех.

Но я ничем не могла его успокоить. Нет, сдавать Джейби в полицию я точно не собиралась. В конце концов, в данной ситуации больше моей вины, и вины моей дурной особенности. Просто мне всё равно нужно было в полицию. По очень простой причине. В отсутствии возможности вернутся домой волшебным образом, мне нужно искать другие пути. Хотя с полицией я наверно загнула. Может быть, стоит сначала обратиться в российское посольство?

Хотя чувствую, разговор с любой из инстанций будет не из лёгких. О людях со способностью телепортироваться не кричат на всех углах. И даже, если я не смогу сразу повторить свой трюк, они же должны будут придумать или добиться от меня какого-нибудь объяснения, каким образом я оказалась на другом берегу Атлантического океана, фактически без одежды и без каких либо документов. Ну, допустим, я смогу назвать им номер паспорта, чтобы можно было проверить кто я такая, и сличить хотя бы визуально. А так же думаю, проверка документов подтвердит, что законным путём я территорию России не покидала.

И тут мы снова вернёмся к вопросу, как я здесь оказалась. А точнее к вопросу, где именно. В смысле места. В минимуме это отель, в максимуме – кровать Югёма, одного из участников корейской группы, сейчас находящейся в Штатах типа на гастролях. И как бы дальше общение со службами не развивалось, проблемы «малышам» обеспечены точно.

Так что если уж на то пошло, то им бы не стоило выпускать меня из номера до того, как уедут сами. Чтобы последствия разбирательства со мной их догнали лишь на территории Южной Кореи. Хотя и это всё равно был бы грандиозный скандал. Американские спецслужбы преследуют корейскую бойз-группу за похищение и нелегальный провоз на территорию Штатов русской женщины без визы и документов. Ну, может быть, это не будет звучать именно так, но уж точно так скандально.

И как рассказать об этом парням, что сейчас уже нетерпеливо переминались с ноги на ногу, ожидая моего ответа? Кроме того, как истинный IGot7, я не могла сделать такого с любимыми «малышами»! Но себя тоже было жалко! Я хотела домой!

Короче, я вот так и стояла с планшетом в руках и в состоянии «и к умным, и к красивым», не зная, что решить и как ответить, когда открылась дверь и вошёл Джексон. Действительно тоже одетый.

Но привлёк моё внимание не он. А женщина в форме служащей отеля, что за закрываемой дверью катила по коридору сервировочный столик. Хотя, даже не она. А запах! Вслед за зашедшим китайцем в номер вплыл самый божественный аромат, какой я могла себе сейчас представить.

Аромат свежесваренного кофе и сдобной выпечки!

И на это мой желудок отреагировал единственным доступным ему способом! Голодным урчанием, которое в тишине номера раздалось предательски громко. Собственно, а что вы хотели? Я же легла спать голодная, типа худея, и ещё где-то болталась почти десять часов, до того, как свалиться на Югёмову кровать. Так что есть я хотела, а учитывая, что я была ещё не то чтоб не выспавшаяся, а именно не спавшая, так кофе мне был просто жизненно необходим! Боже, да за чашку кофе и сладкую булочку сейчас я бы простила кому угодно, и что угодно!

Взглянула украдкой на малышей, которые опять смотрели на меня в немом потрясении. Боженьки, что никогда не слышали урчания голодного желудка?! Сами голодными не были?!

Но пауза опять затягивалась. Нужно было что-то отвечать. И если теперь условия диктую я, то может быть стоит понаглеть? А что, если у них кончится терпение? Аромат кофе из номера никуда не ушёл, и мой желудок вновь заурчал. А я снова почувствовала подступающие к глазам слёзы обиды и расстройства. Да что же за невезение такое?! Я есть хочу! Домой хочу!

- Можно мне чашку кофе? – спросила я, поняв, что думать разумно больше не могу.

Марк наклонил голову, прислушиваясь, но явно не понимая. А я, от расстройства забыв про планшет, попыталась снова.

- One cup coppe, please! – ну, да, получилась смесь корейского и английского. Но Брюс Виллис Милу Йолович с её биг падабумом понял, неужели меня не поймут?! Я была в шаге от того, чтобы опять разреветься. Спас положение Джуниор. Подошёл ко мне, забрал планшет, и, проговорив что-то в микрофон, вернул обратно.

«Вы хотите есть?» Боже, он истинный мамочка, и не только для группы!

Я, из последних сил сдерживая слёзы, кивнула. Он внимательно посмотрел на меня, так словно искал признаки того, что… Да не знаю я, что он надеялся рассмотреть на моём лице! Но, кажется, всё-таки это увидел, потому что с нервным выдохом взъерошил свои волосы, сказал что-то остальным и быстрым шагом вышёл из номера. Я осталась наедине с Марксонами.

**** «А где все? Прячутся?»

Под их внимательными взглядами отошла к, уже почти ставшей родной, банкетке, и села. Честно сказать, из-за переживаний стоять сил уже не было. Ноги просто не держали. Как и руки. Едва не уронив планшет, я про него вспомнила. Вспомнила про него, и поняла, что нужно ответить.

«Я не буду подавать иск на вашего друга!»

Парни не подошли за планшетом. Я, устало пожав плечами на их вдруг возникшее стеснение, включила электронную переводчицу, которая повторила мои слова вслух, уже по-корейски.

«Хонто?» - спросил на японском Марк. Кажется, игра с гаджетами его тоже достала. Я кивнула. И воспользовавшись услугами переводчика, добавила.

«Я знаю, что его неприятности будут вашими общими неприятностями»

Глаза Маркосонов расширились. Джексон в полголоса ругнулся, а Марк отошёл к кроватям и сел на край. Сцепил руки в замок, уложив их локтями на расставленных коленях, и внимательно посмотрел на меня.

- You know us? (вы знаете нас, англ)

- Хай! («да», японск) – спокойно подтвердила я, решив продолжать общаться на смеси инглиша и нихонго. – You – Got7! - указала на вижуала, - Марк! Джексон! – китаец дёрнулся. – Go out Джуниор! Джейби … - помолчала, пытаясь придумать, какое слово использовать. На ум пришло только одно. – Kiss. Mакнэ- Югёми, Бэмбэм. And lider vocal Ёндже.

Ох, как же сложно объясняться, когда не знаешь языков. Ужасно сложно! Вернусь обратно с сына живого не слезу, пусть учит английский! Хрен знает, когда вдруг пригодиться!

- Only (только, англ)… I’m not hentay, not sansen- fanat. All random situations! Бьянната!

Ох, ну почему я всё время извиняюсь?! Я же не виновата, что оказалась здесь. Парни не торопились больше что-либо мне говорить, или спрашивать. А я не могла больше смотреть на их лица. То есть я бы смотрела, если бы меня сейчас чёрти в чём не подозревали, и не думали обо мне чёрти что. Я посмотрела на планшет, что держала в руках. Чей он был, интересно? Почему интересно? Потому что, не смотря на голод, дурацкую ситуацию с перемещением, я не растеряла свой интерес к навороченным гаджетам! Ну, люблю я технику.

Лёгким касанием спустила вниз окно переводчика, открывая главную страницу. Вместо фона графический рисунок. Не сильно информативно. Привычно ткнула в пиктограмму телефонной трубки. Имена, телефоны. То же ни о чём не говорит. Вышла. Открыла проигрыватель. Список фильмов впечатлял, правда не увидела ни одного знакомого названия. Кроме, может быть... Я невольно заулыбалась. Неведомый мне владелец планшета собирался посмотреть фильм «Дом». То есть мультфильм «Дом». Мультик, на который мы хотели сходить с сыном.

Быстро подняла окно переводчика, и спросила.

«Это планшет Югёми?» И только теперь заметила, что Джексон успел сесть рядом с Марком, и теперь они оба следили за мной с кровати. Кивнул китаец.

- Макнэ! – с чувством непонятной радости пробормотала я. Вот уж правда мелкий! Мультики он смотрит. В его возрасте лучше уж порнушку смотреть. И едва эта мысль достигла моей головы, мой палец уже готовый ткнуть в название другого фильма, чтобы узнать, что там, остановился, зависнув. Ой-ёй, а если он, правда, смотрит что-то такое?

Вспыхнув вся до корней волос, я нервно перевернула планшет экраном вниз, и положила на колени. Посмотрела на парней и в который раз натолкнулась на их удивлённые взгляды. Ох, они со мной так без всяких операций европейцами станут. Решила их отвлечь. Перевернула планшет, опять открыла переводчик.

«А где все? Прячутся от меня в соседнем номере?»

Брякнула наобум. Просто надоело говорить умные серьёзные вещи. А парни в ответ вдруг заулыбались. Марк достал из кармана джинс телефон, с которого мы начинали общение и, повторив манипуляции с переводчиком, ответил.

«Нет, скорее всего, спят! Мы завтра рано улетаем!»

«Завтра?» - я демонстративно посмотрела в окно, где небо над городом уже ощутимо светлело. За беготнёй, выяснением и ожиданием казалось, прошёл не один час. – «Спят?»

«А что такое?» - это Джексон.

«Ну, вряд ли они спят. Когда тут такие события» - я нервно хихикнула. – «А раз вам рано улетать, то и ложиться спать уже глупо. По крайней мере, я бы не легла».

«Возможно» - уклончиво согласился со мной Марк. – «А что?»

«Я бы решила позавтракать нормально, раз уж выдалось время» - это я сказала о себе. Не, ну, правда, мне утром перед работой просто катастрофически не хватает времени, чтобы завтракать. И думаю у парней тоже с этим проблемы. Вот и подумала. Типа, фантастика про умных чукчей в соседнем зале, чтобы было бы здорово позавтракать в компании Got7. Я заулыбалась своим мыслям. И краем глаза заметила, как снова напряжённо подобрались Марксоны. Можно подумать я не улыбалась, а хищно скалилась! Фырр.

«Простите, я просто подумала про общий завтрак. Это могло быть похоже на тайную встречу Got7 с фанатами. Вы же устраивали такое в Корее? Правда, вместо толпы фанатов, только я одна» - я посмотрела на замолчавший планшет, и грустно добавила, - Only one IGot7! (только один птенчик! англ)

- You IGot7? - сомнения Джексона можно было понять. С точки зрения России. Но ведь в Корее на них западают нуны и гораздо старше меня!

-Yes! - отозвалась я, и обиженно отвернулась. Знаю, что глупо выгляжу, но это не повод меня подкалывать. И где же, наконец, Джуниор с кофе? Он что за ним в Бразилию пошёл?!

Пока тупо пялилась на входную дверь, ожидая «мамочку» с завтраком, услышала, как Марк что-то говорит. Оглядываться было стыдно, а звукового перевода за этим не последовало, и я всё же не выдержала. Подглядела чуть-чуть, краем глаза. Оказалось, что говорил он не мне. Он разговаривал по мобильному. Странно, а звонка-то я не слышала. Сам набрал? Но кому?

Светлая идея, а точнее здравая мысль пришла именно в этот момент. Когда я смотрела на широкие рукава его свитера. Я не могу уйти из номера! То есть, конечно, могу. Но ведь не в банном халате!

«Чтобы уйти, мне нужна одежда!» - уж и не знаю, почему мне показалось важным сказать, это сейчас, пока Марк говорил по телефону.

**** «СекондХэнд по залёту»

Итак, я снова была в ванной. Боже, я скоро запомню её до мельчайших деталей, и смогу даже во сне нарисовать. К счастью в этот раз я не пряталась. То есть пряталась, но просто, потому что переодевалась.

Да, именно так. Моё требование об одежде услышали. И ради разнообразия в первый раз за эту долгую бестолковую ночь не восприняли меня с удивлением. Ну, наверно потому что Марк частично американец, а Джексон… Возможно, потому что уже привык доверять суждениям обычно молчаливого вижуал? Или всё наоборот?

Ведь в какой-то момент я была готова подумать, что всё-таки придётся топать по отелю в тапках и халате. Так как, выслушав перевод моих слов, парни переглянулись, синхронно поднялись, и ни говоря не слова, вышли. Я опять осталась в номере одна.

В этот раз я ждала долго. Как мне показалось. Я успела ещё немного поковыряться в содержимом памяти планшета, полюбоваться на селки Югёми и парней в каком-то ресторане типа Макдональса, порасстраиваться, что нет возможности куда-нибудь их копирнуть. Потом сообразила, что можно просто переслать их себе на почтовый ящик. И даже по-быстрому организовала письмо с прикреплёнными файлами, но отправить не могла. Оказалось, что почтовик, или, что у макнэ стояло на планшете, не отсылает письма на русские сервера, а никаких своих е-майлов с безопасными com я вспомнить не смогла. С расстройства полезла ковыряться дальше, и набрела на папку музыки. Включила. Да уж. Свою музыку они точно не любят слушать. Наверно она им надоела до чртиков. Композиции, зазвучавшие в проигрывателе, я не знала, но они мне понравились. Закрыв глаза, я заслушалась, и едва не уснула. Всё-таки нервы и бессонная ночь это не комфортабельный отдых.

Разбудило меня очередное возвращение парней. Всех!

Первым вошёл Ёндже. Остановил на входе, и придержал дверь вошедшим следом Джуниору и БэмБэму несшим бумажные пакеты, и картонные корзинки, от которых несся волшебный аромат кофе. Потом зашли Югём и Джексон. Последними Джейби и Марк. Именно в такой последовательности. Худосочный вижуал чуть позади крепкого лидера, но с таким видом, словно собирался препятствовать любым попыткам бегства первого.

Но в дверях никто не остановился. Все как-то быстро рассредоточились по номеру, словно заранее договорившись, кто и что будет делать. Югём к шкафу, что стоял, как оказалось, буквально у меня за спиной. Джексон и Джейби к креслам, поднимая и подтягивая их к центру комнаты. Джуниор, БэмБэм, Ёндже и Марк к кроватям. Быстро закинули их покрывалами, раздвинули, чтобы меж ними поставить в ряд журнальный столик и тумбочки, а на них разместить принесённые пакеты.

Я только подивилась. Похоже, парни знали толк в посиделках. Для полноты картины не хватало только бутылок водки и закуски в стиле городских историй. Но прежде чем я успела ляпнуть это вслух, меня позвал Югём.

- Нуна?

Я обернулась и едва ли не носом уткнулась в протянутые мне сложенные джинсы и кажется футболку. Посмотрела поверх одежды на Югёма, и оглянулась на остальных. Уж не знаю, кто решал, но действительно по комплекции только одежда макнэ мне придётся впору. По крайней мере, и с длиной ног и с ростом у него всё было в порядке.

- Камсаммида!(спасибо, корейск) – пробормотала я, принимая вещи, и отдавая всё ещё поющий планшет.

Вот интересно, что они там, в соседнем номере обо мне говорили, раз так легко пошли на уступки, а сейчас ещё и завалились на кофеёк всей толпой, как я попросила? Но мой желудок испортил всю идиллию, опять громко заурчав.

Парни заржали. Именно так. Рассевшись по кроватям, и креслам, они смотрели на меня и не смеялись, а откровенно ржали, забавляясь ситуацией. Даже Джейби. Покраснев, я рванула в спасительную ванную.

Переоделась. Джинсы пришлось подвернуть, ноги макнэ оказались длиннее моих. Но в остальном всё было нормально. Кстати, вот уж не думала, что его футболка меня обтянет. Но вариантов не было. Как не было и обуви. Я в растерянности посмотрела на босые ступни. Либо придётся идти всё-таки в тапках, либо кого-то из них разувать. Вот узнать бы как у азиатов с размерами ног дела обстоят?

Перед выходом посмотрела в зеркало. Знаю, что не девочка. Но также знаю, что всегда хорошо выглядела, и значительно моложе своего возраста. А сейчас в чужой, мужской одежде, так вообще потеряла лет десять от реальных. И это было приятно. Перспективы будущего уже не казались пугающими. Сейчас кофе и булочки, потом… потом российское посольство и возвращение домой. И надеюсь без проблем для малышей. Буду отпираться от их участия во всём этом кошмаре до последнего. Ничего не помню, не знаю, не понимаю. Хочу домой и точка. Оставаться здесь не желаю.

Выйдя из ванной, обнаружила, что для меня оставили пустым одно из кресел. Во второе сел Ёндже. С другой стороны от меня, на кровати, сидел БэмБэм с Югёмом и Джуниором. Джейби оказался почти напротив, на Марковой кровати, меж Марком и Джексоном. Выглядел он уже спокойно, и даже жизнерадостно улыбался оживлённой болтовне мемберов. О чём они болтали, я не поняла. Никто не торопился мне что-либо переводить, а я не спрашивала. По-тихому забралась в кресло с ногами и замерла, не зная, какой из кофейных стаканчиков выбрать. Чёрный кофе я давно не пью, а заказал ли Джуниор кофе со сливками или молоком, я не знала.

Моё замешательство заметил Ёндже.

- Муо?

Это вопрос я тоже знала, но не из дорам, из разговорника. Самый простой и лёгкий, «что?».

- Where milk? – а как я ещё могла спросить про кофе со сливками, если не помнила, как это говориться?

- There is, - наклонившись, Марк подал мне стаканчик из общей толпы внешне ничем не отличавшийся от других. Но там действительно оказался кофе со сливками. И я, наконец, сделала заветный глоток…

Спонтанный завтрак прошёл относительно спокойно. Вообще всё выглядело так, словно парни пытаются помирить поругавшуюся парочку. То есть меня и Джейби? Они были милы, обходительные. Правда, всё это на корейском, с мелкими вкраплениями английского, но для понимания хватало и интонаций.

Чувствуя, что всё это лишь постановка, как для любого из шоу в каких парни участвовали раньше, я всё равно от души веселилась над их поведением. Пусть будет постановка, ведь от силы через полчаса я уйду, и они вздохнут с облегчением, избавившись от сумасшедшей иностранки. А мне, по крайней мере, останется память об общем завтраке. Ведь даже если я попрошу о фотографии, мне некуда её сохранить. И это расстраивало.

И вот кофе был допит, булочки уничтожены, а я даже разжилась обувью. Кстати, знаете чьей? Кроссы Джейби оказались прямо по моей ноге. Вот уж никогда бы не подумала! Это мы выяснили, просто примерив мне как Золушке обувку каждого. К счастью не пришлось никого разувать в буквальном смысле. Парни оказались народом запасливым, и имели по две пары запасной обуви, а то и три, как БэмБэм. Так вот, серо-голубые кроссовки лидера, свеженькие и похожие на новые, пришлись мне в самый раз. Отдал он их сам. Хотя и выглядел напряжённым, подходя ко мне ближе. Чувствовалось, что он не понимал произошедшего меж нами, и не торопился рисковать снова. А я не торопилась его успокаивать, хотя даже если бы захотела, то, вряд ли бы смогла. Объяснять через переводчик мои способности – плохая идея.

Вот знаете, всегда испытывала к БэмБэму какое-то предубеждение. Уж и не знаю почему. Нравился он мне наравне с остальными, но это его озабоченность интернет-фансервисом меня порой даже пугала. Но сейчас, сегодня, я была готова его расцеловать. Потому что, он предложил то, на что до самой последней минуты не могла решиться я.

«Ирин-нуна, а давайте сфотографируемся вместе?»

Мысленно я взвизгнула. Сфотографироваться? Да, конечно! Ну, что ли попрыгать на месте от счастья?

«Но я же не смогу дождаться фотографий»

«Зачем ждать? У нас есть моментальные селфи!»

Ёще одна мысленная молитва тому, который наверху. Ура! Чем это не молитва? Очень даже. У Ра! У бога! И вслух…

«Тогда да, я согласна!»

**** «Прощание»

Мы сфоткались. Два раза. Одну фотографию отдали мне. А на второй я в порыве душевной щедрости написала «претензий к Got7 не имею, Ирин КаХр». Не думаю, что они поняли, что это означает, но моя совесть успокоилась. И теперь я была готова встретиться с очередной грубой реальностью!

Я развернулась, и пошла к дверям номера. Лопатками чувствуя взгляды парней. Наверно, ждут, не дождутся, когда я, наконец, уйду. И для меня оказался неожиданным очередной зов.

- Ирин-нуна, маттэ! (подожди, яп.)

Товарищи, голос Марка вы всегда узнаете! Вот честно. Только от его глубины и бархата по коже пробегает толпа безумных мурашек. И наверно от его любой фразы, а уже тем более от того, как он зовёт по имени.

Естественно, что я оглянулась. Но за мгновение до этого, мне на плечи легла куртка. Неожиданно. И приятно. Мои глаза предательски защипало.

- Thanks! – благодарно прошептала я.

Марк же просто улыбнулся в ответ.

- Let's go together.

- And me! – вот этому я совсем не удивилась. За эти часы я успела убедиться в реальности существования тандема Марксон. Правда, точно могу сказать, что слешерам поживиться тут было нечем. Абсолютно. Парни точно и совершенно наверняка были натуралами! Просто при этом коллегами и близкими друзьями. Поэтому решение Джексона пойти с нами восприняла нормально.

А вот от ещё одного голоса реально вздрогнула.

- And me too!

К Марку и Джексону подошёл Джейби. Джуниор тут же сказал ему что-то по-корейски, и Джебом ответил. Резко и зло. Но это не была злость на меня или на ДжинЁна. И это радовало.

Надела куртку Марка нормально, положила фотографию, которую до этого держала в руках, в карман, и уже готовая выйти, оглянулась. Не знаю, что меня ждёт дальше, но сейчас хотелось запомнить это мгновение. То, что я была в этом номере на самом деле. Ведь даже ванная комната как убежище теперь вспоминалась как одно из приятных мгновений. И мальчишки. То, что они тоже были здесь, и я вполне реально с ними общалась, и пила кофе в их компании. Даже сейчас они всё ещё стояли, провожая меня, такие необыкновенно реальные на фоне светлого прямоугольника гостиничного окна. И я смотрела на них, жадно впитывая подробности, понимая, что никакая фотография не передаст этого ощущения причастности к их звёздному существованию. Уверенный и спокойный Марк, улыбающийся Джексон, чуть уставший Джебом, слегка растерянный Югём, весьма серьёзный БэмБэм, напряжённый Джуниор, и как всегда витающий в облаках Ёндже.

Лишь когда последний вдруг чихнул, я очнулась. Всё! Нужно идти!

В лифте мы ехали словно бы в строевом порядке. Впереди, боком к дверям – Джексон. Опершись на поручень, он с усмешкой поглядывал на меня от души веселясь. Я, ёжась, пряталась от его взглядов в капюшон Марковой куртки. Сам Марк стоял слева, и чуть позади. Его я не видела. Зато видела Джейби. Он стоял справа на одной линии со мной. Вероятно, это стояние почти плечом к плечу, и веселило китайца, но мне деваться было некуда. А Джебом не собирался отходить, всем своим видом показывая, что моя близость его больше не беспокоит.

Боги, зато она беспокоила меня! Потому что я снова и снова чувствовала себя героиней из Рыцарей Мечты, которая, проснувшись утром, рассматривает губы лежащего рядом парня. Но она-то с ним поцеловалась десять серий спустя, а я, всего лишь пару часов назад! И если честно, когда он вот так стоит рядом – воспоминания об этом поцелуе перекрывают любые другие мысли.

Лифт звякнул и остановился. Джексон развернувшись, тут же натянул на себя маску. Когда двери открылись, вышел первым. По сути, людей не должно было быть, или же не должно было быть много. Всё же раннее утро. Но, похоже, парни всё равно беспокоились. Тоже надев маску, к нему вышел Джейби, и уже из коридора на автомате подал мне руку. А я лишь испуганно сунула кулаки глубже в карманы куртки. Вот только ещё прикосновений к нему мне не хватало! Уверенно шагнула сама, выходя из кабины. И, краем глаза увидела, что за мной двинулся, как тень, Марк.

А вот второй тени, стремительно отделившейся от стены с кнопками вызова лифта, не увидел никто.

Я не прошла и трёх шагов, как вдруг кто-то что-то проорав по-английски, кинулся на меня сзади. Ну, или сбоку. Пусть реакция у меня не настолько хорошая, но я всё же успела обернуться на голос. Как раз, чтобы получить удар от этого человека куда-то под рёбра.

Чёрт, это оказалось больно! Однажды меня уже тыкали ножом. Правда, не глубоко. Кончик лезвия вошёл под кожу, буквально на пару миллиметров. Парень школьной подружки решил меня попугать. У него получилось. Больно не было, а вот страшно жуть как. Но сейчас…

Страха не было совсем, ведь я не поняла толком, что произошло, просто инстинктивно оттолкнула от себя нападавшего. Им оказался мужчина, какой-то помятый и замученный. Азиат. Его узкие глаза расширились едва встретились взглядом с моими, а рот раскрылся в безмолвном крике. Он сам поддался моему толчку, и отшатнулся. Отводя от меня руку. И вот тогда увидев выпачканное чем-то лезвие, блеснувшее на уровне моего живота, я почувствовала… Боль! Боль, которая резко с вывертом прошив бок, тут же подкатилась тошнотой к горлу. Дыхание оборвалось, и слёзы сами брызнули из глаз. Больно!

Зажав пульсирующую и подрагивающую точку на боку, я тоже отшатнулась. Очень хотелось на что-нибудь опереться. Не хотелось падать. Слёзы, не сдерживаемые ничем, лились по лицу, а я, всхлипывая, снова и снова вздрагивала от того, как каждый всхлип отдаётся новым толчком боли. Очень больно! Но, зажимая болевой пульс, я до ужаса боялась опустить голову, чтобы посмотреть туда. Ведь и так чувствовала что-то тёплое и липкое текущее по рукам, и пропитывающее одежду. Понимала, что это кровь, и если ещё могла чему-то удивляться, то тому, почему она так сильно льётся.

В ушах появился звон, меня тошнило, слёзы застилали глаза, а я не могла ничего сделать, боясь отпустить дёргающий комок боли на боку. Лишь продолжая отступать к лифту. Чьи-то руки, взявшие меня за плечи, ощутила почти с благодарностью, потому что ноги больше не держали. Наверно, я снова упала. А меня опять поймали, и аккуратно посадили. Попытались отклонить назад, но это оказалось слишком больно. Взвыв, я согнулась вперёд, пряча собой рану, и всё же заваливаясь на пол.

Теперь чётко понимая, что произошло. Меня ударили ножом в живот! Какой-то придурок-азиат пырнул меня ножом в гостинице за тысячи километров от России!

Я не слышала, что происходило рядом. Да мне и было это всё равно. В голове, словно набитой ватой, звенела только одна злая мысль. Я не хотела умирать здесь! Я не хотела умирать! И тем более не хотела умирать здесь! Это всё неправильно! Я вообще не должна была здесь оказаться! Это не меня должны были пырнуть ножом! Я не хочу умирать так!

- Ирин? – кто-то наклонился надо мной. Но из-за слёз я совсем не различала лица. – Ирин, куэнчанайё? (Вы в порядке?)

Сквозь боль и слёзы, я хихикнула. О, да, конечно, я в порядке! Меня пырнули ножом, но я в полном порядке, как у Шекспира! Только - что и как ответить, я придумать не смогла. И человек не дождавшись моего ответа, попытался меня поднять, и развернуть.

- Больно! – вскрикнула я, откидываясь назад, и вдруг начав проваливаться во тьму. Горячую, безмолвную, наверху которой словно луна над колодцем висело чьё-то лицо. Я даже попыталась коснуться его рукой. И узнала лишь в последний момент. Две родинки на верхнем веке. Джейби.

**** «Вот такие мелочи и делают нашу жизнь по-настоящему счастливой!»

«Я был не прав, не прав, не прав!

Твои слова были такими, такими, такими сладкими,

Что я не замечал, как ты играла со мной, со мной, со мной

Своими словами каждый день!

Детка, ты действительно хочешь причинить мне боль?

Зачем ты это делаешь со мной? Почему?

Рассказы о других твоих мужчинах,

Рассказы о твоём поведении,

Я старался игнорировать их, делать вид, что не слышу, но

Твоё поведение, когда ты пьяна,

Твои улыбки для моего друга

Измени это, прекрати это!» - страдающе пропели ТУЭЙЭМ, чья песня «I Did Wrong», стояла у меня на телефоне вот уже больше года, и я проснулась. Точнее среагировала на любимую музыку, но даже не открыла глаза. Просыпаться не хотелось категорически. Я всегда ложусь очень поздно, а вставать ранним утром после двух трёх часов сна та ещё мука. Телефон замолчал, и я, блаженствуя, снова уплыла в нирвану, наслаждаться сном.

Так повторилось раза три. Мысленно прикинув, что три повтора это пятнадцать минут, я решила, что вставать всё-таки нужно. Открыла глаза и посмотрела на будильник. Электронное табло показывало две минуты седьмого. Точно, пора было вставать.

Встаю я медленно и плохо, но вот собираюсь быстро, как солдат. Пижаму прочь, бельё, рубашка, джинсы, волосы под заколку, умыться, кинуть что-нибудь пожевать в пакет, сумку на плечо, в уши наушники, в телефоне что-нибудь бодренькое, типа Try Again от FT Island , и вот я уже несусь по направлению к трамваю, чтобы успеть на «любимую» до дрожи работу. И лишь в этом дебильном транспортном средстве я могу преклонить свою не проснувшуюся до конца головушку на поручни и ещё подремать.

Но сегодня дремать почему-то не получилось. Даже не смотря на то, что мне досталось свободное кресло. Заняв стратегически удобную позицию для сна, я всё же не спала. Вместо этого я сидела и бездумно пялилась на пробегающий за окном пейзаж. Песня Хон Ки давно сменила чем-то другим. Но я не слушала.

В такое обычное казалось бы утро меня почему-то одолела тоска. Настолько сильная и непонятная, что щемило сердце. Словно бы я потеряла или забыла, что чудовищно важное. И при этом в памяти не было и намёка на то, что это могло бы быть.

- О, не черта себе! – воскликнула женщина, что переодевалась со мной в одном ряду в раздевалке. – Это ты где так?

- Что? – не поняла я, заканчивая стягивать с себя через голову рубашку. Терпеть не могу расстёгивать каждую пуговицу отдельно. Так ведь проще, взять за полы и снять через голову.

- Вот это, - палец женщины, имя которой за прошедшие четыре года совместного переодевания, я так и не потрудилась узнать, ткнул мне куда-то под рёбра. И острая боль просекла мои внутренности.

- Больно! - вырвалось у меня, и я не шутила.

- Прости, - женщина испуганно отшатнулась, - Я не думала…

Я же её не слышала. Едва болевой приступ прошёл, я согнулась посмотреть, куда это она так удачно попала, и в шоке уставилась на синяк чуть пониже ребёр с левой стороны. Мало того, что он был по-настоящему огромен, почти с мужскую ладонь, плюс я совершенно не представляла, откуда он мог взяться. В последние дни я в принципе ничего такого не делала.

В растерянности я потёрла лоб, и обнаружила там какую-то припухлость. Подскочила к зеркалу, в которое даже не удосужилась посмотреть дома. На лбу, ближе к линии волос красовалась уже почти сошедшая шишка. И её появление я тоже никак не могла объяснить!

Все двенадцать часов рабочей смены я отчаянно пыталась вспомнить, или понять, каким образом я умудрилась получить такие интересные «боевые трофеи». Но мыслей не было. Как не было и воспоминаний о целом выходном. А точнее о времени чуть больше суток. И это понимание далось мне особо тяжело. То есть я помнила, как пришла с ночной смены домой, как вечером того же дня села писать, и как у меня ничего не получалось. А потом… Потом в моих воспоминаниях появлялись ТУЭЙЭМ с песней на будильнике. И ничего, что было между этим двумя моментами.

Нет, конечно, со мной случались порой приступы острой забывчивости. Я могла не вспомнить, куда положила деньги, телефон, ключи от квартиры или машины, порой забывала имена людей, или какие-то памятные даты. Но потерять воспоминания полутора суток, такое - слишком круто даже для меня! И, тем не менее, я ничего не помнила.

Пришлось даже прибегнуть к «помощи зала». Сначала позвонила матушке и сыну, что сейчас отдыхавшим в санатории. С вопросом, не приезжала ли я к ним, меня просто обиженно послали. Как оказалось, я им действительно пообещала приехать, но не только не приехала, но даже и не перезвонила. И почему я не удивилась? Но не сдалась! В свободные от работы минуты я методично прозвонила все знакомых из записной книжки мобильника, с одним и тем же вопросом, видели ли они меня в прошедший выходной? Как вы думаете, какие ответы собрала? И не думайте, никакого разнообразия. Меня никто не видел.

То есть получалось, что выходной, или точнее чуть больше полутора суток, я просидела дома в четырёх стенах и умудрилась что-то с собой сделать, что сама же об этом забыла.

Впрочем. Это как раз походило на правду. Прямо-таки ироничная история нетипичной домохозяйки, но типичной домоседки. Наступила на швабру – это вполне объясняло появление шишки на лбу, и упала на что-то твёрдое, отчего возник синяк на животе. Так, что всё! Расследование завершено, виновные установлены, дело закрыто.

И всё-таки не всё так просто. По пути домой ощущение потерянного или забытого только усилилось. И по крайней мере хотя бы частично теперь я понимала чего это могло касаться. Кажется, меня беспокоило то, что я совсем не помнила, что происходило со мной за почти тридцать часов выходных.

Но знаете ли вы лучшее средство забыть то неприятное, что вас мучает? В наше время это Интернет! Только получив в него доступ, сразу же улетаешь в такие дали, куда в реальности хрен доберёшься. То есть что-то из разряда, ползком до луны - брюхом по гравию. А тут всё зависит лишь от скорости, что предоставляет вам провайдер.

В общем, раз, и скачком вы оставляете всё плохое за спиной, а перед глазами только то, что хотите видеть, и что вам доставляет истинное удовольствие.

У кого-то это любимая игра, у кого-то социальная сеть, кто-то обожает новостные порталы, а кого-то заводят котировки на биржах, или же просто почта от друзей. Мелочи. Но опять таки, как говорила моя любимица Усаги Цукино, вот такие мелочи и делают нашу жизнь по-настоящему счастливой.

Меня же в последние шесть месяцев делали счастливой гатики, малыши, или если говорить правильно корейская поп-группа Got7. И потому, чтобы снова стать довольной жизнью мне достаточно было прошвырнуться по их официальным сайтам, почитать, что у них происходило за время моего отсутствия, а на закуску глянуть instagram, полюбоваться на их новые селки.

Но новости, которые я прочла, мне совсем не порадовали. Они меня испугали.

«Антифанат напал с ножом на троих участников к-поп группы Got7!» О, боже! Я просто инстинктивно щёлкнула по кнопке далее. «Как сообщают СМИ, инцидент произошёл ранним утром в фойе отеля Далласа. Когда Марк, Джексон и Джейби выходили из лифта, на них напал мужчина с ножом. Никто серьёзно не пострадал, кровь на куртке Марка не принадлежит ему. Владеющие приёмами боевых искусств и навыками самообороны участники группы легко обезвредили нападавшего. Им оказался мужчина азиат, проживавший на территории США без визы. Выяснилось, что таким образом он хотел отомстить за то, что его бросила девушка, преданная фанатка Got7». Вот идиот, возмутилась я, парни то тут причём? Была первая мысль, а потом. Кровь?!

К посту прилагалась фотография, фаткам. На переднем плане мужчины в тёмных костюмах и полицейский. Джейби, Джексон и Марк где-то в удалении, стоят близко друг к другу, словно что-то обсуждая, и никто из них не оглядывается. Специально для ненаблюдательных, красным кружочком отдельно обведено на куртке Марка тёмное пятно, со стрелочкой и подписью на английском. Кровь! Но действительно, ни он, ни остальные ранеными не выглядели.

Я кинулась в instagram. Если и были какие-то подробности о том, что произошедшем, то наверняка у БэмБэма. И ничего! Я проскочила по страничкам все парней, и абсолютно ничего не нашла. Побежала на Твиттер, Фейсбук, и везде пустота. Малыши хранили молчание о случившемся. В ещё большем расстройстве снова вернулась на instagram. Оказалось, что они собственно вообще ничего нового не выложили. Кроме Югёма.

На его страничке появилось короткое секунд на восемь видео. С подписью «наш очень ранний завтрак». Я включила. Посмотрела. Вот искренне не понимаю, зачем снимать видео спокойно стоящих на тумбочке бумажных стаканчиков из-под кофе, крошки от булок, какую-то фотку меж всем этим, и комментировать это вслух.

Фотку?

В моей голове что-то щёлкнуло. Я снова включила ролик на просмотр. Раз, другой, третий, пятый. Лишь потом до меня дошло, что я могу просто сделать скрин экрана в нужный момент, раз уж не получается рассмотреть всё на повторе. Сделала, и открыла полученную картинку. Увеличила.

Качество получилось просто чудовищным, никакие фильтры не могли помочь увеличить расширение картинки и добавить в неё недостающие пиксели, но я всё же увидела… На маленькой фотографии в окружении парней из Got7 стояла женщина. Пусть в джинсах и футболке, но это точно была женщина.

В моей голове снова щёлкнуло. И я опять включила ролик на повтор, внимательно до звона в ушах вслушиваясь в то, что говорил голос за кадром.

«Ailin, eodi? Gwaenchanh-a?»

И поняла сразу, как только расслышала.

«Ирин, где ты? Ты в порядке?»


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.07 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты