Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Применение оружия при необходимой обороне

Читайте также:
  1. I. Рубки лесных насаждений и их применение
  2. II. Мероприятия, выполняемые при появлении опасности радиоактивного заражения (после применения противником ядерного оружия или радиационной аварии).
  3. II. ХИМИЯ НЕОРГАНИЧЕСКИХ СОЕДИНЕНИЙ, БИОЛОГИЧЕСКАЯ РОЛЬ, ПРИМЕНЕНИЕ В ВЕТЕРИНАРИИ
  4. II. Чрезвычайные ситуации на химически опасных объектах экономики и при использовании химического оружия
  5. IV. Применение переместительного закона умножения.
  6. XX столетие нередко характеризуется как "атомный век", что связано не только с появлением атомного оружия, но и с развитием атомной энергетики.
  7. А) с применением насилия или с угрозой его применения;
  8. А. Повторное применение лекарственных веществ
  9. Адреномиметические средства прямого действия. Классификация. Механизм действия. Фармакологическая характеристика отдельных препаратов. Применение.
  10. Анксиолитики (транквилизаторы). Применение их в психиатрии и соматической медицине.

Необходимая оборона регламентируется ст. 37 УК РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Обзор истории формирования рассматриваемого института показывает тенденцию к расширению сферы его применения. Впервые в послереволюционной России необходимая оборона упоминалась в Руководящих началах по уголовному праву 1919 г., где она связывалась только с нападением на личность обороняющегося или другого лица. Объекты обороны ограничительно определялись и в УК РСФСР 1922 года. В Основных началах 1924 г., кроме личности обороняющегося, упоминалось и об охране от посягательств на советскую власть и революционный порядок. В дальнейшем объекты необходимой обороны расширялись, и в УК РСФСР 1960 г., в ст. 13 допускалась необходимая оборона при защите интересов Советского государства, личности обороняющегося или другого лица, а также общественных интересов.

Впоследствии, в 1994 году ст. 13 УК РСФСР подверглась существенным изменениям. Целью данных изменений, являлось предоставление обороняющемуся неограниченных возможностей для защиты от противоправного нападения своей жизни или жизни другого лица.

Право на необходимую оборону признается неотъемлемым, естественным правом человека на защиту своих правоохраняемых интересов. Действия лица находящегося в состоянии необходимой обороны, всегда в определенной степени вторичны по отношению к общественно опасному посягательству.

В ч. 2.1 ст. 37 УК РФ говорится о том, что не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения. В таких ситуациях при отсутствии объективной оценки обстоятельств нападения умысел на превышение пределов необходимой обороны отсутствует, и поэтому причинение вреда в таких ситуациях признается правомерным.



Первоосновой права необходимой обороны являются положения Конституции РФ, установленные в ст. 22, 23, 25, 45. Статья 45 Конституции РФ, закрепляет право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Таким образом, особая роль в определении права на необходимую оборону принадлежит уголовному закону. Нормы УК РФ не только конкретизирует данное право и пределы его реализации, но также и определяет его самостоятельный характер. Согласно ч. 3 ст. 37 УК РФ право на необходимую оборону имеют в равной степени все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения.

Уголовный закон подчеркивает: "Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения". Соответственно, правом на необходимую оборону обладают все лица, столкнувшиеся с общественно опасным посягательством, независимо от пола, возраста, социального или иного положения, образования, наличия каких-либо навыков и т.п. Закон специально оговаривает, что не является препятствием для права на необходимую оборону преимущественное положение защищающегося - его профессиональная или специальная подготовка.



Право на необходимую оборону принадлежит также и тем лицам, которые по долгу службы обязаны защищать правоохраняемые интересы. Таким образом, указанная категория лиц одновременно обладает правом на необходимую оборону в силу прямого указания ст. 37 УК и обязанностью защищать правоохраняемые интересы в силу прямого указания других законодательных актов, например закона "О милиции", или ведомственных актов. Это дало основание некоторым исследователям в уголовно-правовой науке полагать, что первостепенной здесь является именно обязанность по защите; она нивелирует право на необходимую оборону, и лицо, не осуществившее оборонительные (защитительные) действия при общественно опасном посягательстве, подвергается негативной оценке, вплоть до уголовной ответственности.

Необходимая оборона, для того чтобы быть правомерной, должна отвечать ряду условий. Они не отражены, как правило, в законе, выработаны уголовно-правовой наукой на основании практики, частично оговариваются в действующем в части, не противоречащей новому законодательству, постановлении Пленума Верховного Суда СССР "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств" от 16 августа 1984 г. В уголовно-правовой науке их принято делить на условия правомерности, относящиеся к общественно опасному посягательству, и условия правомерности, относящиеся к защите. Разными исследователями называется разное количество условий, однако происходит это в основном из-за разного объема содержания, включаемого в то или иное условие.

В теории уголовного права давно установлено, что право на необходимую оборону дает такое посягательство, которое является: 1) общественно опасным; 2) наличным;3) действительным.

Общественная опасность посягательства означает, что оно направленно на причинение вреда социально значимым ценностям, а степень его опасности соответствует преступному деянию.

Если посягательство было малозначительным, то оно не дает права на необходимую оборону, и ответные действия со стороны обороняющегося следует рассматривать не как превышение пределов необходимой обороны , а как преступление.

Данное положение было разъяснено в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР 1984 г. "Разъяснить судам, что под общественно опасным посягательством, защита от которого допустима в пределах ст.13 Основ уголовного законодательства, следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью уголовного закона, независимо от того, привлечено ли лицо, его совершившее, к уголовной ответственности или освобождено от нее в связи с невменяемостью, недостижением возраста привлечения к уголовной ответственности или по другим основаниям.

Не может признаваться находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, причинившее вред другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законодательством, но заведомо для причинившего вред не представлявших в силу малозначительности общественной опасности. В таком случае лицо, причинившее вред, подлежит ответственности на общих основаниях".

В настоящее время признано, что общественно опасное посягательство не обязательно должно носить преступный характер. Обычно это связано с недостижением лицом совершающим деяние возраста уголовной ответственности, либо с невменяемостью этого лица.

Ряд специалистов высказывают еще более жесткую позицию: "Особый случай - оборона против посягательств невменяемых и лиц, не достигших установленного законом возраста уголовной ответственности. Если обороняющийся это сознает, он обязан принять все возможные меры, чтобы прекратить нападение, и только в исключительных случаях прибегать к причинению вреда".

С приведенными выше точками зрения согласиться сложно. По нашему мнению они противоречат норме установленной законодательством. Если посягательство является общественно опасным, действительным и наличным, защита от него законна и иные дополнительные условия не влияют на сложившуюся ситуацию.

Очень важным является вопрос защиты от действий должностных лиц. Представляется, следует решить этот вопрос положительно, ведь если действия должностных лиц неправомерны, общественно опасны и отвечают другим условиям правомерности необходимой обороны, относящимся к посягательству, т.е. если эти действия подпадают под понятие общественно опасного посягательства, защита от них возможна, и она сама подпадает под состояние необходимой обороны.

Наличным признается такое посягательство, которое уже началось и еще не окончилось. Пленум Верховного Суда СССР в своем постановлении 1984 года разъяснил, что право на необходимую оборону возникает не только в момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы такого посягательства.

Областным судом М. был первоначально осужден за покушение на умышленное убийство, совершенное при следующих обстоятельствах.

У М. и других лиц систематически вымогал деньги потерпевший, являвшийся авторитетом преступного мира города. Когда М. отказался платить, потерпевший заявил, что убьет его. После этого на М. и членов его семьи было совершено несколько покушений с применением огнестрельного оружия и взрывчатых веществ. Он обращался в правоохранительные органы, но никаких мер принято не было. Для самообороны М. приобрел пистолет.

В один из дней к М. домой приехали трое неизвестных и потребовали встретиться. Когда он вышел во двор, где был потерпевший, последний направился ему навстречу со словами "ты покойник" и стал вынимать руку из кармана. Зная, что он всегда вооружен, воспринимая его действия как реальное нападение и опасаясь за свою жизнь, М. произвел в него прицельный выстрел, которым ранил его.

Президиум Верховного Суда РФ приговор и определение Судебной коллегии в части осуждения М. по ст. 15 и 103 УК РСФСР отменил и дело прекратил за отсутствием состава преступления, указав, что средства и методы защиты, предпринятые гражданином, соответствовали характеру нападения и угрожавшей ему опасности, в связи с чем признано, что он находился в состоянии необходимой обороны.

В данном примере отчетливо видно, что общественно опасное посягательство еще не начало реально осуществляться, однако реальная угроза его осуществления, без сомнения, имела место, что и позволило признать в действиях М. состояние необходимой обороны.

Если реальной угрозы общественно опасного нападения не было, то право на необходимую оборону отсутствует. Ф. Был осужден за злостное хулиганство и причинение тяжкого телесного повреждения со смертельным исходом, поскольку суд признал, что он сам был зачинщиком хулиганских действий в клубе, за что дважды выдворялся оттуда. Попытку отобрать у него обрезок металлической трубы, которым он сначала размахивал, а затем ударил потерпевшего, нельзя рассматривать как угрозу нападения.

Необходимая оборона против приготовительных действий недопустима, так как они не обладают признаком наличности посягательства.

Конец посягательства может быть связан с различными обстоятельствами: выполнением задуманного посягающим, с отказом от продолжения посягательства, с пресечением действий посягающего и т.п. Оконченным посягательство является тогда, когда фактически прекращены действия нападающего, при условии, что обороняющийся понимал, что посягательство окончено. В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР 1984 г. говорится: "если оборонительные действия совершены после фактического прекращения нападения, но в силу естественного волнения обороняющийся этого не понял, налицо правомерная необходимая оборона; если обороняющийся понял, что нападения больше нет, и продолжает избивать нападавшего, то эти действия, совершены из мести, являются, по постановлению пленума, обычным преступлением". Таким образом, Верховный Суд, позволяет при выявлении психологического состояния потерпевшего, определить находилось ли лицо в состоянии необходимой обороны, или же само совершало противоправное деяние.

Последним условием правомерности, которое относится к нападению, является его действительность. Это условие правомерности необходимой обороны означает, что посягательство существует не в воображении защищающегося лица, а в реальной жизни. В противном случае возникает ситуация так называемой "мнимой обороны", когда лицо ошибочно предполагало о наличии общественно опасного посягательства, которого в реальной действительности не было. Юридические последствия "мнимой обороны" определяются по общим правилам о фактической ошибке.

Если фактическая ошибка исключает умысел и неосторожность, то устраняется и уголовная ответственность за действия, совершенные в состоянии мнимой обороны. В таких случаях лицо не только не сознает, но по обстоятельствам дела не должно и не может сознавать, что общественно опасного посягательства нет. В данной ситуации мы имеем дело с казусом, невиновным причинением вреда.

Если же при мнимой обороне лицо, причиняющее вред мнимому посягателю, не сознавало, что в действительности посягательства нет, добросовестно заблуждаясь в оценке сложившейся обстановки, но по обстоятельствам дела должно было и могло сознавать это, ответственность за причиненный вред наступает как за неосторожное преступление.

В тех случаях, когда лицо совершенно неосновательно предположило нападение, когда ни поведение потерпевшего, ни вся обстановка по делу не давали ему никаких реальных оснований опасаться нападения, оно подлежит ответственности на общих основаниях как за умышленное преступление. В данных случаях действия лица не связаны с мнимой обороной, а вред потерпевшему причиняется вследствие чрезмерной, ничем не оправданной подозрительности виновного при отсутствии со стороны потерпевшего каких-либо действий, сходных с нападением.

Следует особо обратить внимание, что если обстоятельства не давали лицу никаких оснований полагать, что имеет место общественно опасное посягательство, и защита была вызвана излишней подозрительностью и мнительностью лица, то оно должно привлекаться к уголовной ответственности на общих основаниях.

Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к защите являются: 1) объектом защиты может быть любой правоохраняемый интерес; 2) защита состоит в причинении вреда именно посягающему, а не третьим лицам; 3) защита должна быть своевременной; 4) защита должна быть соразмерной; 5) не должно быть превышения пределов необходимой обороны.

При рассмотрении вопроса об объекте защиты следует обратить внимание на две составляющих. 1) Защите подвергаются только правоохраняемые интересы. Интересы, которые не основаны на праве, не могут быть объектом защиты. 2) Защите подвергаются не только личные интересы, но и широкий спектр других правоохраняемых интересов.

Ночью, после окончания карточной игры, Щ. потребовал от брата Г.А. Г.В. денег взаймы и продолжения игры. Последний денег дал, но играть отказался, что вызвало его избиение Щ. руками и ногами. Г.А., пытаясь прекратить избиение, взял у себя дома охотничье оружие и выстрелил вверх. Однако и это не прекратило действий Щ., он продолжал избивать брата Г.А., угрожая расправой и всем остальным. Г.А. выстрелил в сторону Щ., причинив ему, ранение с повреждением бедренной артерии, от которого тот скончался. Президиум Ставропольского краевого суда признал, что Г.А. действовал в состоянии необходимой обороны, однако превысил ее пределы, за что и подлежит наказанию7. В данной ситуации налицо необходимая оборона, направленная на защиту интересов иного лица.

Следует специально подчеркнуть, что защита интересов других лиц допустима независимо от их согласия на оказание помощи. Каждый человек по собственной инициативе может отражать общественно опасные посягательства на личность и права других граждан.

Защита осуществляется путем причинения вреда посягающему, а не третьим лицам. Причинение вреда непричастным к посягательству людям не подпадает под понятие необходимой обороны.

Особенностью защиты при необходимой обороне является ее активный характер. Недопустимо требовать от лица, подвергшегося нападению, чтобы оно действовало активно только в том случае, если не может спастись бегством, обратиться за помощью к другим или избрать какие-либо иные способы защиты, не носящие характера активного противодействия посягавшему.

Применение правил о необходимой обороне возможно и к некоторым случаям причинения смерти или вреда здоровью в драке, В практике нередко встречаются ошибки в применении ст. 37 УК РФ к таким случаям, поскольку ситуация, связанная с осуществлением акта необходимой обороны, с внешней стороны может походить на обоюдную драку. Среди сотрудников милиции распространено мнение, что в обоюдной драке право, на необходимую оборону не возникает. Такой упрощенный, поверхностный подход к оценке действий участников драки приносит большой вред, калечит судьбы людей, которые порой необоснованно осуждаются за преступления против личности либо хулиганство. Во всех таких случаях необходимо тщательным образом выяснять, кто был инициатором, нападающей стороной.

Пьяный Г. затеял в автобусе ссору с пассажиром В., а затем неожиданно ударил его ножом в живот, причинив проникающее ранение, В ответ на это В. выхватил нож из раны и нанес им Г. два проникающих ранения в живот и спину. Г. и В. были осуждены районным народным судом по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР (ч. 1 ст. 111 УК РФ). Решая вопрос о виновности В. суд ошибочно исходил из того, что была обоюдная драка, в процессе которой Г. и В. поочередно нападали друг на друга и взаимно причинили ранения. При этом не было придано значения показаниям В. утверждавшего, что Г. ударив его ножом в живот, не прекратил нападение, а, оставив нож в ране, пытался схватить его за голову и повалить на пол так, чтобы он упал на нож. Именно в целях самозащиты он выхватил нож из раны и нанес им удары Г. Дело изучалось в Верховном Суде. В результате приговор в отношении В. в надзорном порядке был отменен, а дело о нем прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления, поскольку он находился в состоянии необходимой обороны.

Определенную сложность для практики представляет также вопрос о допустимости специального устройства различных защитных механизмов и приспособлений, предназначенных для предотвращения общественно опасных посягательств. Разумеется, устройства, затрудняющие проникновение преступника в помещение или хранилище и сигнализирующие о нем, вполне допустимы и желательны. Сложнее обстоит дело с устройствами, препятствующими проникновению преступника путем причинения ему физического вреда.

Следует согласиться с точкой зрения тех авторов, которые полагают, что установка таких защитных приспособлений оправдана лишь в целях охраны важных объектов при условиях, исключающих случайное срабатывание механизма в отношении невиновных лиц9. Однако устройство таких приспособлений не должно выходить из-под контроля государства. Совершенно недопустимо, например, установление подобных, приспособлений (капканы, самострелы, взрывные устройства, использование электротока и пр.) для защиты собственности граждан. Не следует забывать, что они могут причинить вред не только преступникам, но и любым лицам, случайно оказавшимся в районе их действия.

Такие действия не имеют ничего общего с необходимой обороной. Ответственность в этих случаях наступает на общих основаниях за совершение соответствующего умышленного или неосторожного преступления против жизни и здоровья.

Защита должна быть своевременной. Она должна совпадать во времени с общественно опасным посягательством. Несвоевременная оборона не увязывается с существом самого понятия необходимой обороны. Пределы осуществления права на оборону определяются во времени начальным и конечным моментом самого посягательства.

Преждевременная оборона не будет еще обороной необходимой, ибо против лишь предполагаемого посягательства можно принимать меры предупреждения, предосторожности, но не прибегать к обороне. А так называемая запоздалая оборона уже не будет необходимой, так как против оконченного посягательства оборона вообще является излишней и логически немыслима. В тех же случаях, когда обороняющийся, не осознав факта, окончания посягательства, причинил посягавшему какой-либо вред, следует руководствоваться указанием Пленума Верховного Суда СССР о том, что "состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания"

На наш взгляд, в таких случаях точнее было бы говорить не о необходимой, а о мнимой обороне, так как здесь налицо фактическая ошибка. При этом вполне возможны ситуации, когда уголовная ответственность исключается, но не потому, что была необходимая оборона, а потому, что фактическая ошибка исключает вину обороняющегося, который добросовестно заблуждается и по обстоятельствам дела не должен был и не мог сознавать, что посягательство уже окончилось.

Таким образом, это условие правомерности корреспондирует нас к такому условию правомерности посягательства, как его наличность.

Защита не должна превышать пределов необходимости. Состояние необходимой обороны оправдывает причинение вреда посягающему лишь в том случае, когда защитительные действия не выходят за пределы необходимой обороны. Превышение этих пределов представляет собой общественно опасное деяние.

Превышение пределов необходимой обороны представляет собой умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства (ч. 2 ст. 37 УК). Под ним следует понимать причинение нападающему явно ненужного, чрезмерного, не вызываемого обстановкой тяжкого вреда.

По смыслу закона, превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в ч. 1.ст. 105 или в ч. 1 ст. 114 УК РФ (смерть или тяжкий вред здоровью). Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не может влечь уголовной ответственности. Именно так решается вопрос о субъективной стороне преступлений, совершаемых в результате превышения пределов необходимой обороны, в УК РФ (ч. 2 ст. 37). Следует иметь в виду, что причинение средней тяжести и легкого вреда здоровью, а также побоев в ситуации обороны во всех случаях укладывается в рамки правомерной защиты. В отличие от ранее действовавшего УК РСФСР 1960 г, законодатель в настоящее время исключил возможность привлечения к уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны при причинении вреда здоровью средней тяжести. Тем самым расширено право граждан на оборону от преступных посягательств. Вопрос о превышении пределов необходимой обороны может теперь встать лишь в случаях причинения посягавшему смерти или тяжкого вреда его здоровью, разумеется, когда этот вред явно не соответствует характеру и опасности посягательства.

Превышение пределов необходимой обороны имеет место, прежде всего в случаях явного несоответствия между угрожаемым вредом и вредом, причиняемым обороной, между способами и средствами защиты, с одной стороны, и способами и средствами посягательства - с другой, между интенсивностью защиты и интенсивностью посягательства. УК РФ прямо не устанавливает, в каких случаях обороняющийся вправе причинить любой вред нападающему. Предпринимавшаяся попытка конкретизировать норму о необходимой обороне указанием на то, что обороняющийся вправе причинить любой вред посягающему, если нападение было сопряжено с насилием, опасным для его жизни или жизни другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР" от 1 июля 1994 г.), была явно неудачной. Она порождала сомнения в правомерности лишения жизни посягающего при совершении им преступлений, не сопряженных непосредственно с угрозой жизни потерпевшего (например, при угрозе причинения тяжкого вреда здоровью, изнасиловании, нарушении неприкосновенности жилища, похищении человека, посягательстве на охраняемые объекты собственности, вымогательстве и пр.). Тем самым практика ориентировалась на требование о полном соответствии обороны нападению, что абсолютно невозможно в реальной жизни и противоречит духу самой нормы о необходимой обороне. В конечном счете, вместо расширения права граждан на оборону от преступных посягательств произошло его ограничение, сужение. Именно поэтому УК РФ восстановил прежнюю редакцию нормы о необходимой обороне. Несомненно, что вред, причиняемый посягателю лицом, действующим в состоянии необходимой обороны, может быть и более значительным по сравнению с тем вредом, наступление которого было предотвращено актом необходимой обороны.

Для правомерной обороны не требуется также пропорциональности (абсолютной соразмерности) между способами и средствами защиты и способами и средствами посягательства.

Невооруженное нападение при конкретных обстоятельствах может представлять для жизни непосредственную опасность, предотвращение которой посредством оружия вполне оправдано. Люди различаются по силе, ловкости, умению владеть оружием или обороняться без оружия. Требование пользоваться при защите тем же оружием, что и нападающий, ставит обороняющегося в худшее положение, чем преступника. Помимо того, что не всегда возможно защищаться, соразмерными средствами, следует иметь в виду, что у защищающегося нет времени для размышлений. Соразмерны ли применяемые им способы и средства защиты способам и средствам посягательства. В состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты. Поэтому средства защиты могут быть и более эффективными, чем средства посягательства.

Вывод о том, имело ли место превышение пределов необходимой обороны или нет, можно сделать лишь в результате тщательного анализа конкретных обстоятельств дела, личности посягающего и обороняющегося. Необходимо учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожающей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягающего и защищающегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и, время посягательства и т. д.). При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому, из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы.

Группа агрессивно настроенных подростков, находившихся в состоянии алкогольного опьянения, в которую входили Ш. и А., учинила во дворе дома С., где он проживал с семьей, дерзкие хулиганские действия. Подростки разбили мотоцикл, принадлежащий сыну С., стекло в окне дома, угрожали его семье физической расправой и поджогом дома, если они попытаются обратиться в милицию. Через два дня после этого С. с младшим, сыном пошел к родственникам, опасаясь неспокойной обстановки на улице и постоянных угроз со стороны названных лиц, взял с собой обрез, заряженный двумя патронами. Путь их был прегражден указанными подростками, которые стали угрожать С. и его сыну убийством. Зная агрессивность этих лиц, буквально терроризировавших поселок, и воспринимая их угрозы как реальные, С. стал отступать от них, вытащил из-под одежды обрез и предупредил о возможности, стрельбы, если они будут, подходить к нему. Однако на его предупреждение группа подростков, впереди которых был и Щ., не отреагировала и приблизилась к нему вплотную. В этой ситуации С., защищая себя и сына, выстрелил в них неприцельно, после чего стал уходить в сторону своего дома. Однако его стала настигать другая группа подростков, среди которых был и А., которая преградила ему дорогу, высказывая угрозы убийством. Он предупредил их, что применит оружие, однако они продолжали приближаться, и он в целях самозащиты вновь произвел неприцельный выстрел в их направлении, после чего подростки разбежались. Выяснилось, что произведенными С. выстрелами были тяжело ранены Ш. и А., которые скончались на месте происшествия.

С. был привлечен к уголовной ответственности за убийство двух лиц и незаконное владение оружием. Областной суд и Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ обоснованно пришли к выводу о нахождении С. на момент причинения огнестрельных ранений Ш. и А. в состоянии необходимой обороны.

В то же время причинение в результате защиты большего вреда или даже равного вреду предотвращенному не является, обязательным условием для правомерной необходимой обороны; более того, в ряде случаев он может свидетельствовать о превышении пределов необходимой обороны. Судить о превышении или непревышении пределов необходимой обороны только по соразмерности или несоразмерности вреда, категорически неверно; должны быть учтены и оценены все обстоятельства, имевшие место при посягательстве и защите.


Дата добавления: 2015-02-09; просмотров: 19; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Применение оружия сотрудниками прокуратуры РФ. | Причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление как обстоятельство применения оружия
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.015 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты